При мне такого не было – Дед на бабку залазиет и пробуют заняться любовью, у него ничего не получается и он отворачивается от супруги со словами :»Вот гребаный Путин!».

Содержание

«При мне такого не было!»

Ютуб заполонила эпидемия — какое видео ни открываешь, повсюду показывается реклама Касьянова и компании. Ощущается наличие мощного бюджета на ведение рекламной компании на Ютубе. Однако, эффект от подобной навязчивой рекламы оказывается прямо противоположный ожидаемому рекламодателем. Давайте разберёмся, почему.

Время для запуска рекламной кампании выбрано крайне неудачно. Она стартовала параллельно с арестом «последнего либерального губернатора» Никиты Белых. Подробнее об этом я писал в последнем материале «Когда либералы приходят к власти».

Наверное, нет ничего хуже чем навязчивая реклама.

Если вы ещё не успели наткнуться на этот ролик, посмотрите его, чтобы иметь представление:

Поскольку ролик короткий, выписать с него стенограмму не составило труда:

Касьянов:

Вместо обеспечения экономического роста власть ищет спасение в карманах людей. При мне такого не было!

Голос за кадром:

Когда Михаил Касьянов был во главе Правительства, российская экономика росла, даже при цене на нефть в $25.

Мы находили возможность снижать налоги, поднимать доходы граждан, помогать сельскому хозяйству и мелкому бизнесу.

Люди стали покупать стиральные машины и ездить отдыхать.

Но потом власть стала забирать всё себе. Аппетит чиновников рос вместе с ценой на нефть. Даже когда нефть упала, властям всё равно требуется всё больше и больше.

Система растратила деньги и теперь начала залезать в карманы обычных граждан.

Страна оказалась в тупике. Надо перезагрузить систему.

Средства на социальные программы можно найти, сократив бюрократический и силовой аппарат, и контролировать, где тратятся деньги.

А улучшение отношений с миром поможет экономике. Не надо залезать в карманы граждан!

Перезагрузи систему, поддержи ПАРНАС!

Итак, давайте по порядку.

Касьянов:

Вместо обеспечения экономического роста власть ищет спасение в карманах людей. При мне такого не было!

Давайте вспомним, что было при Касьянове. Когда он ещё не был премьер-министром, а бы заместителем министра финансов.

По данным Генпрокуратуры РФ и швейцарских правоохранительных органов, в августе 1998 года (17 августа 1998 года — черный понедельник, дефолт) зам.министра финансов Майкл Касьянов распорядился перевести $3.900.000.000 с корсчетов Центробанка… прямо в США на зарубежные счета ряда российских банков.  Это был транш МВФ, который предназначался для «спасения» российской экономики от дефолта — Касьянов, мягко говоря, его украл. После поступления государственных $3.900.000.000 в американскую банковскую систему, деньги «растворились». Банкир Эдмон Сафра, который возглавлял банк Republic National Bank of New York, вскоре был обнаружен мёртвым.

Да, кстати, Касьянов судился из-за разоблачающего все эти грязные дела фильма с НТВ и журналистов Олегом Лурье, но суд проиграл.

Майкл Касьянов был премьер-министром РФ с 17 мая 2000 года по 24 февраля 2004 года.

Чем измеряется экономический рост? Валовым Внутренним Продуктом (ВВП).

Вот график роста нашего ВВП за последние две дюжины лет:

Красным выделен период премьерства Касьянова.

Как видите,

рост ВВП стабильно продолжался после того, как Путин отправил Касьянова в отставку в феврале 2004 года.

Следовательно данное заявление Касьянова — это ложь.

Далее.

Обратите внимание — на карте Росс

почему успешность плановой экономики и значение индустриализации — миф

Многие до сих пор считают, что «Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой». А некоторые даже уверены в экономической целесообразности репрессий. Так ли это? Экономист, профессор РЭШ Андрей Маркевич с цифрами и графиками показывает, что на самом деле представляла собой плановая экономика. T&P записали главное.

Профессор РЭШ, содиректор Совместного бакалавриата ВШЭ и РЭШ, специалист по экономической истории России, кандидат исторических наук, постдок Уорикского университета

Ностальгическая мифология

Выбор стереотипов, о которых я буду говорить, субъективен и связан с тем, что именно эти вопросы кажутся мне наиболее важными и интересными, кроме того, к их исследованию имеют отношение мои работы последних лет. Я выделил четыре мифа о советской экономике. Первые два касаются темпов роста:

  • Советская плановая экономика показывала исключительно высокие темпы экономического роста — выше, чем где-либо и когда-либо. За счет этого общество быстро и эффективно развивалось.

  • Сталинская форсированная индустриализация и принудительная коллективизация успешно превратила отсталую аграрную страну в индустриальную державу. Этот миф бытует в обществе в виде цитаты, которую ошибочно приписывают Черчиллю*: «Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой».

На самом деле это фраза польского и британского историка и публициста Исаака Дойчера, данная в искаженном виде: «The core of Stalin's historic achievements consists in this, that he had found Russia working with wooden ploughs and is leaving her equipped with atomic piles». («Суть исторических достижений Сталина состоит в том, что он принял Россию с сохой, а оставляет ее с ядерными реакторами».) Manchester Guardian, 6 марта 1953 года

Два других стереотипа отражают работу системы без связи с макроэкономическими показателями:

  • Советская экономика эффективно использовала нематериальные стимулы, включая принуждения и репрессии. Часто можно услышать, что при Сталине был порядок.

  • Советская экономика развивалась на основе тщательно составленных планов.

Миф о темпах экономического роста

Откуда берутся цифры развития экономики в СССР и как связаны друг с другом официальные оценки и множество пересчетов экономистов и экономических историков? В основе всех пересчетов лежат цифры официальной опубликованной и архивной статистики. При этом в архивах нет каких-то секретных данных, которые отличались бы кардинально от официально опубликованных. Откуда же берется разница в оценках экономического роста? Она появляется в зависимости от методологии и того, как суммируются все эти дезагрегированные цифры в обобщенные показатели.

На результат влияют два фактора. Первый — какую концепцию вы используете. Можно пользоваться концепцией ВВП, которая с середины XX века принята во всем мире. Или же концепцией чистого материального продукта, которой пользовались в СССР. Второй вопрос — в том, какие цены вы рассматриваете — рыночные или плановые, какого года и т. д.

Чтобы получить цифры, сопоставимые с цифрами других стран, надо применять стандартную методику, которой пользуются в мире, в частности методику ООН. Тогда получится график, который показывает динамику ВВП на душу населения за 130 лет:

ВВП на душу в России/СССР конца XIX —...

ВВП на душу в России/СССР конца XIX —начала XX века. 1913 = 100%. Источник: Markevich, Andrey and Mark Harrison (2011). «Great, Civil war, and Recovery: Russia’s National Income, 1913 to 1928». Journal of Economic History, 71(3): 672–703

В среднем темпы роста в ХХ веке были около 2% ВВП на душу в год. На мировом уровне это неплохие показатели, но и не исключительно высокие. Если посчитать показатели роста для каждого отдельного периода, то получится таблица экономического развития:

Какой период был самым успешным? Источник: Mark...

Какой период был самым успешным? Источник: Markevich, Andrei and Steven Nafziger «State and Market in Russian Industrialization, 1870-2010» in O`Rourke, K. and J.G. Williamson, eds (2017), The Spread of Modern Manufacturing to the Periphery, 1870 to the Present, Oxford University Press: Oxford

Можно задаться вопросом: какой из этих периодов самый успешный?

Темпы роста в абсолютных показателях

Казалось бы, ответ очевиден: самый успешный — тот период, в который самые высокие темпы роста. Это годы НЭПа с темпом роста около 14–15% в средний год.

Но если вас интересует, в какой период правительственная политика была оптимальной и смогла достичь наилучших результатов в конкретных условиях, используя определенный набор ресурсов, ответ может быть другим. Важнейший вопрос здесь — по каким критериям сравнивать разные периоды?

Рост после падения

По таблице видно, что высокие темпы роста в годы НЭПа, в период первой послевоенной пятилетки и в 2000-е годы следуют за периодами сокращения ВВП. Поскольку восстановительный рост (запуск стоящих фабрик, восстановление разрушенного, перераспределение рабочей силы) всегда легче, становится ясно, что такой рост вряд ли может быть идеалом с точки зрения экономической политики.

Рост относительно долгосрочного тренда

Важно также понимать, как вы растете относительно долгосрочного тренда, насколько ваша экономическая политика лучше, чем экономическая политика ваших предшественников.

Например, с учетом наличия долгосрочного тренда меняется оценка сталинских пятилеток: главное, что было достигнуто в эти годы, — это возврат к тому тренду долгосрочного развития, который был у страны до Первой мировой войны.

Догоняющий рост

Если в начале рассматриваемого периода вы находитесь среди отстающих стран, то развиваться вам может быть легче за счет более продвинутых стран, откуда можно импортировать передовые технологии. Так и происходило в Российской империи перед революцией и в 1930-е годы в СССР.

Это верно и для плановых социалистических экономик — например, в послевоенный период. И для стран Западной Европы, и для социалистических стран в 1950–1989 годы есть обратная зависимость между темпами роста и уровнем начального развития. Бедные Румыния или Югославия демонстрировали более быстрые темпы роста, чем развитые Чехословакия или СССР. Но еще выше были темпы роста у капиталистических стран.

Рост относительно затраченных усилий и мирового тренда

Этот критерий говорит о том, насколько успешно вы использовали ваши факторы производства. Экономика СССР в плановый период в этом смысле сильно отличалась от других экономик. Существенно снизилась доля, шедшая на потребление: плановая экономика предпочитала больше тратить на инвестиции. Кому-то это может показаться нормальным — инвестировать сейчас ради потребления в будущем. Но Советский Союз имел другую структуру экономики, поэтому простое сравнение социалистических и несоциалистических стран по ВВП на душу населения, то есть по уровню жизни, невозможно.

Согласно международным данным по 103 странам за период с 1950 по 1989 год и учитывая затраты СССР, темпы роста были примерно на 2% ниже, чем они могли бы быть в других условиях. Об этом пишут Уильям Истерли и Стэнли Фишер в статье «Советский экономический упадок» (1995). 2% — это очень много, вполовину меньше того, что могло бы быть при тех же затратах. Авторы работы также показывают, что неэффективность использования ресурсов нарастала со временем.

Восточная и Западная Европа: темпы роста 1...

Восточная и Западная Европа: темпы роста 1950–1989 гг. Источник: Vonyo, Tamas and Andrei Markevich (2019). Chapter 10. «Economic growth and structural development, 1945–1989». In Morris, Matthias (2019). «The Economic History of Central, East and South-East Europe, 1800 to the Present Day». Routledge, forthcoming.

Миф об индустриализации и коллективизации

Сторонники форсированной индустриализации и принудительной коллективизации в первую очередь говорят о 1930-х годах как о наиболее успешном периоде советской экономики. К концу означенного десятилетия в результате политики Сталина поменялась структура экономики: доля промышленности выросла в структуре ВВП до трети (перед первыми пятилетками она составляла около 20%):

Индустриализация и изменение структуры ВВП...

Индустриализация и изменение структуры ВВП. Источники: Davies, R.W., Mark Harrison, & S.G. Wheatcroft (editors), The economic transformation of the Soviet Union, 1913-1945, Cambridge: Cambridge University Press, 1994. P. 272; Markevich, Andrei and Steven Nafziger «State and Market in Russian Industrialization, 1870-2010» in O’Rourke, K. and J.G. Williamson, eds. (2017), The Spread of Modern Manufacturing to the Periphery, 1870 to the Present, Oxford University Press: Oxford.

Но чтобы оценить эти успехи, нужно посмотреть на эти же показатели в сравнительной перспективе. Индустриализация была глобальным феноменом с начала XIX века:

Индустриализация как глобальный феномен. И...

Индустриализация как глобальный феномен. Источник: база данных Ангуса Мэддисона, http://www.ggdc.net/maddison/oriindex.htm

Первые 1800 лет н. э. ВВП в мире не менялся. Перелом случился после промышленной революции в Англии. По мере того как индустриализация распространялась на другие страны, развитие мира ускорялось, и Российская империя и СССР были частью этого процесса. Рост промышленности на треть в структуре экономики в период первых пятилеток похож на рост в Российской империи с 13% до 21%. Это наталкивает на вопрос: можно ли было достичь похожих или лучших результатов другим путем?

Этот вопрос давно обсуждается, и на него дают самые разные, порой противоположные ответы. Пример пессимистичного ответа — книга «От фермы к фабрике» (2003) Роберта Аллена, оптимистичного — работа «Был ли Сталин необходим?» (2017) Антона Черемухина, Михаила Голосова, Сергея Гуриева и Олега Цивинского. Аллен строит сложную модель советской экономики, учитывающую соотношения ее разных компонентов. Он пишет, что такие высокие темпы роста были достигнуты за счет того, что коллективизация и индустриализация перевели избыток рабочих рук в промышленность, и лучшего результата в других условиях достичь было бы сложно**.

Я высоко оцениваю и рекомендую обе эти работы, но аргументация и модель Аллена основана на тезисе об избытке рабочих рук в деревне. Неверность этого предположения доказывается своего рода естественным экспериментом Первой мировой войны, когда большое количество рабочих рук из деревни отправили в армию. Если бы аргумент Аллена был верен, мы бы видели отсутствие или очень слабое влияние мобилизации на сельское хозяйство в годы Первой мировой войны. Однако данные говорят о том, что к 1916 году из-за мобилизации уменьшились сельскохозяйственные площади. То есть избытка рабочих рук не было, и это подрывает все дальнейшие рассуждения Аллена.

Черемухин и соавторы строят модель общего равновесия для царского и советского периодов, а затем подставляют параметры одной модели в другую, устраивая своего рода соревнование на лучшие результаты. Авторы оценивают реальное среднее потребление в 1930-е годы и потребление в альтернативной реальности, которую они моделируют с помощью модели царской экономики. В итоге они приходят к выводу, что в период с 1928 по 1940 год благосостояние было бы выше на четверть, если бы была использована модель царского развития. В более долгосрочной перспективе модели показывают примерно то же самое.

Согласно Аллену, политику индустриализации и коллективизации можно было бы разделить. Без коллективизации результаты были бы еще лучше. Однако большинство экономических историков утверждают, что это две части одного и того же плана: политика коллективизации была важна для успеха политики индустриализации и давала три важных преимущества в ее проведении.

Во-первых, коллективизация позволяла контролировать снабжение городов. Индустриализация началась чуть раньше, чем коллективизация, и в самом начале столкнулась с проблемой хлебозаготовок: крестьяне без коллективизации не хотели торговать с городом.

Во-вторых, коллективизация за счет экспортирования хлеба дала ресурсы для инвестиций в промышленность.

В-третьих, не может быть быстрой индустриализации, если нет рабочих рук. Коллективизация в 1930-е годы ухудшила жизненный уровень в деревне и дала стимул для бегства в город, что с точки зрения правительства было плюсом (так индустриализация становилась дешевле). Цена такой политики — голод 1932–1933 годов, масштабы которого демографы и экономисты оценивают в 6–8 миллионов человек.

На эту тему тоже идут дебаты, но точнее ответить на вопрос о причине голода можно опять же количественно — обратившись к анализу коллективизации и смертности по регионам страны.

В первую очередь коллективизации подвергались хлебные регионы: Южный Урал, Волга, Западная и Восточная Сибирь, в наименьшей степени — нечерноземные области. К концу 1930-х годов везде были стопроцентные показатели, но в начале скорость коллективизации была разной. В 1933 году регионы, в большой степени подверженные коллективизации, показали более высокую смертность. Стопроцентная коллективизация увеличивала количество смертей на 60%.

Сверху: Коллективизация, по областям, май ...

Сверху: Коллективизация, по областям, май 1930.

Снизу: «Повышенная» смертность, по областям, 1933. Источник: Markevich, Andrei, Natalya Naumenko, Nancy Qian and Ekaterina Zhuravskaya (2019). «The Causes of 1933 Famine in the Soviet Union». Working project.

Это результат простой парной регрессии, очень предварительный, и это лишь начало исследования, в котором нужно учесть и другие факторы. Тем не менее вряд ли эта связь между коллективизацией и голодом тогда пропадет.

Миф о Большом терроре

Когда говорят о цене коллективизации и индустриализации, помимо голода 1932–1933 годов часто говорят и о репрессиях и наказаниях. Трудно спорить с тем, что это была неотъемлемая часть советской системы. Несмотря на усилия историков, мы до сих пор не знаем точного числа репрессированных, но в любом случае речь идет о нескольких миллионах человек. Самые близкие данные, известные на данный момент, — это подсчеты «Мемориала»: более миллиона человек расстреляли, более четырех с половиной миллионов арестовали по контрреволюционным делам и отправили в ГУЛАГ. Всего через ГУЛАГ прошли более 15 миллионов, еще около шести миллионов — спецпоселенцы и т. д.

Если репрессии — необходимый метод достижения высоких экономических результатов, должна быть обратная зависимость между темпами роста и количеством наказаний. В работе «Repressions and Punishment Under Stalin» (2017) я задался вопросом, как выполнение планов советскими экономическими наркоматами и министерствами было связано с количеством наказаний со стороны министерств государственного контроля. Выяснилось, что действительно существует обратная связь между количеством наказаний (архивная информация) и процентом выполнения плана (официальные данные газеты «Правда»). Главный вопрос, однако, — как интерпретировать эту корреляцию? Кроме того, надо учитывать, что органы госконтроля накладывали мягкие наказания (выговоры и штрафы), поэтому даже если наказание было эффективным стимулом для советских менеджеров, это не было связано с массовыми репрессиями.

Большой террор — это политика, которую трудно обосновать экономически.

Роберт Дэвис в работе «Советская экономика и начало Большого террора» исследовал доклады разных министров, переписку Сталина с Кагановичем и «Бюллетени Госплана» — ежемесячное издание для служебного пользования, выходившее в 1930-е годы, следившее за состоянием советской экономики — за 1936 и 1937 год. Из 114 видов продукции по 89 было увеличение выпуска, 25 отраслей были проблемными (в основном в машиностроении). Так что ситуация накануне Большого террора не была удручающей, и вряд ли можно говорить о том, что у него были экономические причины. Напротив, 1937–1940 годы были более проблемными, чем 1934–1936. В промышленности особенно тяжелым был 1938 год: люди рапортовали с мест, что из-за репрессий не было менеджеров на предприятиях и появлялись проблемы в развитии. Таким образом, скорее всего, массовые репрессии — не следствие экономических трудностей, а причина. Большой террор оказал отрицательное действие на советскую экономику в предвоенный период.

Миф о плане

Идеальное научное планирование, о котором писали в советских учебниках, предполагало, что на каждую пятилетку правительство утверждает план, который потом детализируется и превращается в годовые квартальные месячные, декадные и даже ежедневные планы. С общесоюзного уровня он спускается ниже, на уровень наркоматов и предприятий. Каждое предприятие до начала планового периода имеет комплексный документ, где написано, сколько надо произвести, какие ресурсы будут использованы и откуда они придут. Все планы согласованы друг с другом, так как продукция одного предприятия используется другим.

Этот идеал плохо выполнялся на практике. Вышестоящие начальники не могли составить план без информации от подчиненных. Министры, несшие ответственность за выполнение планов, были активно вовлечены в процесс планирования, и у них возникали стимулы манипулировать информацией, чтобы добиться более легких планов и получить повышение.

В результате

процесс планирования и уточнения планов был бесконечным. Часто получалось, что экономические агенты работали без официально утвержденных планов, а лишь на основе их проектов.

Для предвоенных лет в советских архивах мне удалось найти всего один утвержденный план наркомата. В итоге возникала ситуация, которая описывается в позднесоветский период так: «Пятилетний план выполнен по сумме годовых». Это значит, что ситуация с пятилетним планом остается неизвестной, но путем пересмотра годовых планов (что могло произойти и в декабре) пятилетний план оказывался выполненным. С точки зрения стимулов и планирования как средства достижения наиболее эффективного распределения ресурсов это была проблемная система.

Таким образом, хотя абсолютные показатели советской экономики в среднем выглядели неплохо, с учетом изначального уровня и количества затрат эта система была скорее неэффективной. Политике коллективизации и индустриализации можно приписать голод 1932–1933 годов. Расчеты развития альтернативной ситуации показывают, что результаты могли бы быть как минимум не хуже. Принуждения и репрессии были неотъемлемой частью системы, но вопрос об их эффективности в экономике остается открытым. Наконец, советскую экономику стоит называть не плановой, а скорее командной: система могла мобилизовать ресурсы на конкретные задачи, но добиться систематического эффективного распределения ресурсов на основе планов было невозможно. Так что мифы и стереотипы, о которых мы сегодня говорили, следует скорректировать.

Литература

  • Аллен Р. От фермы к фабрике. Новая интерпретация советской промышленной революции. Москва, Российская политическая энциклопедия, 2013

  • Дэвис Р. Советская экономика и начало большого террора // Экономическая история. Ежегодник. 2006. Москва, Российская политическая энциклопедия, 2007

  • Маркевич А. Была ли советская экономика плановой? Планирование в наркоматах в 1930-е гг. // Экономическая история. Ежегодник. 2003. Москва, Российская политическая энциклопедия, 2004

  • Сталин И.В. Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения. «Правда» № 60 от 2 марта 1930 года.

  • Castaneda Dower P., Markevich A. (2018). Labor Misallocation and Mass Mobilization Russian Agriculture during the Great War // Review of Economics and Statistics 100(2): 245–259

  • Cheremukhin A, Golosov M., Guriev S., Tsyvinski A. Was Stalin Necessary for Russia’s Economic Development? // NBER Working paper 2013

  • Davies, R.W., Harrison M., Wheatcroft S.G. (editors), The economic transformation of the Soviet Union, 1913–1945, Cambridge: Cambridge University Press, 1994

  • Easterly W. and Fischer S. (1995). The Soviet Economic Decline, The World Bank Economic Review, 9(3): 341–371

  • Markevich A., Harrison M. (2011). Great War, Civil War, and Recovery: Russia’s National Income, 1913 to 1928, Journal of Economic History, 71(3): 672–703

  • Markevich, A., Naumenko N., Qian N., Zhuravskaya E. (2019). The Causes of 1933 Famine in the Soviet Union. Working project

  • Markevich, A. Repressions and Punishment Under Stalin in Eloranta J., Golson E., Markevich A. and Wolf N. (2017). Economic History of Warfare and State Formation. Springer

  • Markevich, A., Steven N. State and Market in Russian Industrialization, 1870-2010 in O’Rourke, K. and Williamson J.G., eds. (2017), The Spread of Modern Manufacturing to the Periphery, 1870 to the Present, Oxford University Press: Oxford

  • Vonyo T. and Markevich A. (2019). Chapter 10. Economic growth and structural development, 1945-1989. In Morris, Matthias (2019). The Economic History of Central, East and South-East Europe, 1800 to the Present Day. Routledge, forthcoming

Мы публикуем сокращенные записи лекций, вебинаров, подкастов — то есть устных выступлений.
Мнение спикера может не совпадать с мнением редакции.
Мы запрашиваем ссылки на первоисточники, но их предоставление остается на усмотрение спикера.

Где можно учиться по теме #история

Где можно учиться по теме #экономика

Не доставили заказ? При мне такого не было!, Мем иосиф сталин

Мем иосиф сталин

Не доставили заказ? При мне такого не было! Мем иосиф сталин

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!


Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

«Такого при мне не было» » СКАНДАЛЫ.ру

Потом он был вынужден позировать для бесконечной серии селфи со своими почитателями. «Можно снять фото с вами?» — спросил кто-то. Лужков ответил шуткой: «Слишком поздно, Медведев меня уже снял».

Давно задокументирована любовь Юрия Михайловича к острым выражениям и анекдотам, а также склонность к неустанной демонстрации разносторонней эрудиции — столь же многослойной, густой и постмодернистской, как и так называемый лужковский стиль в архитектуре, с которым период его службы часто идентифицируется и который, как утверждал Лужков в своей лекции, является выдумкой его критиков.

Пару месяцев спустя Юрий Михайлович согласился встретиться в Москве и подробнее обсудить некоторые из тем лекции — и, как я надеялся, сделать это более откровенно. Мы встретились в его причудливо обставленном офисе в центре Москвы и проговорили почти два часа: о прошлой и нынешней программах реновации, о разнице между хрущевкой, «лужковкой» и «собянинкой», но более подробно — об истории и будущем Москвы, успехе, неудаче, городских мифах и лидерстве.

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков
Фото ТАСС

В частности, Лужков обрисовал живую картину того, как все эти темы сошлись в самом сердце старой Москвы — примыкающем к Кремлю Зарядье, где некогда, до сноса по приказу Лужкова в 2006 году, стояла исполинская гостиница «Россия» и где сегодня расположен открывшийся 9 сентября парк Зарядье — флагманский проект мэрства Собянина и президентства Путина; в месте, с которым были связаны собственные грандиозные и нереализованные архитектурные амбиции Юрия Михайловича.

Зарядье и снос гостиницы «Россия»

После Второй мировой войны появились планы застройки Зарядья административным зданием, которое стало бы доминантой всего района, так и не построенной сталинской высоткой, предполагаемой восьмой для московских «семи сестер». Планы ее строительства были отменены в 1954 году. Архитектор Дмитрий Чечулин трансформировал вертикальный проект в горизонтальный — в гостиницу «Россия» на 3000 номеров, построенную на фундаменте высотки в 1964-1967 годах. «Россия» строилась в первую очередь для того, чтобы вместить делегатов Всесоюзного съезда коммунистической партии, проводимого во Дворце съездов — позднемодернистском комплексе, возведенном среди древних зданий Кремля по инициативе Хрущева в 1961 году.

Лужков снес «Россию» в 2006 году, чтобы освободить площадку для проекта, предусматривающего строительство гостиниц, культурно-развлекательных объектов, общественных пространств, разработанного командой российских и иностранных архитекторов во главе с Норманом Фостером. Этот низкоэтажный проект был призван возродить часть лабиринтообразного старого Зарядья, того, каким этот район был до сноса в 1930-1950-х.

«Неуправляемая Россия»

Юрий Лужков: «В 1960-е была создана гостиница, которая изначально была неуправляемой. Она была на тот момент самой крупной гостиницей в мире — более трех тысяч номеров на пять с лишним тысяч гостей. Грандиозное количество помещений — прачечных, магазинов, ресторанов — система и структура оказались неуправляемыми.

Итак, первое: полный дискомфорт использования как гостиницы. Там по существу в новые времена оказалось осиное гнездо из криминала, проституток и так далее. И, конечно, главное — полное искажение исторического облика, над которым мы тогда уже начали активно работать.

Когда усилился голос и влияние людей, которые боролись за сохранение исторического наследия и облика города, комитет архитектуры разработал список объектов, искажающих исторический облик столицы. Эта гостиница попала в перечень под номером два. Тогда я принял решение «переосмыслить» гостиницу «Россия» как архитектурный и коммерческий проект.

В данной ситуации Лужков, скандально известный сносом огромного числа исторических построек за период правления, предстает защитником московского исторического городского ландшафта, выступает в роли скромного законотворца и строителя, чья воля всегда была подчинена решениям его архитектурных консультационных советов.

Демонтаж гостиницы «Россия» 20 апреля 2006 год.
Фото Михаила Фомичева / ИТАР-ТАСС

О необходимости сноса гостиницы говорили большинство архитекторов и планировщиков Москвы того времени. Я в этом плане никогда не считал себя достаточно грамотным, компетентным и вообще знатоком истории. Я внимал тому, что рекомендовал архитектурный совет. И снос гостиницы «Россия» — это было предложение архитектурного совета, предложение защитников нашей архитектурной среды».

Лужков также рассказал историю о спуске под землю в систему каналов, в которую была убрана река Неглинка, которая, как он заявляет, населена гигантскими белыми тараканами.

Юрий Лужков: «Я ходил по этой Неглинке в современные времена. Это труба большого диаметра, и она имеет и старинные, и современные элементы… Меня удивило то, что в этой реке на маленьких таких помостах, по которым можно было передвигаться, жили грандиозные тараканы. Размер этих тараканов был примерно 10 см, и они были не коричневого цвета, а почти белые. Почему? Потому что в этом тоннеле нет солнечного света, он темный, посередине течет Неглинка, причем так бурно, что мне пришлось держаться за канаты, чтобы этот поток не снес меня. Еще меня поразило, что эти тараканы, когда я хотел поймать одного, как кузнечики прыгали в воду, плыли по течению и выбирались на мостки в другом месте».

«Меня удивило, что в Неглинке на маленьких таких помостах жили грандиозные тараканы белого цвета» — Юрий Лужков

Планы Лужкова

Юрий Лужков: «Одновременно со сносом гостиницы мы решили восстановить этот исторический микрорайон, Зарядье, в том облике, который соответствовал облику старой Москвы. Cделать его одновременно и обитаемым, и объектом, где можно отдохнуть: послушать концерты, посмотреть выступления, хорошо поесть. И самое главное: мы решили сделать проект, который полностью повторял бы старое Зарядье под землей. Мы предложили Норману Фостеру сделать такой проект. Он взялся за работу и подготовил первый проект, который был радикально отвергнут архитектурным советом и той общественностью, что защищала историческое наследие города.

Притом, что Норман Фостер — великий архитектор и я к нему отношусь очень уважительно, он, видимо, тогда не очень прочувствовал архитектурный дух Москвы. Тогда я и предложил создать группу: Норман Фостер и несколько наших архитекторов, которые хорошо чувствуют историю, нюансы исторической застройки. Москва имеет свои особенности, несмотря на то, сколько в ее архитектуре и итальянского, и французского… Да и современного: сейчас, вот скажем, московский Сити — это, на мой взгляд, буйство современной архитектуры вплоть до неразумного.

Строительство башни в Москве-Ситию
Фото Рамиля Галеева / ТАСС

Нужно сказать, что эта группа во главе с Норманом Фостером и при его непосредственном участии разработала проект, который по существу абсолютно согласовывался с архитектурой города, причем архитектурой не современной, а традиционной — конца XIX — начала XX столетия. И в этом проекте было все: начиная с нескольких гостиниц, но совершенно другого плана — гостиниц, которые должны были быть комфортными для людей, гостиниц разных типов, разных ценовых категорий, на разный вкус.

В проекте было несколько концертных залов, которые также должны были быть предназначены для разных направлений музыки, начиная с серьезных опер и камерной музыкой и заканчивая современным эстрадным направлением.

Было предусмотрено большое количество зелени, лучевая структура — один из лучей выходил на Кремль, другой — на высотку на Котельнической набережной, третий имел вид на ХХС. То есть находясь на перекрестье этих лучей можно было видеть и Котельники, и Кремль, и храм Христа Спасителя. Это был уникальный и красивейший проект с двухэтажным подземным пространством, которое точно повторяло старое Зарядье.

Проект был одобрен не только архитектурным советом города, но и общественным архитектурным советом и даже таким борцом за традиционную Москву и архитектуру, как Алексей Комеч (искусствовед и архитектурный критик (1936-2007). — Forbes). Я рассчитывал все работы, в том числе по исторической подземной части, закончить за три года с открытием всего этого комплекса — без вопросов».

Суды и остановка проекта

Юрий Лужков: «Много лет это место пустовало, поскольку Зарядье оказалось сверхлакомым кусочком для определенных структур, которые хотели получить свои доли и, по сути, остановили всю работу. Это были структуры, близкие к органам государственной власти того периода, в частности к Министерству финансов. Возникло противостояние, судебные процессы, которые на целый ряд лет сделали строительство невозможным. Строительство можно было бы начинать только тогда, когда споры вокруг этого самого места были бы закончены.

В итоге после моей отставки было внесено предложение, меня ошеломившее: сделать там парк, но не создавать ничего градостроительного. Я думаю, что решение, которое было принято, странное с точки зрения развития архитектуры города. Я не думаю, что в Москве все в восторге от решения создать там островок зелени, что это правильный подход к тому, чтобы развивать архитектуру города, которая бы нравилась людям и, главное, была бы им полезна.

Разработанный в те времена проект был одобрен и утвержден и правительством Москвы, и архитектурным советом».

О пятиэтажках и реновации

Сегодня Москва начинает свой самый амбициозный проект по реновации жилья за последние полвека, который вызвал сильную волну протестов у жителей города. Лужков рассказывает о своем опыте сноса пятиэтажек и переселении из них семей. В 1999 году была принята лужковская программа реновации, которая подразумевала расселение и снос ветхих пятиэтажек по сериям. В программу попадали 1722 панельных дома, построенных в конце 1950-х — начале 1960-х годов общей площадью 6 млн кв. м. К лету 2017 году, по этой программе оставалось расселить 52 дома.

Юрий Лужков: «О реновации говорится много. Уже много копий сломано. Я в свое время занимался переселением горожан из аварийных домов, сносил пятиэтажки, строил на их месте добротные капитальные дома, детские сады. Квартир в новых домах больше, больше и количество семей, в них живущех. Строили школы. Это было выгодно городу, это было выгодно людям, которых я переселял в те же районы. Была цель не заработать на этом, это была очередная социальная программа, которую я делал для москвичей. И решая эту задачу, я переселил 160 тысяч семей. Примерно четверть пятиэтажек я снес, и не было ни одного возражения. Не было никаких дополнительных законов Государственной думы. Это делалось для людей.

«Мы часто ругаем тех, кто был в прошлом… Но что сегодня строится на месте сносимых домов? Такие же панельные дома» — Юрий Лужков

Хрущев строил пятиэтажки наспех, в период страшнейшего жилищного кризиса. Они прожили 25-40 лет и стали непригодными для жилья во всех отношениях: не только потому, что в них были маленькие кухня, туалет и так далее, а потому, что в российских условиях нормально отопить эту пятиэтажку невозможно. Огромный объем нефти и газа нужно тратить.

Мы часто ругаем тех, кто был в прошлом… Но что сегодня строится на месте сносимых домов? Такие же панельные дома, только чуть улучшенные и более этажные. Конечно, я тоже строил панельные дома. Но если мы хотим, чтобы Россия продолжалась, нам нужно все делать основательно.

Должны быть приняты на государственном уровне не только законы о норме переселения, норме предоставления жилья и так далее. Должны быть приняты на государственном уровне решения о качестве нового жилья, которое должно отвечать не только современным требованиям по теплозащите, но и долговечности эксплуатации. Эти решения так и не приняты. Причина в том, что от квадратного метра крупнопанельного жилья можно получить больше прибыли, чем, например, от монолита».

Называйте этот анализ как хотите — марксистским, ленинским, сталинским, польским. Логика является главной в этом анализе.

При мне такого не было, Мем Павел Дуров

Мем Павел Дуров

При мне такого не было Мем Павел Дуров

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!


Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

При Брежневе такого не было!


Есть такой старый, не совсем приличный анекдот.
 
Ночь. В постели дед с бабкой.
У деда ничего не получается.
Дед, ворча, отворачивается со словами:
-Сволочь Путин!
Бабка:
-Господи, Путин то тут причём?
Дед:
-Ну не знаю, при Брежневе такого не было!

Недавно Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, выясняя, в какую эпоху хотели бы жить большинство граждан.

Больше всего участников исследования хотели бы видеть себя гражданами современной России - 40%. Чуть меньше — 37% — хотели бы вернуться в эпоху Леонида Брежнева. при Сталине хотели бы жить лишь 5%, а Ельцину досталось всего 3% голосов...

Со Сталиным, допустим, все и без пояснений понятно. Войны, репрессии, громкие судебные процессы, запрет абортов, культ личности.

С Ельциным тоже более или менее ясно. Бандитизм, приватизация, миллионы ограбленных, потерявшихся граждан, не вписавшихся в рынок.

Но Брежнев-то что?? Что это за люди, больше трети, желают вернуться в прошлое, с сильной и мощной цензурой, железным занавесом, партсобраниями и моральным обликом строителя коммунизма? Я просто не узнаю вас в гриме…

Сначала кричат про различные запреты, бытовые проблемы, нехватку товаров, хамство и очереди. А потом сами ностальгируют с умилением, думая, как было бы замечательно туда вернуться…

Я, если честно, предпочла бы эпоху «раннего Путина», года до 2014, ориентируясь при этом на развитие цензуры и различные запреты для пишущих людей. А вот в СССР я бы ни ногой – он не очень хорош для творчества, строг нравами. А все остальное меня не очень интересует.


Впрочем, это только мой взгляд. А какую эпоху выбрали бы вы?

Мой мир

Facebook

Вконтакте

Twitter

Одноклассники

даже при мне такой х#йни не было, Мем

Мем

даже при мне такой х#йни не было Мем

Создать мем

Анонимус 30.11.19 в 11:11

При Марате такой х ни не было

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!


Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *