Я всем бабам в морду дал много раз: 30 цитат королевы сарказма Фаины Раневской — Попкорн

Содержание

30 цитат королевы сарказма Фаины Раневской — Попкорн

Фаина Раневская была великолепной комедийной актрисой, причем она не просто играла комедию. Она жила этим, хотя жизнь ее больше напоминала трагикомедию, а не легкий водевиль. Она была из тех женщин, которые за словом в карман не полезут и легко приколошматят оппонента острым словцом.

Из сотни-другой афоризмов, разбросанных Раневской по пути — когда ненароком, когда сгоряча — мы выбрали 30 таких, которым позавидует любой писатель-сатирик:

*

Оптимизм — это недостаток информации.

*

Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет Дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

*

Поклонников миллион, а в аптеку сходить некому.

*

Одиночество — это состояние, о котором некому рассказать.

*

Многие жалуются на свою внешность, и никто — на мозги.

*

Если человек тебе сделал зло — ты дай ему конфетку. Он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет.

*

Женщина, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?

*

Склероз нельзя вылечить, но о нём можно забыть.

*

Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает, что второго такого дурака она не найдет.

кадр: Ленфильм

Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на диеты, жадных мужчин и плохое настроение.

*

Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность!

*

Получаю письма: «Помогите стать актёром». Отвечаю: «Бог поможет!»

*

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

*

— Как жизнь, Фаина Георгиевна? — Я вам еще в прошлом году говорила, что говно. Но тогда это был марципанчик.

*

Есть такие люди, к которым просто хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить.

*

Здоровье — это когда у вас каждый день болит в другом месте.

*

Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много — в Книгу о вкусной и здоровой пище.

*

В моей старой голове две, от силы три мысли, но они временами поднимают такую возню, что кажется, их тысячи.

*

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

кадр: Мосфильм

Лучше быть хорошим человеком, «ругающимся матом», чем тихой, воспитанной тварью.

*

Даже под самым пафосным павлиньим хвостом всегда находится обыкновенная куриная жопа.

*

Самое трудное я делаю до завтрака. Встаю с постели.

*

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?» Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

*

Нет толстых женщин, есть маленькая одежда.

*

Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.

*

Я заметила, что если не кушать хлеб, сахар, жирное мясо, не пить пиво с рыбкой — морда становится меньше, но грустнее.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

«В душе я воин, а в реальной жизни слабак, в этом вся драма»

Опрос недели: А вы когда последний раз дрались?

В канун 23 Февраля в России традиционно много размышляют о воспитании сильного пола и защитниках Родины. Согласны ли вы, что «добро должно быть с кулаками», особенно в условиях нашей страны? И как воспитать в современном обществе настоящего мужчину? «БИЗНЕС Online» отвечают Марат Ахметов, Фарид Абдулганиев, Лутфулла Шафигуллин, Александр Шадриков, Фирдус Тямаев и другие.

Марат Ахметов заместитель председателя Госсовета РТ: — Как-как? Давно не дрался (улыбается). Ну в детстве бывало. Добро не должно быть с кулаками, нужно все решать словами. И то надо не оскорблять, не унижать человека. В современном мире мужчина должен быть воспитанным, культурным, интеллигентным и тружеником.
Рафис Хабибуллин министр по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям РТ: — Да я каждый день дерусь — с внуком (смеется). Добро всегда было с кулаками. В моем понимании это защита своей чести или того, кто прав. Если мужчина выступает за добро, в драке ничего плохого нет, но, конечно, в пределах нормы закона. Воспитывает мужчин семья, отец — это пример, если есть старший брат, то он. У меня, допустим, его нет, а есть младший. Мой младший брат всегда говорил, что смотрел на меня, а я — на отца, дядю. Они всю жизнь проработали в милиции, еще в советские годы. Я, конечно же, хотел быть похожим на них, особенно на отца. Хотя у него времени на нас не хватало. Нас больше воспитывала бабушка. Тем не менее перед нами не стоял выбор профессии, мы потомственные милиционеры — и я, и братишка. Семья, потом школа и армия — вот что воспитывает мужчину. Если какой-то период провалился, я считаю, что это может быть минусом в воспитании мужчины.
Феофан митрополит Казанский и Татарстанский: — Добро не может быть с кулаками. Это разные вещи, и они не имеют никакого отношения к Дню защитника Отечества. Сила не в кулаке, а в духе человека. Качества же настоящего мужчины всегда неизменны: честность, мужество, умение защитить слабого и никогда не ставить на первое место свое «я». Если говорить о защитнике Отечества, то его защита должна быть у него в приоритете. Если наступают трудные времена для Отечества, если оно в опасности, мужчина должен быть готов его защитить. В Евангелии очень правильно сказано, что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за ближних своих, что и делали наши воины, скажем, во время Великой Отечественной войны.
Фарид Абдулганиев помощник президента РТ по развитию малого бизнеса, экс-министр экономики РТ: — У меня отец армейский командир, он воспитывал меня и продолжает воспитывать в режиме строгой дисциплины. Я полагаю, когда говорят про этот праздник, очень важный аспект — строжайшая дисциплина: вовремя подъем, сон, о таких вещах мы иногда забываем. А дрались в школе, институте. Драка — форма борьбы, она необязательно должна быть физической. Главное, чтобы причина имелась. Когда надо отстаивать правду, свой интерес или кого-то защитить — это драка или нет? Лучше, конечно, все решать мирным путем. Прописная истина. Но на то мужчинам и даны кулаки, чтобы, когда требуется, а это может быть даже подворотня, защитить себя и близких. Когда мы говорим про мужские качества, это одно из основных.

У меня две дочери, я их воспитываю так, чтобы в свое время рядом оказались достойные мужчины. А мужчин надо воспитывать строго, особенно в наше время, когда так много соблазнов и где-то может затеряться человек. Потому нужны, как я уже сказал, дисциплина, порядок и порядочность. Через ваше издание обращаюсь к коллегам, мужчинам, желаю вести себя так, чтобы можно было сказать: «Вот это мужчина!»

Лутфулла Шафигуллин председатель комитета ГС РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству: — Я никогда не дрался. В школе бывало, наверное. Окончил военное училище и служил в советской армии, случались моменты, но только в целях обороны или защиты. Добро не может быть с кулаками. С кулаками добра не сделаешь, это зло. Воспитывать мужчин нужно личным примером, трудом, показывать: делай, как я. Через добро надо воспитывать мужчин.
Фирдус Тямаев певец: — Мне никогда не приходилось драться, все вопросы я решаю мирным путем. Но с тем, что добро должно быть с кулаками, я полностью согласен. Мужчину нужно воспитывать так, как растили нас, а мы боялись родителей, учителей, сейчас же, наоборот, боимся своих детей. Такого не должно быть — это однозначно.
Александр Шадриков министр экологии и природных ресурсов РТ:
— Дрался, наверное, только в детском саду за игрушки какие-нибудь, уже не помню. Я не согласен, что добро должно быть с кулаками, оно должно быть добром. Воспитывать защитников Отечества нужно в созидании, научить их ценить то, что мы имеем, защищать своих близких, родных и делать благое дело.
Абдулла Дубин краевед, экс-диктор телевидения: — Драться или не драться — это ведь зависит от породы человека. Мы сталинское поколение, тогда был девиз: «Кто любит людей, тот дольше живет». Так что до драк, слава богу, никогда не доходило, и в общем-то это не мой стиль. Добро должно быть не только с кулаками, а может быть и вооруженным. Потому что Владимир Путин не с того конца начинает, он хочет завалить деньгами, а надо с воспитания начинать. Сейчас телевидение — академия бандитизма и проституции, вот еще одна проблема. А настоящий мужчина всегда любит окружающих, уважает семью, нужно это и прививать.
Ренат Мистахов генеральный директор судостроительной корпорации «Ак Барс»: — В последний раз я дрался еще в техникуме, это было начало 90-х. Мужчина должен уметь постоять за себя и тех, кто не может себя защитить. У меня трое сыновей и дочка. Воспитываю я их очень просто, мальчики у меня все февральские, у одного день рождения — 11-го, у второго — 13-го, у третьего — 16-го. В этом году одному исполнилось 24, другому — 20, третьему — 10 лет. Перед 23 Февраля я всегда провожу их дни рождения в ракурсе, посвященном Дню защитника Отечества. Это пейнтбол, разборка-сборка автоматов, футбол — спортивно-полевые мероприятия. Что позволяет ребятам сформироваться как мужчинам. Но самое главное — чтобы дух команды был, плечом к плечу, чтобы мальчики чувствовали дружбу, команду. И каждый год я это провожу перед 23 Февраля, чтобы пробудить у них желание быть офицерами. Старший у меня уже получил офицерские погоны, и второй на военной кафедре учится, тоже на офицера.
Михаил Скоблионок предприниматель, президент еврейской национально-культурной автономии РТ: — Я кулаками махал лет, наверное, 50 назад. После этого начал работать головой, а не руками. Любой человек должен уметь постоять за себя: в молодости мы защищаемся кулаками, в возрасте — уже мозгами, но добро просто так не приходит и его надо отстаивать. Чтобы воспитать настоящего мужчину, не нужно ему давать денег, пусть он сам научится зарабатывать. Есть такой хороший анекдот. У одного человека спрашивают: «Кто такой мужчина?» Он отвечает: «Мужчина — тот, у кого есть деньги, а если нет их, то это самец». Мужчина должен уметь зарабатывать деньги, содержать семью, помогать своим престарелым родителям.
Альмир Михеев депутат Госсовета РТ, член партии «Справедливая Россия»: — Я дрался последний раз в школе, наверное. А, нет! На тренировке с тренером два года назад, когда еще занимался рукопашным боем и боксом. Мужчине это нужно. Я категорически против навязанной Советским Союзом модели, паттерна поведения, когда все должны быть добренькими. Мужчину необходимо выращивать так, что он боец, чтобы был готов с оружием защищать себя, свою семью, родину. Мальчики должны расти мальчиками, а девочки — девочками. Есть гендерные различия, от них никуда не денешься. Мужчина должен быть сильным и готовым в любой момент постоять за себя. У меня дочери, о мальчике я пока еще только мечтаю. Если у меня родится сын, я постараюсь его не баловать и отдам в какой-то контактный спорт, где нужно драться.
Ильшат Ганиев генеральный директор ООО «Тепличный комбинат „Майский“»: — Давно ли я дрался? Уже не помню когда, наверное, в школе. Раньше как говорили? Бросили в тебя камень, а ты ответь добром. Только так должно быть. Мужчин жизнь воспитывает. Нам было легче, сегодня чуть сложнее. Мы уже в возрасте люди, воспитывались в советское время, это было одно, сегодня уже другое. Я не говорю, что сейчас мужчины плохо воспитаны, но все же человечности стало меньше. Они конкретные, занимаются финансами, экономикой, производством, но человечности теперь поменьше.
Мансур Гилязов драматург: — Я в жизни ни разу не дрался вообще, физически к этому не готов, я был бы рад драться, но у меня такая порода: маленькие кулаки, слабые руки, спортом не занимался. Я рос в такой удивительной семье, где считалось, что спортом занимаются только плохие мальчишки, что ты будущий профессор, академик, нас с детства так учили, что ты должен читать книги, рисовать, заниматься музыкой. Было такое, что по всем предметам ты должен иметь пятерки, а по физкультуре можно и двойку.

Мужчина должен быть физически крепким, оттого, что не умею драться и никогда не делал это, я всегда страдал. Очень хочется дать кому-нибудь по башке. Настоящего мужчину можно воспитать тем, что надо подальше держаться от интернета, сотовых телефонов, нормально кормить натуральными продуктами без нитратов, всякой химии. Все очень просто, так как связано с основными инстинктами, они угасают, то есть человечество само себя убьет из-за этого интернета. Люди перестанут себя воспроизводить. Женщины не способны рожать, а мужчины — воспроизводить детей. Количество таких людей растет в геометрической прогрессии. Пришло поколение, где мужчинам не нужны женщины и наоборот, и таких людей становится все больше и больше. Потому сильный мужчина, который умеет драться сегодня, думаю, в цене. Но драться я умею духовно. То есть внутри, в душе я воин, а в реальной жизни слабак, в этом вся драма.

Айдар Шагимарданов президент ассоциации предпринимателей-мусульман РФ: — Я занимаюсь восточными единоборствами, поэтому в боевых поединках участвую несколько раз в неделю на тренировках. Если вспоминать уличную драку без правил, каких-то серьезных причин, то, скорее всего, это было в школе. Добро должно быть с чистым сердцем, правильным намерением, но кулаки у мужчин должны быть всегда, ведь неизвестно, когда и что произойдет.

Мужчина — это прежде всего защитник своей семьи, дома, а потом уже Отечества и в целом общества, если где-то кто-то творит несправедливость, то он всегда должен уметь постоять за себя и свою родину. У нас, мусульман, есть правильные ответы на вопрос о том, как воспитать настоящего мужчину. Нужно жить по Корану и сунне нашего пророка Мухаммеда. Там все написано, если человек станет соблюдать эти постулаты, законы, то он всегда будет настоящим мужчиной.

 

Тайны полковника Бурова. Что кроется за молчанием военкома ХМАО-Югры

Опубликовано: 24 июня 2021, 17:34 | Служба новостей ЮграPRO

Юрий Буров, ветеран труда, ветеран Вооруженных сил РФ, ветеран боевых действий, гвардии полковник запаса написал письмо губернатору ХМАО-Югры Наталье Комаровой (публикуется без правки).

Уважаемая Наталья Владимировна!

Хочу довести до Вас информацию о хамском и недостойном поведении водителя военного комиссара ХМАО  Мухарина Андрея Анатольевича в отношении начальника отдела призыва г. Радужный Г. К. (данные скрыты – ред).  15.06.21 г. Г.К. привезла на ОСП (окружной пункт сбора призывников – ред.) г. Пыть-Ях команду призывников для отправки в ВС РФ.

В районе 22.00 часов к ней в комнату ворвался в неадекватном состоянии водитель Мухарин А.А., и  на просьбу покинуть комнату господин водитель стал хамить  и оскорблять. Г.К. тогда позвонила мне, Бурову Ю.М., передав водителю трубку.

Представившись ему, я потребовал покинуть комнату  и оставить человека в покое. В ответ ч услышал поток отборного мата, гадостей и пошлости. Соответственно с неадекватным господином я прения прекратил и сказал Г.К. вызвать дежурного и звонить военному комиссару, который на ее тел звонки не ответил. После чего господин водитель стал толкать, выкручивать руки и унижать Г.К., показывая свое физическое превосходство.

Утром 16.07.21г. я прибыл в рабочий кабинет к директору «Центра военно-патриотического воспитания и подготовки граждан к военной службе» Есину И.И. и попросил, чтобы его сотрудники пригласили молодого человека, Мухарина А.А., пообщаться с ним по скайпу по поводу его вчерашнего поведения. Передо мной появился молодой человек, который оказался мягким и пушистыми, и  ничего он мне не говорил и орал в трубку не мне. А что может сказать особь мужского пола, который поднял руку на женщину? Я предложил ему извиниться. На что он мне сказал, что претензий  ко мне не имеет. Военный комиссар ХМАО Буров Д.В. мер не принял, и извиниться водителя не заставил.

Помощи не прошу, думаю, что сам справлюсь. Не позволю негодяю оскорблять человека.   Просто хотел Вас проинформировать. Если водитель позволяет себя так вести в отношении женщины, значит это безнаказанность и вседозволенность. Г.К. имеет троих детей. 3 года назад трагически погиб муж. Она добросовестно выполняет обязанности. Бабушка сидит с детьми, а она за 600 км  возит призывников. Достойно переносит тяготы и лишения военной службы. Если господа думают, что за нее некому заступиться, то они ошиблись.

С уважением !  Ветеран труда, ветеран ВС РФ, ветеран боевых действий, гвардии полковник запаса Буров Ю.М.        

23.06.21г.

Думается, Юрий Буров, столь возмущенный беспардонным хамством водителя военкома ХМАО-Югры, сказав, что справится с негодяем сам, несколько погорячился. Что, морду ему набить, а потом сесть на нары? Если сейчас водитель Мухарин претензий к Юрию Бурову не имеет (вот те на!), то в случае ответных действий Юрия Бурова претензии появятся, и тогда прежние боевые заслуги гвардии полковника уже не сыграют какой-либо существенной роли.

Если разбираться с бытовой точки зрения, Мухарин каких-либо криминальных действий не совершил. Приставал к женщине, хамил, оскорблял, послал на три буквы по телефону ее заступника… Что тут такого? Все живы-здоровы, а что касается оскорблений – так это он в неадеквате, поймут и переживут. И вообще, кто они такие в сравнении с Мухариным, верным оруженосцем военкома? – никто и звать никак.

На самом деле, все гораздо сложнее, и ответ находится в морально-нравственной сфере. Не исключено, что Мухарин – не только водитель военкома Бурова, но и его спецпорученец, которому Буров негласно делегировал ряд полномочий. Попутав берега, Мухарин сунулся не туда, не с тем и не за тем. За что тут извиняться? — он же тень военкома, возможный обладатель маленьких личных секретов Дениса Бурова, и, понимая, что из Мухарина при стечении обстоятельств могут, как из дырявого мешка, посыпаться тайны военкома, Буров не в состоянии призвать своего водителя к порядку – видимо, крючок компромата, который закинул Мухарин своему шефу, проглочен глубоко и сидит крепко. Но это так, очевидное о не очевидном.

Представив социальную лестницу, каждая ступень на которой предполагает возрастающий уровень полномочий, расположим на ней водителя и военкома, и увидим пропасть. Чтобы Мухарину дотопать до кресла военкома – жизни не хватит. А тут на тебе, схватил, что называется, Бога за бороду.

При дальнейшем размышлении возникает вопрос, если водитель, от которого судьбы призывников в массе не зависят, но он на грани фола хамит штатным сотрудникам военкомата, на каком уровне находятся отношения между призывниками и работниками призывных комиссий и дальше – призывников с военнослужащими в армии? Откуда это идет? – унижения и хамство просачиваются с гражданки или имеют обратное течение – из войск – на гражданку, где молодежь, судя по ценностям Мухарина, — пыль на сапогах и тварь дрожащая? Мало кто интересуется, но с призывного пункта в Пыть-Яхе молодежь отправляется не только в пограничники или строевые войска, но и в войска правопорядка, Росгвардию, пользующуюся всенародным уважением и любовью?

Сейчас еще недавно резонансное дело рядового Рамиля Шамсутдинова из подразделения немедленного реагирования в/ч 54160 поутихло. Шамсутдинов, родом из под Тобольска, 25 октября 2019 года расстрелял сослуживцев из караула, восемь из них погибли. Приговор Шамсутдинову был вынесен на основании вердикта присяжных. 28 декабря 2020 года они единодушно решили, что Шамсутдинов виновен, однако сочли, что он заслуживает снисхождения. 19 января 2021 года гособвинение запросило для стрелка 25 лет тюрьмы. Суд назначил наказание 24,5 года колонии строгого режима. Существенных вопросов к следствию у участников процесса не возникло, но в ходе расследования было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении тех, кто издевался над Шамсутдиновым и, по сути, довел его до стрельбы и убийства.

В канун Нового 2021 года солдат передал письмо, в котором поблагодарил людей за поддержку и выразил сожаление, что «не смог сдержаться и пошел на крайний шаг».

«Я не скрывался от армии, хотел защищать Родину, после службы хотел связать свою жизнь с армией. Не ожидал, что попаду в такой ад. Бежать и жаловаться было некуда», — писал, в частности, Шамсутдинов.

Казалось, что общего между разнузданностью Мухарина и расправой, учиненной Шамсутдиновым? В том и другом случае «бежать и жаловаться было некуда».

На следующий день после «общения» с Мухариным  Г. К. зашла к военкому города Радужного Виктору Лошко, рассказала о событиях вчерашнего вечера и показала синяки, которые наставил ей Мухарин. Вероятно, она надеялась на то, что Денис Буров, получив информацию, как минимум, начнет служебную проверку. Этого не произошло.

Как помнят наши читатели, с военкомом ХМАО-Югра нет-нет да случаются странные истории. Об одной из них «ЮграPRO» писало 17 июня 2020 года «Военком Югры Денис Буров потерял сознание и на вертолете доставлен из Урая в ОКБ Ханты-Мансийска»

Как выяснилось через день другой, опасения на черепно-мозговую травму не подтвердились, и Буров вышел на работу уже 20 июня.

Сейчас Г.К. не идет на контакт с прессой, возможно, не желая обострять ситуацию с окружным военкомом, который может для заминки этой грязной истории поспособствовать увольнению Г.К. Юрий Буров намерен подать в суд на Мухарина за нанесенные ему оскорбления, хотя, исходя из имеющейся у него доказательной базы, можно усомниться даже в том, что его иск пройдет дальше канцелярии суда.

Корреспондент «ЮграPRO» позвонил военкому ХМАО-Югры Денису Бурову:

— Расскажите, что за история произошла в Пыть-Яхе с вашим водителем и женщиной?

— Я не могу пока вам пояснить.

— Почему?

— Я с вами вообще не хочу разговаривать.

Рубрики: ПравдаPRO, Происшествия, Пыть-Ях, Радужный, Ханты-Мансийск. Метки: Денис Буров, Наталья Комарова, новости ХМАО, Новости Югры, Рамиль Шамсутдинов, Росгвардия, ХМАО, Югра, Юрий Буров.


Рейтинг новости:


«Это вполне заслуженный плевок в морду лица нашего правосудия»

Европейский суд по правам человека признал незаконным арест Михаила Ходорковского по первому делу. Экс-глава Совета при президенте по содействию развитию гражданского общества и правам человека Элла Памфилова высказала свою точку зрения на этот счет ведущей Анне Казаковой.

— Как вы полагаете, сегодняшнее решение Страсбургского суда — это победа защиты Ходорковского?

— В общем-то, да. То есть, конечно, само по себе решение гораздо более значимо, чем сумма, но само по себе решение очень важное, и оно очень мощный, вполне заслуженный плевок в морду лица нашего отечественного так называемого правосудия.

— Тот факт, что суд сказал, что арест экс-главы ЮКОСа не был политическим мотивирован, будет каким-то образом использоваться в публичном поле?

— Я полагаю, что будет, конечно, обязательно. Но дело в том, что, в любом случае, само по себе решение все равно важнее, чем эта фраза. Для внутреннего потребления это не надо объяснять, и это можно использовать как угодно, но все понимают, что на самом деле. Для всех, кто в курсе этой ситуации, все абсолютно ясно, и никакие формулировки, собственно говоря, не изменят уже сложившееся общественное мнение по этому поводу.

— А вообще как, с вашей точки зрения, сегодняшнее решение может повлиять на дело ЮКОСа в целом?

— Мне трудно предполагать, последствия будут проистекать из пока трудно предсказуемо развивающейся предвыборной конъюнктуры. Будет развиваться в соответствии с тем, как будет выгодно претенденту на роль президента. То есть, это такое достаточно мощное средство для манипуляции именно в предвыборном процессе. Только этим будет обусловлено и больше ничем: ни какой судебной справедливостью, целесообразностью, правовой чистотой. Вот это ничего не будет учитываться, исключительно –– выгодно или невыгодно в преддверии выборов.

— Насколько часто Россия проигрывает в Европейском суде по правам человека?

— Я считаю, что позорно часто. Если взять статистку по другим странам, для такой мощной страны как наша, позорно часто, и, по-моему, уже даже наши специальные службы стали признавать. Это просто наносит ущерб репутации, в чем-то даже почти невосстановимый.

ЧЕРТОПХАНОВ И НЕДОПЮСКИН — Спасское-Лутовиново

В жаркий летний день возвращался я однажды с охоты на телеге; Ермолай дремал, сидя возле меня, и клевал носом. Заснувшие собаки подпрыгивали, словно мертвые, у нас под ногами. Кучер то и дело сгонял кнутом оводов с лошадей. Белая пыль легким облаком неслась вслед за телегой. Мы въехали в кусты. Дорога стала ухабистее, колеса начали задевать за сучья. Ермолай встрепенулся и глянул кругом… «Э! — заговорил он, — да здесь должны быть тетерева. Слеземте-ка». Мы остановились и вошли в «площадь». Собака моя наткнулась на выводок. Я выстрелил и начал было заряжать ружье, как вдруг позади меня поднялся громкий треск, и, раздвигая кусты руками, подъехал ко мне верховой. «А па-азвольте узнать, — заговорил он надменным голосом, — по какому праву вы здесь а-ахотитесь, мюлсвый сдарь?» Незнакомец говорил необыкновенно быстро, отрывочно и в нос. Я посмотрел ему в лицо: отроду не видал я ничего подобного. Вообразите себе, любезные читатели, маленького человека, белокурого, с красным вздернутым носиком и длиннейшими рыжими усами. Остроконечная персидская шапка с малиновым суконным верхом закрывала ему лоб по самые брови. Одет он был в желтый, истасканный архалук с черными плисовыми патронами на груди и полинялыми серебряными галунами по всем швам; через плечо висел у него рог, за поясом торчал кинжал. Чахлая горбоносая рыжая лошадь металась под ним, как угорелая; две борзые собаки, худые и криволапые, тут же вертелись у ней под ногами. Лицо, взгляд, голос, каждое движенье, всё существо незнакомца дышало сумасбродной отвагой и гордостью непомерной, небывалой; его бледно-голубые, стеклянные глаза разбегались и косились, как у пьяного; он закидывал голову назад, надувал щеки, фыркал и вздрагивал всем телом, словно из избытка достоинства, — ни дать ни взять, как индейский петух. Он повторил свой вопрос.

— Я не знал, что здесь запрещено стрелять, — отвечал я.

— Вы здесь, милостивый государь, — продолжал он, — на моей земле.

— Извольте, я уйду.

— А па-азвольте узнать, — возразил он, — я с дворянином имею честь объясняться?

Я назвал себя.

— В таком случае извольте охотиться. Я сам дворянин и очень рад услужить дворянину… А зовут меня Чер-топ-хановым, Пантелеем.

Он нагнулся, гикнул, вытянул лошадь по шее; лошадь замотала головой, взвилась на дыбы, бросилась в сторону и отдавила одной собаке лапу. Собака пронзительно завизжала. Чертопханов закипел, зашипел, ударил лошадь кулаком по голове между ушами, быстрее молнии соскочил наземь, осмотрел лапу у собаки, поплевал на рану, пихнул ее ногою в бок, чтобы она не пищала, уцепился за холку и вдел ногу в стремя. Лошадь задрала морду, подняла хвост и бросилась боком в кусты; он за ней на одной ноге вприпрыжку, однако наконец-таки попал в седло; как исступленный, завертел нагайкой, затрубил в рог и поскакал. Не успел я еще прийти в себя от неожиданного появления Чертопханова, как вдруг, почти безо всякого шуму, выехал из кустов толстенький человек лет сорока, на маленькой вороненькой лошаденке. Он остановился, снял с головы зеленый кожаный картуз и тоненьким и мягким голосом спросил меня, не видал ли я верхового на рыжей лошади? Я отвечал, что видел.

— В какую сторону они изволили поехать? — продолжал он тем же голосом и не надевая картуза.

— Туда-с.

— Покорнейше вас благодарю-с.

Он чмокнул губами, заболтал ногами по бокам лошаденки и поплелся рысцой — трюхи, трюхи, — по указанному направлению. Я посмотрел ему вслед, пока его рогатый картуз не скрылся за ветвями. Этот новый незнакомец наружностью нисколько не походил на своего предшественника. Лицо его, пухлое и круглое, как шар, выражало застенчивости, добродушие и кроткое смирение; нос, тоже пухлый и круглый, испещренный синими жилками, изобличал сластолюбца. На голове его спереди не оставалось ни одного волосика, сзади торчали жиденькие русые косицы; глазки, словно осокой прорезанные, ласково мигали; сладко улыбались красные и сочные губки. На нем был сюртук с стоячим воротником и медными пуговицами, весьма поношенный, но чистый; суконные его панталончики высоко вздернулись; над желтыми оторочками сапогов виднелись жирненькие икры.

— Кто это? — спросил я Ермолая.

— Это? Недопюскин, Тихон Иваныч. У Чертопханова живет.

— Что он, бедный человек?

— Небогатый; да ведь и у Чертопханова-то гроша нет медного.

— Так зачем же он у него поселился?

— А, вишь, подружились. Друг без дружки никуда… Вот уж подлинно: куда конь с копытом, туда и рак с клешней…

Мы вышли из кустов; вдруг подле нас «затякали» две гончие, и матерой беляк покатил по овсам, уже довольно высоким. Вслед за ним выскочили из опушки собаки, гончие и борзые, а вслед за собаками вылетел сам Чертопханов. Он не кричал, не травил, не атукал: он задыхался, захлебывался; из разинутого рта изредка вырывались отрывистые, бессмысленные звуки; он мчался, выпуча глаза, и бешено сек нагайкой несчастную лошадь. Борзые «приспели»… беляк присел, круто повернул назад и ринулся, мимо Ермолая, в кусты… Борзые пронеслись. «Бе-е-ги, бе-е-ги! — с усилием, словно косноязычный, залепетал замиравший охотник, — родимый, береги!» Ермолай выстрелил… раненый беляк покатился кубарем по гладкой и сухой траве, подпрыгнул кверху и жалобно закричал в зубах рассовавшегося пса. Гончие тотчас подвалились.

Турманом слетел Чертопханов с коня, выхватил кинжал, подбежал, растопыря ноги, к собакам, с яростными заклинаниями вырвал у них истерзанного зайца и, перекосясь всем лицом, погрузил ему в горло кинжал по самую рукоятку… погрузил и загоготал. Тихон Иваныч показался в опушке. «Го-го-го-го-го-го-го-го!» — завопил вторично Чертопханов… «Го-го-го-го». — спокойно повторил его товарищ.

— А ведь, по-настоящему, летом охотиться не следует, — заметил я, указывая Чертопханову на измятый овес.

— Мое поле, — отвечал, едва дыша, Чертопханов.

Он отпазончил, второчил зайца и роздал собакам лапки.

— За мною заряд, любезный, по охотничьим правилам, — проговорил он, обращаясь к Ермолаю. — А вас, милостивый государь, — прибавил он тем же отрывистым и резким голосом, — благодарю.

Он сел на лошадь.

— Па-азвольте узнать… забыл… имя и фамилию?

Я опять назвал себя.

— Очень рад с вами познакомиться. Коли случится, милости просим ко мне… Да где же этот Фомка, Тихон Иваныч? — с сердцем продолжал он, — без него беляка затравили.

— А под ним лошадь пала, — с улыбкой отвечал Тихон Иваныч.

— Как пала? Орбассан пал? Пфу, пфить!.. Где он, где?

— Там, за лесом.

Чертопханов ударил лошадь нагайкой по морде и поскакал сломя голову. Тихон Иваныч поклонился мне два раза — за себя и за товарища, и опять поплелся рысцой в кусты.

Эти два господина сильно возбудили мое любопытство… Что могло связать узами неразрывной дружбы два существа, столь разнородные? Я начал наводить справки. Вот что я узнал.

Чертопханов, Пантелей Еремеич, слыл во всем околотке человеком опасным и сумасбродным, гордецом и забиякой первой руки. Служил он весьма недолгое время в армии и вышел в отставку «по неприятности», тем чином, по поводу которого распространилось мнение, будто курица не птица. Происходил он от старинного дома, некогда богатого; деды его жили пышно, по-степному, то есть принимали званых и незваных, кормили их на убой, отпускали по четверти овса чужим кучерам на тройку, держали музыкантов, песельников, гаеров и собак, в торжественные дни поили народ вином и брагой, по зимам ездили в Москву на своих, в тяжелых колымагах, а иногда по целым месяцам сидели без гроша и питались домашней живностью. Отцу Пантелея Еремеича досталось имение уже разоренное; он в свою очередь тоже сильно «пожуировал» и, умирая, оставил единственному своему наследнику, Пантелею, заложенное сельцо Бессоново, с тридцатью пятью душами мужеска и семидесятью шестью женска пола да четырнадцать десятин с осьминником неудобной земли в пустоши Колобродовой, на которые, впрочем, никаких крепостей в бумагах покойника не оказалось. Покойник, должно сознаться, престранным образом разорился: «хозяйственный расчет» его сгубил. По его понятиям, дворянину не следовало зависеть от купцов, горожан и тому подобных «разбойников», как он выражался; он завел у себя всевозможные ремесла и мастерские: «И приличнее и дешевле, — говаривал он, — хозяйственный расчет!». С этой пагубной мыслью он до конца жизни не расстался; она-то его и разорила. Зато потешился! Ни в одной прихоти себе не отказывал. Между прочими выдумками соорудил он однажды, по собственным соображениям, такую огромную семейственную карету, что, несмотря на дружные усилия согнанных со всего села крестьянских лошадей вместе с их владельцами, она на первом же косогоре завалилась и рассыпалась. Еремей Лукич (Пантелеева отца звали Еремеем Лукичом) приказал памятник поставить на косогоре, а впрочем, нисколько не смутился. Вздумал он также построить церковь, разумеется, сам, без помощи архитектора. Сжег целый лес на кирпичи, заложил фундамент огромный, хоть бы под губернский собор, вывел стены, начал сводить купол: купол упал. Он опять — купол опять обрушился; он третий раз — купол рухнул в третий раз. Призадумался мой Еремей Лукич: дело, думает, не ладно… колдовство проклятое замешалось… да вдруг и прикажи перепороть всех старых баб на деревне. Баб перепороли — а купол всё-таки не свели. Избы крестьянам по новому плану перестроивать начал, и всё из хозяйственного расчета; по три двора вместе ставил треугольником, а на середине воздвигал шест с раскрашенной скворечницей и флагом. Каждый день, бывало, новую затею придумывал: то из лопуха суп варил, то лошадям хвосты стриг на картузы дворовым людям, то лен собирался крапивой заменить, свиней кормить грибами… Вычитал он однажды в «Московских ведомостях» статейку харьковского помещика Хряка́-Хрупёрского о пользе нравственности в крестьянском быту и на другой же день отдал приказ всем крестьянам немедленно выучить статью харьковского помещика наизусть. Крестьяне выучили статью; барин спросил их: понимают ли они, что там написано? Приказчик отвечал, что как, мол, не понять! Около того же времени повелел он всех подданных своих, для порядка и хозяйственного расчета, перенумеровать и каждому на воротнике нашить его нумер. При встрече с барином всяк, бывало, так уж и кричит: такой-то нумер идет! а барин отвечает ласково: ступай с богом!

Однако, несмотря на порядок и хозяйственный расчет, Еремей Лукич понемногу пришел в весьма затруднительное положение: начал сперва закладывать свои деревеньки, а там и к продаже приступил; последнее прадедовское гнездо, село с недостроенною церковью, продала уже казна, к счастью, не при жизни Еремея Лукича, — он бы не вынес этого удара, — а две недели после его кончины. Он успел умереть у себя в доме, на своей постели, окруженный своими людьми и под надзором своего лекаря; но бедному Пантелею досталось одно Бессоново.

Пантелей узнал о болезни отца уже на службе, в самом разгаре вышеупомянутой «неприятности». Ему только что пошел девятнадцатый год. С самого детства не покидал он родительского дома и под руководством своей матери, добрейшей, но совершенно тупоумной женщины, Василисы Васильевны, вырос баловнем и барчуком. Она одна занималась его воспитанием; Еремею Лукичу, погруженному в свои хозяйственные соображения, было не до того. Правда, он однажды собственноручно наказал своего сына за то, что он букву «рцы» выговаривал: «арцы», но в тот день Еремей Лукич скорбел глубоко и тайно: лучшая его собака убилась об дерево. Впрочем, хлопоты Василисы Васильевны насчет воспитания Пантюши ограничились одним мучительным усилием: в поте лица наняла она ему в гувернеры отставного солдата из эльзасцев, некоего Биркопфа, и до самой смерти трепетала как лист перед ним: ну, думала она, коли откажется — пропала я! куда я денусь? Где другого учителя найду? Уж и этого насилу-насилу у соседки сманила! И Биркопф, как человек сметливый, тотчас воспользовался исключительностью своего положения: пил мертвую и спал с утра до вечера. По окончании «курса наук» Пантелей поступил на службу. Василисы Васильевны уже не было на свете. Она скончалась за полгода до этого важного события, от испуга: ей во сне привиделся белый человек верхом на медведе. Еремей Лукич вскоре последовал за своей половиной.

Пантелей, при первом известии о его нездоровье, прискакал сломя голову, однако не застал уже родителя в живых. Но каково было удивление почтительного сына, когда он совершенно неожиданно из богатого наследника превратился в бедняка! Немногие в состоянии вынести такой крутой перелом. Пантелей одичал, ожесточился. Из человека честного, щедрого и доброго, хотя взбалмошного и горячего, он превратился в гордеца и забияку, перестал знаться с соседями, — богатых он стыдился, бедных гнушался, — и неслыханно дерзко обращался со всеми, даже с установленными властями: я, мол, столбовой дворянин. Раз чуть-чуть не застрелил станового, вошедшего к нему в комнату с картузом на голове. Разумеется, власти, с своей стороны, ему тоже не спускали и при случае давали себя знать; но все-таки его побаивались, потому что горячка он был страшная и со второго слова предлагал резаться на ножах. От малейшего возражения глаза Чертопханова разбегались, голос прерывался… «А ва-ва-ва-ва-ва, — лепетал он, — пропадай моя голова!»… и хоть на стену! Да и сверх того, человек он был чистый, не замешанный ни в чем. Никто к нему, разумеется, не ездил… И при всем том душа в нем была добрая, даже великая по-своему: несправедливости, притеснения он вчуже не выносил; за мужиков своих стоял горой. «Как? — говорил он, неистово стуча по собственной голове, — моих трогать, моих? Да не будь я Чертопханов…»

Тихон Иваныч Недопюскин не мог, подобно Пантелею Еремеичу, гордиться своим происхождением. Родитель его вышел из однодворцев и только сорокалетней службой добился дворянства. Г-н Недопюскин-отец принадлежал к числу людей, которых несчастие преследует с ожесточением неослабным, неутомимым, с ожесточением, похожим на личную ненависть. В течение целых шестидесяти лет, с самого рождения до самой кончины, бедняк боролся со всеми нуждами, недугами и бедствиями, свойственными маленьким людям; бился как рыба об лед, недоедал, недосыпал, кланялся, хлопотал, унывал и томился, дрожал над каждой копейкой, действительно «невинно» пострадал на службе и умер наконец не то на чердаке, не то в погребе, не успев заработать ни себе, ни детям куска насущного хлеба. Судьба замотала его, словно зайца на угонках. Человек он был добрый и честный, а брал взятки — «по чину» — от гривенника до двух целковых включительно. Была у Недопюскина жена, худая и чахоточная; были и дети; к счастию, они все скоро перемерли, исключая Тихона да дочери Митродоры, по прозванию «купецкая щеголиха», вышедшей, после многих печальных и смешных приключений, за отставного стряпчего. Г-н Недопюскин-отец успел было еще при жизни поместить Тихона заштатным чиновником в канцелярию; но тотчас после смерти родителя Тихон вышел в отставку. Вечные тревоги, мучительная борьба с холодом и голодом, тоскливое уныние матери, хлопотливое отчаяние отца, грубые притеснения хозяев и лавочника — всё это ежедневное, непрерывное горе развило в Тихоне робость неизъяснимую: при одном виде начальника он трепетал и замирал, как пойманная птичка. Он бросил службу. Равнодушная, а может быть и насмешливая природа влагает в людей разные способности и наклонности, нисколько не соображаясь с их положением в обществе и средствами; с свойственною ей заботливостию и любовию вылепила она из Тихона, сына бедного чиновника, существо чувствительное, ленивое, мягкое, восприимчивое — существо, исключительно обращенное к наслаждению, одаренное чрезвычайно тонким обонянием и вкусом… вылепила, тщательно отделала и — предоставила своему произведению вырастать на кислой капусте и тухлой рыбе. И вот оно выросло, это произведение, начало, как говорится, «жить». Пошла потеха. Судьба, неотступно терзавшая Недопюскина-отца, принялась и за сына: видно, разлакомилась. Но с Тихоном она поступила иначе; она не мучила его — она им забавлялась. Она ни разу не доводила его до отчаяния, не заставляла испытать постыдных мук голода, но мыкала им по всей России, из Великого-Устюга в Царево-Кокшайск, из одной унизительной и смешной должности в другую: то жаловала его в «мажордомы» к сварливой и жёлчной барыне-благодетельнице, то помещала в нахлебники к богатому скряге-купцу, то определяла в начальники домашней канцелярии лупоглазого барина, стриженного на английский манер, то производила в полудворецкие, полушуты к псовому охотнику… Словом, судьба заставила бедного Тихона выпить по капле и до капли весь горький и ядовитый напиток подчиненного существования. Послужил он на своем веку тяжелой прихоти, заспанной и злобной скуке праздного барства… Сколько раз, наедине, в своей комнатке, отпущенный наконец «с богом» натешившейся всласть ватагою гостей, клялся он, весь пылая стыдом, с холодными слезами отчаяния на глазах, на другой же день убежать тайком, попытать своего счастия в городе, сыскать себе хоть писарское местечко или уж за один раз умереть с голоду на улице. Да, во-первых, силы бог не дал; во-вторых, робость разбирала, а в-третьих, наконец, как себе место выхлопотать, кого просить? «Не дадут, — шептал, бывало, несчастный, уныло переворачиваясь на постели, — не дадут!» И на другой день снова принимался тянуть лямку. Тем мучительнее было его положение, что та же заботливая природа не потрудилась наделить его хоть малой толикой тех способностей и дарований, без которых ремесло забавника почти невозможно. Он, например, не умел ни плясать до упаду в медвежьей шубе навыворот, ни балагурить и любезничать в непосредственном соседстве расходившихся арапников; выставленный нагишом на двадцатиградусный мороз, он иногда простужался, желудок его не варил ни вина, смешанного с чернилами и прочей дрянью, ни крошеных мухоморов и сыроежек с уксусом. Господь ведает, что бы сталось с Тихоном, если бы последний из его благодетелей, разбогатевший откупщик, не вздумал в веселый час приписать в своем завещании: а Зёзе (Тихону тож) Недопюскину предоставляю в вечное и потомственное владение благоприобретенную мною деревню Бесселендеевку со всеми угодьями. Несколько дней спустя благодетеля, за стерляжьей ухой, прихлопнул паралич. Поднялся гвалт, суд нагрянул, опечатал имущество, как следует. Съехались родные; раскрыли завещание; прочли, потребовали Недопюскина. Явился Недопюскин. Большая часть собранья знала, какую должность Тихон Иваныч занимал при благодетеле: оглушительные восклицания, насмешливые поздравления посыпались ему навстречу. «Помещик, вот он, новый помещик!» — кричали прочие наследники. «Вот уж того, — подхватил один, известный шутник и остряк, — вот уж точно, можно сказать… вот уж действительно… того… что называется… того… наследник». И все так и прыснули. Недопюскин долго не хотел верить своему счастию. Ему показали завещание — он покраснел, зажмурился, начал отмахиваться руками и зарыдал в три ручья. Хохот собранья превратился в густой и слитный рев. Деревня Бесселендеевка состояла всего из двадцати двух душ крестьян; никто о ней не сожалел сильно, так почему же, при случае, не потешиться? Один только наследник из Петербурга, важный мужчина с греческим носом и благороднейшим выражением лица, Ростислав Адамыч Штоппель, не вытерпел, пододвинулся боком к Недопюскину и надменно глянул на него через плечо. «Вы, сколько я могу заметить, милостивый государь, — заговорил он презрительно-небрежно, — состояли у почтенного Феодора Феодорыча в должности потешного, так сказать, прислужника?» Господин из Петербурга выражался языком нестерпимо чистым, бойким и правильным. Расстроенный, взволнованный Недопюскин не расслышал слов незнакомого ему господина, но прочие тотчас все замолкли; остряк снисходительно улыбнулся. Г-н Штоппель потер себе руки и повторил свой вопрос. Недопюскин с изумлением поднял глаза и раскрыл рот. Ростислав Адамыч язвительно прищурился.

— Поздравляю вас, милостивый государь, поздравляю, — продолжал он, — правда, не всякий, можно сказать, согласился бы таким образом зарррработывать себе насущный хлеб; но de gustibus non est disputandum, то есть у всякого свой вкус… Не правда ли?

Кто-то в задних рядах быстро, но прилично взвизгнул от удивления и восторга.

— Скажите, — подхватил г. Штоппель, сильно поощренный улыбками всего собрания, — какому таланту в особенности вы обязаны своим счастием? Нет, не стыдитесь, скажите; мы все здесь, так сказать, свои, en famille. Не правда ли, господа, мы здесь en famille?

Наследник, к которому Ростислав Адамыч случайно обратился с этим вопросом, к сожалению, не знал по-французски и потому ограничился одним одобрительным и легким кряхтением. Зато другой наследник, молодой человек с желтоватыми пятнами на лбу, поспешно подхватил: «Вуй, вуй, разумеется».

— Может быть, — снова заговорил г. Штоппель, — вы умеете ходить на руках, поднявши ноги, так сказать, кверху?

Недопюскин с тоской поглядел кругом — все лица злобно усмехались, все глаза покрылись влагой удовольствия.

— Или, может быть, вы умеете петь, как петух?

Взрыв хохота раздался кругом и стих тотчас, заглушенный ожиданием.

— Или, может быть, вы на носу…

— Перестаньте! — перебил вдруг Ростислава Адамыча резкий и громкий голос. — Как вам не стыдно мучить бедного человека!

Все оглянулись. В дверях стоял Чертопханов. В качестве четвероюродного племянника покойного откупщика он тоже получил пригласительное письмо на родственный съезд. Во всё время чтения он, как всегда, держался в гордом отдалении от прочих.

— Перестаньте, — повторил он, гордо закинув голову.

Г-н Штоппель быстро обернулся и, увидав человека бедно одетого, неказистого, вполголоса спросил у соседа (осторожность никогда не мешает):

— Кто это?

— Чертопханов, не важная птица, — отвечал ему тот на ухо.

Ростислав Адамыч принял надменный вид.

— А вы что за командир? — проговорил он в нос и прищурил глаза. — Вы что за птица, позвольте спросить?

Чертопханов вспыхнул, как порох от искры. Бешенство захватило ему дыханье.

— Дз-дз-дз-дз, — зашипел он, словно удавленный, и вдруг загремел: — кто я? кто я? Я Пантелей Чертопханов, столбовой дворянин, мой прапращур царю служил, а ты кто?

Ростислав Адамыч побледнел и шагнул назад. Он не ожидал такого отпора.

— Я птица, я, я птица… О, о, о!..

Чертопханов ринулся вперед; Штоппель отскочил в большом волнении, гости бросились навстречу раздраженному помещику.

— Стреляться, стреляться, сейчас стреляться через платок! — кричал рассвирепевший Пантелей, — или проси извинения у меня, да и у него…

— Просите, просите извинения, — бормотали вокруг Штоппеля встревоженные наследники, — он ведь такой сумасшедший, готов зарезать.

— Извините, извините, я не знал, — залепетал Штоппель, — я не знал…

— И у него проси! — возопил неугомонный Пантелей.

— Извините и вы, — прибавил Ростислав Адамыч, обращаясь к Недопюскину, который сам дрожал, как в лихорадке.

Чертопханов успокоился, подошел к Тихону Иванычу, взял его за руку, дерзко глянул кругом и, не встречая ни одного взора, торжественно, среди глубокого молчания, вышел из комнаты вместе с новым владельцем благоприобретенной деревни Бесселендеевки.

С того самого дня они уже более не расставались. (Деревня Бесселендеевка отстояла всего на восемь верст от Бессонова.) Неограниченная благодарность Недопюскина скоро перешла в подобострастное благоговение. Слабый, мягкий и не совсем чистый Тихон склонялся во прах перед безбоязненным и бескорыстным Пантелеем. «Легкое ли дело! — думал он иногда про себя, — с губернатором говорит, прямо в глаза ему смотрит… вот те Христос, — так и смотрит!»

Он удивлялся ему до недоумения, до изнеможения душевных сил, почитал его человеком необыкновенным, умным, ученым. И то сказать, как ни было худо воспитание Чертопханова, всё же, в сравнении с воспитанием Тихона, оно могло показаться блестящим. Чертопханов, правда, по-русски читал мало, по-французски понимал плохо, до того плохо, что однажды на вопрос гувернера из швейцарцев: «Vous parlez français, monsieur?» 1 отвечал: «Жэ не разумею, — и, подумав немного, прибавил: — па»; но все-таки он помнил, что был на свете Вольтер, преострый сочинитель, что французы с англичанами много воевали и что Фридрих Великий, прусский король, на военном поприще тоже отличался. Из русских писателей уважал он Державина, а любил Марлинского и лучшего кобеля прозвал Аммалат-Беком…

Несколько дней спустя после первой моей встречи с обоими приятелями отправился я в сельцо Бессоново к Пантелею Еремеичу. Издали виднелся небольшой его домик; он торчал на голом месте, в полуверсте от деревни, как говорится, «на юру», словно ястреб на пашне. Вся усадьба Чертопханова состояла из четырех ветхих срубов разной величины, а именно: из флигеля, конюшни, сарая и бани. Каждый сруб сидел отдельно, сам по себе: ни забора кругом, ни ворот не замечалось. Кучер мой остановился в недоумении у полусгнившего и засоренного колодца. Возле сарая несколько худых и взъерошенных борзых щенков терзали дохлую лошадь, вероятно Орбассана; один из них поднял было окровавленную морду, полаял торопливо и снова принялся глодать обнаженные ребра. Подле лошади стоял малый лет семнадцати, с пухлым и желтым лицом, одетый казачком и босоногий; он с важностью посматривал на собак, порученных его надзору, и изредка постегивал арапником самых алчных.

— Дома барин? — спросил я.

— А господь его знает! — отвечал малый. — Постучитесь.

Я соскочил с дрожек и подошел к крыльцу флигеля.

Жилище господина Чертопханова являло вид весьма печальный: бревна почернели и высунулись вперед «брюхом», труба обвалилась, углы подопрели и покачнулись, небольшие тускло-сизые окошечки невыразимо кисло поглядывали из-под косматой, нахлобученной крыши: у иных старух-потаскушек бывают такие глаза. Я постучался; никто не откликнулся. Однако мне за дверью слышались резко произносимые слова:

— Аз, буки, веди; да ну же, дурак, — говорил сиплый голос, — аз, буки, веди, глаголь… да нет! глаголь, добро, есть! есть!.. Ну же, дурак!

Я постучался в другой раз.

Тот же голос закричал:

— Войди, — кто там…

Я вошел в пустую маленькую переднюю и сквозь растворенную дверь увидал самого Чертопханова. В засаленном бухарском халате, широких шароварах и красной ермолке сидел он на стуле, одной рукой стискивал он молодому пуделю морду, а в другой держал кусок хлеба над самым его носом.

— А! — проговорил он с достоинством и не трогаясь с места, — очень рад вашему посещенью. Милости прошу садиться. А я вот с Вензором вожусь… Тихон Иваныч, — прибавил он, возвысив голос, — пожалуй-ка сюда. Гость приехал.

— Сейчас, сейчас, — отвечал из соседней комнаты Тихон Иваныч. — Маша, подай галстук.

Чертопханов снова обратился к Вензору и положил ему кусок хлеба на нос. Я посмотрел кругом. В комнате, кроме раздвижного покоробленного стола на тринадцати ножках неравной длины да четырех продавленных соломенных стульев, не было никакой мебели; давным-давно выбеленные стены, с синими пятнами в виде звезд, во многих местах облупились; между окнами висело разбитое и тусклое зеркальце в огромной раме под красное дерево. По углам стояли чубуки да ружья; с потолка спускались толстые и черные нити паутин.

— Аз, буки, веди, глаголь, добро, — медленно произносил Чертопханов и вдруг неистово воскликнул: — Есть! есть! есть!.. Экое глупое животное!.. есть!..

Но злополучный пудель только вздрагивал и не решался разинуть рот; он продолжал сидеть, поджавши болезненно хвост, и, скривив морду, уныло моргал и щурился, словно говорил про себя: известно, воля ваша!

— Да ешь, на! пиль! — повторял неугомонный помещик.

— Вы его запугали, — заметил я.

— Ну, так прочь его!

Он пихнул его ногой. Бедняк поднялся тихо, сронил хлеб долой с носа и пошел, словно на цыпочках, в переднюю, глубоко оскорбленный. И действительно: чужой человек в первый раз приехал, а с ним вот как поступают.

Дверь из другой комнаты осторожно скрипнула, и г. Недопюскин вошел, приятно раскланиваясь и улыбаясь.

Я встал и поклонился.

— Не беспокойтесь, не беспокойтесь, — залепетал он.

Мы уселись. Чертопханов вышел в соседнюю комнату.

— Давно вы пожаловали в наши палестины? — заговорил Недопюскин мягким голосом, осторожно кашлянув в руку и, для приличья, подержав пальцы перед губами.

— Другой месяц пошел.

— Вот как-с.

Мы помолчали.

— Приятная нонеча стоит погода, — продолжал Недопюскин и с благодарностию посмотрел на меня, как будто бы погода от меня зависела, — хлеба, можно сказать, удивительные.

Я наклонил голову в знак согласия. Мы опять помолчали.

— Пантелей Еремеич вчера двух русаков изволили затравить, — не без усилия заговорил Недопюскин, явно желавший оживить разговор, — да-с, пребольших-с русаков-с.

— Хорошие у г. Чертопханова собаки?

— Преудивительные-с! — с удовольствием возразил Недопюскин, — можно сказать, первые по губернии. (Он пододвинулся ко мне.) Да что-с! Пантелей Еремеич такой человек! Что только пожелает, вот что только вздумает — глядишь, уж и готово, всё уж так и кипит-с. Пантелей Еремеич, скажу вам…

Чертопханов вошел в комнату. Недопюскин усмехнулся, умолк и показал мне на него глазами, как бы желая сказать: вот вы сами убедитесь. Мы пустились толковать об охоте.

— Хотите, я вам покажу свою свору? — спросил меня Чертопханов я, не дождавшись ответа, позвал Карпа.

Вошел дюжий парень в нанковом кафтане зеленого цвета с голубым воротником и ливрейными пуговицами.

— Прикажи Фомке, — отрывисто проговорил Чертопханов, — привести Аммалата и Сайгу, да в порядке, понимаешь?

Карп улыбнулся во весь рот, издал неопределенный звук и вышел. Явился Фомка, причесанный, затянутый, в сапогах и с собаками. Я, ради приличия, полюбовался глупыми животными (борзые все чрезвычайно глупы). Чертопханов поплевал Аммалату в самые ноздри, что, впрочем, по-видимому, не доставило этому псу ни малейшего удовольствия. Недопюскин также сзади поласкал Аммалата. Мы опять принялись болтать. Чертопханов понемногу смягчился совершенно, перестал петушиться и фыркать; выраженье лица его изменилось. Он глянул на меня и на Недопюскина…

— Э! — воскликнул он вдруг, — что ей там сидеть одной? Маша! а Маша! поди-ка сюда.

Кто-то зашевелился в соседней комнате, но ответа не было.

— Ма-а-ша, — ласково повторил Чертопханов, — поди сюда. Ничего, не бойся.

Дверь тихонько растворилась, и я увидал женщину лет двадцати, высокую и стройную, с цыганским смуглым лицом, изжелта-карими глазами и черною как смоль косою; большие белые зубы так и сверкали из-под полных и красных губ. На ней было белое платье; голубая шаль, заколотая у самого горла золотой булавкой, прикрывала до половины ее тонкие, породистые руки. Она шагнула раза два с застенчивой неловкостью дикарки, остановилась и потупилась.

— Вот, рекомендую, — промолвил Пантелей Еремеич: — жена не жена, а почитай что жена.

Маша слегка вспыхнула и с замешательством улыбнулась. Я поклонился ей пониже. Очень она мне нравилась. Тоненький орлиный нос с открытыми полупрозрачными ноздрями, смелый очерк высоких бровей, бледные, чуть-чуть впалые щеки — все черты ее лица выражали своенравную страсть и беззаботную удаль. Из-под закрученной косы вниз по широкой шее шли две прядки блестящих волосиков — признак крови и силы.

Она подошла к окну и села. Я не хотел увеличить ее смущенья и заговорил с Чертопхановым. Маша легонько повернула голову и начала исподлобья на меня поглядывать, украдкой, дико, быстро. Взор ее так и мелькал, словно змеиное жало. Недопюскин подсел к ней и шепнул ей что-то на ухо. Она опять улыбнулась. Улыбаясь, она слегка морщила нос и приподнимала верхнюю губу, что придавало ее лицу не то кошачье, не то львиное выражение…

«О, да ты „не тронь меня“», — подумал я, в свою очередь украдкой посматривая на ее гибкий стан, впалую грудь и угловатые, проворные движения.

— А что, Маша, — спросил Чертопханов, — надобно бы гостя чем-нибудь и попотчевать, а?

— У нас есть варенье, — отвечала она.

— Ну, подай сюда варенье, да уж и водку кстати. Да послушай, Маша, — закричал он ей вслед, — принеси тоже гитару.

— Для чего гитару? Я петь не стану.

— Отчего?

— Не хочется.

— Э, пустяки, захочется, коли…

— Что? — спросила Маша, быстро наморщив брови.

— Коли попросят, — договорил Чертопханов не без смущения.

— А!

Она вышла, скоро вернулась с вареньем и водкой и опять села у окна. На лбу ее еще виднелась морщинка; обе брови поднимались и опускались, как усики у осы… Заметили ли вы, читатель, какое злое лицо у осы? Ну, подумал я, быть грозе. Разговор не клеился. Недопюскин притих совершенно и напряженно улыбался; Чертопханов пыхтел, краснел и выпучивал глаза; я уже собирался уехать… Маша вдруг приподнялась, разом отворила окно, высунула голову и с сердцем закричала проходившей бабе: «Аксинья!» Баба вздрогнула, хотела было повернуться, да поскользнулась и тяжко шлепнулась наземь. Маша опрокинулась назад и звонко захохотала; Чертопханов тоже засмеялся, Недопюскин запищал от восторга. Мы все встрепенулись. Гроза разразилась одной молнией… воздух очистился.

Полчаса спустя нас бы никто не узнал: мы болтали и шалили, как дети. Маша резвилась пуще всех, — Чертопханов так и пожирал ее глазами. Лицо у ней побледнело, ноздри расширились, взор запылал и потемнел в одно и то же время. Дикарка разыгралась. Недопюскин ковылял за ней на своих толстых и коротких ножках, как селезень за уткой. Даже Вензор выполз из-под прилавка в передней, постоял на пороге, поглядел на нас и вдруг принялся прыгать и лаять. Маша выпорхнула в другую комнату, принесла гитару, сбросила шаль с плеч долой, проворно села, подняла голову и запела цыганскую песню. Ее голос звенел и дрожал, как надтреснутый стеклянный колокольчик, вспыхивал и замирал… Любо и жутко становилось на сердце. «Ай жги, говори!..» Чертопханов пустился в пляс. Недопюскин затопал и засеменил ногами. Машу всю поводило, как бересту на огне; тонкие пальцы резво бегали по гитаре, смуглое горло медленно приподнималось под двойным янтарным ожерельем. То вдруг она умолкала, опускалась в изнеможенье, словно неохотно щипала струны, и Чертопханов останавливался, только плечиком подергивал да на месте переминался, а Недопюскин покачивал головой, как фарфоровый китаец; то снова заливалась она как безумная, выпрямливала стан и выставляла грудь, и Чертопханов опять приседал до земли, подскакивал под самый потолок, вертелся юлой, вскрикивал: «Жива!»…

— Живо, живо, живо, живо! — скороговоркой подхватывал Недопюскин.

Поздно вечером уехал я из Бессонова…

1 «Вы говорите по-французски, сударь?» (франц.).

Лгут как очевидцы / Денис Куприянов

Как и обещал, буду потихоньку выкладывать всякое! И начну вот с такой зарисовки.

После очередной партии историй, выложенных мной, само-собой зародилось обсуждение, насколько они реальны. И действительно, люди рассказывая о своей жизни часто стремяться ненароком преувеличить события, пытаясь выставить себя в лучшем свете. А уж если у человека при этом еще и хорошо развита фантазия, то можно даже не сомневаться, что спустя какое-то время он будет искренне уверен в том, что всё случилось именно так, как он выдумал. И выглядит это весьма забавно. 

Представим себе некую гипотетическую ситуацию. Некий Вася гулял по парку и встретил там знакомого Петю. Петя назвал Васю дураком и получил за это по морде. Как будет выглядеть эта история в устах Васи спустя некоторое время! 

Спустя день. Представляете. Гуляю я по парку и тут подходит ко мне этот Петя. Ну вы знаете его, я рассказывал, что он выпить любит. И ни с того ни с сего начал ругаться матом. Ну я не стерпел и как дал ему в рожу. Он раз и в кусты улетел. Это почему это я неправильно поступил? Считаете, что я должен был терпеть его ругань?! 

Спустя неделю. Гуляю в парке и тут подходит ко мне этот Петя. Ну я про него рассказывал уже, тот еще алкаш. Короче он начал материться на весь парк. Я честно пытался его образумить и успокоить, а он только пуще прежнего. Ну я бы ничего, вытерпел бы. Но рядом девушка была, сразу в слёзы. Вот тут если честно не стерпел и чтобы заткнуть этот фонтан дал ему в рожу. Хорошо врезал, он сразу в кусты улетел. А я познакомился с девушкой и повел её в кафе, успокаивать. 

Спустя месяц. И вот такая была ситуация. Парк, вечер. Я иду домой и вдруг слышу, крики. Бегу на помощь и вижу того самого Петю, ну про которого я вам рассказывал. Короче этот алкаш и наркоман пристает к девушке. Хватает её за всякое, намекает на всякие непотребства. Я попытался его отогнать, а он как начал материться. Ну тут уже ничего поделать было нельзя. Зарядил ему с ноги в висок. Ну а девушку я потом часа три успокаивал. 

Спустя полгода. Опасное место наш парк. Вот помню задержался на работе и шел через него уже по темноте. Вдруг слышу крики, кто-то на помощь зовёт. Я в кусты а там наш местный алкаш и наркоман Петя пытается девушку изнасиловать. Я его сразу попытался оттащить, а он как давай материться, а потом сразу в драку полез. Ну пришлось его приложить по голове. Полиция потом приезжала, меня благодарила. Мол это уже не первая жертва у него. И если бы не я, то неизвестно сколько бы его еще ловили. 

Спустя год. Так вот иду я по парку. Ночь, темно. Из кустов крики и стоны. Я бегом туда, а там ужас что творится. Был у нас на районе один блатной парень Петя, про которого все знали, что он насильник и наркоман. Но покрывали его хорошо, поэтому полиция ничего ему сделать не могла. Так вот гляжу, а он в кустах целую оргию затеял. Схватил сразу трех девушек, двух к деревьям привязал, а третью прямо на лавке разложил и насилует. Я его попытался остановить, а он раз и нож выхватил. Ну я его на болевой сразу, руку сломал, потом еще ногой по морде добавил так, что он в кусты улетел. Девушек в итоге спас, а полицейские долго меня благодарили, что, наконец-то смогут его запереть надолго 

Спустя пять лет. О про наш район я много чего могу рассказать. Вот к примеру помните Петю? Наркоман, алкаш, да еще и маньяк. Постоянно в парке к девушкам приставал, а некоторых даже изнасиловал. Я пару раз морду ему бил, пытаясь остановить. А тут слух пошел, что девушки пропадать начали. Ну и говорили, что видели как он их затаскивал к себе в квартиру. Полиция? А что полиция, тогда как раз было время, что Мордорылов пытался государственный переворот провести. Хаос творился полный, полиции было не до маньяков. Пришлось самому разбираться. Ворвался в его квартиру, а там ужас что творится. Голые девушки прикованы цепями к кроватям, а их насилуют местные наркоманы. Ну и Петя всем этим заправляет. Меня увидел, так уж на ругань изошелся, а потом бац и достает пистолет. Хорошо стрелял он плохо, я смог уйти в сторону, оружие выбил, руку сломал. Потом в морду дал так что он в окно вылетел и в кусты упал. Ну а от полиции мне потом грамоту дали и медаль. Надо будет поискать их, не помню куда положил.

Спустя десять лет. Да что вы знаете об ужасах?! Вот я вам расскажу ужас. Жил у нас один Петя. Наркоман, насильник и даже террорист. Помните попытку переворота Мордорылова? Так вот, Петя был его правой рукой. Дома у него оружие, наркотики, свободно лежали. А еще по вечерам он ходил со своей бандой в парк, ловил там женщин, таскал домой и насиловал. Я тогда даже отряд сформировал, что бы отбивать похищенных. Ну а когда Мордорылова взяли, то полиция пошла арестовывать Петю. Так он с пулеметом вышел на балкон и как давай стрелять направо и налево. Ну я и вызвался помочь, всё же знал его неплохо. Короче ворвался в квартиру, попытался его уговорить, а он только смеется надо мной. А тут еще женщины похищенные, стонут и плачут. Так у меня кровь закипела, я прям с голыми руками на пулемет и попёр. Самое интересное, что отобрать смог, а потом врезал ему так, что он с балкона в кусты улетел. Мне за это потом орден дали. Он где-то в шкафу лежит, в следующий раз покажу. 

Спустя двадцать лет. Мордорылов говорите? Да Мордорылов был всего лишь пешкой. Вот Петя, был за главного и вертел им как хотел. Он же олигархом был, правда тайным. Всех купил, полицию, судью, чиновников. Даже дом весь выкупил и превратил в гигантский вертеп. Его клевреты хватали  женщин и детей и таскали к нему в логово, где он их пытал и насиловал. Ну я нашел с пяток честных полицейских и пошел на штурм. Ох, горячее это было дело. Три пулевых, пять ножевых. До Пети добрался только я, и тут как назло патроны кончились. А этот гад весь оружием увешался и словно Терминатор прет на меня. А рядом камеры пыток как раз была. И я как глянул что он со своими жертвами творил, так такая злость сразу поперла, что я его голыми руками завалил, все кости ему переломал, а потом скинул с двадцатого этажа в ближайший кустарник. Выхожу на улицу, а он еще хрипит. Так я в этого козла два рожка из автомата засадил, только тогда успокоился. Ох, шуму тогда было много, но зато Мордорылов без своего босса сразу проиграл и мне вынесли благодарность, орденом наградили, оружие именное, машину. Что ты говоришь? Видел вчера того самого Петю в парке?! Вот же гад такой, всё же выжил. Найду прибью. А ты пока молчи, а то слухи разойдутся и мало ли что с тобой, потом этот Петя сделает… 

Послесловие: Думаю тут продолжать можно бесконечно. Но помните, в любой даже самой фантастической истории может всё же быть хоть маленькая, но всё же крупица правды. 

Bratushki | fontanka.ru — новости Санкт-Петербурга

Пряник достал из чемодана все новое. С брюк, трусов, носков, рубашки с короткими рукавами он перекусил заморские бирки, помылся под душем с головой, что никогда поутру раньше не делал. Обдул волосы феном, оставшимся от сбежавшей на днях девки. Последнее было совсем уж невероятно, так как настоящие пацаны ни феном не сушатся, ни под зонтиками не ходят, ни в машине не пристегиваются. Выпив по спортивной привычке пару сырых яиц, Пряник вынул свое тело на светлую волю. В отличие от большинства его друзей по движению, он со спортзалом не завязывал. Мышцы его до сих пор были туги, будто не их обтягивала шелковая материя, а они ее.

Квартиру эту он снимал уже с месяц, что было для его способа жить рискованно. Подойдя к джипу, заметил, что грязный. Тут же вспомнил, где мойка. Администратором там, кстати, бегает классная штучка.

А вот пара передних колес оказались напрочь спущены.

— Вадик, привет. Мне бы тачку на день, а то колеса прокололи черти какие-то полосатые, — попросил Пряник по телефону.

— Быстро домой, я сейчас подлечу, — тут же выпалил друг.

Все верно, Вадик исходил из сложившейся практики братского уничтожения. Рвали колеса, после чего спокойно стреляли владельца машины. Ведь удобно: человек на корточках, согнутый пыхтит, а ты подходишь и спокойно так ему в затылок — шлеп. Даже второго шлепа не требуется.

— Да это сосед, наверное. Я просто на газоне припарковал опять, — улыбнулся Пряник.

— Залезь за стены, я говорю! — приказал по-дружески Вадик и хлопнул трубкой.

А Пряник был уверен в безмятежности ситуации. И пошел он по улице прогуливаться. Пройдя метров сто, заметил, как ветка с дерева перегораживает ему дорогу на уровне лица. Не стал нагибаться, и листья прошлись по его лбу. Они напомнили ему руки мамы, а до Пряника не дошло, что сама эта мысль для него совсем чужда. Дойдя до перекрестка, вспомнил: за последние годы он сейчас первый раз прошел с километр.

— Ты все-таки просишь, чтоб тебя сделали! — выкрикнул из приоткрытого окна «БМВ» Вадик, визговато шинами подлетев к тротуару.

Пряник плюхнулся на переднее сиденье, а два молчаливых выскочили из «БМВ».

— Жалом поводите вокруг, — прикрикнул им Вадик.

Пряник обратил внимание, что там, на улице, было солнце. Оно не могло пропасть так быстро, а в салоне им не пахло.

— Ты нормальный, нет? — повернувшись вплотную к нему, зло спросил Вадик.

— Да ладно, — отстраненно отмахнулся Пряник.

Ну, вылетело вдруг из головы и все из вчерашней стрелки. Стол длинный коричневый без скатерти в кабаке — помнил. Даже солонку с какой-то красной росписью. Лицо того, кто с час в него целился, тоже помнил. Наколки на запястьях его. Во! На правом было написано: «Идущий в ад попутчиков не ищет».

Еще как в тумане всплыли слова их идеолога: «Пацаны, а если в тюряге встретимся, что делать будете?».

— Ствол при тебе? — Вадик прервал поток сознания Пряника.

— За холодильником, — признался он.

— Что происходит?! — реально разозлился Вадик, потянувшись к бардачку.

Вадик пошуршал внутри пятерней, достал ТТ и приложил его к груди Пряника. Пряник прижал железо двумя ладошками. Так делают в кино деревенские девчата, когда им любимый дарит цветастый платочек.

— Пряник, — попросил Вадик более тонко. — Ты вчера им очень даже уверенно плеснул, когда они паруса надувать стали.

— Да ладно, что такого-то.

— «Вы хотите нас убить, а мы не хотим этого. Поэтому, чтобы вы нас не убили, мы постараемся первыми вас убить» — по мне, так доходчиво получилось, — процитировал Вадик.

— Это я так? – неподдельно удивился Пряник.

— Нет, это мы «Спокойной ночи, малыши» гуртом слушали!

Вскоре шины запломбировали, а подозрительного ничего вокруг не сыскали. Мужчины обнялись и разъехались. Двоих парней Пряник с собой не прихватил, придумав Вадику ну что-то уж совсем убедительное.

Когда он сел за руль, рукоятка от ТТ, засунутого за ремень, впилась ему в спину. Пряник крякнул, вытащил и положил оружие в карман водительской двери. Ехал он медленно, наблюдая за мизансценами за лобовым стеклом. Притормозив на перекрестке, провел глазами по старушке, проходящей вдоль его мощного бампера.

«Я никогда в жизни не переводил старушку через дорогу», — медленно подумал он.

За глубокой пенсионеркой появились два мальчугана в форме какого-то явно суворовского училища.

«Я никогда в жизни не думал, что можно учиться в суворовском», — еще раз произнес про себя Пряник и засмеялся. Он представил, как за руку переводит их через дорогу.

Сзади сильно гуднули. В зеркало он увидел примерно такой же черный джип. Пряник тоже нажал пару раз на сигнал, мол, заглохните. Вынул ключ и вышел из машины. Из той тоже высыпала братва, но, распознав своего, немного остепенилась. А Пряник пошел прочь. Будто не видя их.

— Братуха, мы че-то не вкурили! — крикнул один из них ему в спину.

А Пряник поднял обе руки и громко так:

— Виноват, больше не повторится!

У орлов пожались плечи, отлегло, и они уехали. В садике возле пруда Пряник сел на скамейку возле мамы. Мама поправляла одежду малышу.

«Я никогда не думал, что надо так заправлять свитер детям», — туманно наблюдал он.

И у него устало в душе.

Вчера вечером, уже после дискуссии с враждебными, весь такой на энергичных движениях, он влетел домой, забрал из ванной форму для тренировки. Выскочив на лестницу, увидел бабульку. Она мучилась с дверным замком. Пряник уже стоял спиной к ней, но, когда лифт раскрылся, развернулся, подошел и сказал:

— Дай!

Она хитро на него посмотрела снизу вверх.

— Ой, извините, дайте я вам помогу, — поправился Пряник.

Замок и ему не подчинился. Пряник зашел вновь домой, легко перемахнул на соседний балкон и влез в открытую форточку. Воспитанный улицей, в детстве он воровал через окна. И теперь со сладостью отметил, что змеиный навык не пропал.

Пока шел до двери, увидел книги, книги и уловил запах. Такой теплый, успокаивающий, какой, наверное, бывает только в квартирах академиков. Когда он отворил дверь изнутри, ему захотелось здесь немного побыть. А старушка и пригласи чайку попить.

Таких скатертей он отроду не видел. Толстенная, с бахромой. Еще чуднее было то, что хозяйка накрыла белой скатертью стол, чтобы только чашки и блюдце поставить. Покопошилась, незаметные фразы, а Пряник уже отпивает чай с травами. Пар от него — закачаешься.

Почему женщины по-прежнему не могут иметь всего этого

Спустя полтора года моей работы первой женщиной-директором по политическому планированию в Государственном департаменте, внешнеполитической работы мечты, восходящей к Джорджу Кеннану, я оказался в Нью-Йорке. Йорк, на ежегодной ассамблее всех министров иностранных дел и глав государств мира в Организации Объединенных Наций. В среду вечером президент и г-жа Обама устроили гламурный прием в Американском музее естественной истории. Я пил шампанское, приветствовал иностранных сановников и общался.Но я не мог перестать думать о своем 14-летнем сыне, который пошел в восьмой класс тремя неделями ранее и уже возобновлял то, что стало его привычкой: пропускать домашние задания, срывать занятия, плохо разбираться в математике и отключать любого взрослого, который пытался достань его. Все лето мы почти не разговаривали друг с другом, точнее, он почти не разговаривал со мной. А прошлой весной я получил несколько срочных телефонных звонков — неизменно в день важной встречи, — которые потребовали от меня сесть на первый поезд из Вашингтона, округ Колумбия.К., где я работал, вернулся в Принстон, штат Нью-Джерси, где он жил. Мой муж, который всегда делал все возможное, чтобы поддержать мою карьеру, заботился о нем и его 12-летнем брате в течение недели; за исключением чрезвычайных ситуаций в середине недели, я приходил домой только по выходным.

Дискуссия о карьере и семье Полное освещение

Вечером я столкнулся с коллегой, который занимал руководящую должность в Белом доме. У нее двое сыновей ровно столько же, сколько и мои сыновья, но она решила перевезти их из Калифорнии в Д.C. когда она получила работу, а это означало, что ее муж регулярно возвращался в Калифорнию. Я сказал ей, как трудно мне было находиться вдали от сына, когда он явно нуждался во мне. Затем я сказал: «Когда это закончится, я напишу статью под названием« Женщины не могут иметь всего этого »».

Она была в ужасе. «Вы, , не можете это написать», — сказала она. «Ты, из всех людей». Она имела в виду, что такое заявление, исходящее от высокопрофессиональной женщины — образца для подражания, — будет ужасным сигналом для более молодого поколения женщин.К концу вечера она отговорила меня от этого, но до конца моего пребывания в Вашингтоне я все больше осознавал, что феминистские убеждения, на которых я строила всю свою карьеру, меняются у меня под ногами. Я всегда предполагал, что если я смогу получить внешнеполитическую работу в Государственном департаменте или Белом доме, пока моя партия находится у власти, я буду придерживаться этого курса до тех пор, пока у меня будет возможность заниматься любимой работой. Но в январе 2011 года, когда закончился мой двухлетний отпуск по государственной службе из Принстонского университета, я поспешил домой так быстро, как только мог.

Вскоре после того, как я приехал, меня поразило грубое прозрение. Когда люди спрашивали, почему я ушел из правительства, я объяснил, что вернулся домой не только из-за правил Принстона (после двух лет отпуска вы теряете срок пребывания в должности), но также из-за моего желания быть со своей семьей и моего заключения. что совместить работу правительства на высоком уровне с потребностями двух мальчиков-подростков было невозможно. Я не совсем покинула ряды женщин, работающих полный рабочий день: я преподаю полный курс; писать регулярные печатные и онлайн-колонки по внешней политике; произносит от 40 до 50 выступлений в год; регулярно появляются на телевидении и радио; и работаю над новой академической книгой.Но я регулярно получал реакцию от других женщин моего возраста или старше, которая варьировалась от разочарованной («Как жаль, что вам пришлось уехать из Вашингтона») до снисходительной («Я не буду обобщать ваш опыт. У меня никогда не было. к компромиссу, и моих детей оказались великолепными »).

Первая серия реакций, в основе которых лежало предположение, что мой выбор был каким-то печальным или неудачным, была достаточно утомительной. Но это был второй набор реакций — те, которые предполагали, что мое воспитание и / или моя приверженность своей профессии были чем-то некачественным — вызвали слепую ярость.Вдруг, наконец, пенни упал. Всю свою жизнь я был по другую сторону этого обмена. Я была женщиной, улыбавшейся слегка высокомерной улыбкой, в то время как другая женщина сказала мне, что решила взять перерыв или заняться менее конкурентоспособной карьерой, чтобы больше времени проводить со своей семьей. Я была женщиной, которая поздравляла себя с непоколебимой приверженностью делу феминизма, самодовольно болтала со своим сокращающимся числом друзей из колледжа или юридического факультета, которые достигли и сохранили свое место на высших ступенях своей профессии.На моих лекциях я говорила молодым женщинам, что вы можете иметь все это и делать все, независимо от того, в какой области вы работаете. Это означает, что я участвовал, хотя и невольно, в том, чтобы заставить миллионы женщин почувствовать себя что они виноваты, если они не могут подняться по служебной лестнице так же быстро, как мужчины, а также иметь семью и активную домашнюю жизнь (и при этом быть худыми и красивыми).


ВИДЕО: Энн-Мари Слотер беседует с Ханной Розин о борьбе работающих матерей.


Прошлой весной я прилетел в Оксфорд, чтобы прочесть публичную лекцию. По просьбе знакомого мне молодого стипендиата Родса я согласился поговорить с сообществом Родса о «балансе работы и семьи». В итоге я поговорил с группой из примерно 40 мужчин и женщин в возрасте от 20 до 20 лет. Из меня вылилась серия очень откровенных размышлений о том, как неожиданно трудно было выполнять ту работу, которую я хотел выполнять как высокопоставленный правительственный чиновник, и быть тем родителем, которым я хотел быть, в трудное для меня время. детей (хотя мой муж, ученый, был готов взять на себя львиную долю родительских обязанностей в течение двух лет, которые я провел в Вашингтоне).В заключение я сказал, что мое пребывание в должности убедило меня в том, что дальнейшая государственная служба будет очень маловероятна, пока мои сыновья все еще находятся дома. Зрители были в восторге и задавали много вдумчивых вопросов. Один из первых поступил от молодой женщины, которая начала с того, что поблагодарила меня за то, что «я не произнес еще одну глупую речь:« Ты можешь все это »». Почти все женщины в этой комнате планировали каким-то образом совместить карьеру и семью. Но почти все предполагали и соглашались, что им придется пойти на компромисс, на который мужчины в их жизни вряд ли пошли.

Поразительный разрыв между ответами, которые я слышал от этих молодых женщин (и им подобных), и отзывами, которые я слышал от моих сверстников и коллег, побудил меня написать эту статью. Женщины моего поколения придерживались феминистского кредо, на котором мы выросли, даже несмотря на то, что наши ряды неуклонно сокращались из-за неразрешимой напряженности между семьей и карьерой, потому что мы полны решимости не бросать флаг перед следующим поколением. Но когда многие представители молодого поколения перестали слушать на том основании, что бойкое повторение «вы можете получить все» просто искажает реальность, пора поговорить.

Я по-прежнему твердо верю, что женщины могут «иметь все» (и мужчины тоже). Я считаю, что мы можем «иметь все это одновременно». Но не сегодня, не с учетом нынешней структуры экономики и общества Америки. Мой опыт за последние три года заставил меня столкнуться с рядом неприятных фактов, которые необходимо широко признать и быстро изменить.

До службы в правительстве я работал в академических кругах: профессором права, а затем деканом Принстонской школы общественных и международных отношений им. Вудро Вильсона.Оба были ответственными за работу, но большую часть времени у меня была возможность составлять свой собственный график. Я мог быть со своими детьми, когда мне нужно было быть, и при этом делать работу. Мне приходилось часто путешествовать, но я обнаружил, что могу компенсировать это длительным пребыванием дома или семейным отдыхом.

Я знал, что мне повезло с выбором карьеры, но я понятия не имел, насколько мне повезло, пока я не провел два года в Вашингтоне в условиях жесткой бюрократии, даже с такими понимающими начальниками, как Хиллари Клинтон и ее глава администрации Шерил Миллс.Моя рабочая неделя началась в 4:20 утра понедельника, когда я встал, чтобы сесть на поезд 5:30 из Трентона в Вашингтон. Он закончился поздно вечером в пятницу поездом домой. Между тем дни были заполнены встречами, а когда встречи прекращались, начиналась писательская работа — нескончаемый поток записок, отчетов и комментариев к черновикам других людей. В течение двух лет я ни разу не выходил из офиса достаточно рано, чтобы пойти в какие-либо магазины, кроме тех, которые открыты круглосуточно, а это означало, что все, от химчистки до причесок до рождественских покупок, нужно было делать по выходным, во время детских спортивных мероприятий, уроков музыки. , семейные обеды и конференц-связь.Я имел право на четыре часа отпуска за один оплачиваемый период, что равнялось одному дню отпуска в месяц. И у меня это было лучше, чем у многих моих сверстников в округе Колумбия; Госсекретарь Клинтон намеренно приходила около 8 часов утра и уходила около 19 часов, чтобы ее близкие сотрудники могли утром и вечером проводить время со своими семьями (хотя, конечно, она работала раньше и позже, дома).

Короче говоря, в ту минуту, когда я оказался на работе, типичной для подавляющего большинства работающих женщин (и мужчин), работая долгие часы по чужому графику, я больше не мог быть одновременно родителем и профессионалом, которым хотел быть — по крайней мере, с ребенком, переживающим тяжелую юность.Я понял, что, возможно, должно было быть очевидным: наличие всего этого, по крайней мере для меня, почти полностью зависело от того, какой у меня тип работы. Обратной стороной является более суровая правда: иметь все это было невозможно на многих должностях, в том числе на высоких государственных должностях — по крайней мере, ненадолго.

Я не одинок в этом понимании. Мишель Флурнуа уволилась после трех лет работы заместителем министра обороны по вопросам политики, занимая третье место в министерстве, чтобы проводить больше времени дома со своими тремя детьми, двое из которых — подростки.Карен Хьюз оставила свою должность советника президента Джорджа Буша после полутора лет в Вашингтоне, чтобы отправиться домой в Техас ради своей семьи. Мэри Маталин, которая два года проработала помощником Буша и советником вице-президента Дика Чейни, прежде чем уйти, чтобы проводить больше времени со своими дочерьми, написала: «Контроль над своим расписанием — единственный способ, которым женщины, которые хотят иметь карьера и семья могут заставить его работать ».

Тем не менее, решение уйти от власти — ценить семью выше профессионального роста, даже на время — прямо противоречит преобладающему социальному давлению на профессиональных профессионалов в Соединенных Штатах.Одна фраза говорит все о нынешнем отношении к работе и семье, особенно среди элиты. В Вашингтоне «уехать, чтобы провести время с семьей» — это эвфемизм увольнения. Это понимание настолько укоренилось, что, когда Флурной объявила о своей отставке в декабре прошлого года, Газета New York Times освещала ее решение следующим образом:

Заявление г-жи Флорной удивило друзей и ряд официальных лиц Пентагона, но все заявили, что поняли ее причину. за отставку за чистую монету, а не как стандартное оправдание в Вашингтоне для чиновника, которого на самом деле выгнали.«Я могу абсолютно и недвусмысленно заявить, что ее решение уйти в отставку не имеет ничего общего ни с чем, кроме ее обязательств перед семьей», — сказал Дуг Уилсон, высокопоставленный представитель Пентагона. «Ей нравилась эта работа, и люди здесь любят ее.

Подумайте о том, что подразумевает это «стандартное вашингтонское оправдание»: настолько немыслимо, чтобы чиновник на самом деле ушел, чтобы провести время со своей семьей, что это должно быть прикрытием для чего-то другого. Как можно было добровольно покинуть круг власти ради родительских обязанностей? В зависимости от точки зрения, это или иронично, или сводит с ума то, что такая точка зрения сохраняется в столице страны, несмотря на ритуальную приверженность «семейным ценностям», которая является частью каждой политической кампании.Тем не менее, это мнение чрезвычайно затрудняет достижение истинного баланса между работой и личной жизнью. Но это не может измениться, если лучшие женщины не высказываются.

Только недавно я начал понимать, насколько многие молодые женщины-профессионалы чувствуют себя подвергнутыми нападкам со стороны женщин моего возраста и старше. После того, как я недавно выступил в Нью-Йорке, несколько женщин в возрасте от 60 до 70 подошли, чтобы рассказать мне, как они рады и гордятся тем, что я выступаю в качестве эксперта по внешней политике. Однако некоторые из них продолжили противопоставлять мою карьеру пути, по которому идут «молодые женщины сегодня».Одна из них выразила тревогу по поводу того, что многие молодые женщины «просто не хотят выходить и делать это». Другой сказал, не зная об обстоятельствах моей недавней смены работы: «Они думают, что им нужно выбирать между карьерой и семьей».

Подобное предположение лежит в основе широко разрекламированной вступительной речи 2011 года в Барнарде главного операционного директора Facebook Шерил Сандберг и ее более раннего выступления на TED, в котором она сетовала на удручающе малое количество женщин наверху и советовала молодым женщинам «не уходить, пока вы не ушли». .«Когда женщина начинает думать о детях, — сказала Сандберг, — она ​​больше не поднимает руки … Она начинает откидываться назад». Увещевание Сандберга, хотя и выраженное в терминах ободрения, содержит больше, чем упрек. Мы, которые достигли вершины или стремимся к ней, по сути, говорим женщинам в поколении, стоящем за нами: «Что с тобой?»

У них есть ответ, который мы не хотим слышать. После речи, которую я произнес в Нью-Йорке, я пошел обедать с группой 30-летних.Я сидела напротив двух ярких женщин, одна из которых работала в ООН, а другая — в большой юридической фирме в Нью-Йорке. Как это почти всегда бывает в подобных ситуациях, вскоре они начали спрашивать меня о балансе работы и личной жизни. Когда я сказал им, что пишу эту статью, юрист сказал: «Я ищу образцы для подражания и не могу их найти». Она сказала, что женщины в ее фирме, которые стали партнерами и заняли руководящие должности, принесли огромные жертвы, «многие из которых они, кажется, даже не осознают … Они берут двухлетний отпуск, когда их дети маленькие, но затем работают как сумасшедшие, чтобы вернуться на правильный путь в профессиональном плане, что означает, что они видят своих детей, когда они еще совсем маленькие, но не подростки или почти совсем не видят.Ее подруга кивнула, упомянув лучших женщин-профессионалов, которых она знала, все из которых в основном полагались на круглосуточных нянек. Оба были абсолютно уверены в том, что не хотят такой жизни, но не могли понять, как совместить профессиональный успех и удовлетворение с настоящими обязательствами перед семьей.

Я понимаю, что мне повезло, что я родился в конце 1950-х, а не в начале 1930-х, как моя мать, или в начале 20-го века, как мои бабушки. Моя мать построила успешную и плодотворную карьеру профессионального художника в основном через годы после того, как мы с братьями уехали из дома — и после того, как ей в 20 лет сказали, что она не может пойти в медицинский институт, как это сделал ее отец, а ее брат пойдет. делать, потому что, конечно, она собиралась выйти замуж.Своими свободами и возможностями я обязана передовому поколению женщин, опередившим меня — женщинам в возрасте 60, 70 и 80 лет, которые столкнулись с явным сексизмом, который я вижу только при просмотре Mad Men , и которые знали, что единственный способ стать женщиной — вести себя в точности как мужчина. Признаться, а тем более действовать, материнские стремления были бы фатальными для их карьеры.

Но именно благодаря их прогрессу теперь возможен другой вид разговора. Женщинам, занимающим руководящие должности, пора осознать, что, хотя мы все еще прокладываем пути и ломаем потолки, многие из нас также усиливают ложь: «иметь все» — это, прежде всего, функция личной решимости.Как выразились Керри Рубин и Лия Макко, авторы книги « Midlife Crisis at 30 », своей критики для женщин Gen-X и Gen-Y:

. уравнение широко приветствовалось, среди женщин нашего возраста было очень мало честных дискуссий о реальных препятствиях и недостатках, которые все еще существуют в системе, несмотря на возможности, которые мы унаследовали.

Мне хорошо известно, что большинство американских женщин сталкиваются с гораздо более серьезными проблемами, чем те, что обсуждаются в этой статье.Я пишу для своей демографической группы — высокообразованных, обеспеченных женщин, которые в первую очередь обладают достаточными привилегиями, чтобы иметь возможность выбора. У нас может не быть выбора, заниматься ли оплачиваемой работой, поскольку двойной доход стал незаменимым. Но у нас есть выбор относительно типа и темпа работы, которую мы делаем. Мы женщины, которые могут быть лидерами, и которые должны быть в равной степени представлены в руководящих рядах.

Миллионы других работающих женщин сталкиваются с гораздо более трудными жизненными обстоятельствами. Некоторые из них — матери-одиночки; многие изо всех сил пытаются найти любую работу; другие поддерживают мужей, которые не могут найти работу.Многие живут на работе, в которой хороший дневной уход либо недоступен, либо очень дорог; школьные расписания не соответствуют графику работы; а сами школы не могут дать образование своим детям. Многие из этих женщин беспокоятся не о том, чтобы иметь все это, а о том, чтобы сохранить то, что у них есть. И хотя женщины как группа добились значительных успехов в заработной плате, образовании и престиже за последние три десятилетия, экономисты Джастин Вулферс и Бетси Стивенсон показали, что сегодня женщины менее счастливы, чем их предшественники в 1972 году, и то и другое в абсолютном выражении. и по отношению к мужчинам.

Лучшая надежда на улучшение положения всех женщин и на устранение того, что Вулферс и Стивенсон называют «новым гендерным разрывом» — измеряемым благосостоянием, а не заработной платой — это устранение разрыва в руководстве: избрание женщины президентом и 50 женщин-сенаторов; обеспечить равное представительство женщин в рядах руководителей корпораций и руководителей судебных органов. Только когда женщины будут обладать властью в достаточном количестве, мы создадим общество, которое действительно работает для всех женщин. Это будет общество, которое работает для всех.

Половина правды, которого мы придерживаемся Дорогие

Давайте вкратце рассмотрим истории, которые мы себе рассказываем, клише, к которым я и многие другие женщины обычно прибегаем, когда молодые женщины спрашивают нас, как нам удалось «получить все это». . » Это не обязательно ложь, но в лучшем случае частичная правда. Мы должны избавиться от них, чтобы освободить место для более честного и продуктивного обсуждения реальных решений проблем, с которыми сталкиваются профессиональные женщины.

Это возможно, если вы достаточно привержены делу.

Наша обычная отправная точка, говорим мы об этом прямо или нет, заключается в том, что наличие всего этого зависит в первую очередь от глубины и интенсивности приверженности женщины своей карьере. Именно это чувство стоит за тревогой, которую так многие пожилые женщины-женщины испытывают по поводу молодого поколения. Они недостаточно привержены , мы говорим, чтобы пойти на компромиссы и жертвы, на которые пошли впереди их женщины.

Но вместо того, чтобы упрекать, нам, возможно, следует взглянуть в глаза некоторым основным фактам.Очень немногие женщины достигают руководящих должностей. Список женщин-кандидатов на любую высшую должность невелик и будет только уменьшаться, если женщины, которые придут после нас, решат взять тайм-аут или вообще выйдут из профессионального соревнования, чтобы вырастить детей. Это как раз то, что так расстроило Шерил Сандберг, и это правильно. По ее словам, «женщины не добиваются успеха. Сто девяносто глав государств; девять — женщины. Из всех членов парламента в мире 13 процентов — женщины. В корпоративном секторе [доля] женщин на руководящих должностях — на должностях высшего звена, в советах директоров — составляет 15,16%.

Более того, среди тех, кто добился вершин, сбалансированная жизнь все еще более труднодостижима для женщин, чем для мужчин. Простая мера — сколько женщин, занимающих руководящие должности, имеют детей по сравнению с их коллегами-мужчинами. У каждого судьи Верховного суда мужского пола есть семья. Две из трех женщин-судей холосты и не имеют детей. А третья, Рут Бейдер Гинзбург, начала свою карьеру судьи только тогда, когда ее младший ребенок почти вырос. То же самое и в Совете национальной безопасности: Кондолиза Райс, первая и единственная женщина-советник по национальной безопасности, также является единственным советником по национальной безопасности с 1950-х годов, не имеющим семьи.Может ли «недостаточная приверженность» хотя бы правдоподобно объяснить эти цифры? Безусловно, женщины, добившиеся успеха, очень преданы своей профессии. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что у большинства из них есть кое-что общее: они настоящие суперженщины. Рассмотрим количество женщин, недавно занимавших высшие должности в Вашингтоне: Сьюзан Райс, Элизабет Шервуд-Рэндалл, Мишель Гэвин, Нэнси-Энн Мин ДеПарл, которые являются стипендиатами Родса. Саманта Пауэр, еще один высокопоставленный чиновник Белого дома, в 32 года получила Пулитцеровскую премию.Или возьмем саму Сандберг, которая окончила университет с премией, присуждаемой лучшему экономисту Гарварда. Эти женщины не могут быть эталоном, по которому должны оценивать себя даже очень талантливые женщины-профессионалы. Такой стандарт настраивает большинство женщин на чувство неудачи.

Линия высокопоставленных женщин-назначенцев в администрации Обамы составляет одну женщину. Практически за всеми нами, ушедшими в отставку, пришли мужчины; поиски женщин, которые могли бы преуспеть в мужчинах на аналогичных должностях, не увенчались успехом.Практически каждая женщина, которую можно было бы прослушать, уже находится в правительстве. Остальной мир внешней политики не намного лучше; Мика Зенко, сотрудник Совета по международным отношениям, недавно проанализировал лучшие данные, которые он мог найти в правительстве, вооруженных силах, академии и аналитических центрах, и обнаружил, что женщины занимают менее 30 процентов руководящих должностей во внешней политике. в каждом из этих заведений.

Эти цифры становятся еще более поразительными, когда мы оглядываемся назад на 1980-е годы, когда женщины, которым сейчас за 40 и 50 лет, выходили из аспирантуры, и вспомним, что в наших классах было около 50-50 мужчин и женщин.Тогда мы были уверены, что теперь будем жить в мире 50 на 50. Что-то сорвало эту мечту.

Сандберг считает, что «что-то» является «пробелом в амбициях», что женщины недостаточно велики. Я полностью за то, чтобы поощрять молодых женщин стремиться к звездам. Но я боюсь, что препятствия, мешающие женщинам достичь вершины, гораздо прозаичнее, чем масштаб их амбиций. Моя давняя и бесценная ассистентка, у которой есть докторская степень и которая жонглирует множеством мячей, будучи матерью близнецов-подростков, написала мне по электронной почте, пока я работала над этой статьей: «Вы знаете, что поможет подавляющему большинству женщин найти баланс между работой и семьей? СДЕЛАЙТЕ РАСПИСАНИЕ ШКОЛЫ СООТВЕТСТВУЙТЕ РАСПИСАНИЮ.«Нынешняя система, — отметила она, — основана на обществе, которого больше не существует — в котором сельское хозяйство было основным занятием, а домохозяйки — нормой. Но система не изменилась.

Рассмотрим некоторые ответы женщин, опрошенных Зенко, о том, почему «женщины значительно недопредставлены на должностях в сфере внешней политики и национальной безопасности в правительстве, научных кругах и аналитических центрах». Джульетт Кайем, которая работала помощником секретаря в Министерстве внутренней безопасности с 2009 по 2011 год, а сейчас ведет колонку по внешней политике и национальной безопасности для The Boston Globe , сказала Зенко, что среди прочих причин

основная правда также это: путешествие — отстой.Поскольку моему младшему из троих детей сейчас 6 лет, я могу оглянуться назад на те годы, когда все они были маленькими, и понять, насколько разрушительным было все путешествие. Были также поездки, которые я не могла совершить, потому что была беременна или была в отпуске, конференции, которые я не могла посещать, потому что (примечание организаторам конференций: выходные — плохой выбор) дети будут возвращаться домой из школы, и различные экскурсии, которые были предлагается, но просто не может быть управляемым.

Джолинн Шумейкер, директор организации «Женщины в международной безопасности», согласилась: «Негибкие графики, безжалостные поездки и постоянное давление в офисе — общие черты этой работы.

Эти «приземленные» проблемы — необходимость постоянно путешествовать, чтобы добиться успеха, противоречия между школьным расписанием и графиком работы, настойчивое требование выполнять работу в офисе — не могут быть решены с помощью увещеваний, позволяющих сократить разрыв в амбициях. Я надеюсь увидеть вступительные речи, которые будут указывать на социальную и деловую политику Америки, а не на уровень амбиций женщин, в объяснении нехватки женщин на высшем уровне. Но для изменения этой политики требуется гораздо больше, чем просто выступления. Это означает участие в мирских битвах — каждый день, каждый год — на отдельных рабочих местах, в законодательных органах и в средствах массовой информации.

Это возможно, если выйти замуж за правильного человека.

Второе сообщение Сандберг в ее вступительном слове в Барнарде было: «Самое важное карьерное решение, которое вы собираетесь принять, — есть ли у вас спутник жизни и кто этот партнер». Лиза Джексон, администратор Агентства по охране окружающей среды, недавно донесла это послание до аудитории, состоящей из студентов и выпускников Принстона, собравшихся, чтобы услышать ее речь о вручении медали Джеймса Мэдисона.Во время сеанса вопросов и ответов один из зрителей спросил ее, как она управляет своей карьерой и своей семьей. Она засмеялась и указала на мужа в первом ряду, сказав: «Вот мой баланс работы и личной жизни». У меня никогда не было бы такой карьеры, как у меня, без моего мужа Эндрю Моравчика, штатного профессора политики и международных отношений в Принстоне. Энди проводил с нашими сыновьями больше времени, чем я, не только над домашними заданиями, но и над бейсболом, уроками музыки, фотографией, карточными играми и многим другим.Когда каждому из них пришлось принести иностранное блюдо на обед в четвертом классе, Энди приготовил венгерский palacsinta своей бабушки; Когда нашему старшему сыну понадобилось выучить свои реплики для главной роли в школьной пьесе, он обратился за помощью к Энди.

Тем не менее, предположение о том, что женщины могут иметь важную карьеру, пока их мужья или партнеры готовы разделить родительскую нагрузку поровну (или непропорционально), предполагает, что большинство женщин будут чувствовать себя вдали от дома так же комфортно, как и мужчины. их дети, пока их партнер находится с ними дома.По моему опыту, это не так.

Здесь я ступаю на коварную землю, заросшую стереотипами. Однако после многих лет разговоров и наблюдений я пришел к выводу, что мужчины и женщины по-разному реагируют, когда проблемы дома заставляют их признать, что их отсутствие вредит ребенку или, по крайней мере, их присутствие может помочь. Я не верю, что отцы любят своих детей меньше, чем матери, но кажется, что мужчины с большей вероятностью выберут работу за счет своей семьи, в то время как женщины с большей вероятностью выберут свою семью за счет своей работы.

Конечно, этот выбор определяется многими факторами. Мужчины по-прежнему социализированы, считая, что их основная семейная обязанность — быть кормильцем; женщины, считая, что их основная семейная обязанность — заботиться о них. Но это может быть нечто большее. Когда я описал сенатору Жанне Шахин выбор между детьми и работой, она сказала именно то, что я чувствовал: «На самом деле выбора нет». Она имела в виду не социальные ожидания, а материнский императив, который ощущался настолько глубоко, что «выбор» рефлексивен.

Мужчины и женщины также по-разному оценивают свой выбор. В эпизоде ​​«Кризис среднего возраста » по адресу 30 Мэри Маталин вспоминает свои дни, когда она работала помощником президента Буша и советником вице-президента Чейни:

Даже когда стресс был невыносимым — те дни, когда я плакала в машине по дороге на работу, спрашивая «Зачем я это делаю ??» — я всегда знал ответ на этот вопрос: я верю в этого президента.

Но Маталин продолжает описывать свой выбор уйти словами, которые снова странно похожи на объяснение, которое я дал многим людям с тех пор, как покинул Государственный департамент:

Я наконец спросил себя: «Кому я нужен больше?» И тут я понял, что эту работу делать кто-то другой.Я незаменим для своих детей, но я далеко не незаменим для Белого дома.

Однако многим мужчинам кажется эгоистичным решение проводить больше времени со своими детьми вместо того, чтобы работать много часов над вопросами, которые влияют на многие жизни. Лидеров-мужчин обычно хвалят за то, что они пожертвовали своей личной жизнью на алтарь общественного или корпоративного служения. Эта жертва, конечно же, обычно касается их семьи. Тем не менее, их дети также приучены ценить государственную службу выше частной ответственности.На поминальной службе дипломата Ричарда Холбрука один из его сыновей рассказал аудитории, что когда он был ребенком, его отца часто не было рядом, чтобы научить его бросать мяч или смотреть его игры. Но когда он стал старше, по его словам, он понял, что отсутствие Холбрука было ценой за спасение людей во всем мире — ценой, которую стоит заплатить.

Мне непонятно, имеет ли эта этическая основа смысл для общества. Зачем нам нужны лидеры, не выполняющие личные обязанности? Возможно, лидеры, которые тратили время на собственные семьи, были бы более остро осведомлены о том, как их общественный выбор — от войны до благосостояния — наносит ущерб частной жизни.(Кати Мартон, вдова Холбрука и известный писатель, говорит, что, хотя Холбрук обожал своих детей, он в полной мере осознал важность семьи только в свои 50 лет, и в этот момент он стал настоящим родителем, бабушкой и дедушкой, продолжая преследовать выдающаяся общественная карьера.) Тем не менее, ясно, какой набор выборов общество сегодня больше ценит. Работники, которые ставят карьеру на первое место, обычно получают вознаграждение; работники, выбирающие себе семью, игнорируются, им не верят или обвиняются в непрофессионализме.

В общем, наличие поддерживающего партнера может быть необходимым условием, если женщина хочет иметь все это, но этого недостаточно. Если женщины глубоко убеждены, что отказ от продвижения по службе, например, предполагающего больше путешествий, — это правильный поступок, они будут продолжать это делать. В конечном итоге должно измениться общество, которое должно ценить выбор ставить семью выше работы точно так же, как и решения ставить работу выше семьи. Если бы мы действительно ценили этот выбор, мы бы ценили людей, которые его делают; если бы мы ценили людей, которые их создают, мы бы сделали все возможное, чтобы нанять и удержать их; если бы мы сделали все возможное, чтобы позволить им со временем совмещать работу и семью, тогда выбор стал бы намного проще.

Это возможно при правильной последовательности.

Молодые женщины должны опасаться утверждения «Вы можете получить все; у вас просто не может быть всего сразу «. Это дополнение 21-го века к исходной линии сейчас предлагают многие пожилые женщины своим более молодым подопечным. В той степени, в которой это означает, по словам одной работающей матери: «Я сделаю все, что в моих силах, и я буду помнить о долгосрочной перспективе и знаю, что не всегда будет так сложно сбалансировать, «Это разумный совет.Но в той мере, в какой это означает, что женщины могут иметь все это, если они просто найдут правильную последовательность карьеры и семьи, это совершенно неверно.

Самый важный вопрос последовательности — когда заводить детей. Многие из ведущих женщин-лидеров поколения, которое только что меня опередило — Мадлен Олбрайт, Хиллари Клинтон, Рут Бейдер Гинзбург, Сандра Дэй О’Коннор, Патрисия Уолд, Наннерл Кеохан — имели детей в возрасте от 20 до 30 лет, что было нормой. в 1950-1970-х гг. Ребенок, родившийся, когда его матери исполнилось 25 лет, закончит среднюю школу, когда его матери исполнится 43 года, — возраст, в котором, несмотря на полное погружение в карьеру, у нее все еще есть много времени и энергии для продвижения по службе.

Тем не менее, этот эпизод потерял популярность у многих женщин с высоким потенциалом, и это понятно. Сейчас люди, как правило, женятся позже, и в любом случае, если у вас есть дети раньше, у вас могут возникнуть трудности с получением ученой степени, хорошей первой работой и возможностями для карьерного роста в решающие первые годы вашей карьеры. Что еще хуже, у вас также будет меньше доходов, пока вы воспитываете своих детей, и, следовательно, у вас будет меньше возможностей нанимать помощников, которые могут быть необходимы для вашего жонглирования.

Когда я был деканом, школа Вудро Вильсона создала программу под названием «Пути к государственной службе», направленную на то, чтобы консультировать женщин, чьи дети почти выросли, о том, как поступить на государственную службу, и многие женщины до сих пор спрашивают меня о лучшем «пути к государственной службе». рампы »к карьере в середине 40-х годов.Честно говоря, я не знаю, что сказать большинству из них. В отличие от женщин-первопроходцев, которые вышли на рынок труда после рождения детей в 1970-х годах, эти женщины конкурируют с самими собой. Возможна работа в правительстве и НПО, но многие карьеры фактически закрыты. Лично я никогда не видел, чтобы женщина в возрасте 40 лет успешно выходила на академический рынок или поступала в юридическую фирму в качестве младшего юриста, несмотря на Алисию Флоррик из The Good Wife .

Эти соображения являются причиной того, почему так много профессиональных женщин моего поколения предпочли сначала сделать карьеру и завести детей в возрасте от 30 до 30 лет.Но это увеличивает вероятность потратить долгие, напряженные годы и заработать небольшое состояние, пытаясь завести ребенка. Я пережил этот кошмар: в течение трех лет, начиная с 35 лет, я делал все возможное, чтобы зачать ребенка, и приходил в ужас от мысли, что просто оставил биологического ребенка, пока не стало слишком поздно.

А когда все получится? У меня был первый ребенок в 38 лет (и я считал себя счастливым), а второй — в 40. Это означает, что мне будет 58, когда обоих моих детей не будет дома.Более того, это означает, что многие возможности для карьерного роста совпадают именно с их подростковыми годами, когда опытные родители советуют, быть доступным в качестве родителя так же важно, как и в первые годы жизни ребенка.

Многие женщины моего поколения оказались на пике карьеры, отказываясь от возможностей, которыми они когда-то воспользовались, и надеясь, что эти возможности появятся позже. Многие другие, кто решил ненадолго отступить, заняв должности консультантов или работая неполный рабочий день, что позволяет им проводить больше времени со своими детьми (или стареющими родителями), беспокоятся о том, как долго они смогут «оставаться вне дома», прежде чем проиграют. конкурентное преимущество, которое они так усердно пытались приобрести.

Учитывая то, как сегодня ориентирована наша рабочая культура, я рекомендую сначала сделать карьеру, но все же пытаться завести детей до 35 лет — или же заморозить яйца, женаты вы или нет. Вы вполне можете быть более зрелым и менее разочарованным родителем в свои 30-40 лет; у вас также больше шансов найти надежного спутника жизни. Но правда в том, что ни одна из этих последовательностей не является оптимальной, и обе связаны с компромиссами, на которые мужчинам не приходится идти.

Вы должны иметь возможность иметь семью, если хотите, — как бы то ни было и когда позволяют жизненные обстоятельства, — и при этом иметь желаемую карьеру.Если бы больше женщин смогли достичь этого баланса, больше женщин заняли бы руководящие должности. И если бы больше женщин занимало руководящие должности, они могли бы облегчить удержание большего числа женщин на рынке труда. Остальная часть этого эссе подробно описывает, как это сделать.

Изменение культуры личного времени

Вернувшись к администрации Рейгана, газета «Нью-Йорк Таймс» рассказывала о жесткой конкурентной борьбе бюджетного директора Дика Дармана: Дарману иногда удавалось создать впечатление, что он был последним, кто работал в Белом доме Рейгана, оставив свой пиджак на стуле, а свет в офисе горел после того, как он ушел домой.(Дарман утверждал, что проще было оставить пиджак в офисе, чтобы он мог снова надеть его утром, но его история психологической манипуляции говорит об обратном.)

Культура «мачо времени» — безжалостный конкуренция за усердную работу, задержку на потом, больше ночей, путешествий по миру и выставление счетов за дополнительные часы, которые дает вам международная линия дат — остается поразительно распространенной среди профессионалов сегодня. Ничто не отражает убеждение в том, что большее количество времени означает большую ценность, лучше, чем культ оплачиваемых часов, поражающий крупные юридические фирмы по всей стране и предоставляющий совершенно неправильные стимулы для сотрудников, которые надеются объединить работу и семью.Тем не менее, даже в отраслях, которые явно не вознаграждают просто за количество часов, потраченных на работу, необходимость приходить пораньше, задерживаться допоздна и быть всегда доступной для личных встреч в 11 часов утра по субботам может быть очень сильной. Действительно, по некоторым оценкам, проблема со временем усугубилась: исследование Центра американского прогресса показывает, что по всей стране доля всех профессионалов — женщин и мужчин, работающих более 50 часов в неделю, с конца 1970-х годов увеличилась.

Но больше времени в офисе не всегда означает больше «добавленной стоимости» — и не всегда способствует более успешной организации.В 2009 году Сандра Почарски, старшая женщина-партнер Monitor Group и руководитель практики лидерства и организации, поручила профессору Гарвардской школы бизнеса оценить факторы, которые помогли или препятствовали повышению эффективности и продвижению женщин в Monitor. Исследование показало, что корпоративная культура характеризовалась принципом «всегда активный», часто без должного учета влияния на сотрудников. Почарский заметил:

Клиенты всегда на первом месте, и иногда сжигание полуночного масла действительно определяет разницу между успехом и неудачей.Но иногда мы просто отказывались от поведения, которое перегружало наших людей, без значительного улучшения результатов, если вообще. Мы решили, что нам нужны менеджеры, чтобы лучше различать эти категории и осознавать скрытые издержки, связанные с предположением, что «время дешево». Когда это время не приносит большой пользы и дорого обходится талантливым сотрудникам, которые уходят, когда личные затраты становятся неприемлемыми, — что ж, это явно плохой результат для всех.

Я работал очень много часов и сам провел много ночей за всю свою карьеру, в том числе несколько ночей на диване в офисе в течение двух лет в D.C. Готовность тратить время, когда работа просто должна быть выполнена, по праву является отличительной чертой успешного профессионала. Но, оглядываясь назад, я должен признать, что мое предположение о том, что я задержусь допоздна, сделало меня гораздо менее эффективным в течение дня, чем я мог бы быть, и, конечно же, менее эффективным, чем некоторые из моих коллег, которым удалось получить такую ​​же сумму. проделанной работы и домой в приличный час. Если бы у Дика Дармана был начальник, который явно ценил расстановку приоритетов и тайм-менеджмент, он, возможно, нашел бы причину выключить свет и забрать свою куртку домой.

Долгие часы — это одно, и на самом деле они часто неизбежны. Но действительно ли их нужно тратить в офисе? Безусловно, находиться в офисе примерно в случаях полезно. Личные встречи могут быть намного эффективнее, чем телефонная или электронная почта; доверие и коллегиальность гораздо легче построить за одним и тем же физическим столом; а спонтанные разговоры часто рождают хорошие идеи и прочные отношения. Тем не менее, вооружившись электронной почтой, мгновенными сообщениями, телефонами и технологиями видеоконференцсвязи, мы должны иметь возможность перейти в культуру, в которой офис является скорее базой операций, чем требуемым местом работы.

Возможность работать из дома — вечером после того, как детей уложили спать, или во время больничных или снежных дней, и, по крайней мере, некоторое время в выходные дни — может быть ключом для матери к тому, чтобы нести полную нагрузка вместо того, чтобы подводить команду в решающие моменты. Современные средства видеоконференцсвязи могут значительно снизить потребность в длительных командировках. Эти технологии набирают обороты и упрощают интеграцию работы и семейной жизни. По данным Центра женского бизнеса, 61 процент женщин-владельцев бизнеса используют технологии, чтобы «объединить обязанности на работе и дома»; 44% используют технологии, позволяющие сотрудникам «работать вне офиса» или иметь гибкий график работы.«Тем не менее, наша рабочая культура по-прежнему в большей степени ориентирована на офис, чем это необходимо, особенно в свете технологических достижений.

Один из способов изменить это — изменить «правила по умолчанию», которые регулируют офисную работу — базовые ожидания относительно того, когда, где и как работа будет выполняться. Как хорошо известно бихевиористским экономистам, эти исходные данные могут иметь огромное значение для поведения людей. Одно дело, например, для организации разрешить звонки на встречу на разовой основе, когда графики работы родителей и родителей противоречат друг другу — система, которая лучше, чем ничего, но может вызвать чувство вины у тех, кто звонит, и возможно негодование среди присутствующих.Совсем другое дело для этой организации заявить, что ее политика будет заключаться в планировании личных встреч, когда это возможно, в часы учебного дня — система, которая может нормализовать вызовы для тех (более редких) собраний, которые все еще проводятся в учебном заведении. Поздний вечер.

Один из примеров из реальной жизни исходит из Министерства иностранных дел и по делам Содружества Великобритании, места, где большинство людей скорее ассоциирует себя с выдающимися джентльменами в тонких полосках, чем с прогрессивным мышлением о балансе работы и семьи.Однако, как и во многих других местах, FCO беспокоится о потере талантливых членов семейных пар по всему миру, особенно женщин. Поэтому недавно он изменил свою базовую политику с правила по умолчанию, согласно которому задания должны выполняться на месте, на правило, предполагающее, что некоторые задания могут выполняться удаленно, и предлагающее работникам обосновать необходимость удаленной работы. Кара Оуэн, кадровый офицер дипломатической службы, которая была директором по вопросам разнообразия Министерства иностранных дел и вскоре станет заместителем посла Великобритании во Франции, пишет, что теперь она работала на двух удаленных работах.Перед своим нынешним декретным отпуском она работала в Лондоне из Дублина, чтобы быть со своим партнером, используя технологию телеконференций и рассчитывая свои поездки в Лондон так, чтобы они совпадали «с ключевыми встречами, на которых мне нужно было быть в комнате (или болтать на предварительных встречах). встречи за кофе), чтобы оказать влияние, или для интенсивного «обслуживания сети» ». На самом деле, она пишет:« Я обнаружила, что расстояние и тишина являются реальным преимуществом в моей стратегической роли, если я вложил в нее больше вложений. фронт, чтобы развивать очень прочные личные отношения с теми, кто меняет правила игры.Оуэн понимает, что не всякую работу можно выполнить таким образом. Но она говорит, что, со своей стороны, ей удавалось совмещать семейные потребности с карьерой.

Изменения в правилах офиса по умолчанию не должны давать преимуществ родителям перед другими работниками; действительно, если все сделано правильно, они могут улучшить отношения между коллегами, повышая их осведомленность об обстоятельствах друг друга и внушая чувство справедливости. Два года назад Фонд ACLU в Массачусетсе решил заменить свою политику «отпуска по уходу за ребенком» политикой «отпуска по семейным обстоятельствам», которая предусматривает отпуск продолжительностью до 12 недель не только для новых родителей, но и для сотрудников, которые нуждаются в уходе. супруг (а), ребенок или родитель с серьезным заболеванием.По словам директора Кэрол Роуз, «мы хотели разработать политику, которая учитывала бы тот факт, что даже у сотрудников, не имеющих детей, есть семейные обязанности». Политика была сформирована из убеждения, что «особое обращение» с женщинами может «иметь неприятные последствия, если более общие нормы, определяющие поведение всех сотрудников, не изменятся». Когда я был деканом школы Уилсона, я руководствовался мантрой «Семья на первом месте» — любая семья — и обнаружил, что мои сотрудники были одновременно продуктивными и чрезвычайно лояльными.

Ни одно из этих изменений не произойдет само по себе, и редко бывает трудно найти причины, чтобы их избежать.Но препятствия и инерция обычно преодолимы, если лидеры готовы изменить свои представления о рабочем месте. Например, использование технологий на многих государственных должностях высокого уровня осложняется необходимостью иметь доступ к секретной информации. Но в 2009 году заместитель госсекретаря Джеймс Стейнберг, который разделяет родительские обязанности над двумя своими маленькими дочерьми наравне со своей женой, сделал получение такого доступа дома своей первоочередной задачей, чтобы он мог покинуть офис в разумное время и принять участие в важных встречах. при необходимости посредством видеоконференцсвязи.Интересно, сколько женщин на аналогичных должностях побоялись бы спросить, чтобы их не сочли недостаточно преданными своей работе.

Переоценка семейных ценностей

Хотя работодатели не должны отдавать предпочтение родителям по сравнению с другими работниками, слишком часто они в конечном итоге делают противоположное, обычно незаметно и обычно таким образом, что для основного опекуна становится труднее продвигаться вперед. Многие люди, занимающие руководящие посты, по-видимому, не ценят уход за детьми по сравнению с другими видами деятельности вне дома.Рассмотрим следующее предложение: у работодателя есть два одинаково талантливых и продуктивных сотрудника. Человек тренируется и бегает марафоны, когда не работает. Другой заботится о двух детях. Какие предположения работодатель может сделать относительно марафонца? Что он встает в темноте каждый день и час или два пробегает, прежде чем даже зайти в офис, или уезжает туда даже после долгого дня. Что он свирепо дисциплинирован и готов преодолевать отвлечения, истощение и дни, когда кажется, что ничего не идет правильно на службе у далекой цели.Что он должен исключительно хорошо распоряжаться своим временем, чтобы втиснуть все это.

Будьте честны: как вы думаете, работодатель делает те же предположения о родителях? Несмотря на то, что она, вероятно, встает в темное время суток, прежде чем ей нужно будет на работе, организует день своих детей, готовит завтрак, собирает обед, отвозит их в школу, решает покупки и другие дела, даже если ей посчастливилось иметь домработницу. — и выполняет почти ту же работу в конце дня. У Шерил Миллс, неутомимого руководителя аппарата Хиллари Клинтон, в начальной школе есть близнецы; Даже с полностью помолвленным мужем она, как известно, каждое утро встает в четыре, чтобы проверить и отправить электронную почту, прежде чем ее дети проснутся.Луиза Ричардсон, ныне проректор Университета Сент-Эндрюс в Шотландии, совмещала должность доцента в правительстве Гарварда с воспитанием троих маленьких детей. Она так безжалостно организовывала свое время, что всегда набирала на микроволновке 1:11, 2:22 или 3:33, а не 1:00, 2:00 или 3:00, потому что трижды набирая одно и то же число, требовалось меньше времени. .

Элизабет Уоррен, которая сейчас баллотируется в Сенат США в Массачусетсе, имеет похожую историю. Когда у нее было двое маленьких детей и она занималась юридической практикой неполный рабочий день, она изо всех сил пыталась найти достаточно времени для написания статей и статей, которые помогли бы ей получить академическую должность.По ее словам:

Мне нужен был план. Я понял, что время написания было, когда Алекс спал. Так что в ту минуту, когда я уложила его вздремнуть или он заснул в качелях, я подошел к своему столу и начал над чем-то работать — сноски, читать, обрисовывать, писать … Я научился делать все остальное с младенцем на бедре .

Дисциплина, организованность и абсолютная выносливость, необходимые для достижения успеха на высшем уровне с маленькими детьми дома, легко сопоставимы с бегом от 20 до 40 миль в неделю.Но работодатели редко так видят вещи не только при надбавках, но и при продвижении по службе. Может быть, потому что люди выбирают , чтобы иметь детей? Люди также предпочитают бегать марафоны.

И последний пример: я работал со многими мужчинами-ортодоксами-евреями, соблюдающими субботу с захода солнца в пятницу до захода солнца в субботу. Джек Лью, двукратный директор Управления управления и бюджета, бывший заместитель госсекретаря по вопросам управления и ресурсов, а ныне глава администрации Белого дома, является тому примером.Жена Джека жила в Нью-Йорке, когда он работал в Государственном департаменте, поэтому он уходил из офиса достаточно рано в пятницу днем, чтобы сесть на автобус до Нью-Йорка и такси до своей квартиры до захода солнца. Он не будет работать в пятницу после захода солнца или весь день в субботу. Все, кто его знал, включая меня, восхищались его приверженностью своей вере и его способностью выкроить для этого время, даже имея чрезвычайно ответственную работу.

Трудно представить, однако, что у нас была бы такая же реакция, если бы мать сказала нам, что она каждую неделю откладывает время с середины пятницы до конца дня в субботу, чтобы проводить время со своими детьми.Я подозреваю, что это будет воспринято как непрофессиональное возложение ненужных расходов на сотрудников. На самом деле, конечно, одна из величайших ценностей субботы — будь то еврейская или христианская — как раз и состоит в том, что она создает семейный оазис с ритуалами и обязательным прекращением работы.

Наши предположения таковы: вещи, которые, по нашему мнению, не обязательно таковы. Однако то, что мы предполагаем, оказывает огромное влияние на наше восприятие и реакцию. К счастью, изменение наших предположений зависит от нас.

Новое определение успешной карьеры

Американское определение успешного профессионала — это тот, кто может подняться по карьерной лестнице дальше всего за кратчайшее время, обычно достигая пика в возрасте от 45 до 55 лет. Это определение хорошо подходит до середины 20-го века, эпохи, когда у людей были дети в возрасте от 20 до 20 лет, они оставались на одной работе, выходили на пенсию в 67 лет и умирали в среднем к 71 годам.

Сегодня это имеет гораздо меньший смысл. Средняя продолжительность жизни людей в возрасте от 20 до 80 лет; мужчины и женщины с хорошим здоровьем могут легко работать до 75 лет.Они могут рассчитывать на то, что у них будет несколько рабочих мест и даже несколько карьер на протяжении всей своей трудовой жизни. Пары позже женятся, позже заводят детей и могут рассчитывать на два дохода. Они вполне могут выйти на пенсию раньше, чем — средний возраст выхода на пенсию снизился с 67 до 63 — но обычно это «выход на пенсию» только в смысле получения пенсионных пособий. Многие люди переходят карьеру «на бис».

Принимая во внимание бесценные дары крепкого здоровья и удачи, профессиональная женщина может рассчитывать на то, что ее трудовая жизнь продлится примерно 50 лет, с начала или середины 20 до середины 70 лет.Разумно предположить, что она укрепит свою репутацию и утвердится, по крайней мере в своей первой карьере, между 22 и 35 годами; у нее будут дети, если она захочет, от 25 до 45 лет; ей потребуется максимальная гибкость и контроль над своим временем в те 10 лет, когда ее детям от 8 до 18 лет; и она должна планировать занять максимально авторитетную позицию и требовать от нее времени после того, как ее дети уйдут из дома. Женщины, у которых есть дети в возрасте около 20 лет, могут рассчитывать на то, что полностью погрузятся в карьеру в возрасте около 40 лет, и у них еще есть много времени, чтобы подняться на вершину в возрасте от 50 до 60 лет.Женщины-партнеры, управляющий директор или старший вице-президент; получить право владения; или начать медицинскую практику до того, как рожать детей в возрасте от 30 до того, как они вернутся на самую ответственную работу почти в том же возрасте.

Попутно женщины должны думать о восхождении к лидерству не как о прямом подъеме, а как о нерегулярных ступенях лестницы с периодическими плато (и даже падениями), когда они отказываются от продвижения по службе, чтобы остаться на работе, которая работает для их семейное положение; когда они уходят с высокопоставленной работы и проводят год или два дома по сокращенному графику; или когда они уходят с обычного профессионального пути, чтобы занять должность консультанта или работать над проектами в течение нескольких лет.Я считаю эти плато «инвестиционными интервалами». Мы с мужем взяли творческий отпуск в Шанхае с августа 2007 года по май 2008 года, как раз в самый разгар года выборов, когда многие из моих друзей консультировали различных кандидатов по вопросам внешней политики. Частично мы думали об этом переезде как о «вложении денег в семейный банк», воспользовавшись возможностью провести вместе целый год в чужой культуре. Но мы также инвестировали в способность наших детей изучать китайский язык и в наши собственные знания Азии.

Пик в возрасте от 50 до 60 лет, а не от 40 до 50, имеет особое значение для женщин, которые живут дольше мужчин. И многие стереотипы о пожилых людях просто не выдерживают критики. Опрос специалистов отдела кадров 2006 года показывает, что только 23% считают, что пожилые работники менее гибки, чем молодые; только 11% считают, что работникам старшего возраста требуется больше подготовки, чем работникам более молодым; и только 7% считают, что у пожилых работников меньше драйва, чем у молодых.

Однако, действительно ли женщины будут уверены в своей карьере, будет снова частично зависеть от восприятия. Снижение количества продвижений по службе, периодические перерывы в работе, выбор альтернативного пути в решающие годы воспитания или родительской опеки — все это должно стать более заметным и более заметным как пауза, а не отказ от участия. (Обнадеживающий знак — Mass Career Customization , книга 2007 года Кэтлин Бенко и Энн Вайсберг, в которой утверждается, что «сегодняшняя карьера больше не является прямым восхождением по корпоративной лестнице, а скорее является комбинацией подъемов, боковых движений и запланированных спусков. , »Был бестселлером Wall Street Journal .)

Учреждения также могут предпринять конкретные шаги для содействия этому принятию. Например, в 1970 году в Принстоне была введена политика продления срока пребывания в должности, которая позволяла женщинам-ассистентам профессора, ожидающим ребенка, запрашивать продление срока их пребывания в должности на один год. Позже эта политика была распространена на мужчин и расширена за счет включения усыновления. В начале 2000-х годов два отчета о статусе преподавателей-женщин показали, что только около 3 процентов доцентов просили продлить срок пребывания в должности в конкретном году.И, отвечая на вопрос опроса, женщины гораздо чаще, чем мужчины думали, что продление срока полномочий может нанести ущерб карьере доцента.

Итак, в 2005 году при президенте Ширли Тилман Принстон изменил правило по умолчанию. Администрация объявила, что все доценты, женщины и мужчины, у которых родился новый ребенок, будут автоматически, получат продление на один год в течение срока пребывания в должности без каких-либо отказов. Вместо этого доценты могут подать заявку на досрочное рассмотрение вопроса о пребывании в должности, если они того пожелают.Количество доцентов, получивших продление срока пребывания в должности, после этого изменения утроилось.

Один из лучших способов продвигать социальные нормы в этом направлении — выбирать и прославлять различные образцы для подражания. Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи и я — полярные противоположности в политическом отношении, но он значительно повысил мои оценки, когда объявил, что одной из причин, по которой он решил не баллотироваться в президенты в 2012 году, было влияние его кампании на его детей. Как сообщается, он ясно дал понять во время сбора средств в Луизиане, что не хочет находиться вдали от своих детей надолго; По словам представителя республиканцев на мероприятии, он сказал, что «его сын [скучал] по нему после того, как отсутствовал в течение трех дней в дороге, и что ему нужно вернуться.«Он может не получить мой голос, если и когда он будет баллотироваться в президенты, но он определенно вызывает мое восхищение (при условии, что он не развернется и не присоединится к билету Республиканской партии этой осенью).

Если мы ищем известных женщин-моделей для подражания, мы могли бы начать с Мишель Обамы. Она начала с того же резюме, что и ее муж, но неоднократно принимала карьерные решения, позволяющие ей выполнять работу, о которой она заботилась, а также быть тем родителем, которым она хотела бы быть. Она перешла из влиятельной юридической фирмы сначала в городское правительство Чикаго, а затем в Чикагский университет незадолго до рождения дочерей, что позволило ей работать всего в 10 минутах от дома.Она публично и часто говорила о своих первоначальных опасениях по поводу того, что участие ее мужа в политике может плохо сказаться на их семейной жизни, и о своей решимости ограничить свое участие в президентской избирательной кампании, чтобы иметь больше времени дома. Даже будучи первой леди, она была непреклонна в том, что сможет совмещать свои служебные обязанности с семейным временем. Мы должны рассматривать ее как женщину, работающую полный рабочий день, но как женщину, которая берет очень заметный инвестиционный интервал. Мы должны чествовать ее не только как жену, мать и поборницу здорового питания, но и как женщину, у которой хватило мужества и здравого смысла вкладывать средства в своих дочерей, когда они больше всего в ней нуждаются.И мы должны ожидать от нее блестящей карьеры после того, как она покинет Белый дом, а ее дочери уедут в колледж.

В поисках счастья заново

Одна из самых сложных и удивительных частей моего путешествия из Вашингтона заключалась в том, чтобы разобраться в том, чего я действительно хотел. У меня была возможность остаться, и я мог бы попытаться выработать договоренность, позволяющую мне проводить больше времени дома. Я мог бы уговорить свою семью переехать ко мне в Вашингтон на год; Я мог бы установить в своем доме секретную технику, как это сделал Джим Стейнберг; Я мог бы ездить на работу только четыре дня в неделю вместо пяти.(Хотя это последнее изменение оставило бы мне очень мало времени дома, учитывая интенсивность моей работы, оно могло сделать работу выполнимой еще на год или два.) Но я понял, что мне не просто нужен для иди домой. В глубине души я хотел, чтобы ушел домой. Я хотел иметь возможность проводить время со своими детьми в последние несколько лет, которые они, вероятно, будут жить дома, решающие годы для их превращения в ответственных, продуктивных, счастливых и заботливых взрослых. Но также и незаменимые годы для меня, чтобы наслаждаться простыми радостями воспитания детей — бейсбольными играми, концертами на фортепиано, вафельными завтраками, семейными поездками и глупыми ритуалами.У моего старшего сына сейчас все хорошо, но даже когда он доставляет нам трудности, как это делают все подростки, быть дома, чтобы определять его выбор и помогать ему принимать правильные решения, приносит глубокое удовлетворение.

Оборотная сторона моего осознания отражена в размышлениях Макко и Рубина о важности объединения различных частей их жизни в качестве 30-летних женщин:

Если бы мы не начали учиться тому, как интегрировать нашу личную жизнь. , социальной и профессиональной жизни, мы были примерно в пяти годах от того, чтобы превратиться в рассерженную женщину по другую сторону стола из красного дерева, которая ставит под сомнение трудовую этику своих сотрудников после стандартных 12-часовых рабочих дней, прежде чем отправиться домой, чтобы съесть свинину му-шу в ее одинокая квартира.

Женщины внесли свой вклад в фетиш одномерной жизни, хотя и по необходимости. Пионерское поколение феминисток отгородило свою личную жизнь от своих профессиональных личностей, чтобы гарантировать, что они никогда не будут подвергнуты дискриминации из-за отсутствия приверженности своей работе. Когда я была студенткой юридического факультета в 1980-х годах, многие женщины, которые тогда поднимались по юридической иерархии в нью-йоркских фирмах, говорили мне, что они никогда не признавали, что брали тайм-аут для посещения врача или школьной успеваемости ребенка, а вместо этого изобрели гораздо более нейтральное оправдание. .

Однако сегодня женщины, находящиеся у власти, могут и должны изменить эту среду, хотя это непросто. Когда я стал деканом школы Вудро Вильсона в 2002 году, я решил, что одно из преимуществ женщины у власти состоит в том, что я могу помочь изменить нормы, сознательно рассказывая о своих детях и своем желании вести сбалансированную жизнь. Таким образом, я заканчивал собрания преподавателей в 18:00. сказав, что мне нужно пойти домой к обеду; Я также дал бы ясно понять всем студенческим организациям, что не приду с ними на ужин, потому что мне нужно быть дома с шести до восьми, но что я часто буду готов вернуться после восьми на встречу.Я также однажды сказал Консультативному комитету декана, что заместитель декана будет председательствовать на следующей сессии, чтобы я мог пойти на конференцию родителей и учителей.

Через несколько месяцев ко мне в кабинет пришли несколько встревоженных женщин-доцентов. «У вас есть , чтобы перестать говорить о своих детях», — сказал один из них. «Вы не демонстрируете того авторитета, которого люди ожидают от декана, что особенно вредно именно потому, что вы первая женщина-декан школы». Я сказал им, что делаю это намеренно, и продолжил свою практику, но интересно, что авторитет и отцовство, похоже, не идут вместе.

Десять лет спустя, когда меня представляют на лекции или другом выступлении, я настаиваю, чтобы человек, представлявший меня, упомянул, что у меня двое сыновей. Мне кажется странным перечислять степени, награды, должности и интересы, а , а не включает в себя наиболее важный для меня аспект моей жизни — и отнимает у меня огромное количество времени. Как однажды сказала госсекретарь Клинтон в телеинтервью в Пекине, когда интервьюер спросил ее о предстоящей свадьбе Челси: «Это моя настоящая жизнь.«Но я замечаю, что мои представители-мужчины обычно чувствуют себя неуютно, когда я делаю просьбу. Они часто говорят такие вещи, как «И она особенно хотела, чтобы я упомянул, что у нее двое сыновей», — тем самым обращая внимание на необычный характер моей просьбы, когда вся моя цель — сделать семейные ссылки обычным делом и нормальным в профессиональной жизни.

Это не означает, что вы должны настаивать на том, чтобы ваши коллеги тратили время на то, чтобы ворковать над фотографиями вашего ребенка или выслушивать удивительные достижения вашего детсадовца.Это действительно означает, что если вы опоздали на одну неделю, потому что сейчас ваша очередь отвезти детей в школу, вы должны быть честны в том, что делаете. Действительно, Шерил Сандберг недавно признала, что она не только уходит с работы в 5:30, чтобы пообедать с семьей, но также и то, что в течение многих лет она не осмеливалась сделать это признание, хотя, конечно, позже она наверстает рабочее время. вечер. Ее готовность высказаться сейчас — сильный шаг в правильном направлении.

Стремление к более сбалансированной жизни — не женская проблема; баланс был бы лучше для всех нас.Бронни Уэр, австралийский блогер, много лет проработавшая в сфере паллиативной помощи и являющаяся автором книги « The Top Five Regrets of the Dying » 2011 года, пишет, что сожаление, которое она слышала чаще всего, было: «Мне жаль, что у меня не хватило смелости живи жизнью, верной себе, а не той жизнью, которую от меня ожидали другие ». Вторым по распространенности сожалением было: «Хотел бы я не работать так усердно». Она пишет: «Это исходило от каждого пациента мужского пола, которого я кормила. Они скучали по юности своих детей и по общению со своим партнером.

Джульетта Кайем, которая несколько лет назад покинула Министерство внутренней безопасности вскоре после того, как ее муж Дэвид Бэррон оставил высокий пост в Министерстве юстиции, говорит, что их совместное решение покинуть Вашингтон и вернуться в Бостон было вызвано их желанием работать на «проекте счастья», то есть проводить время со своими тремя детьми. (Она позаимствовала этот термин у своей подруги Гретхен Рубин, которая написала книгу-бестселлер и теперь ведет блог с этим названием.)

Пора заняться проектом национального счастья.Как дочь Шарлоттсвилля, штат Вирджиния, дома Томаса Джефферсона и основанного им университета, я росла с Декларацией независимости в моей крови. Последний раз я проверял, что он не провозглашал независимость Америки во имя жизни, свободы и профессионального успеха. Давайте заново откроем для себя погоню за счастьем и начнем с дома.

Innovation Nation

Когда я пишу это, я слышу реакцию некоторых читателей на многие предложения в этом эссе: для штатного профессора нет ничего плохого в том, чтобы писать о гибком графике работы, инвестиционных интервалах , и управление на первом месте.Но как насчет реального мира? Большинство американских женщин не могут требовать этих вещей, особенно в условиях плохой экономики, а их работодатели не имеют большого стимула предоставлять их добровольно. На самом деле, наиболее частая реакция, которую я получаю, выдвигая эти идеи, заключается в том, что когда выбор заключается в том, нанять ли мужчину, который будет работать, когда и где это необходимо, или женщину, которая нуждается в большей гибкости, выбор мужчины повысит ценность компании. .

На самом деле, хотя многие из этих проблем трудно количественно измерить и точно измерить, статистика, похоже, говорит о другом.Основополагающее исследование 527 американских компаний, опубликованное в журнале Academy of Management Journal в 2000 году, предполагает, что «организации с более обширной политикой работы и семьи имеют более высокую воспринимаемую производительность на уровне фирмы» среди своих коллег по отрасли. Эти результаты согласуются с исследованием 2003 года, проведенным Мишель Артур из Университета Нью-Мексико. Изучив 130 объявлений о политике, ориентированной на семейную жизнь, в The Wall Street Journal , Артур обнаружил, что сами по себе эти объявления значительно улучшили цены на акции.В 2011 году исследование гибкости на рабочем месте, проведенное Эллен Галински, Келли Сакаи и Тайлером Вигтоном из Института семей и труда, показало, что повышенная гибкость положительно коррелирует с вовлеченностью в работу, удовлетворенностью работой, удержанием сотрудников и здоровьем сотрудников.

Это лишь небольшая выборка из обширной и постоянно растущей литературы, в которой делается попытка установить взаимосвязь между политикой, ориентированной на интересы семьи, и экономическими показателями. Другие ученые пришли к выводу, что хорошая семейная политика привлекает более талантливых людей, что, в свою очередь, повышает производительность, но что сама политика не влияет на производительность.Третьи утверждают, что результаты, приписываемые этой политике, на самом деле являются функцией хорошего управления в целом. Однако очевидно, что многие фирмы, которые нанимают и обучают хорошо образованных женщин-специалистов, осознают, что, когда женщина уходит из-за плохого баланса между работой и семьей, они теряют деньги и время, которые они вложили в нее.

Даже юридическая отрасль, построенная вокруг оплачиваемого часа, обращает на это внимание. Дебора Эпштейн Генри, ранее работавшая в судебном процессе в крупной фирме, сейчас является президентом Flex-Time Lawyers, национальной консалтинговой фирмы, которая частично занимается стратегиями удержания женщин-юристов.В своей книге Law and Reorder , опубликованной Американской ассоциацией юристов в 2010 году, она описывает юридическую профессию, «где оплачиваемый час больше не работает»; где юристы, судьи, рекрутеры и ученые все соглашаются, что эта система компенсации исказила отрасль, что привело к жесткому графику работы, огромной неэффективности и сильно завышенным расходам. Ответ — уже внедренный в разных уголках отрасли — заключается в сочетании альтернативных структур оплаты, виртуальных фирм, фирм, принадлежащих женщинам, и передачи отдельных юридических должностей на аутсорсинг в другие юрисдикции.Женщины и юристы поколений X и Y в целом настаивают на этих изменениях со стороны предложения; Клиенты, полные решимости снизить судебные издержки и повысить гибкость обслуживания, вынуждены бороться со спросом. Постепенно происходят изменения.

В основе всего этого лежит личный интерес. Потеря умных и мотивированных женщин не только уменьшает кадровый резерв компании; это также снижает отдачу от инвестиций в обучение и наставничество. Пытаясь решить эти проблемы, некоторые фирмы обнаруживают, что методы работы женщин могут быть просто лучшими способами работы как для сотрудников, так и для клиентов.

Эксперты по творчеству и инновациям подчеркивают ценность поощрения нелинейного мышления и культивирования случайности, совершая длительные прогулки или глядя на окружающую среду с необычных углов. В своей новой книге «Новая культура обучения: развитие воображения для мира постоянных изменений » гуру инноваций Джон Сили Браун и Дуглас Томас пишут: «Мы считаем, что объединение игры и воображения может быть самым важным шагом на пути к успеху. развязывание новой культуры обучения.”

Пространство для игр и воображения — это именно то, что появляется, когда ослабляются жесткие графики работы и иерархия. Скептикам следует учитывать «эффект Калифорнии». Калифорния — колыбель американских инноваций в области технологий, развлечений, спорта, еды и образа жизни. Это также место, где люди относятся к отдыху так же серьезно, как и к работе; где такие компании, как Google, сознательно поощряют игру, со столами для пинг-понга, легкими мечами и политиками, которые требуют от сотрудников тратить один день в неделю, работая над тем, что они хотят.Шарль Бодлер писал: «Гений — это не что иное, как детство, возвращаемое по желанию». Google, видимо, принял к сведению.

Ни один родитель не принял бы заботу о детстве за детство. Тем не менее, новый взгляд на мир глазами ребенка может стать мощным источником стимулирования. Когда лауреат Нобелевской премии Томас Шеллинг написал Стратегия конфликта , классический текст, применяющий теорию игр к конфликтам между странами, он часто обращался к воспитанию детей в качестве примеров того, когда сдерживание может быть успешным или неудачным.«Может быть легче сформулировать особую трудность принуждения [правителя] с помощью угроз, — писал он, — когда человек только что предпринял тщетную попытку использовать угрозы, чтобы удержать маленького ребенка от причинения вреда собаке или маленькому ребенку. собака от причинения вреда ребенку «.

Книги, которые я читал со своими детьми, глупые фильмы, которые я смотрел, игры, в которые я играл, вопросы, на которые я отвечал, и люди, которых я встречал во время воспитания детей, расширили мой мир. Другая аксиома литературы по инновациям состоит в том, что чем чаще встречаются люди с разными взглядами, тем больше вероятность возникновения творческих идей.Предоставление работникам возможности совмещать свою нерабочую жизнь с работой — независимо от того, тратят ли они это время на материнство или марафон — откроет дверь для гораздо более широкого спектра влияний и идей.

Вербовка мужчин

Возможно, самая обнадеживающая новость для достижения тех изменений, которые я предложил, — это то, что мужчины присоединяются к делу. Комментируя черновик этой статьи, Марта Миноу, декан Гарвардской школы права, написала мне, что за 30 лет преподавания права в Гарварде она заметила одно изменение: сегодня многие молодые люди задают вопросы о том, как они могут справиться с ситуацией. баланс между работой и личной жизнью.Более систематические исследования поколения Y подтверждают, что гораздо больше мужчин, чем в прошлом, задают вопросы о том, как они собираются интегрировать активное отцовство в свою профессиональную жизнь.

Абстрактные стремления, конечно, легче, чем конкретные компромиссы. Эти молодые люди еще не столкнулись с вопросом, готовы ли они отказаться от более престижной должности клерка или товарищества, отказаться от повышения по службе или отложить свои профессиональные цели, чтобы проводить больше времени со своими детьми и поддерживать карьеру своего партнера.

Тем не менее, как только методы работы и рабочая культура начнут развиваться, эти изменения, вероятно, будут иметь собственный импульс. Кара Оуэн, британский офицер дипломатической службы, которая работала в Лондоне из Дублина, написала мне по электронной почте:

Я думаю, что культура гибкой работы начала меняться в ту минуту, когда Совет директоров (все они были мужчинами в время) начали гибко работать — многие из них начали работать один день в неделю из дома.

Мужчины, конечно же, стали более вовлеченными в процесс родителей за последние пару десятилетий, и это тоже предполагает широкую поддержку больших изменений в том, как мы совмещаем работу и семью.Примечательно, что и Джеймс Стейнберг, заместитель госсекретаря, и Уильям Линн, заместитель министра обороны, ушли на два года в администрацию Обамы, чтобы они могли проводить больше времени со своими детьми (по-настоящему).

Забегая вперед, женщинам следует установить баланс между работой и семьей с точки зрения более широких социальных и экономических проблем, которые затрагивают как женщин, так и мужчин. В конце концов, у нас есть новое поколение молодых людей, которых воспитывают работающие полный рабочий день матери. Давайте предположим, как и я с моими сыновьями, что они поймут, что «поддержка своих семей» означает нечто большее, чем зарабатывание денег.

Мне посчастливилось работать с некоторыми выдающимися женщинами и наставлять их. Наблюдая за Хиллари Клинтон в действии, я невероятно горжусь ее умом, опытом, профессионализмом, харизмой и умением обращаться с любой аудиторией. Я испытываю такой же всплеск, когда вижу на первой полосе фотографию Кристин Лагард, управляющего директора Международного валютного фонда, и Ангелы Меркель, канцлера Германии, которые углубленно обсуждают некоторые из наиболее важных вопросов на мировой арене; или Сьюзен Райс, U.Посол С. в ООН, решительно отстаивающий сирийский народ в Совете Безопасности.

Эти женщины — выдающиеся образцы для подражания. Если бы у меня была дочь, я бы посоветовал ей взглянуть на них, и мне нужен мир, в котором они необычны, но не необычны. Но я также хочу мир, в котором, по словам Лизы Джексон, «чтобы быть сильной женщиной, тебе не нужно отказываться от того, что определяет тебя как женщину». Это означает уважение, предоставление возможности и даже признание всего диапазона женского выбора.«Расширение прав и возможностей, — сказала Джексон в своем выступлении в Принстоне, — не обязательно означает отказ от материнства или устранение заботливых или женственных аспектов того, кем вы являетесь».

Я выступал с речью в Вассаре в ноябре прошлого года и прибыл вовремя, чтобы побродить по кампусу чудесным осенним днем. Это место, наполненное духом общности и щедрости, наполненное скамейками, дорожками, общественным искусством и тихими местами, подаренными выпускниками, стремящимися поощрять созерцание и общение. Перелистывая страницы журнала для выпускников (Вассар сейчас учится в одной школе), меня поразили записи старших выпускников, которые приветствовали своих одноклассников Salve (латинское слово «привет») и писали остроумные воспоминания с литературными аллюзиями.Их мир был миром, в котором женщины легкомысленно относились к своим знаниям; их новости в основном касаются достижений их детей. Многие из нас вспоминают ту раннюю эпоху как время, когда можно было шутить, что женщины ходили в колледж, чтобы получить «M.R.S.». И многие женщины моего поколения бросили «Семь сестер», как только университеты Лиги плюща, в которых раньше были только мужчины, стали студентами. Я никогда не вернусь в мир сегрегированных полов и безудержной дискриминации. Но сейчас самое время пересмотреть предположение о том, что женщины должны поспешно адаптироваться к «мужскому миру», о котором нас предупреждали наши матери и наставники.

Я постоянно подталкиваю девушек в моих классах к тому, чтобы они говорили больше. Они должны обрести уверенность, чтобы ценить свои собственные идеи и вопросы и с готовностью их изложить. Мой муж соглашается, но на самом деле он пытается заставить юношей в своих классах вести себя больше как женщины — меньше говорить и больше слушать. Если женщины когда-либо смогут достичь реального равенства в качестве лидеров, мы должны перестать принимать мужское поведение и мужской выбор как стандарт и идеал. Мы должны настаивать на изменении социальной политики и изменении карьеры, чтобы приспособить к нашему выбору .У нас есть силы сделать это, если мы захотим, и у нас есть много мужчин, стоящих рядом с нами.

В процессе мы создадим лучшее общество для всех женщин. Возможно, нам придется поместить женщину в Белый дом, прежде чем мы сможем изменить условия женщин, работающих в Walmart. Но когда мы это сделаем, мы перестанем говорить о том, могут ли женщины иметь все это. Мы должным образом сконцентрируемся на том, как мы можем помочь всем американцам вести здоровую, счастливую и продуктивную жизнь, ценить людей, которых они любят, так же, как и успех, к которому они стремятся.

С какими самыми большими проблемами сегодня сталкиваются женщины?

Это был исторический год для женщин. В Конгрессе служит больше, чем когда-либо прежде, и рекордное число кандидатов в настоящее время баллотируется на пост президента в 2020 году. Но даже с этими значительными достижениями женщины — как в США, так и во всем мире — все еще могут найти гендерное равенство недостижимым.

По случаю Международного женского дня в этом году мы попросили некоторых из самых интересных женщин, которых мы знаем, в том числе нескольких из вышеупомянутых законодателей и кандидатов в президенты, рассказать нам: Как вы думаете, что является самой большой проблемой, с которой сталкиваются женщины в США?С. сегодня? Как вы думаете, что является самой большой проблемой, с которой сегодня сталкиваются женщины во всем мире? Вот что они сказали.

***

Отсутствие женщин на руководящих должностях
Эми Клобучар — сенатор США от Демократической партии из Миннесоты. Она баллотируется в президенты в 2020 году.

Одна из проблем, лежащих в основе всех наших политических баталий, — это постоянное отсутствие женщин на руководящих должностях. От корпоративных залов заседаний до судов и политического руководства во всем мире отсутствие женщин на руководящих должностях продолжает тормозить прогресс в решении вопросов — от оплаты труда до гуманитарной помощи и дискриминации во всех ее формах.Чем раньше мы поймем, что отсутствие женщин на руководящих должностях сдерживает не только женщин, но и всех людей, тем скорее мы сможем продвинуть вперед общество в целом.

***

Патриархат
Кейша Н. Блейн преподает историю в Университете Питтсбурга и в настоящее время является президентом Общества интеллектуальной истории афроамериканцев. Она является автором книги «Зажги мир: черные националистические женщины и глобальная борьба за свободу» (2018) и соредактором нескольких книг, в том числе « Чтобы перевернуть весь мир: черные женщины и интернационализм» (2019).

Самая большая проблема, с которой сегодня сталкиваются женщины в Соединенных Штатах, — это патриархат. Это особенно очевидно в сфере политики. Независимо от опыта, образования или способностей женщины, патриархальный характер американского общества способствует восприятию того, что женщины менее квалифицированы и менее компетентны, чем мужчины. Патриархат убедил людей в том, что сильная и умная женщина представляет собой проблему; нарушение общественного порядка, а не его неотъемлемая часть.Предвзятое освещение в средствах массовой информации женщин-политиков — рассказы, посвященные женской моде и не учитывающие их политические идеи, — подчеркивает этот момент. Поэтому не случайно, что США полностью не идут в ногу с остальным миром, когда дело доходит до избрания женщины президентом. В то время как женщины занимали высшие руководящие должности в Либерии, Индии, Великобритании, Доминике и многих других странах по всему миру, этого нельзя сказать о Соединенных Штатах.

С глобальной точки зрения, одна из самых больших проблем, с которыми сталкиваются женщины, — это неравенство в образовании.Несмотря на многочисленные достижения современных феминистских движений в Северной и Южной Америке, Африке, Азии и за ее пределами, многие по-прежнему считают, что женщины менее достойны тех же образовательных возможностей, которые предоставляются мужчинам. Хотя нельзя отрицать, что бедность, географическое положение и другие факторы способствуют огромному неравенству в образовании, патриархат оправдывает такое отрицание возможности. Он дает понять, что мужчины должны обладать властью, а женщины должны занимать подчиненное положение во всех сферах общества. Эта устаревшая, но стойкая точка зрения подпитывает образовательное неравенство и множество других различий по признаку пола на национальном и международном уровнях.

***

Недостаточно женщин за столом
Камала Харрис — сенатор от Демократической партии США из Калифорнии. Она баллотируется в президенты в 2020 году.

Я не думаю, что можно назвать только одну проблему — от экономики до изменения климата до реформы уголовного правосудия и национальной безопасности, все проблемы — это женские проблемы, но я считаю, что ключом к решению проблем, с которыми мы сталкиваемся, является обеспечение того, чтобы женщины могли стол, принимающий решения. Что-то, что я видел снова и снова в своей карьере, — это то, что женщины у власти привносят иную точку зрения, существенную перспективу.Мы добились больших успехов в 2018 году: беспрецедентное количество женщин баллотировалось на посты, и более 100 женщин приняли присягу на 116-м Конгрессе. Но нам еще предстоит пройти долгий путь; США занимают 75-е место из 193 стран по представленности женщин в правительстве. И это действительно глобальная проблема. Если вы пытаетесь решить мировые проблемы, вы должны услышать мнение половины населения мира. Итак, мы должны продолжать выступать от имени права каждой женщины быть услышанной и осознавать свою силу.Моя мама говорила мне и моей сестре: «Ты можешь быть первым, но убедитесь, что ты не последний». Я никогда этого не забывала.

***

Сексизм, расизм и экономическое неравенство
Ребекка Трейстер — писатель в Нью-Йорке и The Cut.

Чрезвычайно мощное сочетание сексизма, расизма и экономического неравенства — это может показаться слишком широким ответом, но он в значительной степени покрывает его как на внутреннем, так и на мировом уровне.Все индивидуальные вызовы, которые мы можем счесть соблазном ранжировать, являются симптомами этих массивных системных дисбалансов сил, действующих в тандеме.

***

Феминизм, ориентированный на травму
Кристина Хофф Соммерс — научный сотрудник Американского института предпринимательства. Она является автором нескольких книг, в том числе Кто украл феминизм? и Война против мальчиков . Она является со-ведущей The Femsplainers. Следуй за ней @Chsommers.

Угроза причинения вреда — человеческая константа, но по любым разумным меркам американские женщины входят в число самых безопасных, свободных, здоровых и богатых возможностями женщин на Земле.Во многих отношениях мы не просто живем так же хорошо, как мужчины, мы их превосходим. Но повсюду, особенно в университетских городках, молодых женщин учат, что они уязвимы, хрупки и находятся в непосредственной опасности. Возник новый феминизм, ориентированный на травмы. Его главная цель — не равенство с мужчинами, а скорее защита от них. В июне этого года фонд Reuters Foundation опубликовал опрос, в котором было объявлено, что США входят в десятку самых опасных стран мира для женщин — более опасны, чем даже Иран или Северная Корея.Исследование было смехотворно ошибочным и оказалось опросом «восприятия» неназванных «экспертов». Но в нынешних условиях страха и паники несколько новостных организаций сообщили об абсурдных выводах. Эта новая этика страха и хрупкости ядовита и изнурительна, но она набирает силу. Американские женщины должны сопротивляться желанию притвориться, будто мир настроен против нас, когда это не так.

В развивающемся мире картина иная. В таких странах, как Бангладеш, Саудовская Аравия, Камбоджа и Египет, женщины борются с такими практиками, как убийства чести, калечащие операции на половых органах, сжигание кислоты, детские браки и гендерный апартеид.Однако есть и хорошие новости. Число образованных женщин в этих странах достигло критической массы, и они дают о себе знать. Ваджеха аль-Хувайдер называют «Парками Розы Саудовской Аравии». В 2008 году она произвела фурор на международном уровне, разместив видео о том, как она управляет автомобилем. Еще несколько месяцев назад женщинам не разрешалось водить машину в Саудовской Аравии. Из-за таких женщин, как она, законы начинают меняться. Д-р Хава Абди, 71-летний сомалийский врач и юрист, считается «в равной степени матерью Терезой и Рэмбо.Она основала больницу и лагерь для беженцев в сельских районах Сомали, которые предоставляют безопасное место почти 100 000 мужчин, женщин и детей в мире, находящихся в наиболее уязвимом положении. Под ее руководством поселок превращается в модельное гражданское общество. Проблемы, с которыми сталкиваются женщины в развивающемся мире, огромны. Но впервые в истории грозная армия отважных и решительных женщин выходит на марш.

***

Доступ к равным возможностям
Эртарин Кузен — заслуженный научный сотрудник отдела глобального продовольствия и сельского хозяйства Чикагского совета по глобальным вопросам и бывший исполнительный директор Всемирной продовольственной программы Организации Объединенных Наций.

Как бывший исполнительный директор Мировой продовольственной программы меня часто унижали женщины в конфликтных или кризисных ситуациях, которые, когда их спрашивали об их потребностях, ничего не хотели для себя, но просили, чтобы мы дали им образование для их дочерей. Эти матери считали, что образование предоставит их дочерям возможности, в которых им было отказано из-за их пола. К сожалению, даже с адекватным образованием женщины здесь, в Соединенных Штатах, а также женщины во многих странах мира все еще не имеют равного доступа к возможностям.

Несмотря на десятилетия заметного прогресса как дома, так и за рубежом, реальность, в которой возможности не определяются гендером, еще предстоит повсеместно реализовать. Еще больше сбивает с толку то, что во многих местах по всему миру женщины, осуществляющие или даже стремящиеся к своим основным правам, интерпретируются как прямой и дестабилизирующий вызов существующим властным структурам. Некоторые режимы сейчас пытаются свергнуть с трудом завоеванные права женщин и девочек. По этой причине сегодня я присоединяюсь к голосам женщин-лидеров со всего мира, требующих от правительств, частного сектора и гражданского общества активизировать и реинвестировать в политику, а также в правовые и социальные рамки, которые будут способствовать достижению гендерного равенства и интеграции во всем мире. .

Здесь, в США, мы недавно избрали рекордное количество новых представителей в Конгресс. В других частях мира политические силы угрожают свести на нет прогресс, которого мы достигли как на национальном уровне, так и в рамках важных глобальных повесток дня. Успех этих сил будет зависеть от того, осознают ли женщины-лидеры и защитники сегодняшнего и завтрашнего дня, а также все, кто их поддерживает, неотложность и опасность бездействия. Матери и отцы в Южном Судане или в южной части Чикаго вносят свой вклад в обеспечение качественного образования для своих дочерей.Это дело женщин-лидеров и защитников, в том числе недавно назначенных лидеров Конгресса, многие из которых извлекают выгоду из прошлых коллективных усилий и встают на плечи стольких многих, — толкать и широко открывать двери возможностей. Обеспечение каждой женщине и девушке возможности реализовать свой потенциал в полной мере.

***

Отсутствие уважения к уходу
Энн-Мари Слотер — президент и главный исполнительный директор New America.

Женщины в Соединенных Штатах, осуществляющие уход за детьми, родителями, супругами, братьями и сестрами или членами расширенной семьи, имеют две постоянные рабочие места, пытаясь конкурировать с мужчинами, у которых есть одна.И более половины из нас являются основными кормильцами в своих семьях. Стандартный ответ — убеждать мужчин больше «помогать». Но нам нужны кардинальные перемены, которые могут произойти только с нормативной революцией вокруг ценности заботы. Мы должны видеть работу по уходу — работу по инвестированию в других посредством физического ухода, обучения, коучинга, наставничества, установления связи, консультирования и навигации — как работу, которая столь же трудна, важна и вознаграждена, как и более индивидуалистическая работа, на которой мы сосредоточены. об инвестировании в себя.Мы должны ценить заботу в денежном выражении, платя за нее гораздо больше через государственные и частные инвестиции, а также в социальном плане, повышая престиж ухода на дому и карьеры по уходу (которые относятся к наиболее быстрорастущим категориям рабочих мест и относительно устойчивы к автоматизации). Другими словами, мы должны прийти к выводу, что традиционный «женский труд» действительно равен традиционному «мужскому труду».

Женщины в мире, особенно в развивающихся странах и странах со средним уровнем дохода, сталкиваются с гораздо более элементарной проблемой — они по-прежнему считаются собственностью.Система Саудовской Аравии, например, открыто говорит об этих отношениях, требуя, чтобы женщины получали разрешение своего мужского «опекуна» на поступление в школу, поездку или работу. Но во многих странах женщины по-прежнему вынуждены подчиняться мужчинам с юридической и социальной точек зрения, не имея никаких средств обретения финансовой или социальной независимости, а тем более равных возможностей. Таким образом, глобальное женское движение должно быть сосредоточено на создании правовых и социальных условий, в которых женщины и мужчины имеют равный доступ к питанию, здравоохранению, образованию, работе и возможность управлять своим телом и выбирать себе пару.Мы будем прогрессировать, когда родители во всем мире будут встречать рождение девочки с таким же удовольствием и ожиданием, что и рождение мальчика.

***

Навигация по карьерной лестнице и материнство
Маргарет Гувер — ведущая программы «Линия огня».

Как работающая мать двоих маленьких детей, я считаю, что большая проблема, с которой сталкиваются работающие женщины, — это поиск возможностей карьерного роста при максимальном материнстве. Хорошая новость заключается в том, что экономическая и политическая свобода для американских женщин всех рас и социально-экономического положения является наивысшей из когда-либо существовавших.Работающие мамы могут позволить себе роскошь «опираться» либо на свою карьеру, либо на материнство, но редко и то, и другое одновременно. Предоставление матери возможности вернуться на работу с того места, где она остановилась, должно быть обычным делом. Но решение «проблемы выхода на улицу» для талантливых женщин, которые решили приостановить свою карьеру, чтобы сделать семейную жизнь приоритетом, все еще ускользает от нас.

Самая большая проблема, с которой сталкиваются женщины на международном уровне, — это фундаментальное неравенство политических и экономических возможностей, с которым сталкивается большинство женщин в мире, но которое американцы воспринимают как должное.Феминизм 21 века должен работать над распространением прав человека, политических свобод и экономических возможностей, которыми пользуются женщины на Западе, на наших сестер во всем мире.

***

Возрастающие коэффициенты материнской смертности
Дайна Рэйми Берри — профессор истории Оливера Х. Рэдки Риджентс в Техасском университете в Остине и соавтор готовящейся к печати книги История чернокожих женщин США (Beacon , 2020).

Одна из самых серьезных проблем, с которой сталкиваются женщины в США.С. и женщины во всем мире сегодня сталкиваются с ростом материнской смертности. По данным Всемирной организации здравоохранения, 830 женщин умирают каждый день от «предотвратимых причин, связанных с беременностью». Эти статистические данные еще более поразительны в развивающихся странах и среди цветных женщин в Соединенных Штатах. В частности, больше всего страдают чернокожие женщины, которые умирают в соотношении 25,1 смертей на 100 000 человек. Согласно Журналу перинатального образования, показатели для чернокожих женщин не улучшились между 1980 и 1990 годами, и сегодня эти показатели не намного лучше.Некоторые считают, что такое неравенство происходит из-за расово разделенного общества, в котором чернокожие женщины испытывают более высокий уровень стресса и маргинализации, в результате чего многие из их проблем со здоровьем остаются незамеченными. Это приводит к преждевременным и предотвратимым смертельным случаям.

***

Кампания по нормализации женоненавистничества
Нира Танден — президент Центра американского прогресса.

Самая большая проблема, с которой сталкиваются женщины в Америке, — это кампания по нормализации женоненавистничества и отмщению прав женщин.Все начинается с президента, который имеет большой послужной список отвратительных и унизительных заявлений в адрес женщин. Возможно, что еще хуже, его администрация воплотила эти взгляды в конкретные действия. Например, несмотря на рост движения MeToo, Департамент образования фактически ввел меры по обеспечению большей защиты студентов колледжей, обвиняемых в совершении сексуальных домогательств и нападений, путем подрыва Раздела IX. Президент Дональд Трамп также причинил вред работающим женщинам и их семьям, приостановив действие федерального закона, направленного на устранение гендерного разрыва в оплате труда, ввел значительные ограничения на репродуктивную свободу и поставил под угрозу будущее Roe v.Уэйда , назначив Бретта Кавано в Верховный суд.

На глобальном уровне, возможно, наиболее важным вопросом для международного сообщества является расширение прав и возможностей женщин. Прямо сейчас женщины и девушки повсюду сталкиваются с огромным набором проблем — от невозможности доступа к еде, образованию и занятости до угрозы гендерного насилия. Их взгляды и опыт должны помочь сформировать наше коллективное будущее. Если мы хотим найти лучшие решения для расширения мира и безопасности в будущем, нам нужно предоставить умным, динамичным и сильным женщинам место за столом принятия решений — как здесь, дома, так и во всем мире.

***

Экономика не работает для женщин
Элизабет Уоррен — сенатор от Демократической партии США от Массачусетса. Она баллотируется в президенты в 2020 году.

Женщины являются основными кормильцами или кормильцами большинства американских семей. Но сейчас эта экономика и наше правительство не работают на них и их семьи. Сегодня женщина зарабатывает 80 центов на каждый доллар, который зарабатывает мужчина, а разница в оплате труда чернокожих и латиноамериканок еще больше.Заработная плата в этой стране почти не меняется, но стоимость ухода за детьми выросла настолько, что теперь она дороже, чем обучение в колледже штата в большинстве штатов, что затрудняет работу женщин и мужчин, если они того хотят. Репродуктивные права подвергаются безжалостным нападкам, хотя мы знаем, что доступ к услугам по безопасному прерыванию беременности имеет решающее значение для здоровья и экономического будущего миллионов женщин.

Эти основные экономические проблемы ложатся тяжелым бременем на женщин и их семьи. В колледж поступает больше молодых женщин, чем мужчин, но из-за неравной оплаты им труднее выплачивать студенческие ссуды.Больше женщин работают с минимальной заработной платой, чем мужчин, но минимальная заработная плата больше не спасает маму и ее ребенка от бедности. Я даже не хочу думать о том, сколько женщин и мужчин оказались в стороне от светлого будущего, потому что не могли найти достойный вариант ухода за ребенком для своего ребенка. Мы должны заставить эту экономику работать для женщин и семей по всей стране.

Эта статья помечена в соответствии с:

10 серьезных проблем, с которыми женщины сталкиваются на работе, и чем лидеры могут помочь (запись в блоге)

Женщины продолжают сталкиваться с проблемами, когда дело доходит до продвижения на рабочем месте — и во многих сферах жизни общества.Вот почему Catalyst вслед (без каламбура!) Марша женщин в Вашингтоне выдвигает на первый план 10 важных вопросов, которые имеют основополагающее значение для женщин, которые пытаются добиться прогресса в бизнесе по всей стране. Мы также поделились несколькими действиями, которые требуются лидерам, которые хотят быть новаторскими и освободить место за столом для женщин, чтобы добиться успеха на работе.

Вот они, в произвольном порядке:

  1. Гибкий режим работы. Гибкий режим работы — проблема для многих женщин.
    Гибкий рабочий график (FWA) определяет, как, где и когда работает служащий, что позволяет им наилучшим образом управлять своей карьерой и личными приоритетами. Когда-то рассматривавшиеся как пособие для сотрудников или приспособление для лиц, осуществляющих уход (в первую очередь женщин), гибкий график работы теперь является для организаций эффективным инструментом привлечения лучших талантов, а также мерой экономии средств для снижения текучести кадров, производительности и невыходов на работу.
    Что могут сделать лидеры?
    • Сосредоточьтесь на продуктивности и результатах, а не на времени, проведенном за столом.
    • Найдите менеджеров, которые в настоящее время работают гибко, и узнайте, что работает, а что нет.
    • Поощряйте свою команду быть образцом для подражания и подумайте об использовании FWA.
  2. Равная оплата — это 2017 год, а женщины по-прежнему зарабатывают на меньше, чем мужчины.
    Женщины во всем мире по-прежнему сталкиваются с разрывом в заработной плате. Фактически, женщинам в среднем нужно будет работать более 70 дополнительных дней в году, чтобы не отставать от заработков мужчин. Наше исследование показывает, что даже с учетом предыдущего опыта, времени, прошедшего после получения степени, уровня работы, отрасли и глобального региона, женщины, получившие степень бакалавра делового администрирования, получали на 4 600 долларов меньше, чем мужчины, на своей первой работе после окончания учебы.
    Что могут сделать лидеры?
    • Убедитесь, что на вашем рабочем месте нет пробелов, выполнив аудит заработной платы.
    • Реализуйте политику «запрета переговоров».
    • Поддержка прозрачности оплаты.
    • Оценить системы найма, продвижения по службе и развития талантов на предмет гендерной предвзятости.
  3. Расовые и гендерные предубеждения — Цветные женщины продолжают сталкиваться с некоторыми из наиболее укоренившихся препятствий на рабочем месте.
    У всех есть подсознательные предубеждения — даже у людей с лучшими намерениями — которые проявляются в их повседневной жизни и взаимодействиях, например, на рабочем месте.Цветные работающие женщины сталкиваются с уникальным набором проблем, которые пересекаются в зависимости от расы / этнической принадлежности, пола и культуры. Из-за этого многие цветные женщины часто сталкиваются с серьезными препятствиями, такими как убеждения, взгляды и опыт других людей.
    Что могут сделать лидеры?
    • Не избегайте разговоров на неудобные или сложные темы. У каждого из нас — независимо от расы или пола — есть своя роль.
    • Будьте открыты для обратной связи и обучения.
    • Если вы заметили вредное поведение на рабочем месте, скажите что-нибудь.В противном случае ваше молчание сделает вас соучастником этого.
    • Укрепляйте доверие и решайте проблемы несправедливости с помощью общеорганизационных стратегий.
  4. Доступ к горячим вакансиям. Почему женщины не имеют такого же доступа к карьерным ролям, как мужчины?
    Не все возможности для руководства создаются одинаково, и не все рабочие места обеспечивают одинаковую степень продвижения по службе. Сегодня женщинам по-прежнему предлагают меньше видных, критически важных ролей и международного опыта (то, что мы называем «горячими вакансиями»), которые важны для достижения высших уровней лидерства.
    Что могут сделать лидеры?
    • Сделайте осознанное вложение, чтобы помочь женщинам-коллегам.
    • Моделируйте инклюзивное лидерское поведение.
    • Дайте возможность сотрудникам согласовывать свои роли.
  5. Образцы для подражания — Есть несколько убедительных примеров женщин-образцов для подражания на рабочем месте.
    Вы ​​не можете быть тем, чего не видите. Наше исследование показывает, что почти две трети женщин указали, что отсутствие старших или явно успешных женских ролевых моделей является серьезным препятствием для их карьерного роста.Хотя женщины составляют почти половину рабочей силы США, они составляют менее 5% генеральных директоров и менее 10% самых высокооплачиваемых работников в S&P 500; а для цветных женщин они почти незаметны как на досках S&P 500, так и на досках Fortune 500.
    Что могут сделать лидеры?
    • Целенаправленно назначайте высококвалифицированных женщин в вашу исполнительную команду, корпоративный совет, топ-менеджер и / или на должность генерального директора.
  6. Спонсорство. Недостаточно лидеров спонсируют высококвалифицированных женщин, выступая от их имени.
    В любой культуре работы отношения необходимы сотрудникам для достижения заметных заданий, продвижения по службе и связей. Для женщин спонсоры — защитники, занимающие руководящие должности, которые намеренно используют свое влияние, чтобы помочь другим продвигаться, — имеют важное значение для обеспечения карьерного роста и профессионального развития. Мы знаем, что у женщин много наставников; но им также нужны спонсоры, которые сделают их заметными, расскажут об их достижениях за закрытыми дверями и будут продвигать их для расширения возможностей.
    Что могут сделать лидеры?
    • Признать, что спонсорство — это то, что может сделать каждый, в том числе и особенно мужчины, которые могут предпринять несколько действенных действий.
    • Внимательно и смиренно выслушивайте женщин-коллег, чтобы они чувствовали себя более вовлеченными.
    • Взгляните на тех, к кому вы обращаетесь на работе; это разнообразная группа? Вы ищете таланты широко и глубоко? Включены ли женщины в неформальную деятельность и общение, которые также важны для продвижения по службе?
    • Предлагайте «воздушное прикрытие» для защиты и поддержки новаторских идей женщин-коллег.
    • Узнайте больше о спонсорстве на сайте Catalyst Women On Board ™.
  7. Сексуальные домогательства — затрагиваются женщины на всех уровнях занятости и на всех уровнях работы.
    Сексуальные домогательства остаются широко распространенной проблемой, и по крайней мере четверть женщин сообщали о домогательствах на работе. Такое ненадлежащее поведение обходится работодателям во многих отношениях: увеличение числа прогулов, постоянная текучесть кадров, а также низкая производительность и вовлеченность. В индивидуальном порядке женщины впадают в депрессию, испытывают тревогу или бросают все вместе в надежде избежать постоянных домогательств.
    Что могут сделать лидеры?
    • Разработать и внедрить стратегии профилактики, такие как широко известная просветительская кампания в общинах.
    • Обеспечьте доступ к механизмам отчетности на рабочем месте.1
    • Обучите руководителей сообщать о любых жалобах или наблюдениях за домогательствами.
    • Тщательно расследуйте все жалобы на домогательства и примите меры по исправлению положения.
  8. Неинклюзивные рабочие места — Женщины часто чувствуют себя уволенными или игнорируемыми.
    Когда женщины (или любой сотрудник) чувствуют себя посторонними на рабочем месте из-за своих уникальных качеств или различий (например,g., пол, раса / этническая принадлежность, национальность, возраст, религия, сексуальная ориентация), они чувствуют себя исключенными. Исключение дорого обходится организациям в виде снижения удовлетворенности работой, сокращения трудовых усилий, уменьшения голоса сотрудников и большего намерения уйти. Создание инклюзивного рабочего места означает создание культуры, которая полностью вовлекает и поддерживает всех сотрудников.
    Что могут сделать лидеры?
    • Установите основные правила беседы и возложите ответственность за их соблюдение на себя и свою команду.
    • Развивайте общее понимание и язык о включении и исключении.
    • Зарегистрируйтесь на бесплатный курс CatalystX / edX «Навыки общения для преодоления разногласий», чтобы получить простые навыки обсуждения различий и создания более терпимых и инклюзивных рабочих мест, сообществ и школ.
  9. Двойная связь — способность женщин руководить часто подрывается гендерными стереотипами.
    Стереотип о том, что мужчины «берут на себя ответственность», а женщины «заботятся», ставит женщин-лидеров в различные двойные узлы.Например, женщин считают слишком жесткими, слишком мягкими и никогда не подходящими. Женщины-лидеры также считаются компетентными или любимыми, но не обоими сразу. Кроме того, мужчины могут рассматриваться как придерживающиеся «стандартного» стиля, когда речь идет об их способности эффективно руководить, то есть женщины тратят часть каждого дня, неоднократно доказывая, что они тоже могут руководить. Это приводит к тому, что женщины работают вдвое больше, чем их коллеги-мужчины.
    Что могут сделать лидеры?
    • Не дискредитируйте эффективность женщин-лидеров на основании гендерных стереотипов.
    • Проверьте себя, справедливо ли вы судите людей — измените пол человека, о котором идет речь, и посмотрите, имеет ли это значение для вашего мышления.
    • Знакомьте сотрудников с коллегами, в том числе с мужчинами, которые готовы защищать интересы женщин-лидеров.
    • Обеспечьте обучение разнообразию и инклюзивности, чтобы помочь сотрудникам понять последствия гендерных стереотипов.
  10. Защита ЛГБТ — Многие женщины ЛГБТ чувствуют себя «чужаками» на рабочем месте.
    Неправильные представления и исключительное поведение могут заставить ЛГБТ-женщин чувствовать себя «другими» на работе, заставляя их оставаться в туалете, не раскрывая своей сексуальной ориентации.Это может подтолкнуть их к тому, чтобы еще больше отделить себя от развития отношений с коллегами, и не дать им полностью посвятить себя работе и быть наиболее инновационными и заинтересованными. В конечном итоге это приводит к тому, что они отделяются от властных структур наверху.
    Что могут сделать лидеры?
    • Демонстрируйте инклюзивное лидерское поведение.
    • Примите меры, чтобы стать видимым союзником, чтобы ЛГБТ-женщины и другие люди знали, что они могут прийти к вам и рассчитывать на вас.
    • Ведите намеренно через наделение полномочиями, подотчетность, смелость и смирение — или КАЖДОЕ поведение.
    • Защитите психологическую безопасность ЛГБТ-женщин на работе (и всех сотрудников), что поможет им почувствовать себя более вовлеченными и новаторскими.
    • Оценивайте результаты и учитесь у других организаций, которые привержены делу интеграции ЛГБТ, с помощью Индекса корпоративного равенства HRC.
    • Узнайте больше о правах ЛГБТК +, чтобы помочь создать более инклюзивную культуру на рабочем месте и в обществе.

Вот некоторые из проблем, с которыми женщины сталкиваются на рабочем месте. Что бы вы еще добавили к этому списку?

Мнения, выраженные в данном документе, принадлежат исключительно гостевому блоггеру и не обязательно отражают точку зрения Catalyst.Catalyst не поддерживает политических кандидатов. Сообщение и комментарии представлены только с целью информирования общественности.

42% работающих женщин в США сталкивались с гендерной дискриминацией на работе

iStock Photo

Около четырех из десяти работающих женщин (42%) в Соединенных Штатах говорят, что они сталкивались с дискриминацией на работе из-за своего пола. Согласно новому анализу данных опроса Pew Research Center, они сообщают о широком спектре личного опыта: от того, что они зарабатывают меньше, чем их коллеги-мужчины, выполняя ту же работу, и заканчивая тем, что их перестают выполнять важные задания.

Опрос, проведенный летом перед недавней волной обвинений в сексуальных домогательствах против известных мужчин в политике, СМИ и других отраслях, показал, что среди работающих взрослых женщин примерно в два раза чаще, чем мужчин (42% против 22%). сказать, что они испытали по крайней мере одну из восьми конкретных форм гендерной дискриминации на работе.

Один из самых больших гендерных разрывов связан с доходом: каждая четвертая работающая женщина (25%) говорит, что они зарабатывают меньше, чем мужчина, выполняющий ту же работу; один из двадцати работающих мужчин (5%) говорит, что они зарабатывают меньше, чем их сверстница.

Женщины примерно в четыре раза чаще, чем мужчины, говорят, что с ними обращались так, как будто они некомпетентны из-за их пола (23% работающих женщин по сравнению с 6% мужчин), и они примерно в три раза чаще, чем мужчины, говорят, что они неоднократно испытывали мелкое пренебрежение на работе из-за своего пола (16% против 5%).

Есть значительные пробелы и по другим позициям. В то время как 15% работающих женщин говорят, что они получали меньшую поддержку со стороны старших руководителей, чем мужчины, выполнявшие ту же работу, только 7% работающих мужчин сообщают о подобном опыте.Каждая десятая работающая женщина говорит, что ее упускают из-за своего пола на самых важных должностях, по сравнению с 5% мужчин.

Опрос, проведенный 11 июля-авг. 10 августа 2017 г., когда была представлена ​​репрезентативная выборка из 4914 взрослых (в том числе 4702 человека, работающих по крайней мере неполный рабочий день), также в отдельном вопросе задали вопрос о сексуальных домогательствах. Было обнаружено, что, хотя примерно одинаковая доля женщин и мужчин заявляет, что сексуальные домогательства — это, по крайней мере, небольшая проблема на их рабочем месте (36% против 35%), женщины примерно в три раза чаще, чем мужчины, лично сталкивались с этим на работе (22%). против 7%).

В более поздних опросах, проведенных другими организациями, доля женщин, сообщающих о личном опыте сексуальных домогательств, колебалась, частично в зависимости от того, как был задан вопрос. Например, в опросе ABC News / Washington Post, проведенном 12-15 октября, 54% женщин заявили, что получали нежелательные сексуальные домогательства от мужчины, которые, по их мнению, были неуместными, независимо от того, были ли эти достижения связаны с работой; 30% сказали, что это случилось с ними на работе. В опросе NPR / PBS NewsHour / Marist, проведенном в ноябре.13–15 лет 35% женщин заявили, что они лично подвергались сексуальным домогательствам или насилию со стороны кого-либо на рабочем месте.

В ходе опроса Центра задавался вопрос о сексуальных домогательствах на рабочем месте. Опрос был проведен в рамках предстоящего более широкого исследования женщин и меньшинств в областях науки, технологий, инженерии и математики (STEM).

Различия по образованию

Среди работающих женщин доля заявивших, что они подвергались сексуальным домогательствам на рабочем месте, примерно одинакова по расовым и этническим, образовательным, поколениям и пристрастиям.Но когда дело доходит до конкретных форм дискриминации на рабочем месте, протестированных в ходе опроса, между женщинами наблюдаются значительные различия, которые в основном связаны с их уровнем образования.

Женщины со степенью бакалавра или более высоким уровнем образования сообщают о том, что они сталкиваются с дискриминацией по целому ряду вопросов, причем значительно чаще, чем женщины с меньшим образованием. И в некоторых отношениях выделяются наиболее образованные женщины. В то время как 57% работающих женщин с высшим образованием говорят, что они испытали ту или иную форму гендерной дискриминации на работе, например, то же самое верно для 40% женщин со степенью бакалавра и 39% тех, кто не закончил колледж.

Примерно три из десяти работающих женщин с дипломом о высшем образовании (29%) говорят, что они неоднократно сталкивались с небольшими пренебрежениями на работе из-за своего пола, по сравнению с 18% женщин со степенью бакалавра и 12% с менее образованным образованием. Точно так же работающие женщины с последипломным образованием гораздо чаще, чем их менее образованные коллеги, говорят, что они получали меньшую поддержку от старших руководителей, чем мужчина, выполняющий ту же работу (27% женщин-аспирантов по сравнению с 11% женщин с дипломом бакалавра). ученых степеней и 13% женщин с меньшим образованием).Аналогичная картина наблюдается, когда дело касается продвижения по службе и ощущения изоляции на работе.

Что касается заработной платы, работающие женщины со степенью бакалавра или выше гораздо чаще, чем женщины с меньшим образованием, говорят, что они зарабатывают меньше, чем мужчина, выполняющий ту же работу. Здесь также выделяются женщины с семейным доходом в 100 000 долларов и выше — 30% из них говорят, что зарабатывают меньше, чем мужчина, выполняющий сопоставимую работу, по сравнению с примерно каждой пятой женщиной с более низким доходом (21%).Но в целом женщины с более высокими семейными доходами примерно в равной степени подвержены хотя бы одной из этих восьми форм дискриминации по признаку пола на работе.

Существуют также различия по признаку расы и этнической принадлежности. Примерно половина работающих чернокожих женщин (53%) говорят, что они испытали хотя бы один тип гендерной дискриминации на работе, меньше белых и латиноамериканских женщин говорят то же самое (40% для каждой группы). Особняком стоит одна область, в которой чернокожие женщины стоят особняком, — это их сообщения о том, что их обошли для выполнения наиболее важных заданий из-за их пола — 22% работающих чернокожих женщин говорят, что это случилось с ними, по сравнению с 8% белых и 9%. латиноамериканцев.

Опыт женщин в отношении дискриминации на рабочем месте также различается по партийным линиям. Примерно половина (48%) работающих женщин-демократов и независимых демократов говорят, что они испытали хотя бы одну форму гендерной дискриминации на работе, по сравнению с третью женщин-республиканцев и республиканцев. Эти партийные различия сохраняются даже после учета расы. Партизанский разрыв согласуется с большими партийными различиями как среди мужчин, так и среди женщин в их взглядах на гендерное равенство в США.S .; отдельный опрос Pew Research Center 2017 года показал, что демократы в значительной степени недовольны прогрессом страны в направлении гендерного равенства.

Об опросе: Это некоторые из результатов опроса, проведенного среди репрезентативной на национальном уровне выборки из 4914 взрослых в возрасте 18 лет и старше с 11 июля по август. 10, 2017. Опрос, который проводился онлайн на английском и испанском языках с помощью панели знаний GfK, включал большую выборку работающих взрослых, работающих в области науки, технологий, инженерии и математики.Допустимая погрешность выборки, основанная на 4702 занятых взрослых в выборке, составляет плюс-минус 2,0 процентных пункта. Допустимая погрешность выборки для 2344 работающих женщин в выборке составляет плюс-минус 3,0 процентных пункта. Точную формулировку вопроса см. По телефону topline .

Ким Паркер — директор по исследованиям социальных тенденций в Pew Research Center. Кэри Функ — директор по исследованиям науки и общества в Pew Research Center.

23 способа, которыми женщины по-прежнему не равны мужчинам

Феминистское движение за эти годы добилось огромных успехов. Тем не менее, спустя более века с тех пор, как женщинам было предоставлено право голоса, печальный факт заключается в том, что нам все еще предстоит много работы. Почему-то «феминизм» остается спорным словом, даже несмотря на то, что с определением феминизма невозможно спорить — попытка убедиться, что каждая женщина и каждый человек имеет права, равные правам цис-белого мужчины, независимо от их расы, религии, гендерная идентификация, сексуальные предпочтения или что-то еще.

Похоже на здравый смысл, не так ли? Что ж, несмотря на множество данных, доказывающих, что женщины не равны мужчинам в Америке, многие люди не согласны с предпосылкой феминизма, утверждая, что женщины уже равны мужчинам или что их достижения не соответствуют мужским, потому что они не имеют убежища. недостаточно много работали, или что женщины и мужчины по своей природе и биологически разные, и их нельзя сравнивать. Другие согласны с тем, что права женщин — благородное дело, но права мужчин не принимаются во внимание.

На самом деле большинство феминисток считают мужчин также в невыгодном положении из-за неравенства между мужчинами и женщинами. Когда мы общаемся с мужчинами, чтобы они не проявляли печали и страха, чтобы обеспечивать материально, а не эмоционально, и не обращаться за помощью в области психического здоровья, чтобы назвать несколько примеров, мы вносим свой вклад в культуру, которая вредит как мужчинам, так и женщинам. В то же время мужчины, особенно белые из стран СНГ, статистически имеют преимущество, когда речь идет о способности зарабатывать, карьерном росте и множестве других факторов.Феминизм — это тяжелая работа, которую должны проделать и мужчины, и женщины, чтобы уравнять правила игры, особенно сейчас, когда пандемия COVID-19 усугубила существующее неравенство между мужчинами и женщинами, особенно в отношении цветных женщин.

Вот некоторые из шокирующих причин, по которым женщины еще не равны мужчинам как в Соединенных Штатах, так и за их пределами.

1. Женщины платят больше за предметы домашнего обихода, чем мужчины.

Шампунь, дезодорант — даже упаковка из 10 носков — среди многих продуктов, которые дороже для женщин, согласно анализу Marie Claire .

2. «Розовый налог» распространяется не только на предметы личной гигиены.

Хотя такие вещи, как бритвы и шампунь, являются наиболее сильно завышенными предметами, так называемый розовый налог означает, что все виды предметов, предназначенных для женщин, стоят дороже: игрушки и аксессуары для девочек оказались на 7 процентов выше. Женщины платят больше за одежду и защитное снаряжение, например, шлемы (не говоря уже о более дорогих вещах, таких как ипотека). Они даже платят больше за товары для ухода за пожилыми людьми на дому, а это означает, что они платят больше за обычные товары с начала и до конца своей жизни.

В октябре 2020 года Нью-Йорк запретил налог на розовый цвет, и 20 штатов на данный момент избавились от налога на тампоны (то есть от налогов на продукты с менструальным циклом), поэтому мы надеемся, что другие штаты последуют его примеру. Тем не менее, в 2019 году в Конгрессе умер HR 2048, Закон об отмене розового налога.

3. Женщины зарабатывают меньше денег, чем их коллеги-мужчины.

Хотя разрыв в оплате труда сокращается, по данным исследовательского центра Pew Research Center, женщины в США, работающие полный или неполный рабочий день, зарабатывают 85 процентов от заработка их коллег-мужчин.Другими словами, женщинам нужно будет работать дополнительно 40 дней в году, чтобы зарабатывать столько же, сколько и мужчинам. За рубежом картина еще более мрачная: женщины во всем мире получают 77 процентов от суммы, выплачиваемой мужчинам, согласно отчету Международной организации труда ООН.

Getty Images

4. Для чернокожих, латиноамериканок и цветных женщин разрыв в оплате труда еще больше.

По данным Национального женского юридического центра, чернокожие женщины должны работать 19 месяцев, чтобы заработать столько же, сколько белые мужчины за год (по текущим данным они зарабатывают 0 долларов.63 за каждый доллар, заработанный белым неиспаноязычным мужчиной). Для латиноамериканок эта цифра еще больше (0,55 доллара за каждый доллар). Американским азиатским женщинам и жительницам островов Тихого океана платят 52 цента за каждый доллар.

5. Женщины недопредставлены в правительстве.

Хотя женщины составляют почти 51 процент населения США, только 27 процентов Конгресса составляют женщины, что, к счастью или к сожалению, делает нынешний Конгресс самым разнообразным в истории Америки. Во всем мире всего 25.По данным ООН

, по состоянию на март 2021 года 5 процентов всех национальных парламентариев составляли женщины. 6. Женщины составляют меньшинство в исполнительной власти.

По данным журнала Fortune , в компаниях из списка Fortune 500 в настоящее время женщины составляют всего 7,4 процента генеральных директоров. Исследования также показали, что женщины-генеральные директора компаний из списка Fortune 500 имеют значительно более короткий срок пребывания в должности, чем мужчины-генеральные директора; женщины, занимающие руководящие должности, обычно остаются на своих должностях в среднем около 44 месяцев по сравнению с 60 месяцами, которые у мужчин.

Тем не менее, происходят некоторые положительные изменения: 49 процентов всех мест в совете директоров Standard & Poor 500 теперь заняты женщинами; CNBC сообщил, что в июле на сайте онлайн-аукциона автомобилей Copart в Далласе появилась первая женщина-член правления, и 2019 год стал первым годом, когда каждая компания S&P имеет в своем правлении хотя бы одну женщину. Не говоря уже о том, что согласно CNBC , ни одна женщина не попала в пятерку самых высокооплачиваемых руководителей по индексу фондового рынка.По состоянию на 2020 год представительство женщин в советах директоров увеличилось до 28 процентов.

7. Женщины также составляют меньшинство в средствах массовой информации.

В издании Женского медиацентра «Положение женщин в СМИ США» за 2019 год сообщается, что, хотя женщины составляют 41,7 процента от общей численности работников средств массовой информации, они не получают надлежащего вознаграждения; гендерное неравенство в оплате труда все еще наблюдается в отделах новостей таких крупных изданий, как Associated Press , The New York Times и The Wall Street Journal , причем мужчины зарабатывают значительно больше женщин.

8. И они тоже меньшинство в технологическом секторе.

В 2019 году только 25 процентов рабочих мест в вычислительной технике в США занимают женщины, как сообщила Dream Host в своем ежегодном послании «Положение женщин в сфере технологий», — и на самом деле этот показатель существенно снизился по сравнению с предыдущими годами. Отчасти это можно объяснить одновременным сокращением числа студенток колледжей, планирующих перейти в технический сектор; из женщин, поступивших в университеты по всей стране, только 20 процентов изучали инженерное дело и только 18 процентов составляли несовершеннолетние информатики.С тех пор это число увеличилось только до 27,3 процента.

Также тревожно высока текучесть кадров среди женщин в сфере высоких технологий. В то время как только 17 процентов мужчин в отрасли покидают свою компанию в определенный момент времени, 41 процент женщин в сфере технологий уходят со своих должностей, причем 56 процентов из этой группы уходят в середине карьеры.

9. Когда женщины попадают в отрасли, где преобладают мужчины, заработная плата снижается.

По мере того, как женщины переходят на рабочие места, в основном занятые мужчинами, часто в поисках более высокой заработной платы с большими льготами, на самом деле происходит обратное — средняя заработная плата в отрасли имеет тенденцию значительно снижаться со временем, подтверждает The New York Times .

10. Женщины-предприниматели получают меньше средств и инвестиций.

Получить финансирование для стартапа достаточно сложно, но сексизм и гендерное неравенство часто еще больше усложняют открытие собственного дела. Согласно данным All Raise, некоммерческой организации, занимающейся успехом женщин-предпринимателей, только 11 процентов венчурных капиталистов — женщины (а в других источниках это число даже ниже). Из существующих венчурных фирм 71 процент не имеет ни одной женщины-партнера, и только 7 процентов имеют равное гендерное представительство.

Женщины, заинтересованные в запуске собственного стартапа, обычно сталкиваются с трудностями, когда дело доходит до обеспечения капитала, и All Raise прогнозирует, что количество женщин-венчурных капиталистов будет продолжать оставаться на стабильном уровне и, возможно, даже уменьшится со временем, если ничего не будет сделано для изменения текущей отрасли.

11. Женщины по-прежнему несут большую часть домашнего бремени.

Несмотря на то, что женщины более образованы и более заняты, чем когда-либо прежде, они по-прежнему выполняют большую часть домашних обязанностей. Forbes сообщил, что 54 процента женщин берут отпуск по беременности и родам, в то время как только 42 процента мужчин берут отпуск на работу. Кроме того, женщины берут в 10 раз больше временного отпуска, чтобы побыть со своими новорожденными, чем мужчины, что часто обременяет их дополнительным финансовым бременем. Женщины также с большей вероятностью будут работать из дома, ухаживать за больными детьми или даже полностью бросить работу, чтобы ухаживать за ними.

Getty Images

12.Только 10 стран предлагают женщинам полную юридическую защиту.

Говоря о защите материнства, согласно исследованию Всемирного банка 2021 года, отсутствие в США законов об отпуске по уходу за ребенком, равной оплате труда и равных пенсиях означало, что США даже не попали в топ-30 стран, предлагающих женщинам полное юридическое равенство. с мужчинами. Фактически, только 10 стран получили идеальные 100 процентов с точки зрения законодательства, обеспечивающего равенство: Бельгия, Франция, Дания, Латвия, Люксембург, Швеция, Канада, Исландия, Португалия и Ирландия.США набрали 91,3 процента, наряду с Тайванем, Кипром и Албанией.

13. Женщины чаще получают травмы в автокатастрофах.

Причина этого удручает и бесит. В статье New York Times за 2011 год, опубликованной в журнале «», было обнаружено, что женщины на 47 процентов чаще получают травмы в автокатастрофах, поскольку средства безопасности, как вы уже догадались, были разработаны для мужчин. В 2021 году новое исследование Страхового института безопасности дорожного движения (IIHS) показало, что женщины по-прежнему гораздо чаще получают травмы, несмотря на то, что мужчины больше водят и демонстрируют более безрассудное поведение за рулем.Женщины в три раза чаще получают травмы средней степени тяжести и в два раза чаще получают тяжелые травмы. Основной причиной здесь было поведение: мужчины, как правило, водили машины большего размера и были той машиной, которая врезалась в другую машину. Еще один не очень забавный факт? Несмотря на это, женщины платят больше за автомобили и автострахование.

14. Женщины гораздо чаще становятся жертвами торговли людьми.

В статье NPR за 2019 год сообщается о тревожном всплеске торговли людьми в последнее время. Используя данные из годового отчета, подготовленного Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН), исследование показало, что число девочек, которых принуждают к торговле людьми, растет в геометрической прогрессии, чаще всего в целях сексуальной эксплуатации.

Сексуальная эксплуатация остается наиболее распространенной формой торговли людьми; принудительный труд не отстает.

15. Женщины-солдаты сталкиваются с изнасилованиями и притеснениями.

В исследовании Смитсоновского института , проведенном совместно с американской военной газетой Stars and Stripes , 66 процентов военнослужащих-женщин сообщили о сексуальных домогательствах или сексуальных домогательствах — и это число составляет , что на больше, чем 27 процентов, указанных Министерством обороны. сообщалось в 2015 году.

16. Женщины в целом подвергаются большему риску изнасилования и домашнего насилия.

Национальная горячая линия по вопросам насилия в семье сообщает, что женщины в возрасте от 18 до 24 лет и от 25 до 34, как правило, сталкиваются с самыми высокими показателями насилия со стороны интимного партнера (IPV). Восемьдесят один процент этих женщин (которые, возможно, подвергались изнасилованию, преследованию или физическому насилию со стороны интимного партнера) сообщили о значительных краткосрочных или долгосрочных последствиях, таких как симптомы посттравматического стрессового расстройства и травмы.

17.Женщины-пенсионеры в два раза чаще, чем мужчины-пенсионеры, живут в бедности.

Поскольку женщины зарабатывают меньше денег, но живут дольше, возникает очевидная проблема: чем дольше женщина находится на земле, тем больше денег ей нужно иметь, чтобы выжить. По данным CBNC, примерно три из семи женщин, которые хотят выйти на пенсию к 67 годам, будут серьезно бороться со сбережениями. Результаты опроса, проведенного Aon, глобальной консалтинговой компанией по вопросам рисков, пенсионного обеспечения и здоровья, показывают, что большинство женщин имеют в среднем примерно в 7,6 раза больше своей заработной платы к этому возрасту, когда им действительно нужно откладывать 11.В 6 раз больше, чем они зарабатывают в год.

18. Фактически, женщины всех возрастов чаще, чем мужчины, живут за чертой бедности.

Согласно отчету Института исследований женской политики, в США 15,5 процента женщин живут в бедности по сравнению с 11,9 процентами мужчин. Это число ухудшается для чернокожих, испаноязычных и коренных американок. По данным ООН

19, во всем мире из более чем 1 миллиарда человек, живущих в бедности, составляют женщины.Женщины и девочки чаще страдают от хронического голода.

По оценкам, 60 процентов хронически голодных людей во всем мире составляют женщины и девочки, и это может быть статистика, которая является следствием более серьезных проблем гендерного неравенства, таких как отсутствие образования, отсутствие возможностей трудоустройства и насилие против женщины. Согласно гендерной политике и стратегии ВПП, высокие цены на продукты питания, изменение климата и экономическая нестабильность усугубляют существующее неравенство. Это не только глобальная тенденция: женщины в США непропорционально чаще голодают по сравнению с мужчинами.В этой стране 26,6 процента семей с матерью-одиночкой живут за чертой бедности и с большей вероятностью столкнутся с отсутствием продовольственной безопасности — 31,6 процента (по сравнению с 14,9 процента и 21,7 процента для одиноких отцов, соответственно).

20. И женщины тратят больше на медицинское страхование и здравоохранение.

Поскольку женщины имеют детей и живут дольше, исторически они считались более «рискованными» с точки зрения медицинского страхования — то есть с них взимали больше. Несмотря на то, что в 2013 году Министерство здравоохранения и социальных служб (HHS) издало постановление, запрещающее дискриминацию в области медицинского страхования и здравоохранения, женщины по-прежнему платят больше (и получают меньше) от медицинского страхования и использования медицинских услуг.Данные Фонда семьи Кайзера и журнала Американской медицинской ассоциации за 2019 год показали, что женщины ежегодно платят в среднем на 1500 долларов больше за здравоохранение, но при этом пропускают профилактические и другие виды лечения из-за стоимости.

21. Женщинам в Голливуде не предоставляются те же возможности, что и мужчинам в этой индустрии.

За кадром женщины, работающие в Тинселтауне, составляют лишь небольшую часть рабочей силы; Согласно инфографике о гендерном неравенстве в кинематографе Нью-Йоркской киноакадемии за 2018 год, соотношение мужчин и женщин, работающих над фильмами, составляет 5: 1.Мужчин, пишущих сценарии к фильмам, в семь раз больше, чем женщин, а женщины составляют лишь 11 процентов голливудских режиссеров в разных жанрах.

22. И им, конечно же, не платят одинаково.

Еще в 2018 году фильм « Все деньги мира » попал в заголовки газет, но не по причинам, которых можно было бы ожидать. Выяснилось, что Марк Уолберг заработал 5 миллионов долларов на необходимые пересъемки фильма, в то время как его партнерша по фильму Мишель Уильямс получила только 625 тысяч долларов. Шокирует, но совсем не редкость в Голливуде; Forbes сообщил, что актрисы зарабатывают всего около 35 центов на доллар по сравнению с их коллегами-мужчинами в этой индустрии.

23. Несмотря на то, что женщины добиваются таких же успехов, как спортсмены-мужчины, занимающиеся спортом женщины по-прежнему сталкиваются с гендерным неравенством.

Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) изучила освещение спорта и обнаружила существенные различия в том, как женщины-спортсменки и их игры обсуждаются в спортивных СМИ. По словам организации, в освещении занятий спортом женщин часто преобладают ссылки на внешний вид, возраст или семейную жизнь — мужчин изображают сильными, независимыми, доминирующими и ценят как спортсменов.

Помимо гендерных разговоров спортивных экспертов, спортсменки все еще пытаются бороться с разрывом в заработной плате, существующим в мире спорта. В частности, женская сборная США по футболу недавно подала иск против Федерации футбола США (USSF), утверждая, что дискриминация по половому признаку. Несмотря на то, что она выиграла больше игр и принесла больше доходов, чем мужская команда США, Меган Рапино и ее товарищи по USWNT зарабатывают менее половины того, что делают мужчины. Часть иска была отклонена в 2020 году; Игроки урегулировали другую часть (неравные условия работы) и заявляют, что планируют подать апелляцию.

Дженни Холландер Директор по контентной стратегии Дженни — директор по контент-стратегии Marie Claire, редактирует и пишет обо всем: от политики до реалити-шоу, аксессуаров и новостей о знаменитостях.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на пианино.io

7 несправедливостей: взгляд за неделю на предубеждения, с которыми сталкиваются женщины

Женщины живут в мире, созданном для мужчин.

Будь то автомобили, которыми они управляют, или лекарства, которые они принимают, почти все они были разработаны для мужчин. И это может иметь опасные для жизни последствия для женщин.

Если это тяжело, подумайте вот о чем:

Система здравоохранения США, включая саму помощь и обучение потенциальных медицинских работников, снижает вероятность того, что к условиям женщин будут относиться так же серьезно, как и к условиям мужчин.Этот также может иметь опасные для жизни последствия для женщин. А с цветными женщинами намного хуже.

Или рассмотрим следующее:

Женщины работают больше часов в течение своей жизни, но в целом получают за это меньше. И это не только из-за гендерного разрыва в оплате труда (который также намного хуже для цветных женщин), но и потому, что женщины выполняют гораздо больше неоплачиваемой работы — готовят, убирают, ухаживают за детьми — чем мужчины. Другими словами, они больше работают, а получают меньше. И это сдерживает женщин.

[Узнайте больше о неравенстве, с которым сталкиваются американские женщины. Попробуйте «Ее словами: 7 вопросов, 7 дней» ]

Несправедливость, с которой сталкиваются женщины — многие из которых незаметны — является суровым напоминанием о том, что мы живем не в стране, которая одинаково относится к мужчинам и женщинам. Отнюдь не.

Многие американцы могут с этим согласиться. Согласно опросу Pew Research Center 2020 года, подавляющее большинство американцев из демографических и партийных групп считают, что женщины должны иметь равные права с мужчинами.И хотя они считают, что за последнее десятилетие был достигнут прогресс, большинство респондентов считают, что страна не сделала достаточно , чтобы предоставить женщинам равные права с мужчинами. (Хотя 10 процентов заявили, что страна зашла на слишком далеко в предоставлении женщинам равных с мужчинами прав.) Принимая решения за столом, кто именно заботится о женщинах? Даже мужчины-феминистки могут упускать из виду основные вещи, с которыми постоянно сталкиваются женщины.(Менструация, например. Здравствуйте, налог на тампоны!)

Да, конечно, есть исключения. Есть женщины-руководители, женщины-политические лидеры и, конечно, много женщин на руководящих должностях. Но если разложить по цифрам, примеров будет жалко.

Эта колонка начинает семидневное исследование неравенства, с которым сталкиваются женщины в Соединенных Штатах. Присоединяйтесь к нам, и каждый день вы будете получать новую проблему на свой почтовый ящик.

В первый день вы узнаете, что при разработке автомобилей не учитывалась безопасность женщин.На второй день вы узнаете, почему — даже несмотря на все успехи, которые были сделаны на пути к равенству дома, — женщины по-прежнему выполняют основную часть неоплачиваемого труда. Позже на этой неделе мы рассмотрим двойные стандарты в сфере здравоохранения, сохраняющееся неравенство в экономическом положении мужчин и женщин и многое другое. Нажмите ниже, чтобы начать.

Почему COVID-19 особенно вреден для работающих женщин?

После десятилетий борьбы 19-я поправка к Конституции предоставила женщинам в Соединенных Штатах право голоса.Это с трудом завоеванное право предсказывало увеличение присутствия женщин не только в кабинах для голосования, но и на рабочем месте. К началу этого года, к столетию ратификации 19-й поправки, участие женщин в рабочей силе составило 58%, что почти втрое увеличилось с 1920 года. Без увеличения участия женщин в рабочей силе рост доходов среднего класса домохозяйств с конца 1970-х гг.

Хотя есть что праздновать, столетняя годовщина 19-й поправки также совпадает с серьезной угрозой достижениям женщин на рабочем месте: пандемией COVID-19.Меры по социальному дистанцированию, необходимые для предотвращения распространения нового коронавируса, оказали ошеломляющее экономическое и социальное воздействие, особенно сильно ударив по женщинам.

COVID-19 тяжело сказывается на женщинах, потому что экономика США тяжелая для женщин, и этот вирус отлично справляется с существующей напряженностью и усиливает ее. Миллионы женщин уже обеспечивали себя и свои семьи скудной заработной платой до того, как из-за ограничений по борьбе с коронавирусом уровень безработицы резко вырос, а миллионы рабочих мест исчезли.А работающие матери уже взяли на себя большинство семейных обязанностей по уходу перед лицом системы ухода за детьми, которая совершенно неадекватна для общества, в котором большинство родителей работают вне дома. Конечно, сбои в работе детских садов, школ и программ послешкольного образования серьезно сказались на работающих отцах, но данные показывают, что работающие матери взяли на себя больше обязанностей по уходу за детьми и все чаще сокращают свои часы или полностью уходят с работы в ответ. .

Проблемы, с которыми сталкиваются женщины на рынке труда, никогда не скрывались, но их было неудобно решать, потому что они глубоко укоренились в основных операциях нашей экономики и общества. Низкая заработная плата, связанная с профессиями «розового воротничка», долгое время способствовала феминизации бедности, а хроническая нехватка доступных и высококачественных услуг по уходу за детьми отражает устаревшие представления о роли женщин в обществе, о том, как функционирует экономика, и о развитии детей. Массовое нарушение работы, ухода за детьми и школьного образования из-за COVID-19 нанесло ущерб экономике и поставило миллионы женщин и семей на грань финансового положения.Этот момент дает важную возможность переосмыслить то, как политика поддерживает роль женщин как поставщиков финансовых услуг и родителей.

Женщины непропорционально представлены на низкооплачиваемых должностях

Согласно нашему собственному анализу данных опроса американского сообщества 2018 года, до COVID-19 почти половина всех работающих женщин — 46% или 28 миллионов — работали на рабочих местах с низкой заработной платой, со средним заработком всего 10,93 доллара в час. Доля работников, получающих низкую заработную плату, выше среди чернокожих женщин (54%) и латиноамериканских или латинских женщин (64%), чем среди белых женщин (40%), что отражает структурный расизм, который ограничивает возможности получения образования, жилья и занятости для люди цвета.

Для некоторых женщин работа с низкой заработной платой не представляет собой экономических трудностей — подумайте о ком-то, у кого более высокооплачиваемый супруг или в начале своей карьеры. Но значительное число женщин поддерживают себя и свои семьи, работая на низкооплачиваемой работе. Пятнадцать процентов являются родителями-одиночками, 63% находятся в самом расцвете трудовых лет (25-54 года) и 57% работают полный рабочий день круглый год, что указывает на то, что эта должность не является побочным видом деятельности. Сорок один процент проживает в домохозяйствах с доходом ниже 200% от федерального уровня бедности (что эквивалентно примерно 43 000 долларов на семью из 3 человек), что является обычным показателем охвата работающих бедных.Более четверти получают социальные пособия, такие как SNAP, Medicaid, Social Security или другой доход от государственной помощи.

Женщины гораздо чаще, чем мужчины, работают на низкооплачиваемой работе: 37% работающих мужчин получают низкую почасовую оплату, что почти на 10 процентных пунктов ниже, чем у женщин. Некоторая разница между мужчинами и женщинами объясняется личным выбором — например, женщины часто получают образование по более низкооплачиваемым специальностям, специальностям и профессиям, чем мужчины. Некоторые женщины также отдают предпочтение гибкости работы над заработной платой.

Однако многочисленные свидетельства показывают, что женщины также сталкиваются с дискриминацией на рынке труда. Даже когда женщины делают «правильный» выбор — получают образование и продолжают работать в высокооплачиваемых отраслях и профессиях, — им недоплачивают по сравнению с мужчинами, зарабатывая 92 цента за доллар согласно одному недавнему анализу. Хотя эта недоплата не обязательно подталкивает женщин к низкой заработной плате, неравенство в заработках свидетельствует об обесценивании вклада женщин в состав рабочей силы.Профессии, в которых преобладают женщины и цветные люди, особенно уход и домашние работники, такие как помощники по уходу на дому, систематически и намеренно исключались из федеральных мер защиты труда и занятости, таких как гарантия минимальной заработной платы и сверхурочной оплаты Законом о справедливых трудовых стандартах, и предлагали очень низкая заработная плата. Факты также показывают, что по мере того, как в профессии все больше доминируют женщины, средняя заработная плата снижается.

Наши системы ухода за детьми и школы не отвечают потребностям работающих матерей

Большинство женщин в возрасте от 18 до 64 лет работают.Каждая четвертая работающая женщина — 15,5 миллиона — имеет дома ребенка в возрасте до 14 лет. Некоторые из этих женщин работают неполный рабочий день или имеют члена семьи, на которого они могут полагаться, чтобы присматривать за своими детьми младшего и школьного возраста. Но более 10 миллионов (17% всех работающих женщин) полагаются на детские сады и школы, чтобы обезопасить своих детей во время работы. Эти женщины работают как минимум половину рабочего дня и не живут с потенциальным опекуном дома — другим взрослым, который либо не работает, либо работает менее половины рабочего дня.Для сравнения, 12% всех работающих мужчин зависят от школ и детских садов.

По мере того, как дети становятся старше, система государственных школ предлагает некоторую отсрочку от дорогостоящей, а иногда и труднодоступной системы ухода за детьми. Однако даже в обычное время родители, которые работают с 9 утра до 3 вечера. школьное расписание оставлено для того, чтобы составить вместе руководство до школы, после школы и летом. Родители с высоким доходом часто могут справиться с этим несоответствием с помощью качественного ухода за детьми, программ послешкольного обучения и летних лагерей.Для родителей с низкими доходами такая несогласованность может стать настоящим бременем. А с меньшими затратами долларов на заполнение промежутков между учебным днем ​​и графиком работы родители с низким доходом с большей вероятностью будут полагаться на неформальные механизмы ухода, старших братьев и сестер и нелицензированных поставщиков услуг по уходу на дому.

COVID-19 перевернул рынок труда с катастрофическими последствиями для работающих женщин и их семей

Хотя это было необходимо для общественного здравоохранения, эти закрытия привели к беспрецедентному количеству заявлений о безработице, поскольку миллионы рабочих были одновременно уволены или уволены.Ошеломляющие 39% людей, живущих в семьях с низкими доходами, сообщили о потере работы в марте, и, хотя есть признаки того, что экономика медленно улучшается, многие люди остаются без работы.

Те женщины с низкой заработной платой, которые не потеряли работу, в основном занимались передовыми профессиями, такими как работа в сфере здравоохранения и бакалеи. Эти женщины продолжали работать, часто не имея достаточного доступа к соответствующим средствам индивидуальной защиты, подвергая риску свое здоровье и здоровье своих близких.

COVID-19 тяжело сказывается на женщинах, потому что экономика США тяжело сказывается на женщинах, а этот вирус отлично справляется с существующей напряженностью и усиливает ее.

Соблюдение баланса между работой и семейными обязанностями давно стало реальностью для женщин в Соединенных Штатах. Исторически женщины были основными опекунами в своих семьях. Это остается верным, даже несмотря на то, что большинство женщин работают вне дома и вносят важный вклад в семейный доход. Матери, работающие полный рабочий день, тратят на уход за детьми на 50% больше времени каждый день, чем отцы, работающие полный рабочий день.Но COVID-19 и неопределенность в отношении ухода за детьми и очного обучения детей школьного возраста этой осенью еще больше увеличили это бремя. Согласно июльским оценкам, уровень занятости в сфере услуг по уходу за детьми на 20% ниже уровня того же периода прошлого года, что указывает на постоянное сокращение доступных услуг по уходу за детьми. Без дальнейшего вмешательства миллионы мест в детских садах могут быть потеряны безвозвратно. Что касается школ, то их открытие в значительной степени определяется на уровне округа, с разными подходами и разными уровнями успеха.Кроме того, очное обучение студентов и открытие детских садов — это не разовое предложение. Таким образом, хотя родители, особенно женщины, которые взяли на себя еще больше во время пандемии, могут получить временную отсрочку, вспышки могут вынудить детей и их семьи поместить в карантин, школы или детские сады временно закрыть или более долгосрочные переходы к онлайн-обучению. .

Поскольку пандемия продолжается, женщины будут по-прежнему нести непропорционально большую долю ее бремени. Несмотря на то, что на рынке труда наблюдается некоторое оживление, предстоит еще долгий путь к достижению предпандемического пика занятости; низкооплачиваемые рабочие места снова исчезнут первыми, если этой осенью произойдет серьезное возрождение вируса.Для тех женщин, которые смогли сохранить свою работу, многие продолжат балансировать между конкурирующими приоритетами. Чтобы заработать зарплату, те, кто не может работать удаленно, должны физически приходить на работу, что может представлять риск для здоровья им самим и их семьям и требовать от них поиска альтернативных способов ухода за своими детьми, если школа или детский сад недоступны. Те, кто может работать из дома, также должны заботиться о своих детях или помогать им в обучении в случае недоступности ухода за детьми или ограниченного личного обучения в школах.

Решения должны делать больше, чем просто оказывать временную поддержку работающим женщинам

Эти реалии могут ограничить участие в рабочей силе и рост заработной платы женщин на рынке труда за последние несколько десятилетий.

Решения по улучшению условий труда женщин должны учитывать оба аспекта, вызывающие непропорциональный вред, который они понесли в результате экономических последствий COVID-19: чрезмерная зависимость от неадекватной системы ухода за детьми и их концентрация на низкооплачиваемых работах.

Хотя роль женщин в нашей экономике изменилась за последние 100 лет, наши системы не развивались аналогичным образом, чтобы поддерживать их. Поскольку эти условия существуют уже давно, предлагаемые решения не должны быть ориентированы исключительно на краткосрочное выздоровление от COVID-19, но также должны вносить долгосрочные изменения, направленные на сокращение разрыва в заработной плате, улучшение условий труда и вариантов отпуска по семейным обстоятельствам, а также на улучшение условий жизни. привести систему ухода за детьми и школьную систему в соответствие с потребностями работающих родителей, чтобы матери, которые хотят работать, могли это сделать.Политика должна отражать фундаментальную роль женщин как на рабочем месте, так и в семье, а также поддерживать женщин в этих ролях.

Конечно, краткосрочные меры по преодолению текущего кризиса необходимы и приветствуются. Закон о реагировании на коронавирус в первую очередь для семей (FFCRA) предусматривает 12 недель оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до конца года, а Закон о помощи в связи с коронавирусом, чрезвычайной помощи и экономической безопасности (Закон CARES) предусматривает расширенные пособия по безработице, которые снижают уровень бедности.Закон CARES также предусматривает прямую помощь штатам для решения насущных проблем с бюджетами на образование и вливал в грант блока ухода за детьми и развития (CCDBG) 3,5 миллиарда долларов, чтобы удерживать поставщиков услуг по уходу за детьми на плаву. Но многие из наиболее важных положений этих двух законодательных актов истекли, скоро истекут или были неадекватными. Статус еще одного пакета помощи совершенно неясен, учитывая последние сообщения из Белого дома, и кажется маловероятным, что эти системы получат дополнительную отсрочку этой осенью.

В дополнение к временным исправлениям, введенным в действие FFCRA и законом CARES, постоянная федеральная политика оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком и постоянное увеличение финансирования CCDBG будут иметь большое значение для снижения стоимости ухода за детьми и чрезмерной зависимости от него работающих матерей. Другие стратегии, которые могут увеличить участие женщин в рабочей силе, сократить разрыв в заработной плате и сделать работу более доступной для матерей, включают политику, которая стимулирует или финансирует предсказуемый график работы, гарантированное количество рабочих часов и программы продления учебного дня или до и после школы.Нам давно пора перестроить нашу политику на рынке труда, школах и детских садах в соответствии с современными реалиями, с которыми сталкиваются работающие родители; эти вмешательства следует рассматривать как часть решения.

Рынок труда не только делает работу более доступной для матерей, но и должен более справедливо выплачивать женщинам компенсацию за их работу. Повышение равенства в оплате труда и сокращение дискриминации на рынке труда — непростая задача. Возможные решения включают повышение федеральной минимальной заработной платы и отмену минимальной заработной платы с чаевыми.Политика, стимулирующая прозрачность заработной платы на уровне компаний, также может уменьшить гендерный разрыв в заработной плате.

Место женщины — в семье и рабочая сила, если они того пожелают. Мы не сможем оправиться от рецессии, связанной с COVID-19, без интервенций, направленных на поддержку обеих сторон. Но мы также должны признать, что, хотя пандемия вызвала острый и видимый кризис, отсутствие поддержки для семей и работников было уже существующим условием. Даже с учетом прогресса, достигнутого после принятия 19-й поправки, наша экономика оказывала медвежью услугу миллионам работающих женщин до того, как разразился COVID-19.Возвращение к статус-кво не должно быть целью. Вместо этого мы должны стремиться к более высокому уровню — к экономике, которая справедливо компенсирует женщинам их работу, улучшает доступ к рабочим местам за счет политики, ориентированной на интересы семьи, и поддерживает женщин в выбранных ими ролях кормильцев, матерей или в некоторой их комбинации.

Спасибо Джулии Ду и Кэролайн Джордж за помощь в исследовании.

Об авторах

Николь Бейтман
Аналитик-исследователь — Программа столичной политики

Николь Бейтман — аналитик программы Metropolitan Policy Program в Брукингсе.Ее работа направлена ​​на улучшение результатов на рынке труда для всех работников, особенно тех, которые наша экономика чаще всего оставляет без внимания или оставляет позади.

Марта Росс
Старший научный сотрудник — Программа столичной политики

Марта Росс — старший научный сотрудник программы Metropolitan Policy Program в Брукингсе.Она исследует и пишет о рабочих и рынке труда, уделяя особое внимание созданию здоровой экономики, которая предлагает возможности для всех. С момента начала пандемии COVID-19 она писала и говорила о непропорциональном воздействии вируса на низкооплачиваемых рабочих и молодых людей, его влиянии на жилищную нестабильность и стратегиях, способствующих справедливому восстановлению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.