У тебя там пистолет я так понимаю ага ну и что делать будем: This browser is no longer supported.

Содержание

3/5 Сборник «Попроси у неба»

— Меня внутри, будто разрывает, понимаешь. Если не выпущу пар, лопну. — Ты точно не курил? — Да надоело быть муравьем, которого сраная сволочь топчет башмаком. Что со мной будет, если стерплю? А ничего, ответил сам себе Вадим. А вот если нет? — Типа, ты объявляешь им войну, да? хмыкнул Александр. — А мне и вправду похер, шмыгнул носом Вадим. Что я мог потерять, уже ушло. Вернуть хочу? Ответ да. Подошел Сергей, и открыв дверцу, сел за руль. — Ну? первым не вытерпел Вадим. — Встречаемся через час, на  улице Рощинской, задумчиво промолвил Сергей. — Это где старые дома такие, в два этажа, спросил Александр. — Да, коротко ответил Сергей. — Вооружаться будем? потер кулаки Вадим. — Уже не успеем, покачал головой Сергей.  — Ну хоть что-нибудь! — В багажнике бита есть, вздохнул Сергей. Тебе хватит, на первое время. — Я пойду достану, дернул ручку двери Вадим. — Успехов,  сказал Сергей, посмотрев в зеркало заднего вида. — Интересно, а чего это они согласились? задумчиво промолвил Александр.  Ведь им всегда наплевать. — Я сказал им что готов выплатить деньги за всех и сразу, но только после того, как они покажут запись. — А они? — И отдадут исходник, не слушая продолжил Сергей. — Ну ты просто Робин Гуд. — Я просто, хочу нормально жить, а не бегать, не зная от кого, и не понимая за что собственно. — А мы не хотим да? укоризненно произнес Александр. Мечтаем блин, все отдать, и за это что б еще нас поимели! Повысил он голос. — Напряжение, промолвил Сергей. Хлопнула крышка багажника. Затем открылась дверца. В салон с шумом залез Вадим, с короткой битой в руке. — Ну что, сгодится? Спросил Сергей, мельком взглянув на Вадима. — Вполне, довольно ответил Вадим. — Ну тогда поехали? — Да, коротко ответил Вадим. — В одну сторону, сказал Александр, устало. Сергей запустил двигатель, и они выехали на оживленную улицу. Намотав по городу, с десяток километров, они подъехали в условленное место. — Тихо и очень «кисло», поморщился Вадим, оглядываясь по сторонам. — Ты иди, вон в тот двор, осмотрись там, сказал Сергей, указав рукой направление. — Почему? Вопросительно взглянул он на Сергея. Мы что, военную операцию готовим? Нормально все будет. Мы приехали, они подъедут. Побазарим. — Обжуем, усмехнулся Александр. — Да идите вы, хмыкнул Вадим, и вышел из машины. — лысый, а ты будь здесь, и снимай все на камеру. — Какую? Удивился Александр. — Вот эту, ответил Сергей, достав из бардачка авто, миниатюрную видео камеру. Пользоваться умеешь? — А чего там, нажал кнопку, да снимай, усмехнулся Александр. — Да но есть еще кнопки приближение объекта и удаление. Вот эти, показал Сергей, клавиши на камере.  Плюс значит крупнее, минус нет. — Ну я понял, кивнул Александр. А ты? — А я постараюсь, что бы они вышли из машины, и тебе было удобно их заснять. — А звук? Приподнял плечи Александр, вертя камеру в руках. — Микрофон есть, но он, так далеко не возьмет. Да нам и не надо. Главное сам факт, встречи. Я звук, буду на месте записывать, на диктофон, вздохнул Сергей. — Вот как? Тогда у нас полный порядок. — Никому из нас, за прошедшие сутки не звонили, правильно? Рассуждал Сергей. — И смс больше не было, сказал Александр. — Посмотрим на них, сказал Сергей, взглянув на свои часы. — Думаю рожи их совсем не эстетичны, усмехнулся Александр. — Все равно. Александр настраивал камеру, когда к машине подошел Вадим, и открыв дверцу сказал:                  — Там в конце улицы, джип остановился, показал он рукой, на противоположный край. — Ты иди в засаду, шикнул Сергей. Там твое место. — Чего я там забыл? Враждебных , злых орков, нагло усмехнулся Вадим. Колотить их надо, вот что я скажу. Мне бы того здоровяка, что мучил. Я бы ему ответил. — Ох, тяжело вздохнул Сергей. У нас все как всегда. — Я здесь буду, настаивал Вадим. — Иди страхуй нас, резко сказал Сергей. А то прилетит в голову, и не поймешь откуда! Повысил он голос, жестко взглянув на Вадима. — Ладно, кивнул Вадим. Пойду. — Иди давай, подал голос Александр. Я тебя снимать буду. — Ты лучше девок снимай, сплюнул Вадим, и пошел. — Что за машина, там стоит, задумался Сергей.  — Всякое бывает, это же не остров безлюдный, усмехнулся Александр. — Ага, кивнул головой Сергей. Но все же, надо думать. Он посмотрел на часы, затем на улицу, и увидел подъезжающий на маленькую площадку напротив, огромный джип, черного цвета. — Приехали, выдохнул он. Начинай съемку. — Уже, откликнулся Александр. — Я пошел. Сергей вышел из машины, и стараясь сохранять спокойствие, не торопясь направился к черному джипу. Из него никто не выходил. Даже окно не опустилось. Сергей подошел, и постучал костяшкой пальца, в тонированное стекло автомобиля. Спустя    секунды, раздался звук работающего механизма, и стекло, медленно поползло вниз. Он ожидал увидеть, самую страшную морду. А увидел, нахальное, сосредоточенное , крупное лицо, скорее какого-нибудь спортсмена, чем уголовника. Вот только на нем был модный. Дорогой костюм, и белая рубашка, поражала своей чистотой. Просто «мэн». — Ты что ли Серега?  — Ну да, слегка кивнул головой Сергей. Это я звонил? — Да знаю я, усмехнулся «мэн». Чего хотел? — Записи посмотреть, смутился Сергей, ощущая бесполезность разговора. — А тебе  зачем? — Так деньги, пожал плечами Сергей. — Спонсор что ли? Усмехнулся «мэн», с интересом рассматривая Сергея. Хочешь, мне будешь должен, рассмеялся он. — Я за… — Нет среди вас дружбы, смеялся «мэн». Одни только придурки, что думают о том, кому   присунуть, где бы своровать, да как бы не задело. И ты такой же, ч..у..в..а..к, по буквам произнес «мэн». Лавндос принес? — Нужны гарантии, сказал Сергей, глядя на собеседника. Или вы будете держать всегда на крючке. А этого никто не хочет. — За этим тебе в банк. Там «девахи» в рубашечках, тебе быстро расскажут, кто и чего гарантирует , покачал головой «мэн». И карточку цветную выдадут, как гарантию, смотри на нее. И блядь наполняйся величием и гарнтиями, смеялся «мэн». Ты иди отсюда, внезапно перестав смеяться, жестко сказал «мэн». Будет «лавндос», до срока, звони. — Тогда, мы ничего платить не будем, резко произнес Сергей. Я не привык, платить за то, чего нет! — Ну, протяжно произнес «мэн». Ты крутой. А лохи, усмехнулся он. Они отдадут все что есть, а после , на «лесоповал», изменился в лице «мэн». Пусть школу жизни получают, по полной. — Так дела не делаются, возмутился Сергей. — А я с тобой, дела не имею, чур меня, рассмеялся «мэн», посмотрев на противоположную сторону улицы. Сергей обернулся, и увидел как двое здоровяков, запихивают Александра, в джип. — Долбае…б, сплюнул «мэн», стекло поднималось. Машина резко рванула вперед. — Стой су…ка! Выкрикнул Сергей, рванув за машиной. Добежав до своего авто, он остановился тяжело дыша. За спиной раздались тяжелые шаги. Обернувшись, он увидел разгоряченное лицо Вадима, с кровоподтёк на правой брови. Руки его дрожали. — Ты где был? Выдохнул Сергей. Почему они… перешел на крик Сергей, не в силах сдерживать себя. Где ты был? Яростно спрашивал он, глядя на Вадима. — На меня двое накинулись, со спины, отдышавшись, сказал Вадим. Еле отмахался. И сам отгреб. Нормально, вышло. А Лысый где? — Увезли, глубоко дышал Сергей, глядя в конец улицы. — Куда?  — Не знаю, ответил Сергей. Достав мобильник, он начал набирать номер телефона с карточки, и вдруг остановился, взглянув на Вадима. Я сейчас, мне надо позвонить, сказал он, и направился к тому же таксофону. Жди здесь. — Ага, кивнул Вадим. Он осмотрел салон их машины, и тихо произнес вслух:- И камеры нет. Оператор хренов, снимал.  Через несколько минут, вернулся Сергей. Вид его был взъерошенный. Вадим взглянул на него, и спросил: -Что дальше делать? — Сейчас поедем искать оружие, ответил Сергей. 11.ИНТ.САЛОН АВТОМОБИЛЯ. — Да я того чувака не знаю, покрутил головой Вадим. А тот что говорил, его долго будет искать. Время много уйдет. Может как то проще? — А сам ты можешь, что то сделать? разозлился Сергей. Кроме как грузить проблемами, и везде следить! Можешь? — Могу, жестко ответил Вадим, глядя на разгоряченное лицо Сергея. Деньги есть? — На ствол хватит, я думаю, ответил Сергей. — Тысяча долларов нужна будет. — Да, кивнул Сергей. — Тогда погнали за город, сказал Вадим. — Куда именно, спросил Сергей. Запуская двигатель. — В Ладейное, знаешь где? — Ну. Кивнул Сергей. — В  стрелковый клуб . — Это который охотничий? — Он самый. — А там что, оружейный магазин есть? спросил Сергей. — Ага, для таких как мы. Придурков, которые собираются, кого то завалить, зло промолвил Вадим, глядя на дорогу. — Как думаешь, Лысый там жив еще? спросил Сергей. — Пока они с него денег не получат, убивать нет смысла, ответил Вадим. Я так думаю, добавил он устало. Черт, настроение как эмоции!-воскликнул он. Буря в стакане, все меняться за минуты! А? посмотрел он на приятеля. Вот на кой хрен, мы все это наворотили? — Поздно пить лекарства, если руку ампутировали, сказал Сергей. Новая уже не вырастет, а вот не дать умереть всему организму, от гангрены, надо постараться. — Совсем дурацкое сравнение, усмехнулся Вадим. — Черт! вдруг вскрикнул Сергей, ударив руками по рулю. Ну на кой , я влез в это гавно! Оно мне надо было? Нет, ты скажи мне, взглянул он, на хмурое лицо Вадима. Это не мои проблемы! Правильно тот бандюган говорил! Не мои это проблемы! — А ты останови, и выйди, хрен моржовый! громко произнес Вадим, глядя на Сергея. Как замечательно! Вышел , и «нах», нет никаких проблем! Вы сами здесь крутитесь, да? А то что я набедокурил, похрен! А то что из за меня, людей на бабки выставили, тоже по хрен! У меня нет проблем! Ты блядь живешь, как будто со стороны смотришь. Меня не поимели крупно, ну и ладно. Авось пронесет! А придут за тобой, тогда куда побежишь? Покорно жопу подставишь? Потому что не будет рядом того, кто за тебя заступится! Ты это хоть понимаешь, своей умной башкой! уже орал Вадим. Я сам могу решить свои проблемы! Понял? И Лысому помогу! А ты так и будешь, один на льдине! Кто поимеет, тому и сладко! — Сорвался, громко произнес Сергей. — Он сорвался, рассмеялся Вадим. Еще скажи, у тебя ранимая нервная система. Или ты плачешь, при виде раздавленной мухи? У? — Ты прав во многом, глядя на дорогу, успокаиваясь, сказал Сергей. — Мы познакомились пять лет назад, да? Мы наверно не друзья. Встречались редко. Признаю. Но это не отменяет ничего! — Пожалуй, кивнул Сергей. Есть общая проблема, и ее надо решить. Тогда всем будет спокойно жить, почти  в рифму, произнес Сергей. Правильно?  — Вот именно. — Что будем покупать? Пистолет, ружье? — Ружье нам не надо, покачал головой Вадим. А вот выторговать парочку пистолетов. Попробую. Там есть один тип, зовут его все  «Десятка». Он там давно работает. У меня тачку ремонтировал всегда, и обслуживал. Я ему несколько раз скидку делал. Так что думаю, договорюсь. Хоть на переделанный травмат, все сгодится. — В нашем случае да, сказал Сергей. — Я тебе так скажу, начал Вадим. Сначала, думал надо в полицию. А потом понял, какой хрен они там решат? Ну ты понимаешь меня да? Они же за бабло, что хочешь подтасуют. Ну да, есть там некоторые порядочные. И что с того? Да на них смотрят как на придурков! Я понял, никто тебе Вадик не поможет, кроме себя самого, да верных товарищей. Правильно? посмотрел он на Сергея. Ничто так не сближает, как общее горе. Да? — Возможно. Только не рассказывай мне все, по второму кругу. — Ну, ты сам посуди Серега, не обращал внимания на слова Вадим. Ведь мы все в говне по уши. И по отдельности, выбраться из лужи не получится. — Завязывай. Надоела уже твоя лекция. Подъезжаем. — Ага. Ну да, кивнул Вадим, рассматривая через стекло, строй домишек, в поселке. Ты проезжай прямо,  до конца поселка, а после свернем на грунтовку, там указатель есть. — Понятно. 12.ИНТ. ДАЧА. На диване, сидят Сергей и Вадим, и рассматривают листки бумаги. — Смотри, вот здесь, указал пальцем Вадим. Торбин Семен Григорьевич. — Ну, кивнул Сергей. И что? — Он сейф заказывал большой, и не оружейный, последней степени защиты, говорил Вадим. Такие, только для денег и драгоценностей заказывают, точняк. — Не уверен, покачал головой Сергей. Не факт. — А вот этот, ткнул стволом пистолета в список, Вадим. Сергей укоризненно взглянул на Вадима, потом перевел взгляд на пистолет в его руке, и негромко промолвил: — Оружие не игрушка, и тыкать куда попало, им не рекомендуют. — Извини, смутился Вадим, убрав пистолет. — Значит ты думаешь, наше счастье, именно в этих списках. Из конторы лысого, да? Спросил Сергей, глядя на листки бумаги. — Ну да, кивнул Вадим. Мы просто зайдем по адресу, возьмем деньги, и решим наш вопрос. А что еще думать? возмутился Вадим. Лысый у них! — То есть, идем на грабеж, вздохнул Сергей, почесав рукой затылок. Начинаем нарушать уголовный и иные кодексы. — И что, усмехнулся Вадим. Подумаешь, напугал. Что мне терять? Мне лично? У меня кроме проблем, терять нечего! Понял? И тебе тоже, кстати. — Ну да, сказал Сергей, читая бумаги. А вот не захочет он отдавать деньги, тогда как быть? — По роже пару раз получит, быстро откроет, довольный собой, сказал Вадим. — Ты я смотрю, как стволом разжился, изменился в раз. Теперь ты крутой бандюган, да? Оценивающе посмотрел на него Сергей. И убить если что сможешь? — Ты не о том говоришь, начал злится Вадим. Угрожать, припугнуть, забрать. А вот убивать. Я такого не говорил. — Ну ты же на грабеж вооруженный идешь? Спросил Сергей. Ты пойми. Очень важно сейчас договорится, кто и на что способен. Иначе не имеет смысла никуда вместе ходить. Понимаешь? Я должен быть уверен в тебе. Ты во мне, вздохнул Сергей. — Откуда у тебя это? Усмехнулся Вадим. Это несерьезно. — Очень серьезно, твердо произнес Сергей. Когда тот, кто по твоему расчету вдруг не отдаст деньги, то что сделаешь ты? Развернёшься и убежишь? — М… да, только и произнес Вадим, не мигая глядя в стену. — Ты хорошо подумай, сказал Сергей. Это билет в одну сторону. Если едешь, покупаешь. И в путь. А нет, тогда остаёшься на перроне. Да, как засранец, человек — никто! Но, с чистой карточкой в биографии. — А что есть выбор, немного смутился Вадим. Как то иначе бывает? — Бывает по-разному, ответил Сергей. Ты вот как ветер меняешься. То тебе похрен кого и где, то после парочки вопросов, начинаешь включать голову. Надо постоянно ей пользоваться, понимаешь? — Угу, ответил Вадим. Ты то откуда про это знаешь? Подозрительно? — Легко, улыбнулся Сергей. Я много лет занимался менеджментов.  — Какая связь? удивился Вадим. — Критическое управление, спокойным голосом, произнес Сергей. Для тебя это абракадабра, не думай. — Что предлагаешь? — А что если мы его напугаем до той степени, когда он сам отдаст нам деньги. Как думаешь? — Времени у нас очень мало, скривился Вадим. Не пойдет. — Да, тяжело вздохнул Сергей, времени мало. — Так что, надо идти, произнес будто приговор, Вадим. Оружие имеем, напугаем, и возьмем, что надо. — Как ты себе это представляешь? спросил Сергей, глядя на Вадима. Ты хоть знаешь куда идти? Адрес знаешь? Может там под охраной все, или … — А ты листок переверни, предложил Вадим, с ухмылочкой, на лице. Там адреса все написаны. — Где? удивился Сергей. — Вон тот, последний, в папочке, указав пальцем, сказал Вадим. Сергей, вытащил из стопки лист, и увидел мелко написанные колонки текста. Прочитав все, он поднял голову, выдохнул, и сказал: — Просто везение, какое то. — А я что говорил, усмехнулся Вадим. Довольствуйся тем, что тебе послали. —  Откуда все это? Сергей изучающе смотрел на довольное лицо Вадима. — Это из фирмы Лысого, хмыкнул Вадим. — А к нам как попало? — Наверно Лысый прихватил, пожал плечами Вадим. — Зачем? — Ну… Наверно список капиталистов, подлежащих раскулачиванию, ухмыльнулся Вадим, глядя на Сергея. Ты же сам орал, дайте мне их всех, по списку, которых надо разорить. А что? -Я? Опешил Сергей. — Нет я, ответил Вадим, удивленно. Тебя же «перло», а мы только рядом… — Хорош, покачал головой Сергей. Лично я, ничего не помню. — Опять? Возмутился Вадим. — Хрень какая. — Этого добра, завались, сказал Вадим, подкуривая сигарету. Ну что ? Идем завтра? Надо только точно время «подобрать». А вообще, в кино смотрел, новичкам всегда везет. — В кино, может быть, задумался Сергей. — В жизни тоже. Если первый раз, добавил Вадим, глядя на пистолет. — Значит, едем, стучим в дверь, и просто грабим, да? пристально глядя на Вадима, спросил Сергей. — Ну что ты тянешь, как будто резину мотаешь, поморщился Вадим. Действовать пора! — Надо наверно распределить, кто и что делает? Повысил голос Сергей. — Да нахрен это! Зашли, взяли, вышли. Точка! — Тогда ты первый. Я за тобой. — Как хочешь, безразлично сказал Вадим. В тишине прозвучал сигнал мобильника. Вадим быстро достал свой телефон из кармана, пробежал глазами по экрану, и нажал кнопку. — Что там? поинтересовался Сергей. — Уроды, срок выплаты напоминают, недовольно промолвил Вадим. Сволочи! Времени у нас нет, ты понимаешь? Оно тикает! — Я понимаю, спокойно ответил Сергей. — Тогда значит боишься! повысил голос Вадим. Или вместо совести, у тебя только член! Ну ты выбираешь , или так и будешь «болтаться», как два ореха, между ног! — Выбрал уже, нервно ответил Сергей. И не надо торопить! Если так, то ничего толкового не получится? — Ты еще схему квартиры попроси, и точное место, где сейф, злился Вадим. — А с чего ты взял, что деньги , или что -то другое, именно в сейфе? насторожился Сергей. — А где еще? Может в кухонной плите? — Некоторые и в «морозилке» прячут. Другие в крупу закладывают. Третьи, в книжках держат, нервно говорил Сергей. Где искать? Ты знаешь? — Спросим у хозяина! крикнул в ответ Вадим, и поднявшись с дивана, подошел к окну. — Тогда так. Завтра, день тратим на подготовку, а послезавтра, идем на дело, предложил Сергей. Время есть.  Меня только смущает одно… — Что? Не оборачиваясь, спросил Вадим. — Откуда ты знаешь, что там, есть вообще, какие-нибудь деньги? — Да не знаю я ни хрена, обернулся Вадим. Я точно так же, иду наугад, вместе с тобой. По известной тебе причине! Что еще? Ну тыкни на любую фамилию из списка, и пойдем туда. Этого я присмотрел, только потому, что адрес там , это частный сектор. Я этот район знаю. Значит, меньше ,лишних глаз будет. Вот и все, развел руки в стороны Вадим. Я, как и ты, добавил он, понизив голос. — В этом есть резон, кивнул Сергей. Там долго маячить не будешь. — Особенно днем, сказал Вадим, отвернувшись. Ты еще там наблюдательный пункт обустрой, что бы полицию вызвали. — Реально, согласился Сергей. В этом есть смысл. Действовать нагло, жестко, и без особой подготовки. Может и повезет, добавил он тихо. — Сколько надо слов, что бы понимали. — Иногда и тысячи не хватает, сказал Сергей. — Ты пойми, нам быстро надо. А ты все хочешь усложнить. — Да брось ты Вадим, выдохнул Сергей. Я привык думать заранее, когда вступаю в воду. — Чего? Обернулся Вадим. — Надо как в шахматах, заранее просчитать партию, понимаешь? Посмотрел на него Сергей. — Ну и как чемпион? Усмехнулся Вадим. — Вроде неплохо должно получится, ответил Сергей, перекладывая в руках листки бумаги. — Молодой  я еще, что бы за «бабки» умирать, сказал Вадим. Так что лучше идем, и сделаем, это. По быстрому. — Договорились, поднялся с дивана Сергей. 13.ЭКСТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА.ВЕЧЕР. Если бы это было так просто, они бы не нервничали. Вадим шмыгнул носом, вздохнул и нажал кнопку радио. В салоне зазвучала блатная песня. Сергей, непроизвольно улыбнулся, и хмыкнул. — Все в тему, стараясь быть бодрячком произнес Вадим. Маски купили, стволы имеем, как говорится, в добрый путь, широко улыбнулся он. — А скотч где? Встрепенулся Сергей. У тебя? — Нет, покачал головой Вадим. Я думал ты «подсуетился». — Во бл… два придурка на дело пошли, а чем вязать не взяли, выпалил Сергей. — Зачем? И без него обойдемся. — Не получится. Ты будь в машине, а я сбегаю в магазин, здесь есть поблизости. — Только быстро, недовольно сказал Вадим. — А ты что. Ровно в десять часов наметил идти? — Нет но…осекся Вадим. -Я понял, одному тебе страшно, да? Усмехнулся Сергей. — да пошел ты… буркнул Вадим, махнув рукой. Иди давай. — Иду. Мы тут не засветились? Спросил он, оглядываясь. — Всего час стоим, посмотрев на часы, сказал Вадим. — Надо будет переехать, что бы подозрений не вызывать. Граждане ведь у нас разные, бывают и бдительные, добавил Сергей, открыв дверцу. Ладно, иду. — Давай. Вадим проводил его взглядом, до перекрестка и достав мобильник набрал номер. -Алло, алло, это я, глухо произнес он. Ну мы подготовились. Когда надо идти? Лицо его стало серьезным, и напряженным. — Он за липкой лентой пошел. Я ему говорил, но он вбил себе в голову. Переложив трубку в другую руку, он наклонился вперед, будто хотел рассмотреть носки своих ботинок. — Приятеля моего похитили. Не знаю. Он говорил коротко, тихим голосом. — Меня лично не интересует. Я вам свой долг возвращаю, и на этом точка. Правильно? Прикрыв ладонью трубку, он нахмурился. — Я такие проценты не могу. Это же не реально. Откинувшись на спинку сиденья, он громко произнес: — Да чихать я хотел! Что будет с ним? Меня своя шкура интересует! Я? Нет, это не возможно. Широко открыв рот, он втянул воздух, и стал медленно его выпускать, выпучив глаза, будто сумасшедший. — А если я не соглашусь, отдышавшись, спросил он. Повернувшись, он посмотрел в стекло, на перекресток улицы. — А гарантии? Подрагивающей рукой, он полез в карман, и вытащил пачку сигарет. — Тогда мне «капец», тихо промолвил он. Но… Опустив руку, он отключил телефон, достал из пачки сигарету, и подкурил. — Будьте вы прокляты, негромко, вслух, произнес он. Автомобиль стоял на углу улицы, в частном секторе, недалеко от дома, намеченного для ограбления.  14.ЭКСТ. УЛИЦА ВХОД В МАГАЗИН. Сергей вышел на улицу, держа в руке моток строительного скотча. Не поднимая глаз, он свернул направо, и тут же столкнулся, с прохожим. — Ух…вырвалось у него. Он замер на секунду, и подняв глаза, увидел ее. — Вы? Удивленно спросила она. Под ногами валялись пакеты, с разноцветной бумагой. — Я, выдавил из себя Сергей. — Неожиданно, улыбнулась она, и присела на корточки, собирать разбросанные по асфальту папки с бумагой. Вы всегда так не осмотрительны? — Извините, присел с ней рядом Сергей. Я… — Забыли мое имя, да? укоризненно взглянула она, на него. — Да, если честно, стесняясь, произнес он. — Ну, тогда еще раз. Меня зовут Аврора, слегка улыбнулась она. Я дизайнер. — А… Да, припоминаю, улыбнулся в ответ Сергей. — Ассоциация со знаменитым крейсером, для запоминания, меня не устраивает, улыбалась Аврора. Есть еще богиня. — Правильно, широко улыбнулся Сергей. Сложив все папки с бумагой в пакеты. Они поднялись, и встали рядом. — Вы тоже в магазине были? не зная что сказать, промолвил Сергей, потупив взгляд. — Да. Вот готовлю , новый заказ поступил. А вы? — Пока не было времени. — Думаете да? — Если честно, да, кивнул Сергей. — Знаете, вы выглядите как то растерянно, или я бы сказала напряженно. Может зайдем в кофейню? предложила она. Не сочтите меня навязчивой.  — Нет. Что вы… — Некоторые подумают, что бы получить заказ, все способы годятся, вздохнула она. Но это, не обо мне. Поверьте. — Искренне, глядя на нее, сказал Сергей. — Значит , идем? — Может в другой раз, попытался отказаться Сергей, убрав моток скотча, в карман. — А зачем откладывать, искренне улыбалась Аврора. У меня прекрасное настроение, и я хочу… Он посмотрел на нее, и вдруг понял, как легко и свободно дышится ему, рядом с этой женщиной. Он сразу проникся к ней, симпатией. Так открыто, и душевно. Без ужимок, просто, она говорила с ним, даже не замечая, каких то условностей. Будто знакомы они, уже десятки лет. — Пожалуй, у меня тоже есть желание, употребить, хороший кофе, улыбнулся в ответ Сергей, глядя на нее. — Я предпочитаю по-арабски. А вы? — Мне не очень крепкий, и наверно со сливками. — Тогда идем, указала она рукой, на противоположную сторону улицы. Вон там, на углу. — А, я вижу, сказал Сергей. Это стеклянная витрина. А внутри, такие диванчики. Как в американских фильмах. Да? Указывал он рукой, на заведение. — Правильно, улыбалась Аврора. А еще там готовят вкусные пирожки. — Никогда там не был.


я не понимаю — Translation into English — examples Russian

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

Но я не понимаю, почему доказательная черта должна быть снижена.

Но вот чего я не понимаю

Джаспер, я не понимаю о чем…

И я не понимаю, почему это тебя расстраивает.

Лично я не понимаю, что может быть хуже.

Нет, я не понимаю смысла произносимых тобой слов.

Но я не понимаю этот фундаментализм.

Объясни, потому что я не понимаю.

Мистер Кент, я не понимаю.

Боишься, что я не понимаю твоего выбора.

Потому что я не понимаю, Клэр.

Мистер Монк, я не понимаю.

Честно говоря, я не понимаю причины таких поступков.

Доктор Огден, я не понимаю.

Мистер Уэллик, я не понимаю.

И я не понимаю почему вы принимаете ее сторону.

Чего я не понимаю, так почему мы поддерживаем положение Капитана Вейна.

Просто Вы совершаете такие поступки, которые я не понимаю.

И я не понимаю, почему так происходит.

Секундочку, я не понимаю, что это значит.

Стволы не для всех | Программа: Информационная программа «ОТРажение» | ОТР

Елена Ефремова

руководитель юридического отдела федерального проекта комплексной безопасности, юрист-международник

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Депутаты обсуждают перемены в оружейном законодательстве. После трагедии в казанской гимназии власти вернулись к идее ужесточения законодательства в части оборота оружия. Политические деятели разные, от президента до депутатов Госдумы, уже разработали с десяток инициатив, предлагают, в частности, ограничить список разрешенного оружия на руках у населения, поднять возрастной ценз для получения лицензий и введение персональной ответственности за выдачу медицинских справок, чтобы никакой «липы».

Александр Денисов: Да, в Госдуму внесен законопроект об изменении правил оборота, правил разрешения на оружие. Там предлагают выдавать справки, разрешающие получить такое оружие, только в государственных муниципальных медучреждениях, причем заявитель не относит лично справку в Росгвардию, результат обследования появляется в электронной базе, к которой получит доступ Росгвардия. Мало того, обсуждали еще повторное переосвидетельствование в течение 5 лет, и не исключено, что кому-то в результате этого повторного освидетельствования скажут «Прощай, оружие!», как должны были сказать фигурантам следующих уголовных дел, сейчас приведем примеры, таких происшествий со стрельбой.

Свежий случай в Казани: 11 мая Ильназ Галявиев устроил стрельбу в гимназии №175, погибли 9 человек, 7 детей. Нападавший – выпускник этой школы, ему 19 лет. В прошлом году у подозреваемого диагностировали заболевание головного мозга. На учете у психиатра он не состоял. Его ружье было официально зарегистрировано, лицензию он получил за 2 недели до нападения.

Ольга Арсланова: Он использовал то же оружие, что и керченский стрелок. В 2018 году он устроил взрыв и открыл огонь в политехническом колледже, где учился сам. Погибли 20 человек, 65 пострадали. Преступник покончил с собой. Тоже молодой человек, ему было 18, и он тоже получил разрешение на оружие вполне легально.

Александр Денисов: В 2017 году в подмосковной Ивантеевке девятиклассник Михаил Пивнев напал на учительницу с кухонным топором, а после устроил взрыв, открыл стрельбу из пневматической винтовки, которую ему подарили родители. Пострадали 4 человека. Суд приговорил его к 7 годам лишения свободы. Парень подражал американским преступникам, которые устраивали такие же нападения в школах.

Ольга Арсланова: Собственно, об Америке не просто так упоминаем: больше всего стрелкового оружия на руках именно у американцев, у них хранение, ношение оружия подразумевается второй поправкой конституции. Вот сейчас вы видите, сколько единиц оружия у населения США. Далее следует Индия, на третьем Китай, Пакистан, ну а замыкает пятерку лидеров как раз Россия. Но здесь различаются оценки американских специалистов и российских, Росгвардия у нас насчитала примерно 6,5 миллионов стволов на руках у гражданских лиц, это меньше, чем по оценке зарубежных специалистов.

Александр Денисов: Да. По количеству единиц огнестрельного оружия на душу населения лидируют США, 120 единиц на 100 человек, на втором месте Йемен, третья – Сербия и Черногория. Россия идет следом…

Ольга Арсланова: То есть там, как в некоторых семьях два автомобиля на семью, так же и с оружием.

Александр Денисов: Да, «карты, деньги, два ствола». Сейчас получение лицензии на оружие выглядит следующим образом, разрешение выглядит следующим образом. Кандидат проходит медкомиссию, окулиста, психиатра, нарколога, далее идет на курсы безопасного обращения с оружием, там теория и практика. Попутно должен приобрести сейф для хранения оружия. Затем получает документы, идет в органы Росгвардии, идет в Росгвардию для получения лицензии. Заявку, кстати, можно оформить на портале Госуслуг. Покупать оружие можно с 18 лет для самообороны, охоты, стрелкового спорта и коллекционирования.

Ольга Арсланова: Разговоры о том, каким должно быть законодательство об оружии у гражданского населения, как раз обостряются после вот таких эпизодов, то, что было с одиночным стрелком в Казани, происходят время от времени такие вещи, и общественная дискуссия становится острее. Вот, в частности, сейчас омбудсмен Татьяна Москалькова предложила вообще отказывать в лицензии лицам младше 21 года, за исключением тех, кто отслужил в армии. А некоторые эксперты идут еще дальше и предлагают запретить гражданский оборот оружия вовсе. Давайте обсудим эту проблему вместе с вами и с нашими гостями.

Александр Денисов: В студии у нас Елена Ефремова, руководитель юридического отдела федерального проекта комплексной безопасности, юрист, – Елена, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Елена Ефремова: Добрый вечер.

Александр Денисов: И Валерий Юрьевич Киселев, ветеран группы «Вымпел», эксперт по оружию и писатель, – Валерий Юрьевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, уважаемые гости.

Валерий Киселев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Можно сразу вопрос? – а зачем гражданскому населению базово оружие? Чтобы что?

Елена Ефремова: Оружие вообще?

Ольга Арсланова: Да.

Елена Ефремова: Имеет ли смысл иметь оружие на руках?

Ольга Арсланова: Да. Зачем, зачем оно нужно? Ну понятно, что в XVIII веке, когда принимали поправку в США, подразумевалось, что вооруженное население – это хорошо, потому что таким образом можно защищаться в том числе от неправильного правительства, которое вдруг вместо молодой демократии будет предлагать тиранию, потому что это базовое право человека защищать себя, в том числе от правительства. Но времена изменились… Что сейчас? Зачем в XXI веке оружие у гражданского населения?

Александр Денисов: Тирания победила в США, поэтому…

Ольга Арсланова: Уже не актуально, да.

Елена Ефремова: Да. На самом деле времена меняются, но суть все-таки остается, и как бы исторические события ни пытались изменить ситуацию, в любом случае оружие остается не только способом, будем прямо говорить, убийства, но также это еще и способ защиты в какой-то нестандартной ситуации, в которой может оказаться любой человек. Также не стоит забывать о том, что стрельба – это еще и спорт, хороший спорт, который развивает реакцию, быстроту, скорость, глазомер, ну и другие полезные качества.

Александр Денисов: А у вас есть оружие?

Елена Ефремова: Да, я владелец на данный момент двух единиц, у меня травматический пистолет П-М17Т и турецкий карабин Kral. Ну, на данный момент…

Александр Денисов: И что, вы с собой носите все время травмат?

Елена Ефремова: Ну что вы, конечно же нет.

Александр Денисов: А зачем он вам?

Елена Ефремова: Я стрелок, я спортсмен, мне это нравится, это очень хороший… Ни в коем случае не планирую его использовать в качестве самообороны и надеюсь, что у граждан тоже не будет возникать таких острых ситуаций, когда потребовалось бы это использовать.

Ольга Арсланова: Нет, подождите, ну а как быть в ситуациях, когда единственный способ победить плохого человека с оружием – это взять оружие в руки хорошему человеку? Ты живешь далеко, где-нибудь за городом, к тебе полиция не доедет. Почему нельзя тогда?

Елена Ефремова: Ситуации бывают разные.

Ольга Арсланова: Нет, вы говорите, что вы не собираетесь использовать, – а зачем тогда оружие, если ты не можешь себя защитить?

Елена Ефремова: Спорт, в качестве спорта, в качестве… Но вообще это хороший способ, кстати, снятия стресса, то есть после тяжелой работы, в конце недели можно поехать пострелять в тире, вот. Но это как бы один из вариантов. Но на самом деле, конечно, способы самозащиты, этого тоже никто не отменял, когда мы…

Александр Денисов: Вы веселая девушка, как вы снимаете стресс, ха-ха-ха!

Елена Ефремова: Нет, ну это, конечно, разрядить обстановку, я бы больше сказала…

Александр Денисов: А вы из травматического тоже стресс снимаете, стреляете в тире или… ?

Елена Ефремова: В тире можно стрелять из пневматики.

Александр Денисов: Можно, да?

Елена Ефремова: Конечно. Более того, у нас хорошие тиры есть, к сожалению, их не так много, раньше их все-таки было больше, потому что раньше была такая дисциплина, как начальная военная подготовка, которая на данный момент уже несколько лет как отменена. Только, если не ошибаюсь, в некоторых специализированных школах, гимназиях она имеет место быть, вот. Там как раз обучали безопасному обращению с оружием, обучали защищать свою родину…

Александр Денисов: Детей «Юнармия» сейчас, вот кто…

Елена Ефремова: Я вот и говорю, что специализированные какие-то…

Александр Денисов: Тоже учит, да.

Елена Ефремова: Абсолютно верно, какие-то специализированные учреждения, специализированные организации. Но если мы говорим об именно массовом эффекте, о народе, населении в целом, то этого сейчас нет. А для того, чтобы вступить в специализированную организацию, это человек может пойти…

Александр Денисов: Чтобы с вами все понять окончательно, то есть вы спортсменка в той или иной мере?

Елена Ефремова: Я спортсмен, я стою на позиции того, что человек имеет право защищать свою жизнь при необходимости, если такая крайняя необходимость возникнет…

Александр Денисов: …но тем не менее вы не защищаете свою жизнь, все-таки не носите с собой пистолет, вы остаетесь спортсменом?

Елена Ефремова: Абсолютно верно. Безопасность и спорт – это основные моменты.

Александр Денисов: Валерий Юрьевич?

Ольга Арсланова: Право такое быть должно.

Александр Денисов: Вот Елена говорит про самооборону, это все прекрасно, когда в теории и не доходит до дела. Вот все мои приятели и знакомые, которые с такой мыслью приходили и получали лицензию, разрешение и потом приобретали пистолет, они оказывались в колонии сроком на 13 лет по статье «Превышение мер самообороны». Вот всегда, Валерий Юрьевич, как бы они ни применяли, либо их из этого пистолета в лоб закатают, либо они кого-то, вот этим всегда заканчивается. Я, вот у меня возникло впечатление, что вот обычный человек, говоря по-русски лох, ему пистолет иметь опасно, он рано или поздно с этим пистолетом загремит в колонию.

Валерий Киселев: Вы знаете, я вас понимаю как ведущего с точки зрения такого провокационного немножко вопроса, но вместе с этим я всю свою жизнь имею отношение к оружию, то есть в 17 лет я начал служить, я служил всю жизнь в армии…

Александр Денисов: Так вы же профессионал, я-то говорю…

Валерий Киселев: Я профессионал, я в том отношении, что, так сказать, с оружием я связан и сегодня в том числе, тоже две единицы оружия у меня лежат в сейфе, правда, автомат и, значит, вот этот вот пистолет так называемый травматический. Я попробую очень быстро ответить почти на все те вопросы, которые вы вот прочитали сейчас и пытались задать. Ну, во-первых, в 21 год оружие разрешить – ну тогда не давайте ребятам служить в армии с 18 лет: стрелять они во врага могут, а вот защищать себя и просто, так сказать, развлекаться в виде спорта или охоты не могут.

Александр Денисов: А Золотов вам уже ответил, он привел аргумент: в армии у вас десять нянек над вами, три раза в течение года вы постреляли, оружие у вас забрали. Да, есть случаи, когда…

Ольга Арсланова: У десяти нянек иногда…

Александр Денисов: …они друг друга расстреливают, есть.

Валерий Киселев: Правильно, правильно.

Александр Денисов: Есть, есть, но тем не менее, как правило, десять нянек, три раза постреляли, и он говорит, практически навыков владения огнестрельным оружием они не приобретают.

Валерий Киселев: Значит, нам надо сделать этих десять нянек и в нашем сообществе, которое, так сказать, имеет это оружие. Теперь в отношении закона об оружии, ужесточение и так далее, и так далее. Что я хочу самое главное отметить? Наши законы, которые сегодня существуют, они абсолютно достаточны, достаточны настолько, насколько общество, значит, позволяет быть, так сказать, правительство, общество позволяет с оружием обращаться. Вы только что сами говорили о том, что защищать с помощью оружия против неправомерного государства – это одна из основ. Вот когда у американцев запретят оружие на уровне таком, как у нас обсуждали сегодня, или так как же сделают, как у нас…

Ольга Арсланова: …они с ним выйдут.

Валерий Киселев: …общество американское закончится быть таким, каким оно есть.

Александр Денисов: А мы сейчас узнаем, у нас будет Америка на связи, поговорим.

Валерий Киселев: Дело в том, что мне как бы знакома эта тема, связанная с тем, что я 7 лет прожил сам в Соединенных Штатах Америки, я имел там оружие, я покупал его, я знаю все эти, так сказать, моменты. Но я покупал оружие, потому что я спортсмен, как вот наша, так сказать, гостья в том числе, и для меня было очень важно заниматься на тех тирах, стрельбищах и так далее. Я знаю, как все происходит в Соединенных Штатах Америки с точки зрения и оружия, и так далее, и так далее. Это очень интересная действительно… Вы даже не представляете, есть у них такая ассоциация практической стрельбы, которая стреляет бам-бам, быстро и так далее, и так далее, 56 тысяч человек в этой ассоциации ежегодно, ну еженедельно на соревнованиях стреляют. Это огромное количество гражданского населения…

Александр Денисов: Валерий Юрьевич, мы поняли вас, да, безусловно, вы аргументировали свою точку зрения…

Валерий Киселев: Я к тому говорю, что…

Александр Денисов: Но я опять же вернусь, вы профессионал. Допустим, я гитарист, я играю на гитарах, и вдруг я скажу: «Покупайте все гитары, потому что это в принципе хорошо, это неплохо, можно поиграть».

Валерий Киселев: И правильно.

Александр Денисов: А люди, которые не играют, им-то на фига гитара? Точно так же и вы говорите про оружие.

Валерий Киселев: И как гитарист вы обязаны об этом говорить.

Ольга Арсланова: Но гитарой не прибьешь, хотя…

Александр Денисов: Я говорю пример своих знакомых. Инженер, работал в системе ЖКХ, на 13 лет сел, человек купил для самообороны травмат. Зачем он его покупал? Чтобы сесть в тюрьму? Человек собирался себя защитить, защитил на 13 лет?

Валерий Киселев: Он сделал свою судьбу, правильно.

Александр Денисов: Чайнику зачем пистолет?

Валерий Киселев: Еще раз вернемся: законы у нас достаточные, их не надо, так сказать, ни увеличивать… Вот с точки зрения коррупции, вот этих справок и всего прочего, да, это правильно, потому что даже в Москве происходил бардак по выписыванию этих справок, которые, так сказать, получали за деньги, помните? Поэтому получали оружие все кто хотел. Сейчас в Москве по крайней мере я буквально 2 месяца назад проходил эту комиссию в государственном учреждении под названием наша районная поликлиника, я просто в районной поликлинике, правда, Центрального округа, но там меня 4 часа на всяких, так сказать, приборах всячески разные врачи, которые нужно, они провели всю нужную работу по отношению ко мне.

Ольга Арсланова: Ну то есть тут не обманешь. Валерий Юрьевич, у меня вот вопрос. Мы понимаем, что закон – это такая штука, которая не всегда работает, например, стрелять в школах тоже запрещено, но это происходит. Мы понимаем, что устраивать теракты тоже запрещено, и не всегда они происходят с огнестрельным оружием, можно и на грузовике, как в Ницце, людей задавить при желании.

Валерий Киселев: Абсолютно правильно. И топор является оружием, и нож.

Ольга Арсланова: Я к тому, что хорошо, вот сейчас будет законодательство, предположим, ужесточено, – это к чему может привести? Действительно, как вы говорите, и коррупции будет меньше, и справки будут настоящие? Насколько… ?

Валерий Киселев: Нет, это приводит к одному, на мой взгляд, – к непониманию общества в отношении того, что делает правительство. Вот мы же то же самое… На самом деле большинство людей наших, которое живет в нашем государстве, очень хотело бы, чтобы в нашем сообществе наше правительство работало честно, правильно, хорошо и мы жили бы лучше, правильно? Это же нормальное явление, которое, так сказать, подавляющее большинство нашего населения есть. Любое решение правительства неправильное, неправомерное какое-то или пускай правомерное, но непонятное для общества, превращаться начинает в отношении меня как человека, я не понимаю. А если я не понимаю, я сердиться начинаю, понимаете?

Александр Денисов: Валерий Юрьевич, мы тоже сердимся, когда не понимаем.

Елена (и сейчас к Америке перейдем), все-таки вот я не понял, спрашивал Валерия Юрьевича, зачем простому человеку пистолет. Опять же привожу пример: инженер купил пистолет, сел на 13 лет. Его вводят в заблуждение вот эти магазины с разложенными пистолетами, автоматическими этими винтовками помповыми или там уж не знаю, с дробовиками. То есть ему подсказывается модель поведения в обществе в случае конфликтной ситуации, то есть он думает: ага, продается? – в принципе это нормально, в обществе теперь принято, что я буду с пистолетом, если что, я его достану, пригрожу, а потом применю.

То есть зачем мы людям подсказываем таким образом этими большими магазинами, этими разрешениями путь решения конфликтных ситуаций? Да пусть он лучше убежит без пистолета, чем с пистолетом начнет решать вопрос. Я вот этого не понимаю, зачем обычному человеку. Я понимаю, Валерий Юрьевич профессионал, вы профессионал, рядовому-то зачем?

Елена Ефремова: Ну, мне кажется, проблема немножко в другом кроется. Здесь проблема не в том, будет ли на витринах у нас оружие, будет ли разрешение. То есть право получить оружие есть, да, у каждого, и у нас, я абсолютно согласна с вами, у нас достаточно хорошая процедура и достаточная процедура, достаточно хорошо на законодательном уровне прописанная процедура получения оружия. То есть обыкновенный, как вы сказали, просто вот гитарист, ну если он, конечно, сдаст все необходимые тесты, соберет справки, он получит оружие, да, если он хочет, имеет право. Обычный человек, который имеет какие-то там преступные умыслы или же, они все-таки фильтруются в процессе. Начнем с того, что, если мы говорим о криминальных элементах, они, как правило, не приобретают оружие законным путем…

Александр Денисов: Они сами разберутся.

Елена Ефремова: Они на черном рынке это приобретут или какими-то другими способами. А мы говорим об обычных гражданах, то есть обычный гражданин имеет право. Да, имеет право, это не значит, что он сегодня пошел в магазин и купил оружие…

Александр Денисов: Давайте я упрощу тогда. Я правильно вас понимаю, каждый должен иметь право купить пистолет, иметь право сделать выбор и иметь право сесть на 13 лет?

Елена Ефремова: Почему сразу сесть?

Александр Денисов: Этим всегда все заканчивается.

Елена Ефремова: Ну что вы!

Александр Денисов: Я же вам привожу пример.

Елена Ефремова: Я не соглашусь с вами.

Ольга Арсланова: Почему он сел? Он что сделал? Он убил или что?

Елена Ефремова: Почему он должен сразу сесть?

Александр Денисов: Применил, да, одного смертельно ранил, другого ранил.

Елена Ефремова: Если вы говорите о превышении необходимой самообороны, не спорю, тоже проблема стоит остро, я бы даже сказала, что можно здесь привести пример законодательства некоторых других стран, где все-таки, вы сказали, что мы сейчас перейдем к Соединенным Штатам Америки, там, конечно, больше свобод…

Александр Денисов: Просто невозможно применить оружие и не переступить за черту превышения самообороны.

Елена Ефремова: Абсолютно согласна, но тем не менее у нас есть положительная судебная практика, хотя ее мало, мы пока на ранней стадии формирования судебной практики, и я считаю, что в каждом индивидуальном конкретном случае надо уже будет разбираться исходя из ситуации. Но право должно быть у каждого на защиту своей жизни как базовая ценность.

Ольга Арсланова: Ну согласитесь, иногда, когда у тебя выбор, быть убитым или сесть потом на 13 лет…

Елена Ефремова: Абсолютно верно.

Александр Денисов: Лучше сесть. Это тоже ответ, это принимается, принимается.

Елена Ефремова: Это еще не факт, это не 100%. И более того, проблема, я вот начала говорить о том, что главная проблема не в том, что у нас разрешение на оружие дается или не дается, проблема в нравственном воспитании общества, социума на данный момент. Мне кажется…

Александр Денисов: Про это тоже поговорим. Давайте зафиксируем первую точку: лучше сесть, чем быть убитым, это понятно, все. Сейчас переходим к Америке.

Ольга Арсланова: Америка обещанная.

Елена Ефремова: Зависит от хорошего адвоката.

Александр Денисов: Адвокат не поможет.

Ольга Арсланова: Профессор американского университета в Вашингтоне Антон Федяшин с нами. Антон Андреевич, здравствуйте. Спасибо, что присоединились к нашей беседе.

Америка, собственно, законодатель моды, если можно так сказать, на хранение и ношение оружия чуть ли не везде. Вот сейчас Байден говорит о том, что нужно пересматривать, ужесточать законы, там с 1934 года чуть ли не десятая попытка и ни у кого не получалось. Почему американское общество так ценит вот это право на ношение, хранение оружия?

Антон Федяшин: Оля, это… Добрый вечер, во-первых, всем!

Ольга Арсланова: Да, добрый вечер.

Антон Федяшин: И с наступающим ОТР, я так понимаю, у вас завтра 8 лет.

Ольга Арсланова: Спасибо!

Антон Федяшин: В Америке, тут вопрос культурно-исторический, потому что все-таки вторая поправка к Конституции, которая дает всем право на владение огнестрельным оружием, она уже сколько, почти больше двух веков. Принята она была, конечно же, еще когда за Аппалачами гуляйполе было и рубеж имперский еще был близок к центру цивилизации американской. Но это часть конституции, и поэтому если послушать консерваторов и сторонников владения оружием, они будут повторять постоянно, что это конституционное право, все, на этом вопрос заканчивается. Вот почему владеют оружием.

Второй, конечно, вопрос – это вопрос практический. Даже если начать что-то отменять и ограничивать, то нет никаких гарантий, что все владеющие оружием или определенным типом оружия люди его вернут, например, или сдадут властям. Поэтому его здесь столько уже, что как-то руки опускаются каждый раз, когда очередной президент после трагедии…

Александр Денисов: Уже поздно метаться, Антон Андреевич, мы поняли.

Антон Федяшин: Да.

Александр Денисов: Все-таки хочется понять психологию американцев. Вот человек стал совершеннолетним, у вас же совершеннолетним разрешают наверняка покупать оружие?

Антон Федяшин: Да.

Александр Денисов: И вот он сидит и думает: «Ага, вот есть поправка, значит, мне надо пойти купить». Наверное, люди как-то по-другому думают, не исходя из поправок и прочего. Вот зачем американцу дробовик на заднем сидении? Вот без этого ему не едется на машине и не спится спокойно в доме. Почему?

Валерий Киселев: Такого нет, вы упрощаете.

Александр Денисов: Ну, мы спросим.

Антон Федяшин: Смотрите, здесь опять же несколько факторов, как всегда в жизни. Во-первых, право на оружие существует, раз, поэтому американцы считают, что они имеют полное право его купить. Зачем? Значит, первое: потому что некоторые, консерваторы особенно многие, не доверяют федералам, федеральному правительству, и аргумент, который постоянно слышишь, особенно на консервативных каналах типа Fox, что это, значит, гарантия, огнестрельное оружие – это гарантия защиты гражданских прав и частной собственности. Примеров, кстати, когда огнестрельное оружие так используется, исключительно мало.

Вторая причина – это самооборона, потому что когда такое количество оружия уже существует в обществе, то надо действительно как-то обороняться. И кстати, неудивительно, что именно в прошлом году произошел взрыв покупок оружия, особенно вот начиная с весны и в лето 2020 года, когда шли эти самые демонстрации, которые переливались в погромы и грабежи. С 1999 года, вот я посмотрел статистику перед эфиром, такого количества приобретений огнестрельного оружия статистика американская не видела, как в прошлом году, и это продолжается в этом году.

Александр Денисов: А вы-то купили, Антон Андреевич?

Антон Федяшин: А?

Александр Денисов: Вы-то купили?

Антон Федяшин: Я не купил, нет, нет. Пока.

Александр Денисов: А вам почему не нужно? Всем нужно американцам, а вам нет. Не американец вы?

Антон Федяшин: Слушайте, мне не нужно, потому что я все-таки живу в Вашингтоне в приличном районе, где несмотря на то, что действительно преступность существует, но нет такой необходимости. Но и даже в Вашингтоне есть районы, в которых действительно иногда хочется защищаться, особенно после заката солнца, вот. Но слушайте, эти такие районы есть во многих городах, но вот люди считают, что они… оружие…

Александр Денисов: Вы говорите, безопасно, а мы помним, Белый дом огорожен был частоколом, заборами…

Антон Федяшин: Да.

Александр Денисов: Там на танке не пробьешься, а вы говорите, безопасно. Без пистолета-то ходить нельзя вам.

Антон Федяшин: Ну слушайте, то, что вокруг Капитолия происходило, – это политический вопрос, это не вопрос безопасности был. Кстати, во время 6 января, когда вот это восстание вооруженное, как его называют, было, ведь пришли люди к Капитолию без оружия, и единственная жертва от огнестрельного оружия в тот день была женщина, одна из вот этих протестующих, которую застрелили капитолийские полицейские, во, так что это другой вопрос. А вот общая милитаризация общества американского – это факт. Опять же посмотрите на Капитолий, посмотрите на американских полицейских и сравните, как они выглядят сейчас, они похожи на солдат, с тем, как они выглядели 30–40 лет тому назад.

Александр Денисов: Антон Андреевич, а если мы посмотрим не на Капитолий и не на Вашингтон, а на нашу Казань, нет у вас ощущения, что Америка стала экспортером такой культуры конфликта, культуры насилия? Все это в чистом виде экспорт с тех берегов, с ваших?

Антон Федяшин: Ну смотрите, это не сознательный экспорт. Но то, что культ насилия в американской культуре уже давным-давно существует, это не секрет, достаточно посмотреть голливудские фильмы. Но слушайте, все-таки каждый человек отвечает за себя как-никак. Вот именно потому, что люди склонны принимать судьбоносные решения, которые потом их в тюрьму, например, выводят или куда еще, вот именно поэтому я считаю лично, это вот мое личное мнение, оружие продавать гражданам – это очень опасно именно потому, что невозможно подсказать, когда кто-то сорвется или на дороге, или сумасшедший человек придет в школу с оружием (в США, кстати, это происходит регулярно). Вот именно поэтому не надо гневить бога.

Александр Денисов: Спасибо, Антон Андреевич, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Антон Федяшин: Спасибо.

Ольга Арсланова: Антон Федяшин был с нами на связи.

Время послушать наших зрителей. У нас Евгений из Оренбурга, вот так вот из Америки в Оренбург отправляемся. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Прежде всего хотелось пожелать всем здравия и здравия нашему разуму. Внесу, так сказать, свою лепту.

Я владею оружием более 30 лет как гладкоствольным, так и нарезным, поэтому имею представление, что это есть. Значит, что могу сказать? У нас вечная борьба со следствием: где-то что-то происходит, потом в пожарном аврале начинают, знаете, выходить из этой ситуации. У меня вот два таких положения. Первое: хотят поднять возраст до 21 года – тогда давайте парней в 21 год в армию забирать, там вообще автоматы дают, на танках катаются, стреляют. Как вот здесь вот быть? Это первое.

Второе. Вот в школе, конечно, да, это ужасно, идиотов хватает, я про Казань говорю, начинают искать железнодорожников там, стрелочников: вот почему там на охране не проверяют… А такой вот вариант: идиотов хватает, я понимаю, вот в школе проверяют – а перед школой дети собираются, и какой-нибудь ненормальный подойдет, перед школой начнет уничтожать ни в чем не повинных людей? Тогда что будем, территорию вокруг школы обносить забором? Это же все следствие, а причины никогда…

Причина у нас основная – у нас нет идеологии. У нас есть много организаций, которые якобы этим занимаются, но, как говорят в народе, весь пар ушел в свисток. Если провести две параллели и кратко охарактеризовать, допустим, Советский Союз и Россию, я не говорю, что там было хорошего, что плохого, но в двух словах: Советский Союз, основное – «даешь», Россия сейчас – «потребляешь». Ну, с общества потребления что может вырастать?

Ну и в заключение. Просто вот, понимаете, это ужасно все, да, трагично, но, если взять, сколько единиц оружия и сколько у нас вот таких вот радикальных случаев, это 0,000%. Просто у нас есть пьяные, есть наркоманы, которые ездят на машинах, тогда надо запретить ездить им на машинах всем до 21 года, с 25…

Ольга Арсланова: Евгений, ваша логика понятна, спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо, Евгений. Ну, не всем, а некоторым, конечно же.

Ольга Арсланова: Логика понятна.

Валерий Юрьевич, немного смущает действительно вот это навязывание коллективной вины. Сумасшедший, отморозок, скажем так, подонок взял грех на душу, совершил убийство, отвечать должны законопослушные владельцы оружия. Или я ошибаюсь или должны отвечать…

Валерий Киселев: Нет, не ошибаетесь.

Ольга Арсланова: …потому что есть в этой системе изъян какой-то?

Валерий Киселев: И наш телезритель говорит об этом, и мы об этом все знаем, о том, что с последствиями мы начинаем бороться слишком явно. Оружие, автомобиль перевернулся или в толпу въехал, мы начинаем об этом рассуждать.

Александр Денисов: Ну давайте не будем бороться тогда.

Валерий Киселев: Нет, мы говорим о том, что достаточность законов об оружии понятная, она достаточная для того, чтобы смыслы оружия те, которые есть, они вот… Мы говорили о смыслах. Но вы переводите разговор, и правильно делаете, что надо поговорить, так сказать, о причинах того, почему это происходит в нашем обществе. Какая разница, что происходит в Америке, для нас по большому счету? У нас есть свои люди, которые, так сказать, эту Америку развалят наконец, потому что то, что говорит…

Ольга Арсланова: Это кто?

Валерий Киселев: …сказал вот этот вот наш Антон Андреевич, слава богу…

Александр Денисов: К вящей радости, Валерий Юрьевич, я чувствую, да?

Валерий Киселев: Такие люди, так сказать, будут делать то, чтобы Америка перестала существовать, он этого не знает, правда. Но это другая тема…

Ольга Арсланова: Да ладно, пусть живут люди, чего уж.

Валерий Киселев: Так вот я хочу сказать, давайте поговорим о, так скажем, человеке, который называется, я вот его назвал, сообщник убийцы. Вы знаете, что у убийцы, который в Казани был, и у других убийц, которые стреляли в школе, у них есть сообщник? И мы все знаем об этом сообщнике очень хорошо.

Александр Денисов: Интернет.

Валерий Киселев: Это интернет. Интернет, который его научил, образовал, сделал его, так сказать, счастливым.

Александр Денисов: Это даже не сообщник, это главный виновник, наверное, главный виновник.

Ольга Арсланова: Валерий Юрьевич, вы меня поражаете: оружие можно, интернет нельзя? Ну вы даете, ха-ха-ха.

Валерий Киселев: Да я не говорю о том, что интернет нельзя, и оружие нужно, и не только можно, а нужно, чтобы оно было, и интернет нужен этот. Только давайте правильно относиться к этому, и к оружию, и к интернету. Ведь у нас что? Мы пустили детей наших в интернет и забыли… Вы посмотрите, что делается: мамочки отдают телефон маленькому ребенку, и он там, так сказать, свое образование находит. Ведь образование происходит в семье, мы забыли о семье. В семье должна произойти бо́льшая часть наших взаимоотношений с ребенком, и там папа его должен научить правильно относиться и к оружию в том числе, так же как и к совести относиться правильно, и к женщине, к маме, к девушке и так далее, и так далее, все там, в семье.

Ольга Арсланова: И на худой конец вовремя к психиатру отвести тоже было бы неплохо.

Валерий Киселев: Ну, мы же помним о том, что этот человек жил один. Да, у него ни мамы, он ненавидит, так сказать, вообще окружение, мамы нет, семьи нет, естественно, что он может?

Александр Денисов: Ну, они уехали, он плохо там, плохие отношения были…

Валерий Киселев: А то, что сумасшедший человек всегда появляться будет, это какой-то один маленький процент будет появляться, и никакая гвардия даже наша российская не сможет стоять на защите школы.

Александр Денисов: Валерий Юрьевич, абсолютно согласны, как раз интернет девиантные наклонности и развивает у подростков, только их причем, да.

Валерий Киселев: Противоречия-то нет. Надо нам что делать с этим? Нам надо взяться за образование. Надо государственные программы делать об образовании.

Ольга Арсланова: Обязательно, кстати, сделаем об этом тему в нашем эфире.

Александр Денисов: И про идеологию.

Ольга Арсланова: И про идеологию поговорим, а сейчас вернемся все-таки к оружию. С нами на связи главный редактор CARNEGIE.RU Александр Баунов. Александр Германович, здравствуйте.

Александр Баунов: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: С удивлением прочитала вашу публикацию в Telegram-канале, знаем о том, что вы человек либеральных взглядов, но все-таки критично относитесь к оружию, хранению оружия у гражданских лиц. С чем это связано?

Александр Денисов: А либералы так с оружием и никак, Александр? Я просто, для меня новость.

Александр Баунов: В смысле? Это же одно из прав, которое отстаивает часть либерального сообщества наряду с другими гражданскими правами. Другое дело, что, на мой взгляд, это право, в общем, исчезло в тот момент, когда граждане делегировали государству право на собственную защиту. Никакого естественного права на оружие с этого момента нет, так же как нет естественного права, которое, безусловно, существовало в первобытные времена, не знаю, в каком-нибудь раннем Средневековье, во времена Переселения народов занять любой кусок земли и построить там дом или поставить там юрту. Если сейчас вы поставите юрту в Центральном парке культуры имени М. Горького, вас совершенно справедливо этого вроде бы природного, первородного, примордиального, как говорят ученые, права лишат. В тот момент, когда…

Александр Денисов: Александр, но если вы арендуете участок, то можете поставить юрту, арендуете – можно.

Александр Баунов: Да, арендуете – пожалуйста, да, наверное, хотя, скорее всего, в Парке Горького арендовать земли под юрту вам все-таки не позволят. В тот момент, когда это право было делегировано правовому государству, еще раз говорю, государству, основанному на законе, собственно, право на оружие является избыточным, оно является анахронизмом, и оно не соответствует русской традиции. Потому что Америка строилась снизу, сначала были граждане, которые осваивали территорию, потом возникло из этих граждан государство. У них с самого начала не было государства, которому право на защиту можно было бы делегировать.

А Россия не строилась снизу, ну отдельные ее территории, возможно, да, казачество, освоение Сибири отчасти похоже на освоение американского Запада, вообще американского континента, но в целом Россия строилась как централизованное государство с самого начала, пусть не всегда правовое, но тем не менее. Поэтому Россия принадлежит к континентальной традиции, вообще к европейской традиции, ее в этот американский контекст довольно сложно поставить в отношении владения правом на оружие, это раз.

И во-вторых, ну есть просто… Мы же не в вакууме живем, есть просто совершенно очевидные вещи. Вот есть Америка, Соединенные Штаты, страна с широко распространенным правом на покупку и владение оружием. В этом году на момент расстрела в Казани там произошло 180 массовых расстрелов, 180 за 4 месяца. Есть страна Великобритания, тоже британского права и вообще европейский континент, где мы что-то такое слышали? В Великобритании невероятно, при том что у них вот эти все барские традиции остались, охота, лисички-собачки, мы что-нибудь слышали про массовые убийства в Великобритании? Потому что там запретительный абсолютно порог входа во владение оружием.

Александр Денисов: Александр, у них даже полицейским запрещено носить огнестрельное оружие во время патрулирования.

Александр Баунов: Вот именно. Есть две страны-исключения, на которые часто указывают. Вот в Финляндии разрешено владеть оружием гражданам. Действительно, Финляндия страна исторически хуторская, население Хельсинки в начале XIX века было 5 тысяч человек, а не городская, мы-то говорим о стране городской, Россия – это высокоурбанизированная страна с высокой плотностью населения в городах прежде всего. Понятно, что, если у вас люди живут в хуторах, и, кстати, тут можно сделать исключение для людей, которые действительно живут изолированно в каких-то местностях, где нет той самой полиции, нет того самого государства, которое может выполнить эту функцию защиты. А все-таки Казань – это город, мы говорим о городском обществе. Вот в Финляндии исторически негородское общество, и там действительно сохранилось право на владение оружием, это раз. И вторая страна – это Швейцария, кантональное общество, тоже без централизованного государства. Но слушайте, посмотрите на…

Кстати, по поводу спора, интернет или оружие, – ну слушайте, проникновение интернета в Финляндии образцово высокое, и владение оружием для Европы очень высокое, но убийств нет. Посмотрим на статистику убийств в Финляндии на душу населения – 0,5 в год на 100 тысяч человек, у нас 10, то есть в 2 раз выше. О чем это говорит? Собственно, о поведении граждан это говорит прежде всего. Если у вас в 20 раз больше в данный момент убийств, чем в Финляндии на душу населения, надо подумать, можно ли этим гражданам в данный момент раздавать оружие… Простите, это швейцарские я цифры назвал, там 0,5, в Финляндии чуть выше, там 1 с чем-то, но в целом разница десятикратная.

Ольга Арсланова: Так.

Александр Денисов: Александр, извините, что прерываю, интересно рассказываете, хочется ваше мнение. Вы изучаете и Америку, и международные отношения, и российско-американские. Почему Россия так восприняла этот экспорт культуры конфликта из Америки? Это ведь, очевидно, культурный экспорт из-за Атлантики, вот это происходящее у нас и в Казани, и в Ивантеевке, и еще бог знает где. Почему это у нас так легло?

Александр Баунов: Ну, во-первых, все-таки мы прошли через опять же девяностые, когда действительно распространилось оружие и распространилось, смещение, наверное, было каких-то ориентиров, когда престижно, помните, было быть бандитом, престижно было демонстрировать силу, престижна вообще была грубая вооруженная сила. Это, кстати, и в позднем Советском Союзе было отчасти так, просто настроения были уже такие довольно конфликтные, просто оружие было недоступно, а в девяностые еще оружие стало доступно. Думаю, что поэтому. Думаю, что, конечно, тем не менее…

Александр Денисов: Но ладно бы этот парень, он на разборки пошел, ладно бы он стал стрелять таких же пацанов с дробовиками, я бы это понял, на войне как бы солдаты кладут друг друга, это понятно, это логично. Но тут-то другая история, это не ковбойство было.

Александр Баунов: Ну, не думаю опять же… Вот я понимаю историю про игры, я сам не игрок, но я знаю очень разумных людей, которые играют, и тут есть… Это такой же вопрос, как, знаете, простите, с порнографией: порнография увеличивает число изнасилований или уменьшает. Вот в Индии, например, и вообще есть масса обществ консервативных, где доступ к порнографии очень жестко ограничен. В этих обществах зачастую число изнасилований очень велико, в той же Индии. А есть общества, где все свободно, взять ту же Финляндию, вообще Скандинавию, вообще весь интернет свободен, забит чем угодно, число изнасилований очень низкое. Поэтому это вопрос, во-первых, о том, это сбрасывает энергию, помогает сбросить энергию или это помогает ее, так сказать, накопить и направить в агрессивных целях. То же самое с играми: нет однозначного ответа на вопрос…

Александр Денисов: Александр, наверное, не все зрители у нас специалисты в области порнографии и игр, конечно. Все-таки хочется понять, я чувствую в вас союзника, потому что я тут не у всех нашел отклик со своей идеей, зачем рядовому человеку пистолет в России. Вот если мы будем отстаивать это право пойти и купить пистолет, ну при соблюдении всех освидетельствований, психиатрии, чтобы все нормально было с головой и прочее, зачем ему это право, зачем ему эта свобода, если рано или поздно он сядет в тюрьму, мы приводили примеры? Для чего в России обычному человеку пистолет? В этом есть здравое что-то или нет?

Александр Баунов: Я думаю, что это анахронизм, еще раз, это наследие, это в каком-то смысле ценность, но это ценность архаическая, которая не применима к жизни в густонаселенном современном городе.

Александр Денисов: И до добра это нас не доведет?

Александр Баунов: Даже в практическом отношении: вы же не можете позволить человеку просто держать заряженное оружие на столе или тем более выходить с ним за пределы собственного жилища, этого не позволяют даже в довольно консервативных, то есть связанных с торговлей и владением оружием американских штатах, вот на юге и в центре. И что? У вас оружие находится в сейфе. Допустим, на ваш дом напали; ну вот я с трудом себе представляю рационально, каким образом оно вас защитит. Вы пойдете открывать этот сейф и заряжать в момент нападения? Скорее всего, ситуация будет работать обратно, у вас возникнет агрессивный замысел, ну не у вас или у нас с вами, у человека, который владеет оружием, это оружие может спровоцировать его на агрессивный замысел, и тогда он пойдет, вскроет этот сейф, зарядит оружие и уже исполнит этот свой замысел.

Потому что все-таки, прежде чем раздавать людям оружие, надо посмотреть, какая в этом обществе цена человеческой жизни. У нас до сих пор идея смертной казни популярна, значит, цена человеческой жизни не так высока, значит, человек может решить, что у другого человека, в частности у него, есть право кого-то по разным причинам убивать: из мести, из наказания, из соображений чести и достоинства, из безумных идей, как у этого казанского стрелка. Мало ли почему. Но цена человеческой жизни, к сожалению, в России пока не из самых высоких в мире, соответственно, еще и по этой причине тоже надо подумать.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий! Александр Баунов, главный редактор CARNEGIE.RU, был с нами. Уважаемые гости, может быть, что-то хотите возразить?

Елена Ефремова: Хотелось бы добавить и возразить, разумеется…

Валерий Киселев: И возразить обязательно.

Ольга Арсланова: Да, конечно.

Елена Ефремова: Да-да-да. Не могу, категорически не могу согласиться с тем, что это анахронизм и оружие на данный момент – это уже пережиток прошлого. С этим нельзя согласиться по той причине, что общество, в котором мы живем, оно достаточно неравномерно, неоднозначно, слишком большой процент криминогенных факторов. Все-таки оружие на данный момент… Если, конечно, мы будем жить в каком-то утопическом, идеальном мире, где все будут относиться с уважением друг к другу и…

Александр Денисов: А давайте заживем, Елена, давайте заживем в утопическом обществе, давайте.

Елена Ефремова: Отлично. Но когда это произойдет, я только обеими руками буду «за», правда.

Александр Денисов: Хорошо, вы выйдете из Останкино, безопасный район, тут можно ходить в 2, в 3 часа ночи. Я иногда вижу девчонок, на велосипедах катаются, я думаю: дура сумасшедшая, одна едет на велосипеде. А потом думаю: а что с ней случится здесь, что с ней?

Елена Ефремова: Вот.

Александр Денисов: Вот так же и с вами. Что с вами? Медведь на вас нападет?

Елена Ефремова: Все может произойти. Нет, дело даже не в этом, дело в том, что есть такая концепция «мой дом – моя крепость». Концепция состоит в том, что если преступник, допустим, окажется на территории жилого дома или жилого комплекса, хозяин априори уже имеет право применить к нему какую-то силу и, соответственно…

Александр Денисов: Вы в частном доме живете?

Елена Ефремова: Я привожу в пример. У многих есть дачи, участки свои, и не везде есть такие пункты, где может экстренно, оперативно прибыть полиция и так далее. И такие ситуации нельзя сбрасывать со счетов, потому что все-таки страна у нас большая, не везде мы можем обеспечить пока, на данный момент, к сожалению, достаточный уровень безопасности. И вот на эти случаи как раз, раз уж мы говорим о безопасности, конечно, я считаю, что в доме у человека должно быть оружие и он должен уметь с ним обращаться. Другое дело, что у нас в обществе нет культуры оружия пока, это проблема, вот это одна из главных проблем – культуры обращения с оружием у нас нет. Этому надо учиться, этому надо учиться.

Александр Денисов: Честно говоря, я не очень понимаю: что значит «культура обращения с оружием»?

Елена Ефремова: Культура обращения с оружием состоит в том, что человек не должен использовать оружие как просто орудие убийства, потому что в качестве орудия убийства может быть и грузовик…

Александр Денисов: Это вообще некультурно, я согласен, абсолютно.

Елена Ефремова: Конечно, и нож. Не будет оружия, давайте запретим оружие, отлично, есть ножи, есть какие-то другие способы…

Александр Денисов: Вы знаете, это все логично, но парень пошел не с ножом, не со сковородкой в школу все-таки.

Елена Ефремова: Согласна. Но дело в том, что парень не спонтанно, у него не спонтанно созрела эта мысль, вот сегодня он проснулся и решил, что надо пойти и вот кого-нибудь сегодня убить, желательно как можно большее количество человек. Это террористический акт полноценный. Террористический акт, это значит, что задача была, во-первых, устрашения, неопределенное количество жертв, массовость, ну и один из главных признаков – известность. Как ни странно, данный стрелок имел, хотел, одна из его задач все-таки была получить себе известность.

Александр Денисов: Есть даже такой термин, Захар Прилепин сформулировал, «вульгарная популярность».

Елена Ефремова: Абсолютно согласна.

Ольга Арсланова: А вот мы сидим с вами и его обсуждаем.

Елена Ефремова: Да-да. Это, кстати, главный момент, то есть человек хотел, захотел стать известным, неважно какой ценой, он захотел стать известным таким образом. И это не результат какого-то одного просмотра, допустим, в интернете какого-то ролика или какого-то фильма, это в течение определенного времени формировалось такое устремление у человека.

Александр Денисов: Он же раскрыл свой аккаунт, у него был закрытый, он раскрыл…

Елена Ефремова: 6 мая он опубликовал свой аккаунт впервые, у него там уже была какая-то информация о намерениях, что он себя Богом считает, провозгласил…

Александр Денисов: За 20 минут до этого он опубликовал, да, что он будет делать…

Елена Ефремова: Это уже о своих намерениях, то есть он четко выразил свои намерения, что он не согласен с существующим порядком и он собирается, отправляется убивать людей. Более того, он… Ну понятно, что с 6 мая до 11 мая был определенный промежуток времени, то есть по сути можно было как-то заранее все-таки помониторить и принять какие-то меры, хотя бы на заметку взять вот этого данного гражданина.

Александр Денисов: Вы же понимаете, что вы не согласны были со свободой оружия, свободой иметь оружия, сейчас наступили на другую свободу, анонимность в интернете…

Елена Ефремова: Я не говорю про свободу…

Александр Денисов: Тут же другой вой поднимется.

Елена Ефремова: Свобода иметь оружие и свобода пользоваться интернетом – это хорошо, но ограничения, так же как и в оружии, должны быть. Я не говорю о том, что оружие должно быть для каждого.

Ольга Арсланова: Но устраивать теракты ни при помощи интернета, ни при помощи оружия нельзя, это понятно.

Елена Ефремова: Конечно, в интернете тоже должны быть ограничения определенные. Более того, если там определенный контент размещается, который носит какой-то угрожающий характер или который пропагандирует насилие, его надо отслеживать.

Александр Денисов: Вот-вот, он там вычитал все рецепты, все рецепты вычитал.

Елена Ефремова: То есть обычный, нормальный законопослушный гражданин, в голову такое ему не придет, чтобы размещать такие сообщения и угрожать еще и неограниченному количеству населения. Вот это уже проблема, мне кажется, на это надо обратить внимание, а не на то, чтобы создавать бюрократические дополнительные процедуры и усложнять жизнь законопослушным гражданам.

Ольга Арсланова: Валерий Юрьевич, здравая мысль, вот Елена сказала о том, что это терроризм, на 100% предотвратить терроризм, к сожалению, не получается ни у одного государства, даже у очень опытного Израиля…

Валерий Киселев: Даже у России.

Ольга Арсланова: Да. И мы понимаем, что человек, даже если будет запрет, найдет, каким способом это преступление совершить. Но все-таки ему при наличии психиатрической патологии дали оружие – ну согласитесь, потрясающая история.

Валерий Киселев: Ну, скажем о том, что психологической патологии у него не было, на тот момент, когда он получал оружие, он был здоровым нормальным человеком. И врачи…

Александр Денисов: У него какие-то органические повреждения мозга или как-то так, я уж не врач, но что-то было, да-да-да.

Ольга Арсланова: То есть тогда он был в себе.

Елена Ефремова: Но это не ограничивало, не такая проблема была.

Валерий Киселев: Значит, у него другие повреждения были, которые, так сказать, есть у многих, наверное. Вот много сейчас было сказано, давайте последовательно я попробую ответить на ваши вопросы. Вопрос первый: возможно ли в Соединенных Штатах Америки погибнуть от огнестрельного оружия? Был задан мне вопрос, когда я только приехал в США, и один из моих товарищей, который длительное время там уже жил, мне привел вот такие слова, естественно, как там и так далее. Он сказал: да, конечно, можно. Знаете как? – если ты будешь ночью гулять в Гарлеме и кричать что-нибудь про черных, ты погибнешь от огнестрельного оружия, даже сомнений нет.

Теперь вы задаете вопрос в плане того, возможно ли, наши девушки чувствуют себя безопасно, когда ездят на велосипедах по ночам по городу Москве? Вообще город Москва – удивительный город с точки зрения безопасности.

Александр Денисов: Можно, да.

Валерий Киселев: Я являюсь, как эксперт Национального антитеррористического комитета могу сказать вам следующее: очень огромное количество цифр существует сегодня по поводу того, какое количество задержаний произошло, закрытий интернет-сайтов, мастерских, которые, так сказать, закрыты были, огромное количество. И слава богу, наша государственная машина работает очень на высоком уровне. Если бы эти сотни, десятки и сотни, так сказать, людей не были бы задержаны, они были бы там, в школе Казани или любых других городах, Северный Кавказ и так далее. Я еще раз повторяю: у нас абсолютно достаточная система защиты и хранения оружия, у нас работают участковые… Их надо усиливать, конечно, эти позиции работников правоохранительных органов…

Александр Денисов: Справки порядком выдавать…

Валерий Киселев: Правильно, да. Нам надо сделать так, чтобы, так сказать, искоренить вот это вот состояние в обществе, чтобы такое было.

Теперь вопрос, будет ли это возможно дальше? Будет. До тех пор, пока на телевидении образ милиционера показывают нам как преступника… Вы знаете, каждый день по всем каналам телевидения идут сериалы про ментов в разных позициях: следователей, милиционеров…

Ольга Арсланова: Еще идут?

Валерий Киселев: Идут. А вы… Ну, я знаю, вы только, так сказать, новостными каналами занимаетесь, и слава богу, но я вам доложу о том, что идут, они постоянно идут, десятки фильмов по всем каналам. Что там показывают? – милиционер есть нечестный человек. Он единственное, что делает, он берет кого-то, наказывает, что-то делает, и один удивительно честный милиционер борется с ними, может быть, иногда удачно…

Александр Денисов: Рома Шилов.

Валерий Киселев: Может быть, иногда удачно, но сядет в тюрьму. Это что такое? Мы к милиционерам и правоохранительным органам стали относиться с недоверием. Вот пойдите сегодня милиционеру расскажите о каких-то своих делах. Вы своих участковых милиционеров знаете, ну милиционеров, полицейских, я не знаю, участковый полицейский бывает, наверное, тоже, но участковый милиционер в понимании моем? Это самая огромная заслуга нашего социального общества под названием Советский Союз была, когда вот этот участковый милиционер в виде дяди Анискина мог разговаривать и с ребятишками, и со взрослыми ребятами, это был, так сказать, очень доверительный такой разговор.

А у нас кто сегодня разговаривает об этом с молодежью? Ведь наши, пускай они по-другому называются сегодня, эти организации, но мы должны перейти к социальному обществу. Мы идем по своему российскому, русскому пути, где, так сказать, смыслы важнее всего доброта, любовь, семья, вот эти вот все вещи, а нам показывают по телевизору… Расскажите мне хоть одну программу на «Первом канале» или «Россия-1», программу, которая, так сказать, показывает о каких-то порядочных людях.

Александр Денисов: Валерий Юрьевич, вы знаете, Анискину уже поздно отправляться по квартирам, по домам. Сейчас есть неприкосновенность частной жизни, все, мы о свободе все только, свободой озабочены, он не имеет права прийти и спросить: «Что ты там делаешь?»

Валерий Киселев: Имеет право. Он приходит туда и разговаривать будет…

Александр Денисов: Вот если кто-то кого-то там отмочил, он тогда придет, и то когда окончательно…

Валерий Киселев: Да, «приходите, когда вас убьют», называется.

Александр Денисов: Да-да, а без повода он никуда не пойдет и сам права не имеет.

Валерий Киселев: А он должен ходить, и мы должны в социальном обществе быть именно такими, мы друг с другом должны научиться, вернуться к тому, чтобы умение разговаривать. Мы перестали с соседями разговаривать, мы иногда с ними не здороваемся. Я по привычке продолжаю здороваться, а мальчик с девочкой, которые, так сказать, в лифт заходят, они молчат, на меня смотрят с испугом – да потому что с утра показывают ужасы по всем телеканалам.

Ольга Арсланова: А у нас звонки зрителей. Давайте послушаем Тамару из Омска.

Валерий Киселев: И опять ужасный какой-нибудь вопрос будет.

Ольга Арсланова: Мы узнаем сейчас. Здравствуйте, Тамара.

Зритель: Здравствуйте. Я проработала почти 40 лет директором оружейного магазина. Здесь выслушивала много-много… Ну, люди многое говорят, конечно, что то запретить, то запретить… Но они не практики, понимаете? Вот поработав в этой системе, практик, я практик, наизусть знаю.

Раньше ж не было никаких лицензий, были разрешения на ношение, их выдавали все кому ни лень, и охрана, и кто только, лишь бы печать стояла, это бумажка. Но ведь преступлений таких не было, потому что, хотя и особого закона не было, хотя… Потому что дефицит был этого оружия. Если его тебе дадут в месяц десять единиц, то ты не знаешь, кому его продать, по какому. Теперь все свободно, миллионы висят этого оружия, бери сколько хочешь. Но я не об этом, это другая практика.

Но вот мы как практики всегда удивлялись: кто пишет закон об оружии? Почему с практиками, практики, которые на работе мы работали, оно совершенно не стыкуется, что пишут теоретики? Вот смотрите, вопрос того, что, ладно, с 21 года будут выдавать, сейчас с 18 выдают, с 21 года выдавать – мы каждые 2 года проходили эту комиссию, не надо мне рассказывать, как ее проходят, я миллион раз всегда возмущалась. Анализ мочи на наркологию – ну заходи в туалет, принеси баночку с чистой мочой, никакой наркологии тебе не покажут. Посидел он с тобой, пять минут поговорил, туда-сюда, тебе справку выдали на руки, ты целую команду привел, всех продавцов и прочее, на эту проверку, получи допуск.

Вопрос не в этом, вопрос в том, что закон должен все-таки спускаться на землю. Вот возьмите, в последние годы появилась пневматика. Оружие, я не спорю, да, оружие, сейчас лицензии появились, ужесточено, хотя миллион могу привести на моей службе этих всех практик, неважно, это трагедия, что тот мальчик расстрелял, в Сочи несколько лет назад в оружейный магазин зашел, поубивал продавцов, кассира и на улице еще людей застрелил, – это все психически больные люди. И в действительности, как его узнать… Я вот сейчас руками и ногами за тот закон, который они впервые сказали, что справки не надо выдавать на руки, они должны в закрытом доступе, только в Росгвардии, и они только имеют право туда попадать и видеть конкретно…

Александр Денисов: И только из госучреждений, да, из гос- или муниципальных учреждений.

Ольга Арсланова: Чтобы не в шарашке какой-то. Спасибо.

Александр Денисов: Тамара, спасибо большое.

Сейчас последний вопрос, подведем итоги. Елена и Валерий Юрьевич, хотите, я вам железобетонный довод приведу против вас всех? Вот просто один железобетонный о запрещении.

Елена Ефремова: Попробуйте.

Валерий Киселев: Не может быть.

Александр Денисов: Он есть, один простой довод фактический. Три года назад Госсовет Татарстана вносил в Госдуму законопроект, в котором было прописано разрешать владеть оружием с 21 года. Если бы 3 года назад этот законопроект приняли, этой трагедии в Казани не было бы, парню было 19, вам железобетонный довод. Что на это ответите?

Елена Ефремова: Я вам могу сказать, что, если бы ему было не 19, а 21 год и он решил бы совершить свое преступление, террористический акт в 21 год, после того как он купил бы оружие, ситуация бы не изменилась.

Александр Денисов: Ну это понятно, но ему было 19, 19.

Елена Ефремова: Если бы был не он, был бы кто-то другой. Дело в том, что опять мы возвращаемся к тому, что, если не будет оружия, будет какой-то другой способ. У него задача была уничтожить как можно большее количество людей.

Александр Денисов: Но в 19, повторю, он бы это не смог сделать.

Ольга Арсланова: …купил в интернете бы.

Елена Ефремова: Он мог бы какую-нибудь взрывчатку подготовить. У него дома нашли самодельные, кстати, элементы, из которых он собирался взрывчатку сделать.

Александр Денисов: Хорошо, давайте будем тогда утешаться этим, ничего не поделаешь, судьба такая. Вот мы про детские лагеря только что говорили, и мне объясняли: вы можете пойти, сосулька упадет, или там все в руках Бога. Давайте мы тогда к любому происшествию так относиться.

Валерий Киселев: Ни в коем случае, нельзя относиться к происшествию как попало. Но надо вокруг этого происшествия делать правильные выводы. Правильные выводы заключаются в том, что оружие – это то состояние, которое, так сказать, есть состояние свободы общества и человека, свободного человека. На этом стоят Соединенные Штаты Америки как государство, и очень хорошо было бы, если бы наше государство стояло бы тоже на этих позициях. Законы, которые вокруг оружия существуют, они правильные, они прекрасные, нормальные, просто надо их правильно выполнять. Бюрократия плюс, так сказать, все вот эти вот мздоимцы, которые берут деньги и брали деньги… Вот дама рассказывала, которая работала 40 лет…

Александр Денисов: Как проходит, да.

Валерий Киселев: Да, это было такое, но все изменяться должно. Повод, который сегодня казанский, он даст еще один толчок к изменению, только не надо переусердствовать, не надо молиться так, чтобы лоб разбивать.

Александр Денисов: Да, Валерий Юрьевич, все-таки я вернусь: 3 года назад если бы приняли, этого бы не произошло. Знаете, что тогда ответил Госсовет Татарстана?

Валерий Киселев: Она все сказала, в 21 год он бы убил всех.

Александр Денисов: Знаете, что им сказали? – «У нас незначительное число таких происшествий, чтобы вводить это правило с 21 года». Вот случилось теперь это в Казани – мы можем сказать, что незначительное число?

Ольга Арсланова: Ну а прошло сколько, 2 года прошло? Раз в 2 года.

Валерий Киселев: Я могу сказать главное о том, что лучшее общество, которое вообще свободно, все правила должны быть, так сказать… Ведь мы все мечтаем о чем? – о том, чтобы, так сказать, запретов у нас не было. Запрет главный – твоя совесть, твои, так сказать, воспитательные элементы, которые были твой папа, мама, семья и так далее. Извините, опять это тривиальные вещи, но только они позволяют.

Ольга Арсланова: Валерий Юрьевич, и неизбежность наказания, и страх перед этим наказанием. Но вы понимаете, сейчас накажут, да, стрелка, понятно, он заслужил, а люди, которые ему липовые справки, например, какие-то выдавали, ему и многим другим – они-то будут ответственность нести? Или они будут законы новые придумывать?

Валерий Киселев: Неизбежность наказания, конечно, существует, но это в обществе, которое, так сказать… Мы же говорим о нашем российском обществе, которое должно идти не по системе наказания, не по системе боязни за наказание, а по системе все-таки, так сказать, понимания, для чего ты живешь в этой жизни.

Александр Денисов: Валерий Юрьевич, не убедили насчет совести, конечно, и прочего – не к этому парню.

Валерий Киселев: Я думаю, я телезрителей убедил.

Александр Денисов: К нам да, вот к Ольге, ко мне, ко мне не знаю, вот к Ольге, да, к совести, а насчет этого парня… Не к нему. Спасибо, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за интересную беседу.

Александр Денисов: Спасибо, интересно было, да.

Ольга Арсланова: Елена Ефремова, руководитель юридического отдела федерального проекта комплексной безопасности, юрист-международник, была у нас в эфире. И Валерий Киселев, ветеран группы «Вымпел», эксперт по оружию и писатель. Спасибо большое.

Валерий Киселев: Спасибо.

Елена Ефремова: Спасибо.

Дочь спасла мать от избиения, заказав пиццу. Диспетчер 911 все понял правильно

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Девушка сумела продиктовать диспетчеру 911 свой домашний адрес, делая вид, что заказывает пиццу (архивное фото)

Звонок в службу спасения — единственное, что могла сделать жительница города Орегона, штат Огайо, когда в дом ввалился друг ее матери, пьяный и раздраженный. Она не раз видела, как он избивает ее мать — на этот раз он ударил женщину так сильно, что та отлетела к стене.

Но и вызывать полицию нельзя, потому что агрессор рядом и всё услышит.

Недолго думая, она набрала 911 и стала заказывать пиццу, настойчиво повторяя свой адрес.

Эта история, произошедшая 13 ноября, стала достоянием общественности неделю спустя.

До сих пор рассказы о том, как скрытно вызвать полицию, если вы в угрожающей ситуации, ходили по социальным сетям. Суть инструкции в том, что, дозвонившись, нужно обязательно произнести пароль «пепперони». Насколько известно, это первый реальный случай, когда совет помог.

Американские правоохранительные органы даже проводили медиакампании, информируя о том, что «заказ пиццы по 911» — это миф, и делать так не нужно.

Однако после того как подобный звонок был принят диспетчером и привел к аресту дебошира, полиция изменила свое мнение.

Полицейские высоко оценили смекалку дочери и догадливость диспетчера Тима Тенейка. «Я читал про это в «Фейсбуке», но на обучении про пиццу нам никогда не говорили. Я общался с другими диспетчерами — они говорят, что просто сбросили бы звонок».

Имена женщин не раскрываются, но власти сообщили имя и возраст домашнего агрессора — это 56-летний Саймон Лопес.

Расшифровка звонка в службу 911

Диспетчер Тенейк (1): Орегон девять один один.

Женщина (2): Я бы хотела заказать пиццу на адрес […].

(1).: Вы звоните на 911, чтобы заказать пиццу??

(2): Ну, да. Квартира номер […].

(1). Но это неправильный номер, здесь не заказывают пиццу…

(2). Нет-нет-нет. Вы не понимаете.

(1). Теперь понимаю.

Затем диспетчер начал задавать наводящие вопросы, и женщина нашла способ односложными ответами сообщить информацию о степени опасности, угрожавшей ей с матерью, и о том, нужна ли им медицинская помощь.

(1). Тот человек всё еще там?

(2). Ага, мне нужна большая пицца.

(1).Хорошо. А медики, вам прислать медиков?

(2) Нет. С пепперони.

Как рассказал диспетчер Тенейк местной телестанции 13 ABC, вначале он решил, что звонившая ошиблась номером. Чтобы понять, что происходит, ему потребовалось два вопроса. «Приняв заказ», Тенейк передал срочный вызов полицейскому патрулю и особо подчеркнул, что им надо выключить сирены и огни, когда они будут подъезжать по адресу.

Откуда взялась идея «пиццы 911»?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Почти каждая третья женщина в США испытала на себе домашнее насилие (на снимке — мать с детьми идет в убежище).

Происхождение этой идеи доподлинно неизвестно. Очень похожий сценарий был использован в информационной кампании норвежской ассоциации «Убежище для женщин» в 2010 году.

В мае 2014 года на онлайн-форуме Reddit пользователь, назвавшийся диспетчером службы спасения, описал, как он принял звонок от жертвы насилия, которая говорила о пицце. «Вначале это казалось неумной шуткой, но оказалось, что всё очень серьезно», — писал он.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

До сих пор считалось, что «заказ пиццы» по телефону 911 в случае опасности — это миф

Об этом посте на Reddit затем написал целый ряд СМИ, и в 2015 году в финале Суперкубка, в праймтайм, на американских телеканалах была показана социальная реклама, посвященная теме бытового насилия, где был воспроизведен подобный диалог женщины и диспетчера.

«Когда вам трудно говорить, мы будем слушать», — гласил слоган в конце ролика.

Тема широко разошлась по соцсетям, в частности, в «Фейсбуке» был опубликован пост с ложным утверждением, будто диспетчеры службы спасения в Америке проходят специальные тренинги на случай таких звонков.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Пока диспетчеров службы 911 не учат различать специальные коды или зашифрованные послания, но в будущем всё может измениться

Последовало официальное опровержение. Директор диспетчерских служб Национальной ассоциации чрезвычайной помощи Кристофер Карвер заявил агентству Ассошиэйтед Пресс, что никаких тренингов нет и что диспетчеров не учат различать специальные коды или зашифрованные послания от звонящих на номер 911.

«Напрасная надежда на «секретный пароль», который якобы поймут в службе 911 в любом городе, потенциально очень опасна», — заявил он, и посоветовал людям, оказавшимся в опасной ситуации рядом с агрессором, вместо того чтобы звонить и говорить о пицце, отправить на номер службы 911 текстовое сообщение.

Однако функция упрощенной отправки смс на 911 доступна не на всей территории США. В городе Орегоне, штат Огайо, этот сервис не работает.

В своих пояснениях директор Карвер заверял, что диспетчеры не станут бросать трубку, даже если смысл звонка непонятен. Главное — сообщите диспетчеру свой адрес, советовал он.

Какие варианты есть в Британии в случае домашнего насилия или вторжения в дом?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В Британии в случае опасности можно позвонить на 999 и не произносить при этом ни слова

Если в случае опасности нужно сделать зашифрованный звонок на британский номер 999 — это общенациональный номер телефона для чрезвычайных ситуаций, — можно воспользоваться «принципом молчания». Он подходит для ситуаций, в которых жертва физически не может говорить — например, рот связан — или прячется от преступника, и нельзя издавать ни звука.

Можно набрать 999 и просто молчать. Через пару секунд в трубке прозвучит совет нажать 55, если вы хотите подать сигнал о том, что вам грозит опасность.

Если совершается насилие, есть возможность набрать 999 и не класть трубку. Оставаясь на линии, оператор сможет услышать, что происходит.

Адрес, по которому должен выехать полицейский наряд и/или скорая помощь, определяется по стационарному номеру телефона звонящего или отслеживается через мобильные сети.

Читать «Жестокая игра. Книга 6. Два мира» — Коршунов Павел Борисович — Страница 14

– А ты тут тоже не первый раз? – не сложно было догадаться что Лсаэрос явно один из клиентов этого заведения, а не просто частый гость в Гринхэлде.

– Не первый и надеюсь не последний.

– А зачем тогда… – хотел я задать еще один вопрос, касаемо нашей маскировки, но маг жестом перебил меня, потребовал заткнутся.

– Я смотрю ты уже забыл, что ты немой? – жестко произнес он.

– Мм-а-у, – отрицательно покачал я головой, промычав нечто невразумительное, и тут же доброжелательно улыбнулся, стараясь больше не злить Лсаэроса.

– Вот и хорошо, – ладонь мага легка на ручку двери и потянула ее на себя.

И… я ожидал увидеть чего угодно, но не классический киношный интерьер прошлого десятилетия, взятый прямиком из одной известной фантастической киносаги, Горизонт событий кажется.

Приглушенный желтоватый свет изысканных железных люстр с трудом освещал стоящие в отдалении друг от друга и огороженные шторами массивные деревянные столики, покрытые черным лаком, и находящиеся подле них удобные кожаные диваны темно коричневого цвета. Между своеобразными кабинками, часть которых в данный момент пустовала, с грацией кошек скользили симпатичные девушки-официантки в форме только подчеркивающей их достоинства. Справа от входа находилась длинная барная стойка, слева две двери ведущие видимо на кухню и подсобку.

«Ночная Верона», – неожиданно вспомнилось мне название того бара из Горизонта событий. Владелец был явным фанатом этой киносаги.

– Не отставай, – заметив, что я застыл в удивлении, прошипел маг и уверенно направился вглубь заведения.

Что интересно, своим появлением мы вообще не привлекли какого-либо внимания. Такое ощущение словно всем здесь была абсолютно безразлична тайна наших личностей. Да и выглядели мы как местные, кои очевидно давно уже примелькались кому бы то ни было из гостей города. Вот он еще один плюсик маскировки придуманной Лсаэросом!

А вот видимо и нужный столик – архимаг остановился у закрытой шторами кабинки и отдернув ткань, зашел внутрь, я тут же последовал за ним.

– Здравствуй, Ашан, – поприветствовал он сидящего в одиночестве мужчину достаточно примечательной внешности.

Густые черные волосы, столь же густая, но аккуратно подстриженная бородка. Хитрый прищур карих глаз. Крупный нос с горбинкой. Одет тот был в строгий черный костюм.

– И тебе не болеть, друг мой, – кивнув магу, Ашан взглядом атомарного сканера скользнул по моей фигуре, оценивая внешние и скрытые параметры. – Боец твой парень я смотрю, хороший боец, – восхищенно поцокал он языком. – Его надо в мегаполис перевести в обход охраны?

– Да, – ответил Лсаэрос.

– Ты с ним?

– Да, – снова короткий и четкий ответ.

– Хорошо. Через три часа в красном секторе. Назовешь мое имя, вас пропустят. Не опаздывайте. – И не прощаясь Ашан поднялся из-за стола чтобы покинуть кабинку и само заведение.

– И все? – тихо произнес я

– И все, – согласно и как-то даже радостно кивнул маг. – А теперь я наконец-то хочу поесть нормальной вкусной еды, – он взял со стола незамеченный мною ранее небольшой колокольчик и потряс им.

Раздался приятный мелодичный звон, но не из колокольчика, что явно оказался не простой вещицей, данью старины глубокой, а где-то рядом, за шторами. Ткань отодвинулась и в кабинку заглянула рыжеволосая миниатюрная девушка.

– Заказ? – спросила она.

– Да, естественно!

– Меню?

– Не нужно, меня память еще ни разу не подводила.

– Хорошо, – девушка проскользнула в кабинку и достав из-под черно-белого фартука блокнот и ручку приготовилась записывать.

Я вопросительно взглянул на мага, не рискнув без его разрешения нарушить маскировку немого.

– При ней можно, – тот понял меня без слов.

– Чай, зеленый, с имбирем и что-нибудь мясное.

– Мясное… – задумалась девушка. – Бифштекс из…

– Доверюсь вашему вкусу, – улыбнулся я. – И простите что перебил.

– Ничего, – девушка подарила мне ответную улыбку.

Быстро записав заказ архимага, официантка озвучила время ожидания и сделав шаг назад, мгновенно скрылась за шторкой. Уединенность клиентов для них точно превыше всего. На что намекает так и полное отсутствие внутри заведения охраны. Впрочем, этот вопрос легко решается скрытыми орудийными системами и камерами наблюдения. Да и снаружи достаточно людей чтобы угомонить любого неуравновешенного посетителя.

– Я бы не советовал тебе с ней флиртовать, – осуждающе произнес Лсаэрос.

– М-м?

– Ты не задумывался почему внутри нет охраны?

– Есть такое, вот только что размышлял об этом, – честно ответил я.

– Эти девочки, – кивок на шторку, за которой скрылась официантка, – дадут фору любому. Даже вооруженному до зубов противнику. Под фартуком у них не только блокнотик и ручка спрятаны. Да и форма не такая уж и простая, не каждая пуля эту ткань пробьет. В общем, по этому нас пропустили сюда без намека на обыск.

Глава 5

– Красный сектор? – поинтересовался я у Лсаэроса, когда мы наконец покинули бар – до встречи с Ашаном оставалось чуть больше часа.

Нет, конечно же, я хотел спросить об этом и раньше! Но стоило только мне вопросительно посмотреть на архимага, с таким удовольствием уминающего очередное блюдо местного шеф-повара, как получил в ответ взгляд, под которым даже бог наложил бы в штаны. В общем, я тогда решил больше не отвлекать его во избежание преждевременной кончины, не его, моей. Хотя убивать меня он скорее всего бы не стал, а вот надавать, так сказать, по шее, вполне мог.

– Стоянка воздушной техники на окраине Гринхэлда, – сыто рыгнув, ответил маг. – Нейтральная территория. За порядком следят четыре крупнейших и соответственно сильнейших группировки города.

– Черепа и анархы в их число входят? – задал я следующий, вполне логичный вопрос.

– Слава богам, нет, – покачал головой Лсаэрос, заводя электробайк все тем же способом – при помощи магии крови. Но прежде он конечно же осмотрелся, чтобы его чудеса не попали на глаза кому из охранников бара. – Садись, поехали уже, – поторопил он меня. – Нам еще минут сорок до места пилить.

– По окружной что ли? – догадался я.

– Да. До того я спешил, но сейчас лучше не привлекать лишнее внимание. Хотя куртку пока оставь, – заметив мой задумчивый взгляд, добавил он и пояснил: – через районы анархов мы проезжать точно не будем, а черепа живут вообще на другом конце города.

– То есть получается, что въезд в красный сектор далеко не один?

– Конечно нет! Их три и только один ведет в центральную часть города, остальные находятся на окраине.

– И там, на въездах, о нас точно будут знать?

– Должны, – немного подумав, но все же сомнительно пожал плечами архимаг. – Ашан не последний человек в городе. Ему принадлежит самая крупная грузовая площадка и три транспортника. Считай основной товарооборот через него проходит.

И вот мы снова покинули центр Гринхэлда, выбравшись практически на окраину. Видимо соваться дальше, в самую глушь, Лсаэрос не стал по причине отсутствия там нормальной дороги.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

«Антитабачный закон» в действии?

В пятницу во Владимире проводились учения УМВД по Владимирской области. По долгу общественной деятельности находился я в сей роковой момент, когда полицейским было объявлено о начале операции, в административном здании области. Собрался я около 16:00 выйти покурить, а не тут-то было: все входы/выходы здания были закрыты, дежурившие на посту N1 полицейские, облачившись в шлемы и бронежилеты, на возмущенные возгласы чиновников различных рангов отвечали добродушно и лаконично:«У нас приказ такой. До особого распоряжения». Затем людей всё-таки стали впускать и выпускать порционно. С одной такой порцией мне удалось выйти из здания вслед за проверяющим, как сработали, начальником УМВД по г. Владимиру Александром Разовым. Дверь за нами тут же закрылась на засов. «Ну, думаю, обратно не вернуться быстро».

Обойдя Белый дом, увидел, что по периметру выставлено оцепление, а на площади-парковке у здания стоят автозаки с высыпающимися оттуда в полном обмундировании сотрудниками полиции. Подъезжали ещё машины с спецсигналами и без, из которых выходили, видимо, начальники. Страшновато было всё это видеть. «Случилось что ли чего? Может, террористический захват какой?» – подумал я. Но когда увидел, что простые люди спокойно прогуливаются и с таким же недоумением следят за происходящим, решил, что это, наверное, какие-то учения, тем более, что никого не разгоняли и не перекрывали территорию. Я, понимая, что обратно вернусь только по завершении всего действа, спустился и встал у отчего-то пустовавшей уже второй день Галереи славы Владимирской области. Это вот тут, справа (я стоял на углу):

Только я закурил, ко мне подошёл мужчина в штатском в компании ещё двоих и, выдвинувшись вперёд, с определённой долей «наезда» в интонации спросил: «Молодой человек, а почему вы здесь курите?».

— А почему нет? – поинтересовался я.

— Вы знаете, что вы, вообще-то, нарушаете закон? Здесь нельзя курить, – нравоучительно сказал мужчина.

— Какой закон я нарушаю? – удивился я.

— Федеральный, – стушевавшись и потеряв нотки «наезда», сказал мужчина.

— Какой, федеральный? – переспросил я.

— В общем, здесь нельзя курить, понятно!? Это здание государственной власти, – с вернувшимся напором сказал неизвестный мужчина в штатском.

— Если Вы имеете в виду федеральный закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма…», то я его не нарушаю.

— Здесь нельзя курить. Это территория органов власти, – теперь даже без старания показать вежливым указал мне мужчина.

— О какая территории Вы говорите? В законе сказано, что нельзя курить в зоне 15 метров от входа в речные, морские, авто- и ж/д вокзалы и входов на станции метро, – удивился я.

— … и у государственных учреждений… там есть, – сказал мужчина несколько растеряно.

— Не «у», а «в», – уточнил я.

— Ну чё, спорить будем? – решив не выяснять, что я якобы нарушаю, сказал мужчина.

Здесь, думаю, надо прервать цитирование этого диалога и дать некоторые пояснения. Многие удивятся, не поверив, что я так сходу процитировал одно и положений «антитабачного закона» и его название. Но, к сожалению или к счастью, это так…

Я читал и очень интересовался этим законом ещё на этапе его написания, т.к. понимал, что этот тогда ещё законопроект меня касается в первую очередь – я же курильщик. Очень въедливо я перечитывал положения этого документа, т.к. пытался понять и осмыслить, что именно мне запретят и, главное – что я не должен буду нарушать! Я участвовал в общественной экспертизе этого законопроекта, когда она проводилась на официально правительственном портале zakon.government.ru (сейчас он, кстати, уже не работает). Я прошёл специальную сложную процедуру регистрации с получением пароля по «Почте России», вчитывался в каждое слово законопроекта… И не для того чтобы как-то придраться, «разнести» это законопроект, который якобы ущемляет мои права. Нет! Я так же против того, чтобы курили в подъездах, на лестничных площадках, чтобы курили в коридорах различных государственных учреждений, водители – в маршрутках и автобусах, да даже чтобы курили на остановках общественного транспорта (хоть закон этого запрета и не предусматривает). Я поддерживаю многие пункты этого закона, так как понимаю, что некурящим людям действительно очень неприятно вдыхать отравляющие вещества, это если ещё не учитывать, что табачный дым им приносит реальный вред, гораздо больший, чем самому курильщику. Я всё это прекрасно знаю и понимаю!

Ещё задолго до мысли о разработке этого закона я всегда, если закуривал, оглядывался по сторонам, нет ли кого рядом, особенно детей; если я закуривал на остановке, то всегда старался отойти в сторону и рассчитать, куда дует ветер, чтобы дым от сигареты не сносило на некурящих людей; когда ходил на стадион, чтобы посмотреть футбол, я всегда старался сесть куда-нибудь в нелюдном пространстве или в компанию курящих болельщиков. Я всегда старался и стараюсь уважать права некурящих, потому что если уж я гублю своё здоровье, то не надо губить здоровье других, тем более в данном случае предотвратить это достаточно просто.

Так вернёмся к нашей случаю. После сложившейся ситуации, развернувшегося диалога и слов «Спорить будем?» я несколько растерялся, т.к. подумал, если человек в штатском, не очень знает ни названия закона, ни его конкретного содержания, не представился, невежливо разговаривает, может, это, несмотря на такое большое количество сотрудников полиции на площади, и не полицейский вовсе, а какой-нибудь простой охранник? Ну не будет же обычный человек так навязчиво и с «наездом» требовать от меня того, чтобы я соблюдал мифические положения закона?

— Простите, а Вы кто? Представьтесь, пожалуйста, попросил я.

— Я, вообще-то, заместитель начальника […], майор полиции […], – сказал полицейский и начал доставать из висевшей на его плече сумочке удостоверение, в которой, как я теперь заметил, был ещё и пистолет. Я, к несчастью, из-за того, что растерялся, во-первых, видом вот просто так висевшего из сумки пистолета, во-вторых, неожиданностью, что это всё-таки полицейский, а в‑третьих, вычурного «наезда», не успел запомнить фамилию сотрудника полиции.

— А ты кто? Документы где?, – не успев достать удостоверение, беря меня, следуя профессиональному сленгу, «на понт», заявил полицейский.

— Мои документы там. И я не могу туда попасть из за этого всего, – указывая по диагонали на Белый дом, ответил я.

— Ну-ка пробей его! – сказал разговаривавший со мной полицейский рядом стоящему человеку в штатской и с такой же сумкой «через плечо» с пистолетом и отошёл в сторону.

— Фамилия, имя, отчество, дата рождения, где проживаете, номер телефона? – вежливо спросил также не представившийся молодой человек.

Я назвал всё, что он попросил. Ну не ехать же мне ещё на сутки в отдел для установления личности, а уж основания – ориентировку на молодого человека славянской внешности, среднего роста, в белой рубашке и чёрных брюках – им не составит труда найти, учитывая уже, по-моему, обнаглевший тон, в котором со мной общались.

Пока меня «пробивали» мужчина, требовавший от меня не курить, раздавал какие-то распоряжения рядом стоящим, заметив:«А то Разов-то сейчас придёт». Я спросил, а надолго ли это всё? «Если бы мы знали», – ответили мне.

— Есть такой. Всё правильно назвал, – отрапортовались обо мне.

— Вот ты всё это время тут стоишь и даже сигарету не выбросил, – сказал мне зам. начальника.

— Ага, чтоб Вы меня за то, что я мусорю, оштрафовали ещё?, – парировал я.

— Никто тебя штрафовать не собирается. Так! На первый раз выношу тебе предупреждение. А если повторится, то оштрафую!

— За что? Я ничего не нарушаю, всё по-прежнему удивлённо спрашиваю я.

— Это уже суд решит!

— Вот именно. Пусть суд и решает. Я ничего не нарушил. Тем более штраф мне выписать нельзя, даже если бы и не нарушил. Закон ещё не приняли

— Ты не выполняешь законных требований сотрудника полиции. Сигарету ты так и не выкинул. За это – до 15 суток административного ареста. А на первый раз я вам выношу предупреждение, – продолжая брать меня «на понт» и незаконно от меня требуя чего-то, сказал полицейский.

Ладно, всё с Вами понятно, – ответил я, поняв, что, видимо, не знающему закона полицейскому мне ничего не доказать.

Вот там пройди. Здесь ходить нельзя и выкинь сигарету где-нибудь там, – завершил разговор полицейский, указав на боковую лестницу Белого дома.

Там же нет урны…, – сказал я и пошёл обратно, к боковой лестнице.

Вернувшись к ноутбуку, я в очередной раз посмотрел интересующий закон. Может, и правда, я неправ? Оказалось – нет, прав.

«Статья 12. Запрет курения табака на отдельных территориях, в помещениях и на объектах.

… 4) на воздушных судах, на всех видах общественного транспорта (транспорта общего пользования) городского и пригородного сообщения (в том числе на судах при перевозках пассажиров по внутригородским и пригородным маршрутам), в местах на открытом воздухе на расстоянии менее чем пятнадцать метров от входов в помещения железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэропортов, морских портов, речных портов, станций метрополитенов, а также на станциях метрополитенов, в помещениях железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэропортов, морских портов, речных портов, предназначенных для оказания услуг по перевозкам пассажиров;

… 8) в помещениях, занятых органами государственной власти, органами местного самоуправления;»

Как и предполагалось, то, чего требовал от меня сотрудник полиции, было незаконно. Он, видимо, перепутал, процитированные пункты закона. Наверное, ему просто нужно было, чтобы я не маячил около Белого дома. Ну если так: подойди, представься сам и скажи «Так, мол, и так. У нас операция тут. Отойдите, пожалуйста, в сторонку». Я бы спокойно отошёл, всё понимаю – начальство гневаться будет и т.п. Но зачем так зарубаться-то о том, чего не знаешь? Не выучил? Не прочитал? Зачем тогда? Наверное, так же посмотрел по телевизору, как и многие простые граждане, и подумал: «О! Курильщиков теперь во всех общественных местах в 15 метрах штрафовать можно!» А может, и про 15 метров он тоже ничего не знал, т.к. стоял я от входа в здание, занятого органами государственной власти, метрах в 70, да и менее чем в 15 м. тоже курить не запрещается.

Я всегда трепетно и с уважением относился и отношусь к полиции, я, можно сказать, вырос в семье милиционеров. Отец – майор в отставке и дядя – подполковник, служившие почти 30 лет государству честно! Над ними даже сослуживцы всех уровней смеялись и называли «белыми воронами»: ну как можно работать в ГАИ и не брать взятки? Так и я рос и воспитывался в честности. Я никогда не пользовался, не пользуюсь и не буду пользоваться блатом и привилегиями типа «Ща, погоди, я папе позвоню. Всё решим». Если несколько лет назад, я перешёл дорогу не по переходу, то не стал звонить никому и просить «отмазать меня», а заплатил штраф, потому что знаю, что нарушил и должен отвечать. Благо, встречи с милицией/полицией в жизни у меня были нечастыми, но со мной всегда вежливо разговаривали, говорили чётко, в чём проблема. Я знаю, с какими сложностями встречаются простые полицейские и их семьи: куча работы, которую чтобы нормально выполнять, нужно круглосуточно работать и без выходных, начальство требует показателей, граждане тебя мало того, что не боятся, так и не уважают вообще; да и семью нужно как-то кормить. А если учесть, что эти люди почти каждый день (если говорить о ГАИшниках, то каждый день и не раз) видят смерть, последствие насилия и т.д., то можно понять, что в голове у этих людей творится. Я не оправдываю, я говорю, как есть. Конечно, очень много «оборотней в погонах», взяточников, тех, кто пользуется властью и издеваются над беззащитными перед ними людьми… и такие есть и их очень-очень много. Слава Богу, что мне с такими дел иметь не приходилось!

А здесь… Ну если ты надел мундир (образно выражаясь, т.к. в описанном случае даже его не было), то уж будь добр хотя бы знать, что ты должен делать, а что не имеешь права. И как после таких рядовых и простых ситуаций, с которыми каждый может встретиться с большей долей вероятности, чем, например, в какой-нибудь драке или при самообороне, полиция просит об уважении?

Ну да ладно… Остаётся только надеяться, что тот майор, если и не прочитает упомянутый закон, то хотя бы спросит у кого и подумает: «А ведь мальчик был прав» и, главное – в подобных ситуациях будет поступать по-другому. Остаётся только надеяться…

Мне нравитсяНе нравится

Нейронная сеть «Яндекса» подняла качество старому кино о Великой Отечественной войне

«теперь очередной ляпсус. Если гомосексуализм не бывает врожденным, то как объяснить баранов, собак, птиц и прочих самцов, трахающих друг друга?»

Ну, в общем, с подобным не то что нарушением, а врождённым отсутствием логики продолжать спор бессмысленно.
Как из наличия чего-то у животных следует, что оно а) врождённое, б) врождённое у людей?
Думаю, вопрос этот лишний — вы, похоже, не в состоянии обнаружить логический разрыв в своей конструкции примыкания несвязанных высказываний. Вам примыкания достаточно.

Дальше применяется классический метод научной парадигмы для лохов, наукой не занимающихся: повторить ещё раз, и ещё раз, и ещё раз: есть, есть, есть.
Или как Зорик: провалили, ляпсус, слиф защитан, защитан, защитан.
Так вы своего жирафа не продадите.

Последний раз спрашиваю: жабры у человеческого эмбриона есть?

Про животных, кстати, вообще довольно прикольно у либералов и эволюционистов: у них выработался довольно дикий и странный силлогизм, в котором они не видят ничего странного, выкрикивают его не приходя в сознание:
«Вот у животных есть то-то, значит, нам надо так же».

Например, «3000 видов животных не находят ничего плохого в гомосексуализме, и только злые и жестокие хомо саписенсы, тупые и косные…»

Там таких много. В несколько изменённом формате «Вот у животых Х, значит, и у людей тоже Х». Объяснили, чо.
Люди же животные, произошли вот от этих, значит, всё переносится прямым переносом.

«Вот как устроено доминирование у горилл, значит, и у людей точно так же». «Вот какие взаимоотношения самок и самцов у стрекоз/богомолов/котиков/енотов, значит, это объясняет отношения мужчин и женщин». Ну и так далее.

Понятно, что идиотизм логики, приводящий к рассуждению «Животные гадят, где придётся — вот и нам надо тоже», «животные отнимают еду у слабых — надо и нам», к отрицанию того, что человека человеком делают отличия от животных — им не доступен.

Понятно, что либерасты не видят в этом ничего плохого, ни нарушения логики, ни идиотизма самой конструкции, ни вопиющего идиотизма выводов, потому что они десятилетиями упражняли этот же силлогизм в форме «А вот в США/Германии/Европе/Японии/Цивилизации… то-то, а в сраной-то рашке не так, а надо и нам…»

Я слышал совершенно дикие конструкции про детей, например: «А вот в Японии мальчиков до семи лет …, а потом уже…, а нас-то всё кондово и неправильно».
И говорящий даже не понимает, что он несёт.

Что нужно знать, когда у вас есть или при ношении оружия для личной защиты.

Первый: Единственный верный способ победить в ожесточенной конфронтации — это вообще избежать конфронтации.

Секунда: Пистолет — инструмент последней надежды. Его нельзя использовать для разрешения мелких споров и т. Д., Он предназначен только для защиты невинных жизней, находящихся в неминуемой и непосредственной опасности.

ВНИМАНИЕ! Эта статья довольно длинная и касается только объема информации, которую вам необходимо знать при ношении или использовании огнестрельного оружия для личной защиты и защиты дома.

Когда я могу стрелять в режиме самообороны?

Как инструктор по стрельбе из пистолета, советник по обучению NRA и инструктор по личной защите, я все время получаю этот вопрос от своих учеников. Ответ не так однозначен, как многие думают, и сильно отличается от юрисдикции к юрисдикции. Так что я постараюсь ответить на этот вопрос как можно лучше, чтобы уберечь вас от неприятностей и от тюрьмы. Большинство штатов, даже государства, выступающие против оружия, позволяют вам защищать свою жизнь и жизнь ваших близких, когда это оправдано.Вопрос не в том, есть ли у вас право защищать свою жизнь или право стрелять, реальный вопрос заключается в том, сочтет ли местный окружной прокурор или прокурор ваши действия оправданными с помощью теста разумного человека. Он спросит себя, сможет ли он убедить 12 разумных людей (присяжных) в том, что ваши действия не были оправданы, и сможет ли он убедить эти же 12 человек в том, что вы действовали опрометчиво или что ваши действия были чрезмерными или ненужными?

Да, я знаю; Ответить не так просто, как можно было бы подумать, поскольку большинство присяжных состоят из людей с разными мнениями, особенно по поводу оружия.Когда дело касается присяжных и судебных процессов, будь то уголовные или гражданские, ничего не гарантируется.

Итак, вместо того, чтобы спрашивать: « Могу ли я стрелять? », вопрос должен звучать так:« Я должен стрелять? ». То есть, если я не застрелю этого человека прямо сейчас, я погибну или получу серьезные телесные повреждения.

Итак, что нужно знать при ношении оружия для личной защиты?

Есть несколько элементов законной стрельбы для самообороны, и все они должны присутствовать одновременно, чтобы вы были в некоторой степени уверены, что окружной прокурор не будет выдвигать против вас уголовные обвинения.(Хотя ничто не может гарантировать, что они этого не сделают.) Первые два элемента, которые вам нужны, — это то, что вы должны быть невинной жертвой атаки и должно быть присутствие неминуемой угрозы.

Тогда вам нужно будет доказать:

  • Способность
  • Возможность
  • Манифест намерения
  • Прекращение

Позвольте мне объяснить каждый из них и то, как они применяются.

Способность — Ваш злоумышленник должен иметь возможность серьезно ранить вас (любимого или невиновного человека).Обычно это какое-то оружие, но также может быть человек без оружия. Не всем злоумышленникам необходимо оружие для нанесения серьезных телесных повреждений. Имейте в виду, что сами по себе угрозы не означают, что злоумышленник может нанести вам вред. Например, кто-то в инвалидном кресле может не справиться с угрозой, если у него нет пистолета, потому что вы можете просто сбить его с толку, тогда как эксперт по боевым искусствам без оружия может наверняка нанести вред. Каждая ситуация индивидуальна, и вы должны принимать эти решения в большинстве случаев за доли секунды.Спросите себя, может ли он нанести мне серьезную травму.

Возможность — В то же время ваш злоумышленник должен иметь возможность нанести серьезные телесные повреждения. Там, где огнестрельное оружие обычно считается смертельным практически на любом расстоянии, кто-то с ножом на расстоянии 25 ярдов не будет считаться непосредственной угрозой из-за расстояния. Эффективная дальность действия — очень важный фактор возможностей, и не забудьте спросить себя, представляет ли атакующий «непосредственную угрозу»? Он так далеко, что я могу просто безопасно отступить, убежать, сесть в машину и уехать? Это все вопросы, которые окружной прокурор задаст себе в процессе принятия решения о возбуждении против вас уголовного дела.

Явное намерение (или неминуемая опасность) — Вы находитесь в «неминуемой опасности», когда злоумышленник вербализацией или своими действиями указывает, что он намерен убить вас или серьезно ранить вас, и что он намеревается сделать это сейчас. Однако во многих случаях злоумышленник может не сказать словесно, что он намеревается причинить вам серьезные телесные повреждения, намерение, конечно же, является умственным процессом, и во многих случаях именно то, как вы воспринимаете действия нападающего, дает вам повод действовать в порядке самообороны.Откуда вы знаете, что он собирается убить вас, если он вам не скажет? Вспомните 12 разумных людей, о которых мы говорили… Основываясь на том, как действовал нападающий, его действия и т. Д., Могли бы эти 12 человек сделать вывод, основываясь на его действиях, что он намеревался нанести вам серьезные телесные повреждения: «Восприятие — это все в этом случае». Если у вас есть разумные основания полагать, что его намерение состоит в том, чтобы убить вас, тогда вы, вероятно, имеете право использовать смертоносную силу для защиты себя. Также помните, что это может включать обстоятельства, когда оружие злоумышленника оказывается поддельным, незаряженным и т. Д., Поскольку у вас не было оснований полагать, что это не так, и иногда возникает ситуация, когда человек действует опрометчиво без определенного намерения убить. вы, но вы наверняка можете получить серьезные телесные повреждения или смерть в результате его действий.Помните, что намерение — это мыслительный процесс, и его очень трудно доказать, но если у вас есть разумное убеждение в предполагаемой угрозе, этого может быть достаточно, чтобы оправдать ваши действия по самообороне.

Исключение — Исключение просто означает, что у вас не было других доступных вариантов, и вы должны были стрелять, чтобы защитить свою жизнь, и что ВСЕ другие варианты были рассмотрены и исключены. 12 разумных членов жюри должны быть убеждены в том, что в данных обстоятельствах у вас не было логической или разумной альтернативы, кроме как использовать смертоносную силу для защиты.Помните, это хорошо, если присяжные сочтут ваши действия сдержанными, разумными и согласны с тем, что вы приложили все разумные усилия, чтобы смягчить ситуацию. Имейте в виду, что в некоторых штатах действуют «законы об обязательном отступлении», поэтому вам необходимо знать законы своего штата и юрисдикции. Как правило, законы об обязательном отступлении применяются ко всем ситуациям, кроме случаев, когда жертва находится в собственном доме.

В БОЛЬШИНСТВЕ случаев вы не должны быть первоначальным агрессором. Если вы начали с кем-то спор, и он превратился в некрасивый, или кто-то напал на вас, а затем отступил, но затем вы пошли за ним, ваши действия в качестве первоначального агрессора или продолжающегося агрессора могут просто посадить вас в тюрьму, даже если все 4 пункта выше были присутствует или нет.Вы должны быть невиновной стороной почти во всех случаях. Решение применить смертоносную силу всегда зависит от баланса двух противоположных факторов: подверженности риску и сдержанности.

Результат уголовного или гражданского судопроизводства часто определяется не столько тем, как написан закон, сколько тем, кто может убедить 12 разумных людей сочувствовать своей стороне, а преграда часто оказывается волшебным ингредиентом, чтобы оправдать вас. Жюри иногда не так разумно, поскольку каждая сторона пытается выбрать членов жюри, симпатизирующих их стороне.

Сила в континууме силы

Ого, что это? Force on Force Continuum — это стандарт, который предоставляет сотрудникам правоохранительных органов и сотрудникам службы безопасности (например, полицейским, сотрудникам службы пробации, сотрудникам исправительных учреждений и т. Д.) Рекомендации относительно того, сколько силы может быть применено против сопротивляющегося субъекта в данной ситуации. Цель этих моделей — прояснить для офицеров и граждан сложную тему применения силы. Проще говоря, все это связано с эскалацией силы, которую разумный человек может применить в любой конкретной ситуации, и снова является фактором в вашем процессе принятия решений.

Континуум силы прогрессирует от словесных приказов до физического сдерживания, несмертельной силы, такой как перцовые баллончики, тазеры и т. Д., До, а в некоторых случаях, смертельной силы. Общее правило применения силы состоит в том, что может применяться только необходимая сила. Когда сила применяется отдельным лицом (например, для защиты жизни или собственности), допустимая сила — это только то, что является разумным и необходимым в данных обстоятельствах.

Когда используется уровень силы, превышающий словесные команды, вы несете ответственность за степень приложенной силы.Обычно по закону вам разрешено использовать тот же уровень силы, что и ваш нападающий, чтобы защитить себя или других или закончить столкновение. В случае применения силы со смертельным исходом в первую очередь должны быть предприняты или рассмотрены другие уровни применения силы, если только смертоносная сила не была единственным способом минимизировать человеческие жертвы или предотвратить серьезные травмы.

Например, вы сидите в баре и пьете со своей особенной дамой, когда к вашему столику подходит мужчина и начинает приставать к вашей подруге. Вы говорите парню, чтобы он побил его, и он немедленно начинает устно угрожать вам, поэтому вы достаете свое огнестрельное оружие и стреляете в него.Это, конечно, будет считаться чрезмерным применением силы. Несбалансированное применение силы может привести и приведет вас в тюрьму, поскольку вы можете применить только то количество силы, которое необходимо и разумно для контроля ситуации.

В другом примере, допустим, вы проявили сдержанность и сказали парню заблудиться, а затем он покинул место происшествия, как вы просили, но через час вы идете домой из бара, и тот же человек выскакивает из тени и удивляет вас, вы замечаете, что у него есть нож или что-то вроде ножа, и он кричит, что собирается убить вас.…. в этом случае вы будете оправданы в использовании своего огнестрельного оружия для самообороны, поскольку вы можете использовать равную силу против нападающего, он, кажется, имеет смертоносное оружие, а также имеет способность, возможность и устно заявил о своем намерении убить вас. Теперь вы используете свое огнестрельное оружие, чтобы защитить свою жизнь, потому что вы определили, что нет возможности безопасно отступить, и у вас нет времени использовать или рассматривать другие варианты, у вас просто может быть оправданная оборонительная стрельба. Обратите внимание, я сказал, что может…. Ничто в этой игре не гарантировано, я видел, как суды присяжных очень быстро идут не так, как надо, и это может случиться, даже если вы думаете, что вы правы.Скорее всего, этого не произойдет, если доказательства и показания свидетелей подтверждают доказательства, но мне нужно, чтобы вы всегда думали о том, что, если?

Неравномерность силы

Смертельная сила не может быть применена, если жертва не опасается серьезных телесных повреждений или смерти. Обычно для этого требуется наличие оружия. Однако иногда между сторонами существует значительная разница в силе или боеспособности. Примеры: мужчина против женщины, эксперт по боевым искусствам против нормального мужчины, двое или трое мужчин против одинокого человека и т. Д.Эти и другие различия учтены в законе, однако четких указаний нет. Мужчина за 250 фунтов и мужчина за 150 фунтов обычно вообще не считается несоответствием.

Переданное намерение

Передаваемое намерение (или переданный злой умысел в английском праве) — это доктрина, также используемая в уголовном праве, когда намерение причинить вред одному человеку непреднамеренно причиняет вред другому человеку. Согласно закону, лицо, причинившее вред, будет рассматриваться как «умышленное» действие посредством доктрины «переданного намерения».Проще говоря, если вы используете свой пистолет для защиты своей жизни и случайно стреляете в невиновного с помощью стоячего, это намерение передается от вашей предполагаемой цели (вашего нападающего) к невинной жертве, которую вы убили. В этом случае вас, скорее всего, арестуют и предъявят обвинение в убийстве 2-й степени, независимо от обстоятельств, которые произошли между вами и злоумышленником.

Доктрина конкурирующего вреда

Доктрина конкурирующего вреда — это юридическая доктрина в определенном U.С. заявляет, что в основном позволяет вам нарушить практически любой закон в книгах, если человек считает, что необходимо избежать неминуемого физического вреда себе или другому, оправдано, если желательность и срочность предотвращения такого вреда перевешивают, в соответствии с обычными стандартами разумности, вред стремился предотвратить статут, определяющий обвиняемое преступление. Желательность и неотложность такого поведения не могут основываться на соображениях, касающихся морали и целесообразности такого закона.Доктрина конкурирующего вреда также включает убийства в случаях самообороны.

Обоснованное убийство

Вы также должны понимать, что на самом деле не существует закона, называемого «Самозащита», и что когда вы забираете жизнь другого человека, это всегда начинается как Убийство …. Затем это дело Генерального прокурора, Окружной прокурор, окружной прокурор или присяжные на суде должны определить, были ли ваши действия оправданы по закону. Убийство с оправданием означает, что вы виновны в убийстве, но оно было оправдано по закону.

Доктрина замка

Доктрина замка — это правовая доктрина, определяющая место жительства человека (или, в некоторых штатах, любое законно занимаемое место [например, транспортное средство, рабочее место, гостиничный номер или другое временное жилище]) как место, в котором это лицо имеет определенные защита и иммунитеты, позволяющие ему или ей при определенных обстоятельствах применять силу (вплоть до смертельной силы) для защиты от злоумышленника, без юридической ответственности / судебного преследования за последствия примененной силы.Обычно применение силы со смертельным исходом считается оправданным, и защита оправданного убийства применима в случаях, «когда субъект обоснованно опасается неминуемой опасности смерти или серьезных телесных повреждений для себя или другого лица».

В Нью-Гэмпшире:
http://www.gencourt.state.nh.us/RSA/html/LXII/627/627-4.htm
http://www.gencourt.state.nh.us/RSA /html/LXII/627/627-7.htm

Отстаивайте свой закон

Закон о стойкости — это тип закона о самообороне, который дает людям право использовать смертоносную силу для защиты без каких-либо требований уклоняться или отступать из опасной ситуации.Это закон в некоторых юрисдикциях в Соединенных Штатах. Основа может лежать либо в статутном праве, либо в прецедентах общего права. Одно из ключевых различий заключается в том, применима ли эта концепция только к защите законно занятых мест. Согласно этим правовым концепциям, лицо имеет право применять смертоносную силу в определенных ситуациях, и закон о непоколебимости будет служить защитой или иммунитетом от уголовных обвинений и гражданского иска. Разница между иммунитетом и защитой заключается в том, что иммунитет запрещает иск, обвинение, задержание и арест.Защита, в том числе утвердительная защита, — это факт или набор фактов, которые могут избежать или смягчить неблагоприятные правовые последствия противоправного поведения ответчика.

Сорок шесть штатов США приняли доктрину замков, согласно которой человек не обязан отступать вообще, когда на его дом напали. Двадцать два штата пошли еще дальше, сняв обязанность отступать из других мест за пределами дома. Такие законы «стоять на своем», «линия на песке» или «не обязаны отступать», таким образом, гласят, что у человека нет обязанности или другого требования покинуть место, в котором он имеет право находиться, или отказаться от земли. нападавшему.Согласно таким законам, нет обязанности отступать из любого места, где может находиться защитник по закону. Другие ограничения все еще могут существовать; например, находясь в общественных местах, человек должен законным образом носить огнестрельное оружие, будь то скрыто или открыто.

В Нью-Гэмпшире: http://www.gencourt.state.nh.us/RSA/html/LXII/627/627-4.htm

Использование огнестрельного оружия для защиты вашей собственности.

Еще один вопрос, который все время задают: могу ли я использовать свое огнестрельное оружие для защиты своей собственности? Простой ответ здесь — да и нет.Чего ждать? Точно, опять же, каждое обстоятельство требует анализа, сдержанности и здравого смысла с вашей стороны, всегда думая об этих 12 разумных, а иногда и не очень разумных людях в составе жюри. Почти во всех случаях и в большинстве штатов нельзя стрелять в кого-либо для защиты собственности, за исключением случаев поджога в некоторых штатах. Например, вы находитесь в торговом центре и наблюдаете, как кто-то угоняет ваш автомобиль. Есть ли у вас основания использовать смертоносную силу, чтобы его остановить? абсолютно нет, есть ли у вас право размахивать своим огнестрельным оружием, чтобы предотвратить это, это зависит от законов в вашей юрисдикции — поэтому очень важно знать законы вашего штата и вашей конкретной области, проконсультировавшись с юристом, разбирающимся в этом виде закон.В некоторых штатах размахивание огнестрельным оружием считается смертельной силой, в то время как другие этого не делают, но помните, когда вы размахиваете своим огнестрельным оружием; ваша жизнь может измениться навсегда. На мой взгляд, почти никогда не бывает хорошей идеей использовать свое огнестрельное оружие для защиты собственности и просто позвонить в полицию, быть хорошим свидетелем и позволить им справиться с этим.

Некоторые инструкторы используют пример Shark Tank, чтобы упростить это, и это выглядит примерно так. Ваш сын падает в аквариум с акулами, наполненный голодными акулами, вы бы прыгнули, чтобы спасти его? Конечно, теперь подумайте, что вы уронили свои очень дорогие часы за 600 долларов в тот же резервуар.Не могли бы вы прыгнуть в танк, чтобы забрать часы? Наверное, нет, потому что 600 долларов действительно не стоят того, чтобы терять свою жизнь.

Что делать, если кто-то находится в вашем доме и грабит вас? Хороший вопрос и еще одна тема, которую нужно затронуть. Во-первых, позвольте мне сказать, что во многих штатах есть Доктрины Замков, которые защищают владельцев домов в таких случаях, однако вы все равно не хотите стрелять в невооруженного человека или кого-то, кто не представляет для вас угрозы. Тот факт, что они находятся в вашем доме без вашего разрешения, не дает вам оснований стрелять в них.Многие из этих ситуаций можно разрешить и / или разрядить без единого выстрела с помощью словесных команд, таких как «ВЫХОДИТЕ, у меня есть пистолет, и я буду защищать свою семью, полиция уже в пути» . Я также всегда говорю своим ученикам не искать злоумышленников в вашем доме, потому что во многих случаях у них есть тактическое преимущество в вашем собственном доме. Вы не представляете, где они, сколько их и какое оружие у них есть. Лучше забаррикадироваться в безопасном помещении, например, в спальне и т. Д., Вызвать полицию и просто защитить вход в комнату, что даст вам тактическое преимущество, или, если возможно, выйдите из дома и вызовите полицию, запомните свое имущество. заменим, твоя жизнь — нет.

Если вы все-таки оказались в ситуации, когда вам действительно нужно застрелить незваного гостя в вашем доме, вы должны сначала проверить свою цель или, по крайней мере, приложить все усилия для этого … .. вы просто не знаете, может ли это удивить вашего сына вы возвращаетесь домой из колледжа или больной болезнью Альцгеймера по дороге, который не желал вам вреда, и такого рода инциденты действительно случаются. Вот почему словесные команды и подтверждение вашей цели имеют решающее значение даже в вашем собственном доме. Судебную защиту за выстрел в злоумышленника в вашем доме намного легче выиграть, если бы вы были на публике, и даже легче, если бы вы проявили сдержанность перед выстрелом.Вы не хотите стрелять в кого-то, кто не причинит вам вреда — даже в вашем собственном доме действуют четыре упомянутых выше элемента. Во многих случаях вас даже не арестуют, если вы будете следовать правилам, если только полиция или окружной прокурор не заподозрят обман, фальсификацию улик и т. Д. Ни при каких обстоятельствах вы не должны вмешиваться в место происшествия, охранять свое начальство, прикасаться к телу, переставлять мебель или что-то в этом роде…. Просто понаблюдайте за злоумышленником с безопасного расстояния, чтобы убедиться, что он снова не станет угрозой, и постарайтесь как можно больше успокоиться, пока не приедет полиция.

Защита незнакомых вам людей?

У жизни есть способ бросать нас в ситуации, которые мы действительно не хотим, и иногда они не всегда такие, какими кажутся. Во многих штатах вам также разрешено защищать невиновных с помощью огнестрельного оружия, а также себя и свою семью. Вы можете оказаться в ситуации, когда предполагаете, кто является невиновной стороной, но как узнать наверняка, не имея всех фактов, ведущих к событию.

Например, вы идете по улице ночью, поворачиваете за угол и видите трех мужчин в какой-то ссоре с мужчиной поменьше.Ваш инстинкт состоит в том, чтобы вытащить огнестрельное оружие, чтобы закончить конфронтацию и помочь меньшему мужчине. Трое мужчин останавливают ссору, и меньший мужчина убегает с места происшествия. Вау, ты герой, правда?

Вскоре после того, как меньший человек уже давно ушел, вы обнаруживаете, что трое парней — не дежурные полицейские, которые пытались подчинить человека за преступление, которое он совершил несколькими минутами ранее, свидетелями которого были полицейские. Ой! Мораль истории: прежде чем действовать, убедитесь, что вы знаете ситуацию и продумали свои действия, чтобы защитить не только невиновных, но и себя от использования огнестрельного оружия для защиты не того человека.Простой факт: иногда вам, возможно, придется руководствоваться своими интуитивными инстинктами, предположить доступные доказательства и решить принять меры или решить не предпринимать никаких действий на основе информации, которая у вас есть в данный момент. Помните, что нет закона, который требует от вас участия, вы делаете это по собственному желанию.

Когда хватит, хватит? Прекращение угрозы

Я имею в виду, когда вы прекратите снимать, когда присяжные сочтут это чрезмерным и стоит ли мне вообще беспокоиться об этом.Опять же, здесь нет однозначных окончательных ответов. Вы стреляете, чтобы ОСТАНОВИТЬ УГРОЗУ — это все, что я могу вам сказать. Если вы все же окажетесь в оборонительной стрельбе, вы сделаете выстрел, чтобы остановить угрозу, это может быть два выстрела, а может быть, десять. Помните, это совсем не то, что вы видите в фильмах, где полицейский стреляет в кого-то, а вы видите, как преступник отбивается выстрелом из пистолета, ха-ха, это хорошо для телевидения, но в реальном мире все не так.

На самом деле в ситуации высокого стресса вы испытаете множество вещей, включая выброс адреналина, снижение мелкой моторики, более высокий болевой порог, слуховое отключение, туннельное зрение и т. Д.и на самом деле преступник будет таким же, так что на самом деле вы можете выстрелить в него 3 раза, и он может даже не осознавать, что его ударили из-за выброса адреналина и более высокого болевого порога, который он испытывает. Это означает, что он может не остановить атаку, пока его тело в основном не отключится из-за недостатка крови или кислорода, пока это не произойдет, вы просто не узнаете, действительно ли вы разместили свои выстрелы в зоне, которая остановит его. Его телу может потребоваться 30 секунд или больше, чтобы буквально выключиться, даже если вы стреляете по центру массы.Итак, вот ваш ответ…. И это остановит угрозу, если потребуется два или десять. Имейте в виду, что как только угроза была остановлена; то есть ваш нападающий лежит на земле, ранен и испытывает сильную боль, вы не можете выстрелить в него снова, поскольку этот выстрел наверняка приведет вас в тюрьму … поскольку это будет считаться чрезмерным. Как только угроза остановлена ​​и больше не представляет для вас угрозы, вы также ДОЛЖНЫ прекратить атаку!

Последствия события или стрельбы:

Так что же происходит после стрельбы или события, когда мне нужно было размахивать огнестрельным оружием в целях самообороны? Опять же, это зависит от ситуации, но всегда звоните в полицию, чтобы сообщить о происшествии, даже в тех случаях, когда вы размахиваете своим огнестрельным оружием, а нападавший убегает с места происшествия.Вы можете подумать, что все кончено, но вы не понимаете, что злоумышленник, возможно, за углом звонит в службу экстренной помощи и говорит, что вы направили на него пистолет. Всегда старайтесь звонить первым. Когда приедет полиция, расскажите им факты, укажите на улики, свидетелей и т. Д. — никогда не хвастайтесь и не приукрашивайте ситуацию. Бегство в рот может доставить вам больше неприятностей, поскольку все, что вы говорите, может и БУДЕТ использовано против вас…. Изложите факты, доказательства и свидетелей, вот и все! В случаях, когда вы действительно стреляли в кого-то в целях самообороны, позвоните в полицию и сообщите им о своем местонахождении, заявите, что вы боялись за свою жизнь и были вынуждены защищаться.Пожалуйста, немедленно отправьте скорую помощь. Немедленно позвоните своему адвокату (неплохо узнать, кто это делает заранее), ни с кем не разговаривайте без адвоката. Когда приедет полиция, он напал на меня, я подпишу жалобу, доказательства есть, эти люди — свидетели, я хочу поговорить со своим адвокатом, прежде чем делать какие-либо дальнейшие заявления, и я не согласен ни на какие обыски.

У Ассоциации скрытого ношения одежды США есть карточка, которую они выдают своим членам, которая предназначена для передачи полиции по прибытии, в ней просто говорится;

«Если я дал вам это, то было необходимо принять меры для защиты невинных жизней.Я готов подписать уголовное дело против преступников. Укажу свидетелей и доказательства. Как вы, возможно, испытали на собственном опыте, для меня это стрессовый и травмирующий опыт. Поэтому я не хочу делать никаких дальнейших заявлений, пока я не свяжусь с адвокатом и не успокоюсь. Я также не даю согласия на любые поиски; Я буду полностью сотрудничать, как только проконсультируюсь с адвокатом и успокоюсь. Как законно вооруженный гражданин, я прошу вас проявить такую ​​же любезность, какую вы оказали бы своему коллеге-офицеру, попавшему в подобную ситуацию.Спасибо за понимание.»

Страхование самообороны?

Теперь я знаю, о чем вы говорите, есть над чем подумать, и вы были бы правы, особенно когда большинство этих ситуаций происходит за секунды и без предупреждения. Но вы должны позволить своему обучению, инстинктам и техникам визуализации помочь вам принять эти доли секунды — вот почему мы тренируемся все время. Однако, если вы когда-нибудь окажетесь в процессе построения защиты в суде, вы быстро поймете, что защищаться очень дорого, особенно когда идет стрельба и используется огнестрельное оружие.Гонорары адвоката, залог, свидетели-эксперты и т. Д. Могут стоить непомерных сумм денег и, в зависимости от суммы, могут очень быстро обанкротить вашу семью только для того, чтобы доказать свою невиновность, и вам, возможно, придется сделать это как в уголовном, так и в гражданском суде.

Некоторые люди покупают страховку самообороны только по этой причине, и эта статья не о том, хорошая это идея или нет, хотя некоторые прокуроры наверняка будут утверждать, что вы специально пошли и купили страховку, так что вы наверняка планировали стрельбу. кто-то.Опять же, все в том, как это воспринимается. Если вы действительно хотите приобрести такую ​​страховку или, по крайней мере, знаете, что есть помощь, если вы когда-нибудь попали в беду…. Я перечислил некоторые ниже.

U.S. Law Shield (рекомендуется Defensive Strategies, LLC)
https://www.uslawshield.com/?affid=a63ea93b-1296-11e8-b770-06ed0ea31f0e

CCW Safehttp: //ccwsafe.com/? Rep = 280

NRA Carry Guard (Просто скажите нет!)
https: // www.nracarryguard.com/

Armed Citizens ‘Legal Defense Network, Inc.
http://www.armedcitizensnetwork.org/home

United States Concealed Carry Association, принадлежащая Delta Defense, LLC
https://www.usconcealedcarry.com/

Фонд защиты гражданских прав NRA также может помочь!
http://www.nradefensefund.org/

Заключение

Имейте в виду, что я не юрист, и эта статья не предназначена для того, чтобы вы использовали подробное юридическое руководство по ношению огнестрельного оружия.Как неоднократно отмечалось, все штаты и юрисдикции отличаются, поэтому я настоятельно рекомендую вам проконсультироваться с юристом или пройти один или несколько курсов по огнестрельному оружию и законам в вашем регионе. Конечно, нужно учитывать гораздо больше, когда речь идет о законе, обосновании, общем праве, статутном праве, расследовании места преступления и физиологических эффектах до во время и после стрельбы.

Выше я проинформировал вас только по основам, чтобы заставить вас задуматься, и чтобы вы постарались принять как можно больше решений на более продвинутой стадии, потому что, столкнувшись с высокой скоростью, с высокими ставками, в насильственной схватке у вас будут секунды, чтобы сделать 1000 решений, из которых на самом деле у вас будет время принять одно или два… так что чем больше вы тренируетесь, чем больше вы планируете, визуализируете свои действия и т. д., тем более правильные решения вы сможете принимать в реальных жизненных ситуациях.Полезны тренировки во всех формах, будь то упражнения с сухим огнем дома, практика на стрельбище, стрельба IDPA, силовые тренировки, симуляторы, уроки права и т. Д. никогда не прекращайте тренировки и во что бы то ни стало оставайтесь в безопасности.

Что значит самодельное оружие для законов об оружии? Мы сделали одного, чтобы узнать.

[GUN CLICKS] Это ружье, которое я сделал сам. Правительство не знает, что это у меня есть, но это абсолютно законно. Вы можете купить в Интернете комплект со всеми деталями, необходимыми для сборки Glock 19.Вам не нужен 3D-принтер или необычные инструменты, и вам не нужна проверка биографических данных. Я купил Glock 19 во время Glocktober, поэтому получил скидку 100 долларов. Люди называют эти призрачные пушки. И они становятся все более популярными, особенно среди людей, которые хотят оружие, но не хотят никаких записей о его существовании. Я хотел бы увидеть, насколько легко построить одно из этих ружей, и выяснить, что эти комплекты значат для будущего регулирования огнестрельного оружия. Заказ подтвержден. Осталось только построить его. У меня нет лицензии на огнестрельное оружие в Нью-Йорке, поэтому я отправил комплект в Вирджинию, где он вам не нужен.Сделаем пистолет. Мне нравится делать пистолет. Мне нравится строить. И в этом суть многих людей, которые покупают эти комплекты. Их забавно делать. «Эй, ребята. Сегодня мы поговорим о том, как построить раму Full Conceal Polymer80. Так что на самом деле это сделать довольно быстро «. «В каком-то смысле это раскраска цифрами». Нижняя ствольная коробка или рамка — единственная часть оружия, которая технически считается огнестрельным оружием в соответствии с законодательством США. Комплекты оружия не регулируются, как огнестрельное оружие, потому что они идут с незавершенными нижними ствольными коробками.«Итак, это нижний ресивер, и он находится в этом приспособлении. Итак, что нам нужно сделать, это удалить лишние части, торчащие из приспособления ». [SNAPPING] Да, вместо магазина я взяла развитие дошкольного возраста. Это было действительно круто. Готовая нижняя ствольная коробка практически идентична недостроенной. Вы просто просверливаете несколько отверстий и удаляете лишние кусочки полимера. Затем вы собираете и складываете остальные детали. Если вы все сделаете правильно, у вас будет исправное огнестрельное оружие. На заводском пистолете здесь должен стоять серийный номер.Но у пистолета, который я создаю, его не будет, так что отследить его невозможно. Комплекты оружия вообще не регулируются в большинстве штатов. Нет записей о продажах. И это привлекательность для многих. «Привет.» «Привет.» «Энди Лэндер». «Джереми Уайт». Энди Лендер — эксперт по огнестрельному оружию, работавший в N.R.A. на 13 лет. Он и раньше строил пушки. «Технически мы по-прежнему остаемся свободной страной. И я думаю, что одна из величайших свобод — это конфиденциальность. Для меня, если вы купили 100 ружей, это не мое дело.«Невозможно сказать, сколько существует призрачных пушек и кому они принадлежат. В прошлом году почти треть всего огнестрельного оружия, изъятого правоохранительными органами Калифорнии, было самодельным без серийных номеров. Тем не менее, Энди говорит, что проблема не в наборах. «Преступник собирается украсть пистолет. Он либо ограбит кого-нибудь, либо достанет пистолет. Он все равно получит пистолет. Меня не беспокоит, что парень строит Glock 19 в своем гараже ». «Неа. Брось сверху ». «Брось это». «Прямо вниз.» «О, это должно быть полностью…» «Ты должен это прояснить, да.Надавите, пока он не лопнет. Да, вот и все. [ЩЕЛЧКИ ИЗ ОРУЖИЯ] «Вот и все. Готово. «Вот это да. Спасибо за вашу помощь.» [GUN CLICKS] Мне потребовалось около шести часов, чтобы построить мой призрачный пистолет. [ОРУЖИЕ] Если бы мне пришлось сделать это снова, я бы сделал это намного быстрее. Тем не менее, нет никакой гарантии, что это сработает. «Скот Томассон». «Джереми Уайт». «Рад встрече.» «Рад познакомиться». «Как дела?» «Хороший.» «Хороший. Это тот же проклятый пистолет. «На самом деле.» «Разница тут же, серийный номер. И это важно ». Скот Томассон — пенсионер А.Т.Ф. агент. Он разрешает мне опробовать мой новый пистолет на своей территории. «Похоже, все в порядке. Похоже, он никому руку не взорвет, так что это хорошо. «Пойдем, проверим». [ЩЕЛЧКИ ИЗ ОРУЖИЯ] [СТРЕЛЯЕТ ОРУЖИЕ] «Попади». [ОРУЖИЕ СТРЕЛЯЕТ] «Попади». [ОРУЖИЕ СТРЕЛЯЕТ] Хорошо. «Это рабочий пистолет». «Да, конечно же. Послушайте, я всю свою карьеру 26 лет занимался тяжкими преступлениями. Вы хотите, чтобы у этих офицеров были все возможные средства для привлечения к ответственности тех, кто использует это огнестрельное оружие для совершения актов насилия. А без серийного номера на этом огнестрельном оружии вы не сможете этого сделать.«Итак, если у этих комплектов был серийный номер и они продавались через лицензированных дилеров, вы видите в этом какие-либо проблемы?» «Никаких проблем. И что?» «Прямо сейчас мы действительно не знаем того, чего не знаем, потому что эти орудия совершенно не отслеживаются». Дженнифер Векстон — представитель 10-го округа Вирджинии и соавтор двух законопроектов, которые расширят определение огнестрельного оружия, включив в него комплекты для сборки. так что вы не могли купить их без ведома правительства. «Обычно серийный номер должен быть здесь.» «Нет. И посмотри, там ничего нет. «Там ничего нет.» «Ага. Между прочим, это часть привлекательности этих видов оружия-призраков. Поэтому, когда их ловят на месте преступления и тому подобном, мы знаем, что они там. И мы видим, как это происходит все чаще и чаще ». «Что вы скажете защитнику Второй поправки, который говорит, что эти законы являются вторжением в мою частную жизнь, когда речь идет о владении оружием?» «Я считаю, что оружие нужно отслеживать. Итак, я думаю, что если взвесить интерес к отсутствию серийного номера на вашем огнестрельном оружии и общую общественную безопасность, я склоняюсь к общественной безопасности.«В конце концов, правительство узнает о моем пистолете-призраке. Без лицензии на огнестрельное оружие я не могу привезти этот пистолет обратно в Нью-Йорк, поэтому сдаю его в местную полицию. Они беседуют со мной, проверяют биографические данные и подают заявление в полицию. Это намного больше, чем я прошел, чтобы получить пистолет. Для большинства людей это не самый простой способ получить пистолет. Это требует времени и навыков. Некоторым людям может понравиться этот вызов. Большинство людей предпочли бы просто купить его в оружейном магазине или у лицензированного дилера.Но если вы уголовник, несовершеннолетний или не можете легально купить оружие по какой-либо другой причине, эти комплекты значительно облегчат его получение.

Кайл Риттенхаус и новая эра политического насилия

Офицер полиции в Кеноша, штат Висконсин, семь раз стреляет сзади в чернокожего мужчину по имени Джейкоб Блейк, оставив его частично парализованным. [выстрелы] «Черная жизнь имеет значение!» Толпа: «Черные жизни имеют значение!» Толпа: «Черные жизни имеют значение!» Два дня спустя, в разгар протестов и беспорядков, подросток с автоматом убил двух человек и ранил третьего.[выстрелы] [крики] [крики] «Боже мой!» Теперь этот стрелок, 18-летний Кайл Риттенхаус, которому тогда было 17 лет, предстает перед судом по обвинению в убийстве. Дело, скорее всего, будет сосредоточено на нескольких критических моментах, связанных со смертельной стрельбой 25 августа 2020 года. [Выстрелы] Но наше расследование этих событий показывает, что история идет не только об одном человеке. Мы проанализировали многочасовые видеозаписи с того дня и отправились в Кеношу всего через несколько недель после событий, чтобы заслушать свидетелей, некоторые из которых уже были вызваны в суд по делу Риттенхауза.«Это было нестабильно. Это было напряженно. Это было похоже на зону боевых действий ». «Мы не такие, плохие люди или что-то вроде того, люди просто хотят, чтобы им понравилось, [ругательство]». «Я чувствую, что, если бы мы не были там и не отреагировали на ситуацию так, как мы, я думаю, мы могли бы смотреть на еще худший сценарий». Мы также поговорили с шерифом, который в ту ночь руководил действиями правоохранительных органов, которые стали предметом судебных исков. «Жизни темнокожих имеют значение!» В то время как протесты против системного расизма были тем, что сначала привлекло толпы в Кеноша, Риттенхаус, его жертвы и многие из тех, кто был ближе всего к стрельбе, были белыми.То, что мы обнаружили, было сложным набором мотивов на улицах той ночью, которые отразили растущую поляризацию в стране и помогли создать сцену… [выстрелы]… для насилия. В воскресенье перед стрельбой в Риттенхаусе полицейские Кеноши отвечают на жалобу жителей дома и пытаются арестовать Джейкоба Блейка. Когда Блейк отходит от них и наклоняется к своей машине, он держит нож. [выстрелы] Офицер стреляет в него. [выстрелы] Адвокат Блейка позже сказал, что Блейк не представлял угрозы. Видео со съемок быстро распространяется в сети.«Услышать об этом — одно дело. Но чтобы посмотреть это, я думаю, дошло до того, где, сколько еще? » Коэрри Вашингтон, местный стример, которого сейчас вызывают в суд по делу Риттенхауса, приезжает, чтобы задокументировать ситуацию. «Я имею в виду, что там уже собирались тонны людей. В воздухе чувствовалось напряжение ». «В какой-то момент на место происшествия прибыло больше шерифов. И их присутствие раздражало толпу. И оттуда это просто начало сходить с ума ». [взрывы] В течение следующих 48 часов протесты усилились.[пение толпы] А ночью местные предприятия грабят и поджигают. В конце концов, в и без того хаотичную сцену появляется новая группа — десятки мужчин, в основном белых, вооруженных оружием и снаряжением в военном стиле. И вскоре публикация в Facebook побудит их прийти еще больше. Утром вторника, за 13 часов до стрельбы в Риттенхаусе, на странице в Facebook под названием Kenosha Guard публикуется пост. «Итак, в моем посте в основном говорилось: есть ли среди нас патриоты, желающие взяться за оружие и защитить нашу жизнь, наши семьи, наши районы и наш бизнес?» Автор сообщения — Кевин Мэтьюсон, бывший член городского совета, вызывающий неоднозначную реакцию, который теперь вызван в суд по делу Риттенхауза.Спустя несколько часов после публикации его увидели тысячи людей, и Мэтьюсон прибывает в Civic Center Park, эпицентр недавних протестов. «Я хотел, чтобы люди пришли защищаться. Я хотел, чтобы люди приходили, чтобы защитить себя ». Репортер: «Но обращались ли к вам владельцы бизнеса за помощью для защиты?» «Бизнес напрямую не просил меня защищать кого-либо». «Назови его имя». Толпа: «Джейкоб Блейк». В этот момент демонстранты мирно маршируют по центру города Кеноша. Они требуют прекращения полицейского насилия против чернокожих.Присутствие открыто вооруженных белых людей обостряет ситуацию. «Вторая поправка предназначена для всех. Это касается не только белых людей ». «Из всех, кого я видел среди ополченцев, все они были белыми мужчинами. Так что я честно считаю, что они пришли, чтобы разжечь расовые проблемы ». Порче Беннет, местный активист, протестует последние два дня. «Теперь ты можешь увидеть людей, живя рядом с ними вечно. Маски больше не носят ». «Есть ли действительно мирные протестующие, которые, возможно, были немного напуганы, увидев вооруженного человека с оружием? Наверное.Но Вторая поправка очень ясна. И мои права не заканчиваются там, где начинаются чужие чувства «. В течение дня и рано вечером к протестующим прибывают более открыто вооруженные люди. Некоторые позиционируют себя близко к предприятиям, которые были повреждены предыдущими ночами. Здесь мы впервые видим Райана Балча, ветерана Ирака и Афганистана из города, находящегося в 40 минутах езды, который находится там с группой друзей. Его также вызывают в суд по делу Риттенхауза. «Я бы сказал, что то, что привело меня в Кеношу, было то, что я чувствовал, что что-то нужно делать.Если правоохранительные органы не собираются пытаться сохранить мир, тогда кто-то другой должен выйти и убедиться, что это произойдет ». Балч утверждает, что его военная подготовка дала ему навыки, позволяющие контролировать события. «Мы как бы доверились себе, чтобы попасть в эту ситуацию и привести ее к правильному выводу». В то время он также поддерживал экстремистское движение Boogaloo, которое выступает против полиции и призывает к свержению правительства. Он говорит, что позже перестал поддерживать движение.Балч и его друзья в конечном итоге связываются с другими открыто вооруженными людьми. Среди них Кайл Риттенхаус. Риттенхаусу 17 лет. Он приехал в Кеношу из своего дома в Иллинойсе. Балч говорит, что не знал Риттенхауса или людей, с которыми он был, но все равно решил объединиться с ними. «Они были не на уровне меня и моих парней. Я не думаю, что они вообще официально тренировались вместе. Но чем больше у тебя ребят, тем лучше ». Что касается Риттенхауса, мы не знаем, считает ли он себя некой нейтральной силой между протестующими и полицией, как это делает Райан.Его сообщения в социальных сетях в то время, кажется, указывают на то, что он был решительным сторонником правоохранительных органов. После стрельбы его также видели мигающими белыми знаками силы … … и он стал иконой для крайне правых групп. Толпа: «Черный живет материей». Вскоре Балч и Риттенхаус столкнутся лицом к лицу с протестами против расовой справедливости. Толпа: «Нет справедливости! Нет покоя! » Организованные дневные акции протеста в парке закончились, и правоохранительные органы объявили комендантский час. «Нашей целью на весь вечер было разогнать людей из Гражданского центра после комендантского часа и заставить их уйти, чтобы они пошли домой.Кевин Мэтьюсон, который тем утром призвал к присутствию вооруженных гражданских лиц, говорит, что уехал, потому что беспокоился о безопасности своей семьи в 10 милях от дома. «Моя жена говорила со мной по телефону:« Эй, давай домой. Дети напуганы. Я боюсь ». [Автосигнализация]« Нарушение комендантского часа стоило того, чтобы внести какие-то позитивные изменения. Одно дело сидеть дома и говорить, что да, Black Lives Matter. Но гораздо эффективнее выставить на улицу другое тело «. Натан Пит уже несколько дней проводит демонстрацию в Кеноша.Но сегодняшняя акция протеста отличается, и у него в руках пистолет. «Обычно я не люблю носить с собой на протестах, потому что не хочу, чтобы это воспринималось как признак агрессии. Но во вторник я все-таки взял с собой именно из-за угроз, которые я видел в группе стражи Кеноша ». [автосигнализация] На митинг только что прибыли Ханна Гиттингс и ее парень Энтони Хубер. Оба безоружны. Но к концу ночи Кайл Риттенхаус застрелит Хубера. Гиттингса вызвали в суд для суда над Риттенхаусом.«Я бы не сказал, что раньше мы были активными активистами или кем-то еще. Но мы знали Джейка Блейка и чувствовали, что должны присутствовать и стоять вместе с людьми, которые верят в то же, что и мы, и хотят основных прав человека, гражданских прав, равенства ». Противостояние протестующих и полиции становится все более ожесточенным. [автосигнализации] «Все начало двигаться очень быстро». «Полиция в спецодежде кричит, чтобы разошлись и уходили домой, вы нарушаете комендантский час». [автосигнализация] «Меня схватила полиция.И он пригрозил посадить меня, если снова поймает меня там ночью. Я только что пошел домой ». Столкнувшись с этой масштабной демонстрацией силы, лишь небольшое количество протестующих решило остаться. Среди сокращающейся толпы — Гайдж Гросскройц, фельдшер из Милуоки, которую также вызывают в суд по делу Риттенхауза. «Когда вы идете на протест или марш в качестве врача, вы по сути отказываетесь от этой роскоши — иметь возможность выбрать сторону, потому что с этической точки зрения, вы знаете, вы здесь, чтобы лечить всех.«Как и Натан Пит, Гросскройц решил прийти с пистолетом. «Потому что это мое право. Просто как тот.» Позже он будет застрелен Кайлом Риттенхаусом после того, как вытащил пистолет и попытался его остановить. [автомобильная сигнализация] «Он шел в том направлении, в котором мы хотели». У правоохранительных органов есть один четкий план на эту ночь. «Мы не позволим городу Кеноша гореть, потому что вы хотите, чтобы в поздние вечерние часы начали разрушать вещи». В течение следующих двух часов офицеры вытесняют протестующих на юго-восток через парк и на эту улицу, Шеридан-роуд, в направлении открыто вооруженных гражданских лиц.Балч, Риттенхаус и другие вооруженные люди все еще находятся в нескольких кварталах вниз по дороге рядом с предприятиями, которые были повреждены прошлой ночью. «Я думаю, что полиция подготовила почву для этого. Они знали, что там были вооруженные группы. И они не смогли бы столкнуть протестующих с Шериданом ». Шериф сказал нам, что полиция не планировала вооруженное присутствие на дороге. Репортер: «Что вы сказали своим заместителям, если они столкнулись с вооруженными ополченцами?» «К тому времени, как я думаю, я знал, что они там занимаются этим, у нас уже был — наш персонал уже был размещен там, защищая этот район.На тот момент не было никакого направления, чтобы как-либо разобраться с гвардией Кеноша ». «Мы были на полпути к этому, и мы шли вперед с планами, которые у нас уже были». Как только протестующие и открыто вооруженные гражданские лица сталкиваются друг с другом, возникает конфронтация. Пока Балч и его группа спорят с протестующими, Пит ведет прямую трансляцию. «Между Райаном и его группой и другими протестующими я определенно чувствовал некоторое напряжение. Была пара очень и очень горячих членов его группы, активно агитирующих протестующих.«Эй, эй, эй, эй». Балч велит протестующим продолжать движение. «Верно.» Репортер: «Один из ополченцев утверждает, что полицейский сказал ему, что полицейские собираются вытеснить протестующих из парка Сивик Сентер, и что милиция их разберет». «Я не верю этому ни на секунду». Полиция продолжает вытеснять протестующих дальше по дороге к этому перекрестку возле заправочной станции. Здесь мы впервые видим Джозефа Розенбаума, первого человека, которого Кайл Риттенхаус смертельно застрелил той ночью.Он присоединяется к борьбе с вооруженными гражданскими лицами … … поскольку другие протестующие пытались его остановить. Розенбаума только что выписали из больницы после лечения психического здоровья. Причины его пребывания здесь неясны, и, похоже, он раньше не участвовал в акциях протеста. Но его действия в эту ночь усугубят и без того нестабильную ситуацию. На данный момент группа протестующих еще больше поредела. «Все это делается в значительной степени во имя Black Lives Matter, и в толпе определенно есть черные люди.Но белых определенно было больше ». Вооруженные люди списывают любой конфликт с протестующими на недопонимание. «У нас были некоторые негативные взаимодействия. Но с их стороны это было больше путаницей по поводу того, чем мы занимаемся ». Но многим протестующим не нравится вооруженное присутствие. Они обвиняют Балча и других в лицемерии. «Почему еще вы собираетесь появиться — особенно Кайл Риттенхаус — явиться в город, в котором вы даже не [ругательства], вооруженный до зубов, чтобы защитить свое сообщество? Это не твое сообщество, приятель.Ты здесь не живешь «. «Пожалуйста.» Но полиция хвалит вооруженных людей и предлагает им помощь. «Это не та группа людей, которую мы здесь хотим. Но вы можете носить открытое оружие. Значит, нарушения закона не было «. Но так же, как и протестующие, вооруженные гражданские лица нарушают комендантский час… «Спасибо». … И полиция обращается с ними по-другому. Репортер: «После этого комендантского часа, похоже, полиция не пыталась активно разогнать или арестовать кого-либо из вооруженных гражданских лиц. Это почему?» «Я не знаю ни одного из арестованных протестующих, которые не прибегали к насилию.В ту ночь мирных людей не арестовывали ». Вооруженные люди, похоже, воодушевлены бездействием полиции по отношению к ним. Через несколько минут после встречи с офицерами Риттенхаус объясняет репортеру Daily Caller, почему он думает, что он принадлежит к Кеноша. До первого выстрела осталось около 15 минут. На данный момент несколько человек, от которых мы слышали, теперь близки друг к другу, и ситуация вот-вот станет смертельной. Отсюда снимается Натан Пит. Рядом находятся Ханна Гиттингс и ее парень Энтони Хубер.Коэрри Вашингтон здесь. Его кадры запечатлели проходящих мимо Гайдж Гросскройц и Райана Балча. Затем мимо его камеры пробегает Кайл Риттенхаус. «Я как бы смотрел на него все время, потому что он выглядел молодо, у него был пистолет. Так что в тот момент, когда я увидел, что он бежит рядом со мной, я подумал, что это странно. Так что я пошел в том же направлении. Риттенхаус идет к стоянке, где автомобили подвергаются вандализму. Он проходит мимо Джозефа Розенбаума, который ранее дрался с вооруженными людьми на заправке.Розенбаум начинает преследовать Риттенхауса и бросает пластиковый пакет, в котором хранятся его вещи из больницы. Непосредственно за ними мужчина держит пистолет и стреляет из него. [выстрел] Мы не знаем почему. Затем Розенбаум бросается к Риттенхаузу. Риттенхаус стреляет четыре раза. [выстрелы] «Если бы меня преследовали на его месте, а затем я услышал выстрел, я не могу сказать, что поступил бы иначе». Раненый Розенбаум падает на землю. [выстрелы] Еще три чьих-то выстрела на стоянке.«Поп, поп, поп, поп, поп, поп, поп, поп. И я подумал, что они действительно стреляют ». «О чувак. Может, они действительно просто пытаются убивать людей. И если они собирались воспользоваться ситуацией, я черный человек. И есть — я не хочу быть целью ». Риттенхаус звонит другу, пока другие помогают Розенбауму, который находится на земле. Затем он убегает с места происшествия. «Он не разоружился после первой стрельбы. Он продолжал бегать. Как владелец оружия, я считаю его действия совершенно безответственными.«Вы прибежите с видом дикой с пистолетом на вас, люди подумают, что вы делаете что-то дикое с пистолетом на вас. Поэтому они отреагировали так, как должны были отреагировать ». «И как только все заявили, что он кого-то застрелил, Энтони ушел. И я попытался схватить его. И никто не собирался его останавливать, понимаете? А потом я слышу еще несколько выстрелов по дороге. И я подумал, у меня просто было чувство. Просто мне показалось, что это он ». Риттенхаус спотыкается и падает. Энтони Хубер бьет Риттенхауса скейтбордом и пытается обезоружить его.Риттенхаус стреляет ему в грудь. Вот Гайге Гросскройц с обнаженным пистолетом. Он также получает выстрел и взывает о помощи. «Реальность такова, что с этого момента это будет частью моей жизни». Риттенхаус бежит к полицейским машинам и поднимает руки. Полиция не пытается его остановить, и арестовывают только на следующий день. «Я не разговаривал с ними, но я уверен, что они не знали, что делал этот человек». «Я искал своего партнера. Типа, я просто пытаюсь найти, куда он пошел.Знаешь, я знал, что в него стреляли. А потом я увидел это видео. Они затащили Энтони в грузовик за несколько минут до того, как я приехал ». И Джозеф Розенбаум, и Энтони Хубер скончались от полученных травм. «Энтони Хубер, чувак, он погиб, как герой. То есть — он думал, что там есть угроза, и он на нее реагировал. И он просто не успел отреагировать на эту угрозу. И я имею в виду, что он получил действительно хорошую смерть от этого ». «Ему было 26 лет. У него было такое — это так же жестоко и несправедливо, как это может быть унесено таким образом любым, кто чувствует это.Ага. Это ужасно. Это ужасно. И нет … нет слов, которые можно было бы сказать, чтобы понравиться, чтобы почувствовать себя лучше «. «Я искренне верю в свое сердце, что, если бы не мои действия и эти храбрые мужчины и женщины, откликнувшиеся на мой призыв к оружию, я думаю, что мы увидели бы гораздо худший результат, чем то, что мы видели». Репортер: «Но два человека погибли». «Да, два человека погибли, и это ужасно. Но когда люди сжигают здания, всегда есть шанс, что жизнь будет потеряна ». «Кто были хорошими и плохими парнями в ту ночь? Не думаю, что они были.Я думаю, что ополченцы и протестующие были просто людьми, которые застряли в ситуации и делали все, что могли ». «Кайл приходил сюда и играл ковбоя. Он играл линчевателя. Он пришел сюда в поисках противостояния и нашел его ». «Кто виноват? Я не могу тебе сказать. Знаете, я полагаю, что каждый, кто был там той ночью, несет определенную ответственность. А кто носит больше всего, я не могу вам сказать. «Почему вы не арестовали его тут же, ребята? Потому что, если бы это был один из нас, все произошло бы намного быстрее и по-другому.«Некоторым кажется, что Кайл Риттенхаус — герой, а некоторым кажется, что он убийца. Я лично чувствую, что ситуация, независимо от того, что происходило, должна была привести к чему-то совершенно другому, а не к гибели людей ».

Безопасность при оружии (для родителей) — Nemours KidsHealth

Многие семьи держат в доме ружье. Но каждый год из огнестрельного оружия убивают или ранят тысячи американцев.

Лучший способ защитить своего ребенка от ранения или смерти из-за оружия — это не держать оружие дома и избегать домов, в которых есть оружие.Если вы решили оставить оружие дома, убедитесь, что оно хранится в безопасности и все члены семьи знают правила обращения с оружием.

Как безопаснее всего хранить оружие?

Если у вас дома есть пистолет, обязательно:

  • Храните пистолет в разряженном состоянии и запирайте в шкафу, сейфе, хранилище для оружия или кейсе для хранения.
  • Зафиксируйте пули отдельно от оружия.
  • Рассмотрите возможность использования замка для пистолета (замок, который не дает стрелять из пистолета).
  • Скрыть ключи (или пароль) от запертого хранилища.

Почему правильное хранение пистолета так важно?

Маленькие дети любопытны. Даже если вы много раз говорили с ними о безопасности оружия, они не могут по-настоящему понять, насколько опасно оружие. Если они натолкнутся на заряженное ружье, они могут случайно пораниться или убить себя или кого-то еще.

Подростки могут быть эмоциональными и действовать, не задумываясь. Если они в депрессии или подавлены, они могут рассматривать пистолет как легкий выход.Фактически, большинство подростков и подростков, которые убивают себя, используют оружие из своего дома или из дома родственника или друга. Подростки никогда не должны иметь возможность добраться до пистолета и патронов без присутствия взрослого.

Люди любого возраста, находящиеся в депрессивном состоянии, подвержены повышенному риску самоубийства. Если кто-то из членов семьи страдает депрессией или думает о самоубийстве, все оружие следует убрать из дома. Если оружие не может быть снято, еще более важно хранить его в разряженном состоянии и запертым, пули хранятся отдельно, а ключи спрятаны.

А как насчет оружия в домах семьи и друзей?

Если ваш ребенок собирается в чей-то дом, важно знать, есть ли в доме оружие. Спрашивать может показаться неловким, но большинство людей поймут, что вы пытаетесь защитить своего ребенка.

Вы можете попробовать:

  • «Мой ребенок очень любопытен. Может, он может попасть в пистолет или что-нибудь еще опасное?»
  • «Есть ли у вас дома пистолет?»
  • «Наш врач порекомендовал мне проверить, нет ли оружия там, где играет мой ребенок.Есть ли у вас дома какое-нибудь оружие? «

Безопаснее всего не подпускать ребенка к дому, где есть оружие. Если вы разрешаете ребенку играть в доме, где есть пистолет, убедитесь, что:

  • Пистолет хранится разряженным и запертым.
  • Пули заперты и хранятся отдельно.
  • Все ключи от замков спрятаны.

Что дети должны понимать об оружии?

Обязательно поговорите со своими детьми об оружии, даже если у вас дома нет оружия.Дети должны знать, что оружие очень опасно. Научите своих следовать этим правилам, если они видят пистолет:

  1. Прекратите то, что они делают.
  2. Не прикасайтесь к пистолету и не позволяйте никому делать это, даже если он выглядит как игрушечный.
  3. Покиньте место, где находится пистолет.
  4. Немедленно сообщите об этом взрослому.

Если вы разрешаете своему ребенку или подростку использовать оружие для отдыха, очень важно, чтобы вы:

  • Хранить пистолет в разряженном состоянии и запертым .Не давайте ребенку или подростку пароль или ключи, чтобы достать пистолет.
  • Убедитесь, что ваш ребенок или подросток понимает, что никогда не обращаться с оружием без ответственного взрослого.
  • Научите вашего ребенка или подростка считать, что ружье заряжено, а никогда не — направлять оружие на кого-то.
  • Подайте хороший пример своими собственными методами безопасного обращения с оружием.

Что еще я должен знать?

Некоторые люди считают, что хранение оружия дома защитит их семью от злоумышленников.К сожалению, оружие в доме с гораздо большей вероятностью может ранить или убить члена семьи или друга, чем злоумышленник.

Пистолет в доме также можно использовать, чтобы ранить или убить кого-то, когда:

  • Ребенок или подросток находит пистолет и случайно нажимает на курок.
  • Подросток или взрослый в депрессии склонен к самоубийству, и пистолет всегда доступен.
  • Семейный спор выходит из-под контроля.
  • Член семьи или друга ошибочно принимают за злоумышленника.

Помните: Лучший способ предотвратить огнестрельные ранения — это никогда не держать оружие дома и избегать домов, где есть оружие. Если у вас есть оружие дома, держите его разряженным и запертым, а пули запертыми и храните отдельно. Посетите ProjectChildSafe.org для получения дополнительной информации о безопасности оружия.

угроз с оружием и использование оружия для самообороны | Гарвардский исследовательский центр по контролю за травмами

1-3. Оружие не используется миллионы раз в год в целях самообороны

Мы используем эпидемиологическую теорию, чтобы объяснить, почему проблема «ложных срабатываний» для редких событий может привести к сильно завышенным оценкам частоты редких заболеваний или редких явлений, таких как использование оружия для самообороны.Затем мы пытаемся подтвердить утверждения многих миллионов ежегодных попыток самообороны с помощью имеющихся доказательств. Мы находим, что утверждение о многомиллионном использовании оружия для самообороны американскими гражданами в год является недействительным.

Хеменуэй, Дэвид . Обзорные исследования и использование оружия для самообороны: объяснение чрезмерно завышенных оценок. Журнал уголовного права и криминологии . 1997; 87: 1430-1445.

Хеменуэй, Дэвид . Миф о миллионах ежегодных применений оружия в целях самообороны: тематическое исследование, проведенное в ходе опроса, переоценивает редкие события. Chance (Американская статистическая ассоциация). 1997; 10: 6-10.

Кук, Филип Дж .; Людвиг, Йенс; Хеменуэй, Дэвид . Новое мифическое число в дебатах об оружии: Сколько много защитных применений в год? Журнал анализа политики и управления. 1997; 16: 463-469.

4. Наиболее предполагаемое использование оружия в целях самообороны — это использование оружия в нарастающих спорах, которое является как социально нежелательным, так и незаконным.

Мы проанализировали данные двух национальных опросов с использованием случайного набора цифр, проведенных под эгидой Гарвардского исследовательского центра по контролю за травмами.Судьи уголовных судов, которые читали отчеты о предполагаемом применении оружия в целях самообороны, по собственной инициативе, оценили большинство как незаконное, даже если предположить, что у ответчика было разрешение на владение и ношение оружия, и что ответчик честно описал это событие. с его собственной точки зрения.

Хеменуэй, Дэвид; Миллер, Мэтью; Азраил, Дебора . Использование оружия в США: результаты двух национальных опросов. Профилактика травм . 2000; 6: 263-267.

5.Огнестрельное оружие используется для запугивания гораздо чаще, чем для самообороны

Используя данные общенационального телефонного опроса с произвольным набором номеров, проведенного под руководством Гарвардского центра по контролю за травмами, мы изучили масштабы и характер применения оружия в наступательных условиях. Мы обнаружили, что огнестрельное оружие гораздо чаще используется для устрашения и устрашения, чем для самообороны. Все зарегистрированные случаи использования оружия в преступных целях, а также многие из так называемых видов применения оружия для самообороны представляются социально нежелательными.

Хеменуэй, Дэвид; Азраил, Дебора . Относительная частота наступательного и оборонительного использования оружия: результаты национального опроса. Насилие и жертвы . 2000; 15: 257-272.

6. Оружие в доме чаще используется для устрашения близких, чем для предотвращения преступления

Используя данные общенационального телефонного опроса со случайным набором цифр, проведенного под руководством Гарвардского исследовательского центра по контролю за травмами, мы исследовали, как и когда оружие используется в домашних условиях.Мы обнаружили, что оружие в домашних условиях чаще используется для устрашения близких, чем для предотвращения преступлений; другое оружие гораздо чаще используется против злоумышленников, чем ружья.

Азраил, Дебора Р.; Хеменуэй, Дэвид . В безопасности вашего собственного дома: результаты национального исследования использования оружия в домашних условиях. Социальные науки и медицина . 2000; 50: 285-91.

7. Подростки гораздо чаще сталкиваются с угрозой применения оружия, чем при самообороне.

Мы проанализировали данные телефонного опроса 5800 калифорнийских подростков в возрасте 12-17 лет, в ходе которого задавались вопросы об угрозах применения огнестрельного оружия и самообороне этими молодыми людьми.Мы обнаружили, что эти молодые люди с гораздо большей вероятностью столкнулись с угрозой с применением оружия, чем с применением оружия в целях самообороны, и большинство сообщений о применении оружия для самообороны были враждебными взаимодействиями между вооруженными подростками. Мужчины, курильщики, пьяницы, те, кто угрожал другим и родители которых с меньшей вероятностью знали об их местонахождении, с большей вероятностью подвергались угрозам с применением оружия и использованию оружия в целях самообороны.

Хеменуэй, Дэвид; Миллер, Мэтью . Угрозы применения огнестрельного оружия и самообороны подростков из Калифорнии. Архив педиатрии и подростковой медицины . 2004; 158: 395-400.

8. Преступники, которых застреливают, обычно становятся жертвами преступлений

Используя данные опроса заключенных в тюрьме Вашингтона, округ Колумбия, мы работали с тюремным врачом над расследованием обстоятельств огнестрельных ранений этих преступников.

Мы обнаружили, что каждый четвертый из этих задержанных был ранен в результате событий, которые кажутся не связанными с их содержанием.Большинство из них были застрелены, когда они стали жертвами грабежей, нападений и перестрелок. Практически никто не сообщает о ранении «законопослушным гражданином».

Мэй, Джон П.; Хеменуэй, Дэвид. Оэн, Роджер; Питтс, Халид Р. Когда стреляют в преступников: обзор заключенных в тюрьмах Вашингтона. Medscape General Medicine . 2000; 28 июня. Www.medscape.com

9-10. Немногие преступники расстреляны порядочными законопослушными гражданами

Используя данные опросов заключенных в шести тюрьмах по всей стране, мы работали с тюремным врачом, чтобы определить, обращаются ли преступники за медицинской помощью в больницу, когда в них стреляют.Преступники почти всегда попадают в больницу, когда в них стреляют. Полностью верить заявлениям о миллионах применений оружия для самообороны каждый год означало бы верить, что порядочные законопослушные граждане расстреляли сотни тысяч преступников. Но данные из отделений неотложной помощи опровергают это утверждение, если только сотни тысяч раненых преступников не боятся обращаться за медицинской помощью. Но практически все застреленные преступники попали в больницу и могут подробно описать, что там произошло.

Мэй, Джон П. ; Хеменуэй, Дэвид .Оэн, Роджер; Питтс, Халид Р. Обращение за медицинской помощью преступниками с огнестрельными ранениями: обзор заключенных в тюрьмах Вашингтона. Журнал травм . 2000; 48: 130-132.

Мэй, Джон П.; Хеменуэй, Дэвид. Обращаются ли преступники в больницу, когда их застрелили? Профилактика травм . 2002; 8: 236-238.

11. Самозащитное оружие используется редко и не более эффективно для предотвращения травм, чем другие защитные меры

Жертвы используют оружие менее чем в 1% контактных преступлений, а женщины никогда не используют оружие для защиты от сексуального насилия (более чем в 300 случаях).Жертвы, использующие оружие, имели не меньшую вероятность получить травмы после принятия защитных мер, чем жертвы, использовавшие другие формы защитных действий. По сравнению с другими защитными действиями, Национальные обследования виктимизации от преступлений предоставляют мало доказательств того, что использование оружия для самообороны однозначно полезно для снижения вероятности получения травм или потери имущества.

Эта статья помогает предоставить точную информацию об использовании оружия для самообороны. Это показывает, что многие утверждения о преимуществах владения оружием в значительной степени являются мифами.

Hemenway D , Solnick SJ. Эпидемиология использования оружия для самообороны: данные национальных исследований по виктимизации от преступлений 2007-2011 гг. Профилактическая медицина . 2015; 79: 22-27.

Требуется оружие: психология того, почему людям нужно огнестрельное оружие | Science

И снова в США произошла очередная массовая стрельба. То, что предыдущее предложение может быть написано даже серьезно, является мрачным описанием ситуации. Даже президент Обама явно потерял терпение в связи с регулярностью таких ужасных событий.

Как всегда, последствия включают бесконечные поиски козлов отпущения, политические позерства и анализ. Все сводится к тому, что большое количество людей не хотят терять оружие ни при каких обстоятельствах.

Противники контроля над огнестрельным оружием регулярно ссылаются на вторую поправку, дающую гражданам США право носить оружие. Но наличие правильного не делает его обязательным . Я имею право намазаться арахисовым маслом и танцевать голышом по кухне.Но я этого не делаю, потому что мне это неинтересно. Так почему же миллионы обычных людей видят оружие, в котором используются контролируемые взрывчатые вещества, чтобы бросать куски металла со смертельной скоростью в людей, и думают: «Мне это нужно в моем доме».

В принципе, почему так много хотят ружья ?

Учитывая разнообразие владельцев оружия, исчерпывающего или очевидного ответа не будет. Однако есть несколько научных объяснений, которые могут помочь понять, как это происходит.

Многие владельцы оружия имеют их, потому что хотят держать других владельцев оружия подальше. Фотография: Марк Леннихан / AP

Защита

Несмотря на предубеждения многих, согласно опросу Gallup от 2005 года, наиболее распространенной причиной владения оружием является защита. Так же, как большие собаки или охранные огни, люди должны обеспечивать безопасность оружия от злоумышленников.

Кто-то может возразить, что это отговорка, что-то, что владельцы оружия говорят, чтобы показаться моральным и заслуживающим доверия, и, может быть, иногда это справедливо.Однако это также самый распространенный ответ несовершеннолетних правонарушителей, лишенных свободы за преступления, связанные с оружием. Если вы уже сидите в тюрьме за преступления с применением огнестрельного оружия, должно быть очевидно, почему вы хотели оружие, но все же самый распространенный ответ среди таких людей — «защита».

Это может показаться чрезмерно параноидальным для тех из нас, кто живет в странах, где оружие не так хорошо знакомо, но, по крайней мере, в США оно гораздо более распространено. Я помню, как меня поразило это во время моего единственного визита туда. Даже у парня, присматривающего за автостоянкой, был пистолет.Почему? Как часто Chrysler приходит в неистовство и его нужно сбивать?

Люди стремятся к самосохранению и склонны предвидеть худшие сценарии развития событий, поэтому, если вас окружают люди с оружием, было бы логично заключить, что оно вам тоже нужно. Это не объясняет, почему оружие стало настолько распространенным с самого начала, но это объясняет, почему эта ситуация сохраняется. И если у вас есть оружие, а не агрессия, вы, несомненно, не захотите его потерять.

Каким бы неприятным это ни было в последнее время для многих, многие люди все еще используют оружие исключительно в развлекательных целях.Фотография: Nicemonkey / Alamy / Alamy

Recreation

Другой распространенный ответ на вопрос, почему люди владеют оружием — это отдых. Стрельба по мишеням и охота — два популярных вида отдыха, и независимо от того, что вы о них думаете, можно объяснить владение оружием значительным числом людей. Иногда правильное простое объяснение; людям нравятся хобби, а хобби требует оборудования.

Те, кто считает мир внушающим страх или приводящим в ярость местом, могут найти утешение в владении огнестрельным оружием.Фотография: Bettmann / CORBIS

Паранойя, гнев и незащищенность

Многие владельцы оружия признаются, что чувствуют себя уязвимыми или «голыми» без оружия. Возможно, в этом нет ничего удивительного; наличие пистолета дает вам значительную власть над людьми.

Если вы чувствуете себя маленьким, слабым, неуспевающим или что-то в этом роде, общение с другими может вызвать сильную социальную тревогу. Пистолет предоставит вам по крайней мере один простой способ получить преимущество перед ним хоть раз, даже если это рассуждение происходит только на подсознательном уровне.

Достижение высокого социального статуса важно для обычного человека, и оружие может сыграть большую роль в этом в культурах, где оно широко распространено. Проблема, конечно, в том, что если у всех тоже есть ружье, то оно не так уж и полезно. Итак, вам нужно на больше орудий или на больше орудий, и вперед. Тот факт, что оружие чаще всего принадлежит мужчинам, говорит о мужественности (токсичной или иной) тоже играет роль. И хотя связь владения оружием с проблемами психического здоровья (справедливо) считается бессовестным козлом отпущения, есть некоторые свидетельства того, что владение оружием коррелирует со склонностью к гневу и импульсивности.Это напоминает то, как Дуглас Адамс описывал людей, стремящихся к власти, в том смысле, что те, кто хочет ее больше всего, менее всего подходят для ее обладания.

Многие люди принадлежат к культурам или социальным группам, в которых ОТСУТСТВИЕ оружия сделало бы вас подозрительным. Фотография: Incredible Features / Barcroft M

Социальное и культурное давление

Сейчас обычным явлением можно увидеть людей, выстраивающихся в очереди целыми днями, чтобы купить новейший iPhone. Жертвуя домашним комфортом и часами / днями своей жизни, даже путешествуя на большие расстояния, просто чтобы купить устройство, которое немного отличается от того, которое у них уже есть.Почему?

Очевидно, что существуют социальные и культурные факторы, которые означают, что обладание современным iPhone абсолютно необходимо для многих людей. Почему это не относится к оружию для других? Если вы вырастете и погрузитесь в культуру, где владение оружием является нормой, даже если вас хвалят, это, конечно, повлияет на ваше отношение.

Предыдущие предположения о том, что владельцы оружия «извиняются» за владение огнестрельным оружием, не имеют смысла, если учесть, что для многих владение оружием — это хорошо, за что стоит похвалить.Они не стали бы извиняться, если бы не видели ничего, что требовало бы извинений.

Оружие, являющееся символом статуса или ценным аксессуаром, как iPhone и тому подобное, объясняет огромное разнообразие оружия, доступного, по крайней мере, в США. Если бы оружие предназначалось исключительно для защиты дома, вам понадобился бы только один базовый вид, может быть, два. Но нет, энтузиасты оружия часто в конечном итоге приобретают большое количество оружия. Если они не ожидают осады вооруженной толпой (что может иметь место), это имеет больше смысла, когда вы предполагаете, что оружие определяет социальный статус в культуре, в которую кто-то погружен, а это означает, что большее количество или лучшее оружие обеспечивает более высокий статус.

Поляризация может продвинуть это еще дальше, за любые рациональные пределы.

При таком большом количестве доступных ружей должно быть множество причин для такого спроса. Фотография: Джо Рэдл / Getty Images

Все остальное

Есть много других возможных факторов, которые могут привести к тому, что кому-то понадобится оружие, о большинстве из которых здесь, вероятно, даже не говорится.

Владение огнестрельным оружием более распространено среди тех, кто придерживается правых взглядов, поэтому более сильный личный интерес, авторитарный характер и недоверие к другим группам могут сделать оружие более важным предметом.

Современные развлечения насыщены оружием, обычно в контексте хороших парней, использующих его для борьбы с менее желательными видами оружия. То, что мы видим в средствах массовой информации, может в разумных пределах повлиять на наши взгляды и поведение, поэтому, если оружие регулярно используется для спасения положения, то, несомненно, это отразится на некоторых.

Точно так же производство и продажа огнестрельного оружия также является очень прибыльной отраслью, поэтому компании, стоящие за этим, собираются как можно чаще продвигать преимущества огнестрельного оружия.

И, к сожалению, вы всегда получаете людей, которые приобретают оружие исключительно для того, чтобы причинить вред другим, независимо от того, какие извращенные доводы их мотивируют.

Эта статья не предназначена для оправдания владения оружием, это просто попытка понять, как оно становится таким обычным и почему так много людей защищают его перед лицом постоянно растущего списка трагедий.

Понимание того, почему люди хотят владеть оружием, должно иметь важное значение для их лучшего регулирования, потому что, если вы просто полагаетесь на осуждение и скрытую критику владельцев оружия, они не собираются просто соглашаться и передавать свое оружие.Они с большей вероятностью удвоятся и станут еще более непреклонными в своей правоте, что еще больше затруднит контроль над оружием.

При такой серьезной проблеме это последнее, что кому-либо нужно.

Дин Бернетт попытался написать объективную, нейтральную статью по проблеме владения оружием и, несомненно, потерпел неудачу. Он в Twitter, @garwboy

Бывший инсайдер оружейной промышленности Райан Бусс берет на себя ответственность за NRA и оружейную промышленность: NPR

ДЭЙВ ДЭВИС, ВЕДУЩИЙ:

Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.Я Дэйв Дэвис, сегодня на замену Терри Гроссу. Наш сегодняшний гость, Райан Буссе, является стойким критиком Национальной стрелковой ассоциации и выступает за реформу национальных законов об оружии. Но на протяжении десятилетий Бусс был инсайдером оружейной индустрии, разрабатывая маркетинговые стратегии, которые сделали его знаменитым руководителем среди производителей оружия, и в критический момент возглавил общеотраслевые усилия по наказанию одного производителя оружия, который осмелился вести переговоры с властями о более строгом контроле над оружием. Администрация Клинтона. В новой книге Бусс приоткрывает завесу над оружейной промышленностью и ее тесным союзом с NRA, подробно рассказывая об их зависимости от разжигания страха и ненависти для увеличения продаж оружия.

По его словам, за свою карьеру он заметил, что бизнес изменился от того, когда производители отказывались продавать мощное автоматическое оружие широкой публике, к бизнесу, в котором производители оружия и NRA начали использовать оружие и тактическое снаряжение военного образца, называя их символы мужественности и патриотизма. В конце концов Бусс начал публично критиковать политику отрасли и отдавал предпочтение политическим кандидатам, прежде чем вообще покинуть бизнес. Его новая книга называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку».«

Что ж, Райан Бусс, добро пожаловать в «СВЕЖИЙ ВОЗДУХ». Вы живете в Монтане, и вы открываете книгу с описанием инцидента, произошедшего на демонстрации Black Lives Matter или, я полагаю, одной из демонстраций, произошедших после убийства Джорджа Флойда. Вы хотите поделиться с нами этой историей?

РАЙАН БУСС: Большое спасибо за то, что пригласили меня, Дэйв. И да, я открываю книгу вместе со своей семьей, посетившей акцию протеста Black Lives Matter здесь, в Калиспелле, штат Монт. И это было странно, как большая часть того времени в 2020 году по всей Америке, время огромных потрясений и, как ни странно, некоторых надежд.Я видел несколько протестующих, насчитывающих более тысячи человек, здесь, в Калиспелле, штат Монтана, на северо-западе Монтаны, который хорошо известен как область некоторого превосходства и уродства белых. Тем не менее, мы видели, как вспыхивают действительно обнадеживающие протесты и солидарность.

И когда мы с семьей присутствовали на этом мероприятии, незадолго до этого был один из многих самозваных патриотов Второй поправки, которые были там, эти вооруженные люди, многие из которых размахивали флагами, большинство из них с AR-15, многие из них они были в шляпах MAGA, один из них напал на моего маленького сына, которому тогда было 12 лет, и, возможно, он был 75 фунтов на мокрой дороге.И этот господин начал кричать на него матом, а потом стал тыкать его в грудь. И он был вооружен, и я отступил и посмотрел на него, как будто я был свидетелем того, что моя промышленность поставила на полку, и я был очень напуган и ошеломлен.

ДЭВИС: Верно. И вы ведь вмешались в это дело?

БУСС: Я знал. Я прыгнул между ними. Я точно не был вооружен. Я знаю, что сейчас мы имеем дело с множеством вооруженных людей на различных митингах и протестах по всей стране и на судебных процессах.Но я не был — я не верю в такое размахивание спичкой над газом. Я встал между ними и сказал ему отступить, что он и сделал. И это был очень-очень напряженный момент, пугающий.

ДЭВИС: Верно. Но это было связано с тем, чем вы занимались на протяжении большей части своей карьеры. Итак, давайте поговорим об этом курсе и о том, как он сформировался. Расскажите о своем детстве, где вы выросли, как оружие тогда вписалось в жизнь вас и вашей семьи.

БУССЕ: Ага. Так что я думаю, что важная часть моей книги состоит в том, чтобы читатель понял, почему так много людей по всей стране так привязаны к этим неодушевленным вещам, оружию.Что касается меня, я вырос в стране, которую, как вы понимаете, уничижительно называют эстакадой, на ранчо и ферме. И многие из лучших времен моей жизни прошли — знаете, я шучу, что родился с ружьем в одной руке и винтовкой в ​​другой. Я вырос на охоте и стрельбе вместе с отцом. Оружие было тем, чем мы пользовались на ранчо и ферме. Мы очень много работали. А потом несколько раз, которые нам приходилось проводить вместе, занимаясь чем-то веселым и приятным, часто это было с пистолетом.

И так оружие стало для меня и моей семьи, для моего дедушки, для моего брата вещами, которые олицетворяли времена, которые мы хотим быть правдой, или вещи, которые мы хотим быть правдой.Знаете, в отличие от неодушевленных инструментов, таких как молоток или отвертка, эти вещи были … стали для нас очень важными в культурном отношении. И я думаю, что для читателей чрезвычайно важно понять, как оружие стало неотъемлемой частью культурной идентичности, как это произошло со мной в детстве.

ДЭВИС: Когда вы говорите, что собираетесь вместе, чтобы повеселиться, и оружие было частью этого, это было — что? — учебная стрельба.

БУССЕ: Ага. Стрельба по мишеням или охота на фазанов, знаете, просто стрельба по консервным банкам, стрельба по мишеням с моим братом.Это были забавные и приятные вещи, которые мы делали. Они определенно не были радикальными или экстремистскими, или в них не было политической окраски. Это были вещи, которые делали американские дети.

ДЭВИС: Вы сказали, что ваш отец очень ясно дал понять, что это не игрушки. Они могут быть смертельными. Вы думали об оружии как о вещах, которые могут убивать людей?

БУСС: Мой отец всегда внушал мне, что оружие определенно способно на это. Когда я был мальчиком и рос, я не думаю, что это было в центре моего сознания.На самом деле, забавные вещи, которые я хотел делать с этим ружьем, будь то охота на фазанов, стрельба по мишеням или что-то еще, действительно были в центре внимания. Но он позаботился о том, чтобы я никогда не забывал, что они, по сути, опасны.

ДЭВИС: Итак, вы и ваш друг пошли работать не на одного из гигантов огнестрельного оружия, а на нового нишевого производителя оружия. — Расскажите нам об этой компании, Кимбер.

BUSSE: Да, это была небольшая молодая оружейная компания, которая раз или два обанкротилась, и она принадлежала, я полагаю, сумасшедшему парню из Австралии, который тоже жил мечтой об огнестрельном оружии.В то время он базировался в Портленде, штат Орегон. И мы убедили его разрешить нам открыть офис продаж и маркетинга в Калиспелле, штат Монт. Оглядываясь на это, я думаю, что это было своего рода решение, принявшее его напрасно. Ему действительно нечего было терять. Мы думали, что объединяемся с чем-то вроде Porsche, BMW, Jaguar, ну вы знаете, высококлассной компанией. Мало ли мы знали, что его просто еле удерживали, как я уже сказал, жевательной резинкой и проволокой.

ДЭВИС: Вы знаете, есть много замечательных историй о работе в этой компании, которые как бы касаются основной идеи книги, поэтому мы не будем вдаваться в них подробно.Но замечу, что парень, который тебя нанял, я думаю, твое первое интервью было завтраком в стриптиз-клубе. Он регулярно приводил стриптизерш на вечеринки для сотрудников компании. А потом появляются действительно нестабильные люди, которые приходят на работу с заряженным ружьем, ну вы знаете, размахивая им. В одном случае один парень чуть не выстрелил в себя — это … это безумие. Конечно, это не каждый день, конечно. Но мне просто интересно, думаете ли вы, что ваша компания отличалась от других производителей оружия в этом отношении? Есть ли что-то более слабое в людях, которые так поступают?

BUSSE: Я думаю, что — вы знаете, одно из замечаний, которые я делаю в книге, касается большей части ранней части моей карьеры, основным бизнес-требованием для участия в индустрии стрелкового спорта было то, что вы действительно любили пистолеты.Необязательно иметь степень MBA. Необязательно, чтобы ваше резюме или ваше резюме были очень впечатляющими. Дело в том, что ты действительно любил оружие. И это привлекло массу людей, которые, что неудивительно, действительно любили оружие и, возможно, не были так застегнуты, как могли бы подозревать некоторые из слушающих. Суть некоторых из этих историй — и вы правы, они сумасшедшие, — но нашу страну во многом преобразили нормальные люди с нормальными проблемами, которые действительно любили оружие. И это привело к довольно диким событиям в офисе продаж оружия.

ДЭВИС: Итак, эта компания, Кимбер, выросла благодаря тому, что вы производили качественное оружие. И вы действительно умели продавать их. Вы стали звездой, известной не только внутри компании, но и в более широкой отрасли. Объясните, что вы сделали иначе.

БУССЕ: Итак, я разработал направление прямых продаж и маркетинга. Большая часть огнестрельного оружия по-прежнему производится производителем и продается так называемым двухступенчатым дистрибьюторам, крупным дистрибьюторам, которые хранят товар, а затем распространяют его среди торговцев спортивными товарами и огнестрельным оружием по всей стране.Модель продаж, которую я разработал и усовершенствовал, продавала оружие напрямую дилерам, почти 3000 из них по всей стране. И меня за это узнали. Я был номинирован на многие из крупнейших наград в отрасли, в том числе на премию «Человек года в области огнестрельного оружия» (ph), которую выиграл Чарльтон Хестон, Уэйн Лапьер и Билл Ругер. Итак, да, я оказался в довольно молодом возрасте в довольно разреженной атмосфере в оружейной промышленности.

ДЭВИС: Нам нужно сделать перерыв здесь. Позвольте мне снова вас представить.Мы говорим с Райаном Буссом. Его новая книга о годах, проведенных им в американской оружейной промышленности, называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку». Мы продолжим наш разговор через мгновение. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК АВИШАЯ КОЭНА «GBEDE TEMIN»)

ДЭВИС: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ, и мы говорим с Райаном Буссом. Он много лет проработал в американской оружейной промышленности. Сейчас он критикует Национальную стрелковую ассоциацию и выступает за оружейную промышленность.Его новая книга о его времени в оружейной промышленности называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку».

Многие люди, вы знаете, смотрят на Национальную стрелковую ассоциацию и производителей оружия и говорят: ну, вы знаете, у вас должна быть возможность покупать оружие для охоты и, возможно, для самообороны и стрельбы по мишеням. Но это не значит, что вы должны противостоять любому контролю и не должны продавать это мощное военное оружие. И вы пишете, что когда вы пришли в бизнес, это было отношение многих людей в бизнесе, верно?

БУСС: Я думаю, что в книге нужно сделать важный момент: я верю — и все еще верю — в права американцев на владение оружием.Я владею и использую много оружия. С другой стороны, я также знаю, что каждое право, которым мы пользуемся, должно быть сбалансировано с соответствующей степенью ответственности. И я считаю, что со временем история книги такова, что она вышла из строя. Но было время, о котором вы упомянули, Дэйв, когда индустрия придерживалась своей собственной формы ответственности. На него не оказывалось юридического давления, но даже не было бы — сама индустрия даже не разрешила бы демонстрировать тактические предметы — тактические жилеты, тактические перчатки, AR-15, все что угодно — не позволяла бы это делать сама по себе. торговые выставки.И это было не так уж много лет назад. Пятнадцать, 18 лет назад он не допускал таких вещей на своих выставках. Это не позволит использовать их на рекламных мероприятиях или демонстрировать. Дело не в том, что они были незаконными или не продавались. Он просто знал, что ответственное поведение диктует необходимость проводить собственные линии.

И так же, как наша политическая сфера рухнула, и все, что когда-то выполнялось, и все обязанности, которые когда-то выполнялись, были как бы раздавлены и разбиты, что началось в огнестрельной промышленности, потому что я видел, что эта ответственность, вы знаете, вроде бы разбился и покончил с собой, потому что это замедлило продажи.

ДЭВИС: И большая часть истории связана с работой Национальной стрелковой ассоциации, которая, как вы заметили, когда вы были ребенком, проводила семинары по безопасности оружия и журналы по охотничьему оружию, но стала гораздо более агрессивной. в продвижении всевозможных программ по увеличению продаж оружия и борьбе с регулированием. Интересно то, что у оружейной промышленности есть торговая ассоциация, как и во многих других отраслях. В оружейной индустрии это Национальный фонд стрелкового спорта.Как NRA со временем превратилось в движущую силу политики и стратегии оружейной промышленности?

БУССЕ: Ага. Итак, я рассказываю историю. Мой дед, который был гордым демократом из Рузвельта, его любимой шляпой была большая черная шляпа NRA с золотыми буквами, ну знаете, шляпа, и он носил ее на моих сельских футбольных и баскетбольных матчах в старшей школе. Я была его драгоценной шляпой. Но NRA для него означало безопасность, дух товарищества и ответственность. Затем мой отец был членом NRA, и до того момента, когда он отказался от своего членства, мы получали журналы NRA в нашем доме.И, как вы заметили, они были об интересном оружии, или соревнованиях по стрельбе, или лигах ловушек, или тому подобном, а не о надвигающейся гибели нашей республики или какой-то, вы знаете, теории заговора.

Я думаю, что случилось то, что NRA наткнулась — теперь в основном сообщается, что это началось после Колумбины, но она наткнулась на идею, что страх, заговор и ненависть к другому могут быть использованы для управления и победы в политических гонках. И случайно именно эти вещи в больших дозах привели к нездоровой части продаж огнестрельного оружия.И поэтому со временем NRA — часто сообщается, что NRA является своего рода инструментом производителей огнестрельного оружия. Я обнаружил, что все было с точностью до наоборот, и я думаю, что представил это в книге — что NRA управляло шоу. Они задали курс индустрии, и все следовали, и никто не задавал вопросов.

ДЭВИС: Знаете, NRA собрало кучу денег и ожидало, что люди в этой отрасли внесут деньги. И поэтому, когда вы привлекаете миллионы одновременно, у вас есть большое влияние, чтобы внести свой вклад в политические кампании или использовать для щедрого вознаграждения руководителей.Похоже, они сделали много и того, и другого.

БУССЕ: Ага.

ДЭВИС: Каковы были ваши политические убеждения в то время?

BUSSE: Я попал в индустрию — вы знаете, я вырос — на ферме и ранчо. И я был в некотором роде легкомысленным, консервативным парнем. Я думал, что все, кто вырос на ферме и ранчо, а затем начал работать в сфере производства огнестрельного оружия, были просто консерваторами. И я без особого раздумий купил консервативные линии — республиканские — без особого интереса.Я рассказываю историю в книге — когда я впервые переехал сюда в сельскую местность Монтаны, я остановился рядом с грузовиком, и на нем было написано — либералы — один в день, три в собственности. Это снятие ограничения на охоту на уток относительно того, сколько уток вы можете подстрелить за день. И я как бы рассмеялся и показал парню большой палец вверх. И я подумал: ну, вот кем я должен быть.

И со временем я понял, что такая бездумная политика наклеек на бампер фактически противоречит многим вещам, которыми я действительно дорожил.Другими словами, я понял, что меня втянули в голосование против и поддержку политики моих собственных интересов.

ДЭВИС: Итак, вы оказались вовлечены в отраслевую битву за регулирование в отношении оружия в очень важном смысле, и это вернулось — началось еще в конце 90-х, когда у нескольких городов США возникла идея подать в суд на производителей оружия за их маркетинг пистолеты в то время, когда смерть от стрельбы достигла масштабов эпидемии во многих городах. И тогда один из производителей оружия, Smith & Wesson, пошел другим курсом.Вы хотите объяснить, что они сделали?

БУССЕ: Ага. Итак, в конце 90-х, когда все, возможно, помнят время урегулирования табака, города по всей стране, в основном муниципалитеты, подали в суд на Big Tobacco, и они вынудили то, с чем мы сейчас живем, — это маркетинговые уступки и все правила, которые теперь управляют и денежные уступки, на которые согласился Big Tobacco. Затем этот образец был применен теми же муниципалитетами и одним и тем же набором поверенных, чтобы попытаться принудить производителей огнестрельного оружия к поселениям такого же типа.Майами и Чикаго, а также почти каждый город подали в суд на крупнейших производителей огнестрельного оружия, и в оружейной индустрии была высокая степень испуга и беспокойства по поводу того, что оружейный бизнес, как все знали, вероятно, погибнет из-за этих юридических усилий.

Одна компания, Smith & Wesson, которую возглавлял генеральный директор по имени Эд Шульц, а фактически они принадлежали британскому конгломерату Tomkins, решила вести переговоры с администрацией Клинтона как бы тайно и самостоятельно.И вот однажды, к удивлению всех в отрасли, включая NRA, Эд Шульц оказался на сцене с президентом Клинтоном, где они объявили, что Smith & Wesson пойдет на длинный список подобных уступок. И это отправило всю отрасль в безумный штопор.

ДЭВИС: Верно. И уступки были вроде закрытия лазейки в оружейном шоу, верно? — разработка умного оружия, из которого может стрелять только владелец, и тому подобное.Ни НРА, ни другие компании не подозревали об этом. Как отрасль и НРО отреагировали на это?

БУСС: Ну, они отреагировали первыми — все мы — в полном шоке. Но примерно через день или два отрасль встала на ноги, отдавая своего рода походные приказы, но не отдавая приказы. Вы знаете, с этого момента развитие той радикальной политики, с которой мы живем, прямо сейчас начало свое развитие прямо здесь и там.И поэтому NRA заявило, что, по сути, промышленность должна сделать все возможное, чтобы задушить Schultz и Smith & Wesson, чтобы ни одно другое лицо, никакая другая организация, никакая другая компания, производящая огнестрельное оружие, не присоединилась к этим усилиям. И, знаете, это было — я думаю, это был 2000 год.

Я был очень … вы знаете, я был очень наивен в своей политике, легкомыслен. Я сравниваю себя с молодым парнем, который записался на войну, даже не зная, о чем идет речь. Я был молод и пытался оставить свой след, и я помог вести бойкот Smith & Wesson, очень эффективный бойкот, который в конечном итоге вынудил Smith & Wesson быть продан, а Эда Шульца — уволить.Smith & Wesson был продан за 15 миллионов долларов. А много лет спустя, в 2016 году, рыночная капитализация Smith & Wesson составила 1,69 миллиарда долларов. Таким образом, вы могли увидеть, какой переход произошел после этого. Но да, это был очень важный период в моей карьере.

ДЭВИС: Да. Знаете, у вас есть цитата из Уэйна Лапьера, который был генеральным директором Национальной стрелковой ассоциации после 11 сентября, он выступал перед аудиторией, в которой он как бы издевается над идеей, которую, вы знаете, сейчас мы проверяем. люди в аэропортах, которые хорошие, патриотические граждане.И он говорит: нет, мы не хотим рисковать обидеть бывшего исламского заключенного двумя псевдонимами, без работы и без багажа, платя наличными по билету в один конец, обувь которого забита пластиковой взрывчаткой — некоторые довольно жесткие. риторика, исходящая тогда от NRA.

БУСС: Что ж, я начал замечать, что все, что произошло, было затем закручено в какой-то устрашающий, заговорщический, расовый, просто наполненный ненавистью способ. Так все было закручено. Вы знаете, я сравниваю это в книге с такой политической скороваркой.NRA пришло к выводу, что оно может добиться успеха, — это поставить страну на одну ступень ниже точки кипения и просто попытаться удержать ее там, и удерживать, и удерживать там. И если это когда-нибудь остынет, Лапьеру придется сказать что-то подобное, или извлечь выгоду из какого-то нового ужасного события, или после того, как Сэнди Хук скажет что-то ужасное, или поддержит какую-то ужасную политику — просто держите давление настолько сильным, насколько это возможно.

ДЭВИС: Вы знаете, вы разговариваете с людьми в вашей компании. Вы ходили на съезды и выставки и все время разговаривали с дилерами.Мне интересно, поскольку риторика NRA нарастала, страх и ненависть, вы знаете, разжигали продажи оружия, что вы слышали от людей в этом бизнесе? Относились ли они к этому скептически? Были ли они убеждены? Считали ли они это просто хорошим бизнесом?

БУСС: Итак, в другом предзнаменовании нашей современной политики, вы знаете, это были мои друзья и, честно говоря, умные люди. Сначала я не мог поверить, что они верили во что-то вроде того, что я считал сумасшедшими заговорами, несостоятельными идеями. Я подумал, конечно, умные люди в это не верят.Но я думаю, что это произошло — и я стал свидетелем такого рода переплетения политических результатов, финансовых результатов и состояний. Действительно, им стало выгодно верить и не сомневаться в них. И поэтому я видел людей, которых я когда-то уважал, которые, казалось, радовались и даже верили в это, вы знаете, что президент Обама переписывает конституцию или администрация Обамы собирается объявить охотничьи боеприпасы вне закона. Или — я мог бы продолжать и продолжать эти теории заговора.

Так что со временем мне было сложно провести грань между тем, во что люди действительно верили, и тем, в чем они сомневались.И если это очень похоже на предвыборную ложь, с которой мы имеем дело сейчас, в годы правления Трампа, то потому, что это именно так. Это, знаете ли, хорошие умные люди, которые верят в вещи, которые явно расстроены, и вы просто не можете понять, что к чему. Я испытал это 15-18 лет назад.

ДЭВИС: Мы собираемся сделать еще один перерыв здесь. Позвольте мне снова вас представить. Мы говорим с Райаном Буссом. Его новая книга о годах, проведенных им в американской оружейной промышленности, называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку».»Он вернется, чтобы поговорить еще после этого короткого перерыва. Я Дэйв Дэвис, и это FRESH AIR.

(ЗВУК ИЗ «ЗАГАДНОЙ ПЕСНИ» ФРЕДА ХЕРША)

ДЭВИС: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Я Дэйв Дэвис, заменяющий Терри Гросса. Мы говорим с Райаном Буссом. У него есть новая книга, в которой жестко и критически рассматривается американская оружейная промышленность изнутри. Хотя сегодня Бусс является критиком Национальной стрелковой ассоциации и сторонником реформы законов об оружии, он более 20 лет проработал на производителя оружия, где его маркетинговые стратегии сделали его любимцем отрасли.Его новая книга называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку».

В этой истории есть еще один момент, который отчасти поучителен, и это был я — 1999 год, когда я — съезд NRA приближался, и там будет большое шоу. А потом в Колорадо происходит бойня в Колумбайн. Просто поделитесь с нами, как это было для вас и как отреагировала индустрия.

BUSSE: Да, это был — очевидно, первая массовая массовая стрельба в школе в нашей стране.И так случилось, что это произошло к югу от Денвера, и примерно через 10 дней в Денвере должен был состояться большой съезд NRA. И это потрясло всю отрасль. В конце концов, NRA отменило большую часть своего съезда в том году, но они провели деловые встречи. В Денвере прошли большие протесты против деловых встреч.

И NRA в конечном итоге прибегли к тому, что сейчас является довольно печально известным подходом, когда они в конечном итоге удвоили ставку вместо того, чтобы сдаться.И я верю, что политика, вы знаете, никогда не сдаваться, никогда не признавать никаких улучшений или работать в направлении чего-либо — вы знаете, улучшение политики действительно началось тогда.

ДЭВИС: Верно. И когда вы говорите об удвоении, я имею в виду, что одна из вещей, которые могли произойти, — это, возможно, пересмотр способа проведения выставок оружия и того, как люди покупают оружие, вы знаете, без проверки биографических данных.

БУССЕ: Ага.

ДЭВИС: Вместо того, чтобы идти на компромисс, вместо того, чтобы идти на это, что они сделали?

БУССЕ: Они решили противодействовать любому усилению или закрытию лазейки на оружейной выставке.И я знаю, что эту фразу многие слушатели слышат постоянно. А лазейка на оружейной выставке просто означает, что на оружейных выставках или через частные продажи продажа оружия может происходить без федеральной проверки биографических данных, если она не осуществляется через дилера, имеющего федеральную лицензию. Итак, любитель, вы знаете, торговец оружием, тот, кто продает несколько единиц оружия в год, может пойти на выставку оружия и продать оружие буквально кому угодно без проверки биографических данных. И это, вероятно, должно было быть законодательно закрыто после того, как Колумбайн, но NRA решила бороться с этим, несмотря на ужас той стрельбы в Колумбайне.

ДЭВИС: Было ли какое-либо оружие, используемое в «Коломбине», было куплено на оружейных выставках?

БУССЕ: Да. Это — и это была прямая связь с несколькими орудиями. Я считаю, что два или три ружья, которые использовались в «Колумбине», были куплены на оружейной выставке в северной части Денвера. Так что это было действительно подходящее время, чтобы закрыть эту лазейку. И все же сегодня, 20 — более чем 20 лет спустя, мы не закрыли эту лазейку.

ДЭВИС: Еще одна вещь, которая поражает в этом моменте, — это то время, когда, вы знаете, нация была в ужасе от того, на что способно это мощное оружие, и можно было ожидать некоторого спада в отрасли, некоторого сокращения продаж, на самом деле, этого не произошло.Фактически это привело к увеличению продаж оружия. Как это случилось? Почему это произошло?

BUSSE: Ну, это положило начало порочному кругу на всю оставшуюся мою карьеру, когда две вещи вызвали невероятный бум в оружейном бизнесе. Первый обычно происходил после массового расстрела, в пределах — обычно в течение нескольких часов после массового расстрела. Затем будут обсуждения законодательных исправлений — потенциальных законодательных исправлений. И такого рода страх, который NRA придумала, как использовать, может быть использован как для того, чтобы подтолкнуть избирателей к участию в выборах, так и случайно, я считаю, поначалу, также способствовал росту продаж оружия, как никто и представить не мог.Итак, если совместить продажи оружия за последние 20 лет с массовыми расстрелами, вскоре после каждой массовой стрельбы — вплоть до последних двух лет, о которых я рассказываю в книге, — но после каждой массовой стрельбы будут невероятные выстрелы из оружия.

Другой фактор, который будет стимулировать продажи оружия, — это избрание любого демократа — безусловно избранного президентом — потому что, опять же, использовались те же опасения — что оружие будет запрещено или что будет проводиться законодательная деятельность, которая затруднит получение пистолеты.Так что все бросились покупать их после этих событий.

ДЭВИС: Я полагаю, мы должны отметить, что ваша компания на протяжении большей части своего существования старалась не производить дешевые пистолеты, которые появлялись на местах преступлений и не использовались для штурмового оружия. Вы пытались разработать высококачественное и дорогое оружие. Но все же вы были частью торговли. Вы были частью бизнеса.

Вы пишете о том, что еще одна вещь, которая способствовала росту продаж оружия за этот период, заключалась в том, что во многих штатах были приняты законы о скрытом ношении оружия.Долгое время было незаконно ходить с спрятанным оружием. Сейчас так обстоит дело в большинстве мест, хотя в Верховном суде есть дело, проверяющее закон Нью-Йорка, ограничивающий это. Но это привело к росту продаж пистолетов. Также были разработаны пистолеты с полимерными рамками, что делало оружие более дешевым. Это увеличило продажи.

Еще одна действительно интересная вещь, о которой вы пишете, — это использование штурмового оружия или оружия штурмового типа.Вы знаете, вы — долгое время, в 90-е, вы говорили, что это оружие, хотя оно производилось и продавалось военным и правоохранительным органам, вы знаете, промышленность не любила продавать его отдельным владельцам оружия. Как это изменилось?

BUSSE: Это действительно изменилось между 2003 или 2004 годом и примерно 2007 годом. Одна примечательная юридическая вещь, которая изменилась в то же время, — это принятие PLCAA, то есть Закона о защите законной торговли оружием, который снял многие виды ответственности. Это в основном устранило угрозу тех исков, о которых мы говорили, от обращения в компании, производящие огнестрельное оружие.Кроме того, запрет на штурмовое оружие, который действовал с 1994 по 2004 год — Джордж Буш не продлевал его в 2004 году. И я думаю, что людям важно знать, что сам AR-15 никогда не был технически запрещен запретом на штурмовое оружие. . Вы по-прежнему можете купить все AR-15, которые захотите.

Штурмовое оружие, по определению, было ружьем, таким как AR-15 или несколькими другими подобными ему моделями, с важными дополнительными функциями — именно так это оружие было определено как штурмовое оружие — и большой емкостью. магазин, что на тот момент означало любой магазин на 10 патронов.

В 2004 и 2005 годах ответственность была снята, чтобы можно было изменить маркетинговую практику и разработать штурмовое оружие со всеми этими дополнительными функциями. Короткие, длинные, тяжелые, легкие — вы знаете, все виды конфигураций AR-15, которые мы видим сейчас, построены более чем 500 компаниями. Все это взорвалось с 2004 по 2007 год.

ДЭВИС: Верно. Это было в то время, когда, конечно, было вторжение в Ирак, так что их было намного больше — вы знаете, было много изображений американских солдат, сражающихся в Афганистане и Ираке, использующих это оружие.И вокруг этого стала целая культура. Вы называете это тактической культурой. Вы хотите описать некоторые из его атрибутов?

БУССЕ: Да, я был свидетелем того, что в то время, когда произошли эти юридические изменения, у нас происходили две войны. И NRA, опять же, наткнулся на эту маркетинговую идею о том, что патриотизм, своего рода мужественность и этот вид фальшивого мачизма, который мы видим сейчас, могут быть обернуты вокруг оружия войны, то есть AR-15, и они могут стать символом всего. это.

Итак, та пугающая деятельность линчевателей, которую мы наблюдаем сейчас — мы наблюдали с Кайлом Риттенхаусом или различными другими инцидентами по всей стране — тогда действительно получила свое начало.И это связано, как вы понимаете, с некоторой долей предполагаемой храбрости, патриотизма и религиозной преданности. И, конечно же, AR-15 стал символом всего этого, поэтому 6 января вы увидели пару разных типов флагов, флаги Трампа и американские флаги, но другой тип флага, который вы видели, был «пришел и … бери это флаг с AR-15 на флаге. И вы видели людей с AR-15 на экипировке с логотипом, потому что AR-15 был разработан как своего рода символ определенной марки патриотизма.

ДЭВИС: Позвольте мне снова вас представить.Мы собираемся сделать здесь еще один перерыв. Мы говорим с Райаном Буссом. Его книга о годах, проведенных им в американской оружейной промышленности, называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку». Мы продолжим наш разговор через мгновение. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК АМЕРИКАНСКОГО АНАЛОГОВОГО НАБОРА «IMMACULATE HEART 2»)

ДЭВИС: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ, и мы говорим с Райаном Буссом. Он много лет проработал в американской оружейной промышленности. Его новая книга — «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализовавшей Америку».«

Вы долгое время разочаровывались в послании индустрии. Ваша жена Сара много слышала о своих чувствах. И наступил момент, когда вы, по сути, сделали то, что хотели, с точки зрения публичной критики политики. Вы даже помогли журналисту. Вы хотите просто описать некоторые вещи, которые вы сделали, что, по сути, подорвали стратегии отрасли?

BUSSE: Я упрямый парень и верил, что смогу бороться за ту индустрию, в которую впервые попал.Я не знал, почему мне пришлось сдаться. Вы знаете, я использую этот термин в книжном диване-коммандос, потому что это то, что многие люди в индустрии уничижительно относятся к этим людям, которых вы сейчас видите вооруженными в Капитолиях Мичигана, Капитолиях Кентукки и везде. Они называли их диванными коммандос. Я не понимал, почему мне или кому-либо другому пришлось отказаться от моего видения индустрии ради этого. Так что я остался дома и дрался изо всех сил. Но опять же, у меня острие ножа. Я не мог зайти слишком далеко, иначе я был бы как Эд Шульц из Smith & Wesson.Меня бы уволили и отлучили от церкви.

Но я нашел способы. Я участвовал в гонках на высшем уровне в Сенате. На этих гонках я был посредником между NRA и сенаторами. Думаю, я боролся за тех, кого считаю правильными. И Джон Тестер, сенатор от Монтаны, мой дорогой друг, по-прежнему находится на своем посту, слава богу, я надеюсь, что в какой-то мере мне удастся это сделать. И еще я искал способы помочь журналистам. Я помогал Эллиоту Вудсу, который написал очень серьезную и, как мне кажется, отличную статью для Новой Республики под названием «Страх: Американская машина террора» (фото).Я помог ему попасть на SHOT Show. И я его ничем не кормил. Я знал, что Эллиот был достаточно хорошим журналистом, чтобы писать о вещах, которые он видел, и он действительно видел такие вещи, как шляпа Make Zimbabwe Rhodesia, которую он видел на одном из мероприятий SHOT Show, который — ну, знаете, Дилан Руф, массовый убийца методистской церкви Эмануэля в Южной Каролине носил родезийский национальный флаг, так что вы можете увидеть вид белого национализма, который там был.

ДЭВИС: Вы помогли этому журналисту попасть на SHOT Show.Вы хотите объяснить, что такое SHOT Show?

БУССЕ: Ага. SHOT Show — это выставка стрельбы, охоты, выставки на открытом воздухе или SHOT Show. Это одна из крупнейших торговых выставок на планете, и это ежегодная отраслевая выставка, на которой присутствуют все участники отрасли — производители огнестрельного оружия, производители боеприпасов, любых аксессуаров, а затем несколько десятков, если не сотен, международных производителей оружия. И это обычно в Лас-Вегасе. В том году это было в Лас-Вегасе.

ДЭВИС: Вы знаете, вы здесь публично проводите кампанию в пользу демократов, так что это ересь.Когда в New Republic вышла эта статья, написанная Эллиоттом Вудсом, люди заподозрили, что вы могли привлечь его к участию в шоу. Это закрыто для публики. Что тебе говорили? Что ты сказал за себя?

БЮСС: Поскольку я становился все более и более разочарованным — и вы упомянули мою жену Сару, которая, кстати, святая; она настоящий герой книги, но каждый раз, когда происходило что-то ужасное, это было очень сложно. У меня сейчас двое мальчиков. Тогда у меня было два маленьких мальчика. Когда случился Паркленд, это было невероятно трудное время.Когда случился Сэнди Хук, наши мальчики были почти того же возраста. Было просто ужасно думать об этом. И поэтому я стал более разочарованным и более обеспокоенным, и это просто превратилось в такое опасное существование, которое было жестким. Это было намного сложнее. И поэтому люди — я не мог держать язык за зубами. Я — по лезвию этого ножа было труднее ходить. И поэтому люди начали — даже мои друзья или люди, которые, возможно, голосовали за меня на этих церемониях награждения, стали косо смотреть на меня, как будто мне нельзя было доверять.

ДЭВИС: Итак, вы вышли. Вы консультант прогрессивных групп, таких как организация Габби Гиффордс. Глядя на это сейчас, не думаете ли вы, что заблуждались, думая, что можете остаться в отрасли и добиться прогресса?

BUSSE: Думаю, я сделал все, что мог, чтобы изменить то, что я могу изменить. Если я вообще был обманут — или чего-то, чего я не ожидал, возможно, так это степени, в которой индустрия выросла и превратилась в этого гиганта. Я не видел невероятно огромного роста количества оружия и важности оружейной промышленности в политике.На самом деле, когда я начинал, это было очень похоже на небольшой кустарный промысел. Все знали всех. Компании были довольно небольшими. Но он — как и многие другие аспекты Америки, он превратился во что-то настолько большое, что я заблуждался, полагая, что могу оказать измеримое влияние на то, что стало таким большим и могущественным.

ДЭВИС: Вы знаете, NRA была гигантской силой в течение многих лет, пока вы занимались этим бизнесом. Я имею в виду, что у них было состояние, они потратили состояние на политические гонки, имели огромное влияние через своих членов в блокировании любого вида регулирования оружия.В организации сегодня какой-то беспорядок, верно? Я имею в виду, что были все эти расследования финансовых проступков и самоуправления, иск из офиса генерального прокурора Нью-Йорка, они обратились в суд по делам о банкротстве, пытались переехать в Техас, я думаю, судья этого не удовлетворил. Каково состояние NRA сегодня? Как вы думаете, куда он движется?

БУССЕ: Что ж, я думаю, что NRA как организация, по крайней мере в настоящее время, определенно ослабла. Ваше описание подходит. То, что я снова считаю предзнаменованием современной политики, во многом подобно тому, как президент Трамп проиграл выборы, можно сказать, что Трампа больше нет.Его больше нет в офисе. Разве он не ослаб? Что ж, Трамп ушел, но трампизм определенно не ушел. И я думаю, что NRA точно так же. NRA не является ее высшим достижением в отношении членства, сбора средств или здоровья организации, это точно. Но политика и НРА, распространенные по всей стране, никуда не делись. И я сравниваю это с кустарным пожаром, который сейчас бушует по всей стране. Сухо и ветрено, и все еще горит. Так что я не знаю, исчезла ли NRA или что она исчезнет, ​​но даже если она ослабла, то, что она спровоцировала, определенно не ослабнет.

ДЭВИС: Изменил ли этот опыт вообще место оружия в вашей жизни?

БУСС: Нет. Моя семья — знаете, мои мальчики, которым сейчас 13 и 16 лет, буквально не понимают, как кого-то вроде нас можно назвать противником оружия. Они не понимают, как их папу можно назвать противником оружия. Мы охотимся. Пару недель назад мы охотились. У нас есть оружие. Мы стреляем при любой возможности. На самом деле это не изменило нашего взгляда на оружие. Это изменило то, как я и моя семья смотрим на людей, чье существование и религия связаны почти с этими пушками, особенно с автоматами.И когда-то — вы знаете, индустрия всегда говорила всем нам, что мы в ней — мы все в ней вместе. Мы все одинаковые. Нет никакой разницы между тем, кто использует ружье для охоты, и каким-то парнем, который идет к Капитолию и угрожает законодателям своим AR-15. Они все одинаковые. Я никогда не чувствовал этого. Мои мальчики никогда не чувствовали этого. И я думаю, если это изменило нас, это определенно вызвало тот факт, что мы являемся владельцами оружия, но мы не такие владельцы оружия.

ДЭВИС: Что ж, Райан Бусс, большое спасибо за то, что поговорили с нами.

БУССЕ: Спасибо, Дэйв. Это было честью.

ДЭВИС: Книга Райана Бусса о его годах в американской оружейной промышленности называется «Перестрелка: моя битва против индустрии, радикализировавшей Америку». Вскоре Морин Корриган рецензирует новую книгу о жизненном опыте Достоевского, которая привела к его классическому роману «Преступление и наказание». Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК «ПИКСИ» РОББЕНА ФОРДА И БИЛЛА ЭВАНСА)

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены.Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.