Пойдем пошли странная ты даже не спросила куда: — Пойдем? — Пошли! — Странная. Ты даже не спросила куда. — Мне в — 995089

Содержание

Рецензия на дораму Я не робот! от пользователя mopsitatvm

Получилась просто прелесть прелестная, но… как всегда со смыслом. Девушка-робот с искусственным интеллектом… ломается, и такое бывает, машина все же. И на замену приходит прототип робота — обыкновенная девушка, добрая и милая, которая обожает изобретать чудаковатые романтиШные вещички. Без которых мир, конечно же, не рухнет, но и счастливее не станет. Недопонимание и обман покатились, как снежный ком с горы. И вот они, приключения.

Дорама про одиночество, про дружбу и доверие, предательство близких родственников, преследующих корыстные цели, а как потрясающе раскрыта тема обмана и утраты доверия? И как потом тяжело вернуть его было. В большинстве случаев, это просто невозможно… потому что такое не прощается… Тяжело было смотреть на страдания г-героя, просто на разрыв.

Про актеров много уже писали, они просто молодцы, в кадре смотрелись очень гармонично, для меня химия была. А какие взрослые поцелую выдавал Сын Хо? Вырос мальчик. Этот актер прочно прописался у меня в любимцах, а разве можно по-другому? С такой-то  обаятельнейшей улыбкой. Люблю его практически во всех проектах. Очень профессионально умеет играть чувствами и эмоциями, его глаза… это просто нечто, в них вся вселенная. Вот смотришь — и веришь ему, как будто все по-настоящему.  И как героине было тяжело врать ему, глядя в эти чудеснейшие глаза… а голос какой бархатный… Девочка мне тоже очень понравилась, не тупила-истерила-металась, все очень органично было. Чхэ Су Бин  — хорошая актриса и главное молоденькая, что немаловажно для корейского дорамопрома, не нуна в паре.  Заприметила ее в Бунтаре Хон Гиль Доне, а в сагыках играть тяжелее, это не современность, другие времена — другие нравы. В первых сериях и под конец от милашества я думала у меня мордаха треснет, хорошо-то как было. Всего было в меру, что мною очень ценится. Смотрела онгоингом и тихонечко изводила себя в ожидании новых серий.
Кто хочет отдохнуть от повседневных дел просто смотрите эту милую и добрую сказку про любовь, потому что она таки спасет мир.

— Пойдем!

— Пошли.

— Странная. Ты даже не спросила куда.
   — Мне все равно, главное, чтоб с тобой.

Последний звонок — Кто-то.ру

Сумрак ночи уже потихоньку отступал, а среди синего чуть светящегося востока явственно прорисовалась красно-оранжевая полоска, робкая, едва заметная, но постепенно сжигавшая синеву. Фонарь на дороге освещал своим зеленоватым цветом кирпич трёхэтажного дома, делая цвет фасада совершенно непонятным. Однако за домом всё было совсем иначе — здание бросало свою тяжёлую тень на газон, по которому почти бесшумно плясали блики от костра, словно дотанцовывая за порядком уставших выпускников. У костра сидел, задумчиво наблюдая игру языков пламени в мангале, Вася. Он не был со всеми в доме, так как хотел немного посидеть у костра. Тут подошли ещё двое — Он и Она.

— Вась, чего сидишь? — спросил Он. — Мы тебя как раз искали.

Вася повернул голову.

— А костёр всё горит? — спросила Она.

— Он б не горел, если б я не подбрасывал дров, — усмехнулся Вася. — Я уже штук восемь перетаскал.

— Вась, ты знаешь, как делать барбекю? — спросила Она и положила принесённую решётку на кресло рядом с мангалом. Вася встал и помог Ей разместить принесённые сардельки на решётке. Было немного странно, что в четыре часа утра кто-то захотел поесть. Это был Его, Её и Васин одноклассник, которому Она, как хозяйка в доме, решила помочь.

— Пошли наконец рассвет встречать! — сказал Он Ей.

— Сейчас! Вась, ты дожаришь? Отнеси Антону.

Вася кивнул. В доме тем временем творилось что-то ужасно весёлое — все бегали и прыгали, дрались подушками; гостиная на первом этаже, на время ставшая спальней, превратилась в поле подушечной битвы. Но Он и Она, несмотря на то, что тоже любили подобные занятия, зашли лишь затем, чтобы взять её куртку.

— Пойдём! — уверенно сказал Он.

— Пойдём, — подтвердила Она, и Он, взяв её за руку, вывел из бессонного дома.

В тот момент в его душе разгоралось что-то необъяснимое, которое подбрасывало сердце вверх, а затем швыряло его вниз. Но это было внутри Него, как невообразимый контраст со спокойствием ночи, которую разрывал своими трелями-пулями лишь соловей, жаждавший быть услышанным и донести свою завораживающую мелодию до уха благодарного слушателя. Он был таким. Он чувствовал, что в воздухе витает что-то, как эти соловьиные трели, что заставляет его душу кипеть, как газ заставляет чайник.

Тем временем они вышли за калитку и пошли по высокой и очень мокрой от росы траве куда-то — Она вела, Она здесь жила и знала, где встречать рассвет. Они плутали среди зарослей минут пять, пока не вышли к металлическому забору с крупной ячейкой, на который и забрались.

— Посмотри-ка, — сказала Она, сняв обувь. Она вылила из неё воду.

— Мда, — сказал Он и последовал её примеру. Они аккуратно поставили свою обувь на заборе. Он опёрся босыми ногами на холодный переплёт забора и обхватил перекладину руками. Сзади горели несколько фонарей посёлка, которые словно соревновались по яркости с несколькими умирающими утренними звёздами в небе. Перед сидящими же развернулось поле во всём своём великолепии. Слева был серый туман, сквозь который просвечивал рядок искорок-фонарей над дорогой, а выше рыжело небо; справа же из серой массы тумана выплывал остророгий огромный месяц, который был багровым, но поминутно, отрываясь от земли, светлел и уменьшался, чтобы в итоге слиться с небом. Меж далёкими домами под месяцем проглядывали хищно скошенные глаза натриевых фонарей, бог знает что освещавших. Над их головами висели поминутно чуть гудевшие провода линии электропередач, разметившей анкерными опорами местность.

Было уже достаточно светло, чтобы различить черты лица — Её черты лица. Он перевёл взгляд с панорамы поля на то чудо, что сидело в метре от него, но сидело за очередной опорой забора, как за невидимой границей. И всё же Ему не давало оторвать от неё взгляд то горячее, что жило в его душе, не давало сердцебиение, которое оглушало Его, превращаясь в ритм песни соловья. Она была невероятно красива. Каждый изгиб её тела, каждая деталь её лица была прекрасна. Курносый нос, веснушки — как знакомо и незнакомо это всё было! Каждая прядь волос, каждый вдох и выдох! Он ушёл из их класса, Он не видел её сотню лет. Она смотрела вдаль, Он — на Неё.

— Пойдём летать?.. — вдруг спросил Он. Она повернула голову, и в её красивых глазах, которые Он так любил, зрачки которых были сейчас расширены от темноты, блеснул изрядно побледневший месяц.

— Пойдём… — тихо согласилась Она. Они встали на верхний край забора, посмотрели друг на друга, взялись за руки и, оттолкнувшись босыми ногами от чёрного переплёта забора, взмыли в небо, оставляя позади и внизу своих одноклассников, мокрую траву и обувь. Ветер трепал их волосы, они держались за руки. Они разрывали клочки тумана, и он устремлялся за ними, но через секунду останавливался в ощущении бесполезности этих попыток. Месяц поднимался им навстречу. И Он посекундно смотрел Ей в лицо, в самые глаза, отражавшие мир, и любовался Ею, понимая, что Она с Ним и останется навеки. Наверху бродили разорванные, сердитые облака, но одно из них радушно предложило своё мохнатое тело, пронизанное утренней атмосферой, двум людям снизу. Они встали на облако и прошли по нему. Он собрал горсть звёзд с неба, протёр их от мглы утра и протянул Ей. Она взяла их.

— Оставь звёзды небу, — сказала Она и бросила их вверх, и они утонули в синеве, не оставив даже волн на небесной поверхности, — оставь мне лишь самого себя.

Она подошла близко-близко к нему, а Он взял в руки её талию. В глазах Её блеснуло солнце, выглянувшее из-за сбросившего с себя тяжёлый туман горизонта, но Ему показалось, что это пламя. Он потянулся к Ней губами…

— О чём замечтался? — спросила Она и тут же, не дожидаясь ответа, добавила: — Знаешь, у меня так ноги замёрзли! Пойдём домой.

— Пошли, — сказал с досадой Он и надел кроссовки.

Они спрыгнули с забора и пошли обратно к дому. Небо заметно посветлело, и месяц уже почти исчез, слившись с цветом неба. Восток пылал рассветом, а свет фонаря тонул в ярких лучах встающего солнца. Соловей уже не пел, да и в доме всё затихло. Лишь Василий всё так же задумчиво сидел около мангала, а рядом с ним стояла табуретка с тарелкой, на которой лежали остывшие сардельки. Она и Он прошли в дом, а там устроились на широком диване рядом с двумя одноклассниками в той комнате, где часом или двумя раньше проходили подушечные бои. Но это было совершенно неважно для Него; Он чувствовал её тепло, которое бережно хранил под собой клетчатый плед. В сумраке Он мог различить каждую веснушку на её спине, и каждая была ему дорога. Он вдыхал её запах, сладкий и одурманивающий. Его всё так же, нет, гораздо сильнее, чем прежде жгло то чувство; оно, вопреки его желаниям, росло и ширилось. Вдруг Она повернулась к нему.

— Ты знаешь… — начала Она шёпотом.

— Что? — спросил Он.

— Когда мы там сидели, на заборе, я представляла, что мы с тобой летали… Знаешь, туда, к звёздам и месяцу…

— Да? — удивился Он.

— Да. Забавно, а? — усмехнулась Она, и, если Ему это не показалось, Она усмехнулась с горечью.

— Точно, — сказал Он и тоже усмехнулся. Однако его лицо вдруг стало серьёзным. — Но ведь всё уже было… раньше? Сейчас уже ничего не будет?

— Нет, — сказала Она. — Ничего. Всё уже было для тебя и меня.

Она отвернулась и уснула, а на следующий день Он уехал и больше никогда Её не увидел.

Пойдем со мной! читать онлайн Джанель Денисон

Джанель Денисон

Пойдем со мной!

ПРОЛОГ

Папе нужна жена, а ему — мама. Семилетний Эндрю Филдинг нашел идеальную женщину для них обоих.

Сидя за дубовым письменным столом, который сделал ему отец, и покусывая ластик на конце карандаша, Эндрю писал письмо Меган Сэндерс, приглашая ее приехать на его восьмой день рождения и побывать у него в школе во втором классе. Впервые он написал ей полтора года назад, прочитав ее книги из серии «Приключения Энди».

Приключения были замечательные. Как раз такие, в которые попадал и он. И мальчик на иллюстрациях был похож на него — со светлыми волосами и карими глазами. Эндрю нравилось представлять себя героем книг Меган: вот он сражается с пиратами, вот строит крепости для защиты от индейцев…

Она незамужняя, и детей у нее нет. Она даже написала в одном из писем, что ей хотелось бы иметь такого замечательного маленького сына, как он.

А он хотел бы иметь такую маму, которая заботилась бы о нем и его папе и пекла бы печенье в плохую погоду. Его папе нужна жена, чтобы он чаще смеялся и улыбался и чтобы помирился с дедушкой и бабушкой.

Все это могла сделать Меган, и Эндрю был уверен, что отец полюбит ее так же сильно, как и он.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Папа! Она приедет, приедет! — Энди сбежал по ступенькам крыльца в тот момент, когда Кейн вылезал из своего пикапа. Он размахивал листком бумаги, и лицо его сияло от удовольствия. — Меган приедет на мой день рождения!

От удивления брови у Кейна взлетели вверх.

— Меган Сэндерс? Автор книг, которые ты читаешь?

— Ага! Я написал ей, что она может остановиться у нас.

Иногда Кейн жалел о том дне, когда вошел в книжный магазин и попросил хорошую детскую книжку для сына, который только что научился читать. Продавец сказал ему, что «Приключения Энди» — самая популярная серия среди маленьких мальчиков. Кейну понравилась броская обложка, а его сына до того очаровала сама книга, что тот написал автору восторженное письмо, положившее начало их дружбе.

Кейн распахнул для Эндрю дверь, и они вошли в кухню. Дружить с писательницей, которая живет где-то далеко, — это одно, но пригласить ее в Линден?!

— Эндрю, ты даже не знаешь ее.

— Нет, знаю, и ты тоже знаешь. — Энди наморщил лоб. — Она нам звонила, ты говорил с ней по телефону.

— Это не означает, что мы действительно знаем ее, — пытался объяснить Кейн.

Наивная и искренняя радость в глазах сына померкла, плечи опустились.

— Значит, ей нельзя приехать?

Кейн почесал подбородок. Ему очень не хотелось разочаровывать сына.

— Ты хоть прочитаешь ее письмо? — спросил мальчик с надеждой.

Кейн посмотрел на лист бумаги, который протягивал ему Эндрю, потом подошел к раковине и повернул кран.

— Лучше ты сам прочитай его мне, пока я моюсь.

Меган сообщала, что хотела бы приехать в гости на машине и пробыть у них столько, сколько разрешит его папа. Закончив чтение, Энди выжидающе посмотрел на отца.

— Можно она приедет? Папа, ну пожалуйста!

Вытирая руки о кухонное полотенце, Кейн глубоко вздохнул.

— Будет не слишком хорошо, если она остановится у нас.

— Почему?

— Потому что это неприлично. — После смерти Кэти у Кейна не было женщин, и он мог представить себе, какое удовольствие получат сплетники, если узнают, что в его доме живет женщина.

Глаза Эндрю наполнились слезами, он с трудом сглотнул.

— Это единственное, чего я хочу на свой день рождения. Я хотел повести ее в школу и познакомить со своими друзьями. Я сказал им, что она приедет. А если она не приедет, все решат, что я врун.

Сердце Кейна сжалось, потому что Эндрю редко просил о чем-нибудь. Запустив пальцы в густые волосы, Кейн выглянул в окно. Он знал, что люди будут судачить о нем, но разве это впервые? И когда его вообще интересовало, что подумают соседи?

— Пожалуйста, папа! — прошептал Энди.

Разве он мог сказать «нет»? Больше всего он хотел, чтобы Эндрю был счастлив. И, если Меган так много значит для сына, он готов потерпеть немного ее присутствие. Ведь, в конце концов, она приедет как детская писательница и все время наверняка будет проводить в местной школе.

— Хорошо.

Глаза Эндрю округлились от восторга, и он начал пританцовывать вокруг отца.

— Ура! Давай позвоним ей, пап!

Сердце Меган Сэндерс дрогнуло, когда она увидела открывшуюся перед ней картину.

В центре сарая, куда она вошла, спиной к ней стоял мужчина. На нем были выцветшие джинсы, облегавшие длинные мускулистые ноги, и вылинявшая голубая футболка, которая потрясающе очерчивала спину. Черные волосы, обсыпанные древесной стружкой и длинноватые по обычным меркам, закручивались на шее. Должно быть, это Кейн Филдинг, подумала она, почувствовав какое-то странное волнение.

Увлекшись работой, он не слышал, как Меган вошла в сарай. Она вдыхала запах мужчины, опилок и льняного масла и наблюдала, как он шлифует деревянный брусок, потом медленно поглаживает его длинными сильными пальцами. Вот он повернулся, чтобы рассмотреть деталь на свету, и дал ей возможность увидеть его резкие черты и полные, чувственные губы. Она никогда не встречала такого необыкновенно сексуального мужчину.

Чувствуя, что не может дольше просто так рассматривать его, Меган откашлялась.

— Простите…

Он оглянулся и пронзил ее взглядом прищуренных глаз. Она-то полагала, что отец Энди будет просто увеличенной копией светловолосого мальчика, а тут ничего похожего.

— Простите, я не хотела беспокоить вас, — проговорила она, пытаясь унять сердцебиение. — Я стучалась в дом, но никто не открыл.

Кейн смотрел, как она приближается к нему, и лицо его стало настороженным.

«Вот так теплый прием! — подумала она со страхом. — Может, не туда попала?» Улыбка замерла у нее на губах.

— Могу я вам чем-то помочь? — Голос у него был красивый, глубокий и спокойный, полная противоположность настороженному взгляду.

— Надеюсь, да. — Она постаралась улыбнуться. — Вы Кейн Филдинг?

— Да. — Положив деревяшку на самодельный верстак, заваленный инструментами, он снова посмотрел на нее. — Чем могу помочь?

Не обращая внимания на его угрожающий взгляд, Меган сделала последние три шага, разделявшие их, и протянула руку.

— Меня зовут Меган Сэндерс.

Он явно почувствовал облегчение, но настороженность не исчезла.

— Вы — Меган Сэндерс? Вы совсем не похожи на свое рекламное фото.

Он нерешительно взял протянутую руку, и сердце у Меган забилось сильнее. Ее охватило необъяснимое волнение, и это, как ни странно, ей нравилось. Из писем Энди и из коротких телефонных разговоров с его отцом она заключила, что Кейн — человек приятный, но она и представить себе не могла, что почувствует такое расположение к нему. Как будто знает его много лет.

— Удивительно, что может сделать искусный визажист с прямыми волосами и обычными чертами лица, — улыбнулась она. — Очень рада наконец познакомиться с вами.

Кейн отпустил ее руку. Она куда симпатичнее, думал он, чем на маленьком черно-белом глянцевом снимке на обложках ее книг. Обычные черты, сказала она? Вряд ли. У нее густые до плеч рыжеватые волосы, в которых могут затеряться мужские руки, и большие голубые глаза, живые и блестящие. Почти без косметики она казалась свежей и цветущей, совсем не такой, какой, по мнению Кейна, должна быть писательница, автор бестселлеров. Меган была миниатюрной, но отчетливо обрисованные простым платьем цвета лаванды женственные формы и стройные ноги прекрасно возмещали недостаток роста. Его тело едва заметно, но безошибочно напряглось. Досадуя, что она произвела на него такое сильное впечатление, он холодно сказал:

— Я думал, вы приедете поздно вечером.

Вообще-то вначале, увидев ее, Кейн решил, что она из социальной службы, куда в очередной раз обратились родители его погибшей жены, чтобы проследить, как он выполняет отцовские обязанности.

Меган сцепила руки за спиной и улыбнулась, несмотря на его бесцеремонность.

— Дело в том, что я добралась быстрее, чем рассчитывала. — Не дождавшись никакой реакции на свою реплику, Меган переступила с ноги на ногу и спросила: — А Эндрю уже пришел из школы? — В ее голосе звучало беспокойство.

— Нет еще. — Кейн посмотрел на часы. — Автобус придет с минуты на минуту.

— Не могу передать вам, как много для меня значит, что я смогу побыть с Эндрю.

Кейн посмотрел на нее с недоверием.

— Вы дружите со всеми почитателями?

— Эндрю — первый, — призналась она. — Когда он пригласил меня на день рождения, я не могла разочаровать его.

— Но почему именно мой сын?

Выражение ее лица стало необычайно мягким.

— Я очень люблю Эндрю.

— Вы его почти не знаете.

— Очень хорошо знаю! Мы переписываемся полтора года. Вы наверняка читали письма, которые он писал, рассказывая о себе и о вас.

Если бы Кейн возразил ей, она могла бы подумать, что сын безразличен ему, но это было не так. Правда была гораздо сложнее.

Сжав зубы, он начал убирать инструменты, разбросанные по верстаку. Потом накинул брезент на недоделанный книжный шкаф — подарок Эндрю ко дню рождения.

— Давайте пойдем в дом и подождем Эндрю в прохладе. — «И я смогу подумать, как выпутаться из этой истории и что мне с вами делать», — добавил он про себя.

Вслед за ним Меган вышла на яркий солнечный свет и направилась к дому. Войдя в парадную дверь, они прошли через маленькую гостиную в кухню.

Он остановился у холодильника.

— Хотите чего-нибудь выпить? Есть яблочный сок и пиво.

— Яблочный сок, пожалуйста, — ответила женщина, садясь к столу.

Кейн наполнил стакан и поставил перед нею.

— Сколько вы планируете пробыть в Линдене? — спросил он, делая большой глоток пива.

Их глаза встретились.

— По крайней мере неделю, если это не проблема.

Она рассеянно покусывала нижнюю губу, и он подумал: такой же у нее сладкий и нежный рот, каким кажется, или нет? Он отхлебнул пива, в надежде, что оно притушит огонь, который разливался у него по жилам.

— У вас так много свободного времени?

— Одно из преимуществ свободного художника. — Меган усмехнулась, и в глазах у нее заплясали искорки. — Сама себе назначаешь рабочее время и не отчитываешься ни перед кем, кроме себя или, в случае необходимости, редактора. — Она допила сок. — А вы возражаете?

Он мигнул.

— Возражаю против чего?

— Чтобы я пробыла неделю. — Она потерла пальцем запотевший стакан.

Да, конечно, он должен возражать. О чем, черт возьми, он думал, когда сказал Эндрю, что эта женщина может остановиться у них на целую неделю?!

— Линден не слишком привлекателен для туристов. Здесь не хватит развлечений и на пару дней, не говоря уж о неделе.

— Меня не интересуют городские достопримечательности, — ответила женщина, легко разбив его аргумент. — Я приехала, чтобы повидаться с Эндрю.

Предполагая, что писательница привыкла к большим удобствам, чем он мог предложить, Кейн привел еще один довод:

— Домик у нас маленький и без затей.

Они с Эндрю жили просто, но он ни перед кем не стал бы оправдываться за тот дом, который унаследовал от отца. Тогда ему было семнадцать, а его сестре Диане — двенадцать, и он старался, чтобы ей здесь было хорошо. И только его жене не нравилась такая жизнь. Кэти Линден ничто не устраивало, особенно после того, как она узнала правду, которую он скрывал всю свою сознательную жизнь.

— Мне ничего особенного не нужно, — возразила Меган. Она отнесла стакан в раковину и подошла к Кейну. — Я надеюсь, вы разрешите мне, пока я здесь, готовить, чтобы как-то отблагодарить вас за гостеприимство?

Легкий женский аромат будоражил его.

— Это не обязательно. По правде, я думаю…

— Я настаиваю, — сказала она, оборвав его прежде, чем он откажет. — Кроме того, Эндрю говорил, что вы не очень любите готовить.

Кейн поставил пустую пивную бутылку на стол, испытывая легкое раздражение.

— Эндрю слишком много болтает, — проворчал он. Глубоко вздохнув, Кейн взглянул в ее широко раскрытые простодушные глаза и попытался начать сначала: — Меган, что касается вашего пребывания здесь…

С улицы донесся шум автобуса, потом визг тормозов. Меган выглянула в окно, и глаза ее засветились радостью.

— Это Эндрю?

— Наверное.

У нее перехватило дыхание.

— Я встречу его.

Она выбежала из гостиной, а Кейн остался один, проклиная блестящую идею сына… и себя самого — за то, что согласился.

Через минуту и он вышел на лужайку перед домом. Остановился рядом с Меган, увидев, как Эндрю спрыгивает со ступенек автобуса. Закинув ранец на плечо, мальчик направился к ним. Замедлил шаги, когда увидел, что их двое, глядя по очереди то на Кейна, то на Меган, и расплылся в ослепительной улыбке.

— Вот и он, — прошептала Меган, и в голосе ее послышался нервный смешок.

— Меган! — пронзительно закричал Энди, спугнув с соседнего дерева целую стаю птиц. Он бросился к ней и, едва не сбив с ног, обхватил ее руками за талию. — Ты действительно здесь! — Голос его заглох, когда он прижался к груди Меган.

Она тоже обняла его, и глаза ее заблестели от слез.

— Конечно, я здесь, глупышка! — Женщина запустила пальцы в его светлые волосы. — Я же говорила, что приеду.

Энди вырвался из рук Меган и посмотрел ей в лицо.

— Почему ты плачешь, Меган?

— Потому что я счастлива, — ответила она и всхлипнула. Она погладила подбородок мальчика, явно восхищаясь его формой. — Ты еще красивее, чем на школьной фотографии, которую прислал мне.

Энди засиял.

— И ты красивая. — Он посмотрел на Кейна, и ожидание и радость озарили детское лицо. — А ты как считаешь, папа, Меган красивая?

Кейн встретился с нею глазами, наблюдая, как зарделись ее щеки, еще больше подчеркивая эту самую красоту.

— Да, красивая, — подтвердил он.

Женщина опустила голову и посмотрела в сторону, но он успел заметить радость в ее глазах. Солнце осветило ее опущенную голову, позолотив ровные прядки волос. Это цвет корицы, решил Кейн, размышляя, такие ли у нее теплые и мягкие волосы, какими кажутся.

Они пошли к дому, и Энди перекинул свой ранец на другое плечо.

— Ты уже давно здесь? — спросил он, искоса глядя на гостью.

— Совсем недавно, — ответила она, поглаживая его по макушке ласково и по-матерински. — Но мы с твоим отцом уже познакомились.

— Да? — Энди стрельнул глазами от Меган к Кейну и обратно. — И как вы, ребята, понравились друг другу?

— Очень понравились, — мягко ответил Кейн.

— Я так и знал. — От озорной усмешки на правой щеке Энди образовалась ямочка. Схватив Меган за руку, он потянул ее на ступеньки крыльца. — Пошли, Меган, я хочу показать тебе свою комнату и где я храню все твои книжки.

И в тот момент, увидев искреннюю радость на лице сына, Кейн понял, что ни в какую гостиницу Меган не поедет.

На пороге она остановилась и посмотрела через плечо на Кейна. От пленительной улыбки, которой она одарила его, кровь закипела в жилах, он вновь усомнился, разумно ли поступил, разрешив ей остаться в его доме на неделю.

— Спасибо, Кейн, — мягко сказала она.

И прежде чем он успел ответить, Эндрю утащил ее.

Стоя на крыльце, Кейн думал о том, что она поблагодарила его за разрешение побыть с Эндрю, но не мог отделаться от чувства, что она имела в виду что-то еще.

Горько усмехнувшись, он спустился по ступенькам и пошел в мастерскую. «Кого ты обманываешь, Кейн? — укорил он себя. — Что может найти такая женщина, как она, в простом деревенском парне, как ты?»

— Посмотри, что сделал для меня папа, — сказал Энди и потрогал искусно вырезанную и ярко раскрашенную полку для книг в виде паровоза. — Здорово, правда?

— Да, замечательно. — Она рассматривала работу Кейна, пораженная его мастерством и вкусом.

— Сюда я поставил все «Приключения Энди», потому что это особые книги. — Мальчик наклонился, чтобы открыть нижний ящик стола. — Остальные книги здесь. Другого места у меня для них нет.

Она заглянула в ящик, набитый книгами.

— Должно быть, ты любишь читать.

— Да. Папа тоже любит, когда я читаю. — Он задвинул ящик. — Он всегда приносит мне книги из большого книжного магазина в городе, но больше всего я люблю твои.

— Я рада. — Меган села на диван и оперлась на подлокотник. Она получала удовольствие, просто наблюдая за Эндрю.

— А посмотри-ка сюда, — продолжал он, отойдя в угол комнаты. Оседлав деревянного коня, он вдел ноги в стремена, натянул кожаные поводья и начал качаться. Прекрасно изогнутые полозья качалки бесшумно двигались по деревянному полу. — Папа сделал мне эту лошадь, когда мне было пять лет, и подарил на Рождество.

Такой качалки она не видела ни в одном магазине.

— Она тебе как раз по росту.

— Точно, — мальчик взмахнул поводьями и взлохматил темно-коричневую, заплетенную в косу веревку, изображавшую гриву лошади. — А я тебе рассказывал, какую крепость и какие качели он сделал для нашей школы?

— Нет. — Меган знала, что он расскажет ей все в мельчайших подробностях.

Удовлетворенно улыбаясь, она слушала, как Энди нахваливает отца. Безостановочная болтовня мальчика была для нее как музыка. Он позволял ей забыть, хоть на короткое время, что мечты, которые она лелеяла, пока росла в разных чужих домах, были разбиты мужем, больше занятым продвижением по служебной лестнице, чем созданием семьи. После развода три года тому назад она погрузилась в сочинительство. Писала книги для детей, и это помогало ей заполнить пустоту. Написала «Приключения Энди» — о маленьком, не по годам развитом мальчике. И была уверена, что придумала его, пока Эндрю Филдинг не прислал ей восторженное письмо и не изменил ее жизнь, дав новое направление творчеству.

— Меган, ты что?

Маленькая теплая ручка обвилась вокруг ее руки, и она увидела озабоченное лицо Эндрю. Выпрямилась, досадуя, что чем-то расстроила ребенка.

— Все в порядке, а почему ты спрашиваешь?

— Потому что у тебя был грустный вид.

Она улыбнулась ему и постаралась оправдаться:

— Я просто подумала, что обещала твоему папе приготовить обед. Давай пойдем посмотрим, что можно сделать сегодня?

Энди кивнул и неожиданно обнял ее.

— С тобой так хорошо, Меган!

Она улыбнулась в его детские мягкие волосы. Неделя пролетит очень быстро.

— Мне тоже.

Энди отодвинулся и широко раскрыл глаза.

— Давай испечем шоколадное печенье! Я его очень люблю, и папа тоже.

Она поднялась, спросила, стараясь не выдать своего удивления:

— Твой папа печет печенье?

Энди сжал ее руку и повел на кухню.

— Нет, он покупает в магазине. Оно такое твердое! А мы любим мягкое, домашнее, какое я иногда приношу от бабушки.

— Тогда испечем шоколадное печенье.

— Да! — горячо подхватил мальчик, и у него в глазах появились озорные искорки.

Энди запихнул в рот вилку с картофельным пюре и запил молоком, оставившим тонкие усики на его верхней губе.

— Меган, ты самый лучший повар из всех, — похвалил он, вытирая рот салфеткой.

— Она наш единственный повар, — вмешался Кейн. Он испугался, что Меган неправильно расценит замечание Энди — подумает, что через его дом прошел целый отряд женщин.

Энди пожал плечами и продолжал уплетать за обе щеки, как будто его не кормили целую неделю.

Кейн отвел взгляд и встретился глазами с Меган, сидящей напротив. Он хоть и неохотно, но согласился с высокой оценкой кулинарного искусства Меган. Он не ходил в магазин почти неделю, и все-таки она ухитрилась приготовить сытный, вкусный обед. Она достала замороженные грудки цыпленка, разморозила их в микроволновке — он даже не знал, что эта штуковина может такое делать, — потом обваляла в сухарях и поджарила на растительном масле со специями, пока корочка не стала коричневой и хрустящей, а мясо — нежным и сочным.

Кольцо Саладина. ч2. 28. — Стрелец — LiveJournal

Мы постояли немного молча плечом к плечу, вороша ногами палую листву и старую хвою.
— Значит, поэтому ты к телефону не подходил? – спросила, наконец, Нора.
— Да, — сказал я, хмуро косясь на сосны. — Сначала ещё было ничего, я надеялся. Я же сразу сюда пришёл, прямо в первый же вечер. И не смог зайти. Подумал: что я тут вечером в сумерках увижу, завтра приду. Назавтра пришёл днём – опять облом. Потоптался, решил, что я куда-то спешу, перенёс на завтра. Завтра пришёл – опять что-то царапнуло. Короче… прилетел девятого, сегодня семнадцатое. И ничего за эти дни, с каждым днём только хуже. Делаешь несколько шагов — и сразу мысль: а если опять? А что дальше? А если не выйду? А мать? А сестрёнка? Они на меня надышаться не могли, когда я у них был… Кстати, спасибо тебе за духи. Женщины были счастливы. И ты была права – тётка просто растаяла.
— Ну, ладно, а дальше что? – спросила Нора.
— Дальше… такая тоска навалилась от этого… Мне было уже не до звонков и не до разговоров. Никого уже не хотелось видеть, а каждый вечер хотелось напиться.
— И ты напивался, — подытожила Нора.
— Ну, в общем, да, — сказал я. — А ты как думала? Я мечтал сюда со своей девушкой приехать. Конечно же, мы вместе с ней примчались бы сюда. А сейчас думаю: может, к лучшему. По крайней мере, она не увидела меня таким…
— Ну, положим, это не трусость, — сказала Нора. – Трус за свою шкуру трясётся, а ты за родных боишься. Вспомни, сколько тебе было, когда ты вышел драться против троих. Ты же не испугался.
— Злость тогда победила страх, — сказал я. – Я просто отбросил страх. А сейчас…
— А до Москвы ты был тут?
— Представляешь – нет, — сказал я. – Даже в голову ни разу не пришло, чтобы прийти, проверить. Я о другом тогда думал. Я о ней думал. Рад был, что из больницы вышел, потом в Москву засобирался, планы всякие…
— Ладно, — Нора перевесила сумочку на другое плечо, — возьми меня за руку.
— Зачем? — спросил я с подозрением.
— Затем, что я одна боюсь, — усмехнулась Нора. — Возьми меня за руку и пошли.
— Нет. Ещё не хватало тебя впутывать, — буркнул я.
— Тогда я одна пойду, — сказала Нора и сделала шаг с аллеи.
— Стоп! – я преградил ей дорогу. – Не сходи с ума!
— Слушай, хватит, а? – сказала Нора с раздражением. – Этот парк нами хожен-перехожен. Я тут каждую веточку знаю.
— Я тоже так думал! – я повысил голос.
— Ты был пьян и была ночь, – веско сказала Нора и опять направилась в чащу.
— Подожди! – я сильно развернул её на себя и вгляделся в глаза. – Нора… хорошо, пойдём. Только не отходи от меня ни на шаг.
— Чеслав, оглянись. Окстись. Люди ходят, машины ездят. Мы просто пойдём рядом. За руку. Объясни мне, что может случиться, если мы будем держаться за руки?
— Не знаю. Я могу споткнуться и упасть. Ты можешь споткнуться и упасть… Мы оба можем упасть. А поднимется только один.
— У тебя больное воображение. Под ноги смотреть надо.
Она постояла, глядя в чащу.
— Хорошо, уговорил, — сказала она смиренно. – Не пойдём.
Она посмотрела мне в глаза.
И я сразу почувствовал уверенность. Взял её за руку. Тёплой была её рука. Надёжной, смелой. И одновременно нежной, женской. Я сжал её ладонь. Нора… лучшей подруги у меня, наверное, не будет в жизни. По крайней мере, пока не было. Чтобы вот так, в любую трудную минуту рядом быть. И пусть даже обругать. И пусть даже по морде дать. Но не предать.
Мы двинулись, прошли несколько шагов. Сердце у меня, всё-таки, стучало. Невольно я оглянулся на дорогу. Там продолжалась жизнь, шли люди, проехала девчонка на велосипеде… Я глубоко вздохнул, стараясь унять сердцебиение.
— Смотри внимательно, — сказала Нора. – И вспоминай, как ты шёл. Деревья вот так стояли? Или как-то по-другому? Как у тебя в памяти осталось?
— Всё было так, — я старательно вглядывался в деревья, не теряя из вида землю. — Я не так много и прошёл. Потом стоял вот здесь и вот здесь, – я показал рукой. — В себя приходил. Ну, может, сделал несколько шагов в сторону. Вот отсюда примерно собрался возвращаться. Повернулся – и…
Я повернулся. Впереди, в просвете деревьев и кустов, охваченных зелёной дымкой, светлела аллея, с которой мы свернули.
— Именно вот так пошёл? – спросила Нора. – К дороге?
— Да, мне показалось, что я пошёл к дороге.
— Сколько ты прошёл?
— Долго. Дольше, чем идти до дороги. Поэтому и забеспокоился.
— Так, сейчас пойдём в сторону беседки. А ты прикидывай по времени. Представляешь, как идти?
— Конечно.
Мы пошли, по-прежнему держась за руки. Старый парк – а на самом деле кусок леса – был прекрасен в своём весеннем расцвете. За неделю, что я провёл здесь, весна уверенно взяла всю природу в свои руки. Сквозь старый лист и хвою пробивалась трава, там и сям белели среди зелёных мшистых стволов мелкие лужайки подснежников, свистели птицы… Всё было юным, лучезарным, немного хмельным, совсем не угрожающим…Сердце моё постепенно перестало тарахтеть и, когда мы добрались до беседки, я уже был почти совершенно спокоен и даже весел. Помог Норе взобраться по ступенькам, мы сели на скамейку.
— Ну, что? – спросила Нора, доставая из сумочки сигареты.
— Раньше, — сказал я. – По времени дольмен появился раньше.
— Но ты мог пойти именно в эту сторону?
— Это было бы странно, но, в принципе, мог. Я плохо себя чувствовал, было тошно, была слабость. Пока я там очухивался, мог потерять ориентировку, конечно.
— Ну, вот и ответ, — сказала Нора. — Пьяный, злой, в темноте…
— Это объясняет только то, что я сбился с пути, — возразил я.
— Нет. Это всё объясняет, — сказала Нора.
— В смысле? – я посмотрел на неё с любопытством.
— В смысле, что спьяну может примерещиться всё, что угодно.
Я взял сигарету из её пачки, задумчиво повертел.
— То есть, у тебя есть стройная версия, которая всё объясняет? Прямо всё?
— Ну, конечно, — сказала Нора.
— Ну-ка, ну-ка? – спросил я с интересом. — Может быть, ты даже знаешь, где я был те несколько дней?
— Нет, не знаю, — сказала Нора. – Но где-то пьянствовал.
— И ничего не помню, — саркастически добавил я.
— А когда ты помнил? Вот эту девицу, например, ты помнишь? – Нора посмотрела на меня. – Только честно?
Я задумался.
— Вот видишь, — сказала она с укором.
— Нет, погоди, — я поднял палец. – Как девицу, я её помню. – Она где-то в баре была с подружкой. Кажется, Катя. Или Олеся. Потом все пошли ко мне. Ну, тут я уже смутно… согласен… сколько там пошло со мной… помню, по лестнице поднимались… и все обнимались… в дружбе все клялись. Хотели выпить за дружбу… Выпили, конечно, за дружбу. Не один раз. Потом не хватило…
— Короче, — прервала мои лирические воспоминания Нора. – Ты банально заблудился в трёх соснах. Вышел на беседку, тебе спьяну в темноте померещился дольмен. Какое-то время ты блуждал вокруг, что совершенно естественно, потом споткнулся о ступеньку и упал. И уснул.
— Так, — я слушал с интересом. – А дальше? Как я очутился в промзоне?
— Вот проблема, — пожала плечами Нора. – А как ты очутился в больнице? На тебя просто наткнулись люди. И возле беседки на тебя тоже наткнулись. Припёрлись такие же бандерлоги. Разбудили, потащили дальше бухать. А может, уже и с пузырём были. Ну, отползли, может, куда-то, типа в корчму, но скорее всего, не дошли, под кустом назюзюкались по самое не хочу, потом вас понёсло за дальнейшим бухлом. Скорее всего, на машине, я так думаю, за самогоном — бандероги что попроще любят. Смотались в деревню к какой-нибудь Солохе, квасили там, может, и заночевали в сене… Может, и не одну ночь там в сене кувыркались… Ехали обратно – как раз мимо промзоны, солярка кончилась, завернули заправиться. Ну и опять забухали… А что, в промзоне негде квасить? Там-то как раз и бухают по-чёрному. И я думаю, буханьем не ограничилось дело. Судя по твоим красивым снам, там явно не обошлось без травки. Напились, накурились, нанюхались…
— Складно врёшь, начальник, – усмехнулся я. — Тебе надо сказочником работать…
— Я – вру? – Нора подняла брови. – Да ты вспомни себя два года назад. Как тебя полумёртвого домой привозили. Много ты помнил, где был?
Я сердито засопел. Тут Нора была права, не поспоришь. И в беспамятстве привозили, и откачивали, и не помнил я ни черта… было всё…
— Ну, ладно, а сны?
— А что сны? Сны к делу не пришьёшь. Сниться может что угодно. В том числе, и убедительные логические сюжеты. Особенно если нанюхаться.
— Самый первый раз я был совершенно трезвым.
— А когда был самый первый раз?
— А вот, когда ты от меня улетала. Помнишь? Когда я ключи тебе отдал. И уж кто был набуханный, так это не я, — мстительно добавил я. – Помнится, кто-то тогда среди ночи уговорил пузырь коньяка.
— А ты, конечно, был, как стекло, — иронически сказала Нора. – Вспомни, откуда я тебя вытащила.
— Так сколько уж времени-то прошло…
— Один день. Причём, ты пил вместе со мной на старые дрожжи, ты сам мне рассказывал, что вы тут две недели не просыхали… Так что, мон ами, уж поверь, промилле там было достаточно, чтобы видеть удивительные сны. Кстати, что тебе тогда снилось-то?
— Что-что… — я вздохнул. – Женщина.
Нора покатилась со смеху.
— Можно было и не спрашивать, — сквозь смех проговорила она. – То-то я с тобой уснуть тогда не смогла… И до какой стадии у вас дошло?
— Дура ты, — беззлобно огрызнулся я, достал зажигалку и закурил, наконец.
— Ладно, не рычи, — она отсмеялась, стала серьёзной. – Можешь, всё это восстановить в памяти? Хотя… — она посмотрела на часы. — давай не сейчас, давай потом. Думай пока. А сейчас пошли куда-нибудь. Жрать хочу. Да и ты, думаю, тоже. Вставай, Сусанин. У меня полная сумка денег от господина буржуина товарища Сороса. Предлагаю позавтракать, как белые люди, и одновременно пообедать. Приглашаю, в общем, тебя в ресторан. Вперёд.

продолжение следует

Майдан.doc | Colta.ru

В минувший понедельник в рамках проекта «Новая пьеса» на фестивале «Золотая маска» в столичном «Театре.doc» состоялась премьера «Дневников Майдана» — документального проекта Натальи Ворожбит и Андрея Мая об украинских событиях последних месяцев. Право первой публикации фрагментов «Дневников Майдана» авторы любезно предоставили COLTA.RU.

Наталья Ворожбит: «Три месяца члены театрального движения “Украинская новая драма” собирали материалы, интервью, свидетельства о людях и событиях Майдана, о себе. Говорили со студентами, избитыми во время первого силового разгона. Это событие стало поворотным в истории украинской революции. С казаками, служащими в самообороне Майдана и живущими по законам Запорожской Сечи. С парнями, которые строили катапульту и бросали коктейли Молотова в “Беркут”, с их девушками, которые подавали им бутылки с зажигательной смесью. С людьми, которые ненавидят Майдан и называют участников революции “майданутыми”. Говорили с волонтерами кухонь и медпунктов Майдана. Слушали друг друга. У авторов проекта один недостаток — мы всей душой поддерживаем Майдан и являемся непосредственными участниками событий. Основная задача — фиксация реальности и сиюминутная рефлексия. Пьеса не имеет финала, как не имеет пока финала борьба украинцев за свободу и справедливость».

Дневники Майдана (отрывки)
Авторы проекта: Наталья Ворожбит, Андрей Май
1 декабря 2013 года

Разгон студентов с 29 на 30 ноября вызвал огромную волну возмущения, и на воскресное Вече 1 декабря вышло рекордное количество людей. По разным источникам, от 300 тысяч до полутора миллионов.

В этот же день была попытка взять штурмом администрацию президента.

В этот же день была попытка повалить памятник Ленину.

В этот же день была взята Киевская городская администрация — КМДА.

Еще в ночь 30 ноября Михайловский собор открыл свои двери для пострадавших.

Юрко: Сколько было людей, не знаю. Там, на Майдане, объявляли 700 тысяч. Я не знаю, я был поражен, увлечен, когда увидел эту толпу, я вышел с улицы Институтской, там фотографировал, все здорово, такое воще — ох, люди проявили свою волю. Если бы н-не случилось этого события, избиения студентов, там кто даже не поддерживает регионалов, не поддерживает евроинтеграцию, но просто осуждает действия «Беркута», осуждает действия власти, е-е, еще с такой мотивацией еще много людей вышло. Е-у молодцы, собрались. Класс, все чудесно. Но просто — что дальше? Ну вот, сейчас народ собрался. И куда его поведут? Или что ему скажут наши лидеры? Они ничего не сказали. От этого стало очень обидно. Они объявили, что у нас есть три плана, А, Б и Ц, мы их вам сегодня не скажем, но скажем их завтра. И когда приехали вот эти лидеры, они сказали, что у нас есть еще четыре плана, но мы их снова вам не скажем, скажем только завтра. А, не, через два дня. Так я просто сам видел, что люди очень разуверились. Все ждали действий. И просто никаких действий или принуждения к действиям не произошло. И поэтому часть двинулась по Институтской… Пошла штурмовать администрацию… Я спрашиваю: братья, куда вы идете? Они говорят: так мы туда идем, говорят. А оттуда туда идем. И никто не знает, куда идти. Я не знал: зачем штурмовать эту администрацию? Или кого там? Президента нет. Захватывать документацию? Среди нас не вижу ни юристов, ни того, кто бы в этом разбирался.

Рыжая женщина: Ты в какой-то момент понимаешь, что ничего не слышишь, не видишь, и тебе очень хочется кашлять, потому что это газ. Я понимаю, что попала то есть в какие-то боевые действия, которые неизвестно откуда возникли — мы только что стояли на Майдане, ничего подобного не понимали, не слышали, не видели. И я услышала, что начинается атака. Что все начинают куда-то бежать, толкаться. И в этот момент я понимаю, что нахожусь среди каких-то людей, которые меня ну очень зажали между собой, прижали. И я между ними как солдат, как сардина. И они выполняют какие-то команды: «сели» — я с ними села, «встали» — я с ними встала. А потом «упали!» — я с ними упала. «Закрыли рот» — ну я не помню точные какие-то фразы, но это было так. И я была в свитере, я натянула свитер, и это там… спасло. «Встали», «побежали» — и я с ними побежала, потому что у меня не было выхода. Я попала в какое-то подразделение кого-то, кто там что-то делал. Но это было очень четко, по-военному, тренированно. И благодаря им я вместе с ними оттуда выбежала до конца Банковой, а дальше они уже начали врассыпную кто куда. Конечно, я тоже начала бежать, потому что сзади, ну там в метрах двух, бежали беркутовцы и всё тупо лупили палками. Что видели — то лупили. Я, конечно, просто убегала, чтобы н… н… мне не попало по голове. Когда мы бежали, много людей спотыкалось и падало, потому что Институтская — там всякие клумбы, всякая фигня. Кто-то мог перескочить, кто-то не мог перескочить, кто-то падал — тот падал, его сразу топтали, и тут же беркутовцы били сверху, добивали, кричали. Я слышала, как там «я журналист, я пресса» — «ах ты, сука» — и получай. Я как раз в этот момент заметила — там есть венские булочки напротив Нацбанка, ступеньки, и я поняла, что это ну… мое спасение. Я по этим двум ступенькам прыгнула вниз, прижалась, беркутовцы промчались, но в этот момент стояла женщина, обычная такая — в нормальном возрасте, в каком-то там среднем — женщина с плакатом каким-то. Что-то она там хотела — требовала. Беркутовец бьет какого-то молодого хлопца по спине, тот падает, толкает эту женщину, она падает на перила — такие железные разные перила. Так и лежит. Беркутовцы пробегают, потом идут назад. А я говорю ребятам, которые рядом: «Давайте ее поднимем». Мы ее поднимаем, переворачиваем, а у нее вместо лица просто кусок мяса. Ее еще сверху ударили, и она упала этим лицом на эти разные железные перилки и расквасила себе нос, глаз, все что можно — просто все в крови. Парни даже растерялись, а я достала свое удостоверение журналистское — к тому времени я уже сделала удостоверение. И говорю им: «Ей нужно в “скорую”», достала, перед собой выставила удостоверение. Беркутовцы еще бегали, но уже отступали. Они взяли ее за руки, стали нести, я кричала, что я пресса-пресса, хотя уже понятно, что это бессмысленно, но это хоть как-то…

Андрей-2: Первое мое было соприкосновение настоящее с революцией произошло на кухне. Потому что я увидел, что там у парня… мы подошли там на кухне хотели там взять бутербродик какой-то, я увидел парня, у которого была порезана рука, и, э, течет кровь, и он это так все делает. И это там чаечки, бутербродики, и он это все так делает. И у него нету там и секунды, чтоб там чтоб как бы это остановиться. Говорю, давай иди, э, я достал ему салфетку, положил на руку, сказал: иди, я постою за тебя. И так я простоял, с сумкой своей тяжелой, около 4—5 часов. От. Фасуя чай чайки про от такое такой был поток большой от. И я хочу сказать, что на тот момент я понял, что рядом со мной стояла женщина, а она так 2 дня уже работала, и, э, с 8 там до 10. Я спросил, когда у вас смена. Она: какая смена, мои диты тут стоялы, начить, нихто их тут не зминяв, и я буду стоять.

Андрей: А я спускаюсь и вижу, как там залезают на втором этаже в КМДА, и ставят флаг красно-черный, и выбиваются окна. И я просто понимаю, что все, что мне надо, в КМДА. И тут вот… это все происходит, открытие двери, счастливые люди, и просто идет такой поток, э-э, через центральный вход людей туда, шурует туда наверх. И вносит тебя, мы заходим, и еще не так много как людей. И народный депутат Украины вид свободы проголошуе про створення революцийного комитета, и я записую это на диктофон. И они снимают портрет президента и ставят, и, что меня поразило, что они бережно его поставили его в угол. То есть… сначала поставили вверх ногами, а потом уже перевернули, шоб уже ниче не видел. Но никто не разбил стекло там на этом, на-а портрете президента, да. И я выхожу обратно и встречаю на входе такого стоящего и смотрящего, но очень известного режиссера из Прибалтики, который приехал для того, чтобы сегодня встретиться с людьми театральными и показать им вечером спектакль. И я говорю, ты хочешь сюда, он говорит, да-да, я хочу, и мы заходим обратно, возвращаемся в зал, и там вот стол, да, там столы перед президиумом. Я говорю, садись, посидим. Ну и мы садимся за этот стол президиума, так просто сидим. И сразу же появляются люди, которые начинают нас фотографировать. Я говорю, ну вот, видишь, ты вот не зря приехал в Украину.

И там рояль такой стоит, думаю, ну почему люди не играют. Ну эти колонны. Почему же люди не играют на этом рояле. И кто-то садится и начинает играть на рояле. И потом пошла эта череда сменных игрунов на рояле, да. Я говорю: а давайте там Бетховена, гимн там, э, Евросоюза. И никто не может Бетховена и гимн Евросоюза. Там Шопена играют. Ну шо-то там такое, про цветочки все. К тому моменту, когда мы были, это превратилось в светский раут, потому что играл рояль. А еще пацаны, а-э-э, ну, ну которые, видно, приехали с небольших городов, они фотографировались там на фоне рояля, садились, типа я играю.

Рыжая женщина: И как-то там все стало… ну очень… с одной стороны, вроде оптимистично, радостно — вот победа. Мы пошли в Михайловский златоверхий, и я пошла… Впервые такое видела — зашла вовнутрь, и там действительно шла служба, а на полу лежали одеяла, какие-то еще коврики. И там кто-то сидел, кто-то спал из людей. И они их принимали как-то тихо, без какой-то истерики.

Андрей-2: А я еще накуренный был, меня, ну, совсем там развезло. Я решил как-то ходить. Я обошел три раза вокруг Михайловского собора. Потому что знаю, что это так ходят буддисты… да-да-да. Паломничество. А потом я зашел за Михайловский собор и увидел там, э-э, нашу, э, Лену, которая стояла… глазами у стены. Просто как бы отдавалась этому пению, молитве. И я тоже. Я пока, это, сидел. Мне пока было плохо. Ну, потому что это тяжело. Ну, в физически тяжело. И в уже было поздно, уже 1 ночи, я постепенно начал как бы засыпать. И меня поразило, что ну как бы что там тоже люди как бы спят, э, вс… священник читает молитву… И это очень сильно тронуло, я помню, я подумал тогда, что в Украине есть, ну, есть, ну, какие-то святые вещи. Ну есть они достаточно так глубоко находятся. Но они как бы есть. То есть ложишь себе каремат, и там алтарь, которому там молились, ну, не тисячу лет назад, ну там 600 лет назад. Возле Преображения. Я лег возле руин церкви и, э-э, заснул там на несколько часов.

Юрко: Действительно, как в кино, от и у меня такое было. От как в кино, и потом, когда ты заходишь, ну, в этот, в Михайловский монастырь, и первая картина тебе бросается в глаза: большой иконостас, и стоит и, эу, батюшка маленький. Он, наверное, самый маленький из них всех. Но не молодой. И, э, когда он читал молитву, и потом ты замечаешь, ну, э, опускается, ну, э, замечаешь, что везде-везде лежат люди, спят. И он читал-читал даже не канонированными текстами, а о там «просив за студенство. Просив там, просив за лидерив, э, просыв за президента. Э шоб помилуй, Господи». И как бы вот так такое впечатление, как будто своими словами он читал, это действительно было очень сильно. И вот и просто потом когда лег, э, лег, ну, постелил какой-то пиджачок, э, лег под иконой святого Евгения, и то ли мое расплывалось сознание на тот момент, то ли оно начало выдавать у меня. Ну уснуть просто не можешь. Ну вот нервная система, ну она тебе не дает уснуть. И такая фантазия, тебе слышатся звуки взрывов еще на Михайловской, что на Михайловской площади вышли какие-то бэтээры, которых все ждали уже. Вышли там с России там, со Львова. Э-э-э, ну, я понимал, что этого не может быть. Я сам себя уговариваю, понимаю, что этого не может быть, но тем не менее, э, все равно как бы мне слышатся эти звуки. И тока когда там где около полтретьего пришел там товарищ какой-то, э, с Польщи, я спрашиваю — там все спокийно? Да, все спокийно. И как-то странно получилось, неприлично даже — я перевернулся на правый бок и так и уснул.

Гимн

Преподаватель театрального вуза: Я викладаю режисуру. Ось, але в мене є така цікава річ. Я от хожу на кожне віче і коли почінають співати гімн, я співаю разом з усіма і не можу з собою нічого подіяти, бо в мене повні очі сліз. Потім це все висихає, потім проходить ще година і я знов плачу. і так три неділі підряд. і я розумію, що я важко хворий (всі сміються). Я вирішив після свого ректорату зайти в свою поліклініку і підійти до невропатолога…

Девушка: Можно по-русски, наверное.

Преподаватель театрального вуза: К невропатологу. Отстоял очередь там, он пользуется огромной популярностью.

Мужчина: Мабуть всі гімн співають.

Преподаватель театрального вуза: Да. Пришел, поделился своим горем. Она выдержала паузу и сказала… так посмотрела, кто к ней пришел, и говорит: «Вы ж как будто бы нормальный человек… а много там людей кроме вас?» Я тоже выдержал паузу и говорю: «Да миллиона полтора». Она так: «А почему же никто не работает?» Я говорю: «Как не работает? Все работают. Вот с кем я общался — женщина, которая ночью нарезает бутерброды, днем работает директором ресторана. Люди, которые оказывают первую врачебную помощь, — оказывается, врачи “Скорой помощи”, и огромное количество людей, которые кто-то просто закрывают свой бизнес и… живут на Майдане». Ну, в общем, я почувствовал ее абсолютно индифферентное отношение, она записала в рецепте, сказала: «Ну вот… подойдите в аптеку, я думаю, это вам поможет». После того как я пошел в аптеку и мне сказали — с вас 586 гривен, я понял, что она мне тем самым отомстила за мой Майдан, поэтому… вот это как раз тот Майдан как демаркационная линия, которая проходит по сердцу. Как раз в левой части, как бы через сердце. Точно так же с Майданом. Нельзя требовать у всех, чтобы они разделяли это состояние, но то, что, как сказал один священник греко-католической церкви, «великое дело — Университет Майдана». Вот те люди молодые, которые стоят, и немолодые, и проходят это чистилище — это горнило, они меняются — абсолютно другие…

Мужчина: Вы выкинули этот рецепт или нет?

Преподаватель театрального вуза: Я уже заплатил деньги и пью, да. Там написано, вы же знаете: только через три недели будет виден результат.

Девушка: А вы на Виче пойдете в воскресенье? Расскажите потом, ладно? Подействует хоть как-то на вас или нет?

Преподаватель театрального вуза: Да, теперь только от слова «Вече» я уже плачу (смеется). Сначала зашел к терапевту, она говорит: «Нет-нет, с вашей проблемой — только к невропатологу». Хорошо, что не к психиатру.

Девушка: А почему вы считаете, что это выходит за пределы нормы?

Преподаватель театрального вуза: Нет, ну я понимаю, что я начинаю об этом рассказывать и у меня тут становится комок. То есть… это как бы… я понимаю, что в общем-то… Выдавливаем из себя раба. Вот и все. Процесс нормальный, но потом глаза очень режет.

Мужчина: Я тоже плачу, когда на Майдане нахожусь среди каких-то событий.

Преподаватель театрального вуза: Ну, в огромное вот это энергетическое поле ты попадаешь — невероятное энергетическое поле.

Девушка: Я только подхожу, только захожу, вижу этих людей — начинаются слезы на мокром месте.

Мужчина: У меня тоже вот похоже.

Преподаватель театрального вуза: Дать вам рецепт?

Все смеются.

После кровавых событий 18—20 февраля

Наташа Ворожбит: У меня есть родная тетя, сестра папы. Я ее не видела 15 лет. Я ее вообще видела два раза в жизни, на дне рождения папы и на его похоронах. И вот снова встретила, на Майдане. Тетя Женя… 68 лет.

Тетя Женя: Я стояла над убитым Нигояном и рыдала… И подошел ко мне мальчишечка и говорит: не плачь, мамо, пойдем до нас. И отвел в палатку… И я осталась там. И кушать готовили, и убирали, и там палатки ставили, и, в общем, когда уже трудно пришлось, и камни носили, и под водомет вот этот попали. Вся была мокрая, переодеться не во что. Холодно! Переодеться не то что не во что — некогда! Потому что тут такая паника! Забежал мальчик — «Бегом! Бегите на Михайловскую площадь, потому что беркутовцы бегут с этой стороны». И когда мы стали бежать… Почему у меня так получилось, что все это сгорело, — кричат: «Не бегите! Потому что они спускаются вниз». И эти ящики с салом. Поднимала 20-килограммовые ящики с салом… Да, в костер же бросали. Чтобы не тушить костер. Чтобы разжечь его. Если ты помнишь, был такой вот пояс огненный. Его же надо было чем-то поддерживать. Одежду с себя даже бросали. Продукты. С себя снимали вещи. Где-то ботинок один мой делся. В общем, все бросали. Чтоб горело. Чтобы от них обороняться. Все, что можно было. Гуманитарная помощь, одежда, все туда носили. Палатки…. Я как бы в этот день утром зашла в банк, сняла 4000, мне же надо мужу памятник делать. И получила зарплату, и вот эти деньги, и ключи мои, и мобилка, и все на свете, и очки, и все на свете, все, в общем… Взяли с палаткой и понесли в костер… А сала… Килограмм пятьсот отнесли… Сало несли ящиками…

Там какое-то село машину загнало этого сала. Потом же ж этот профсоюзный дом загорелся. Смотрим на них — мальчишки стоят в окне. Ну паника, ну ужас — как их достать оттуда! А они, дурачки, вещи бросают свои. Амуницию, какие-то пакеты, всё. И за ними пламя такое, огонь такой. Я не знаю, думаю, что погибли. Смотрю, беркутовцы все равно ж наступают. Ребята, смотрю, кричат: «Камни, камни давайте!» Я за эти камни… И, видимо, кто-то толкнул, и я так ударилась. Когда пришла уже, затишье уже, искать вещи — нет вещей и палатки. В общем, кошмар какой-то. И я не знаю, куда деться, куда пойти. Потому что нигде ж ничего нет. Когда я попросила телефон, вспомнила телефон сына. Он в панике: ты где, мама…

Пришел ко мне начальник, кто-то из штаба. Ну там начальник или что. И так удивился. Темно так еще, а я сижу у костра и кушать готовлю. Он: «Ну так война войной, а обед по расписанию». Вот так я там была. Наташа, реально страшно. Потому что потом я прочитала, нам там осталось быть полчаса. Зачистка шла полная. Обещали… не то что обещали — сказали, что там разбились на сектора, на каждый был выделен свой снайпер, свои эти самые. И нас бы уничтожили. Они же уже прорвали. Мальчишки же кричали… Подходит и говорит: «Мамочка, уходити, ради бога! Ну что вы здесь…» Я говорю: «Никуда отсюда не уйду. Меня не тронут». — «Ну что, не тронут? Из-за вас мы погибнем, будем защищать вас». Ну че… Я, конечно, осталась… Куда я побегу? Так это прошло. Ну, конечно, этот ужас… Я вот ложусь спать, и передо мной этот мальчишка, которого принесли. Освежеванный труп. Одно вот лицо — белое, а все остальное — красное. Что ему сделали — не знаю. То ли обгорел, то ли бог его знает — в общем, полностью был красный. Они там вокруг него что-то делали. Палатка напротив — аптечная не аптечная, скорой помощи, напротив вот буквально. И все это видно. Я его супами кормила полчаса назад! И труп привезли. А такой легінь был, львовянин, все им любовались. Красивый, большой мужчина. Принесли его… Ужас. Бывает, как в ажиотаже вспоминаю, так аж задыхаюсь от этого ужаса. Этих беркутовцев ведут, три человека. Выхватили сразу. Тройное кольцо ведут его, чтобы не разорвали. Народ его, прям как Александра Невского, рвали его на куски, разорвали на части бы его, этих мальчишек. Мы оберегали так. А один мальчик в форме стоит, лет 17, и, значит, кричат: «Не трогайте его, не трогайте! Пусть живут!» А другой: «Пусть живут?! Моего брата тільки що вбили».

А один говорит, тоже парень, меня, говорит, таки поймали беркутовцы, повалили вот на землю, и они как бы пошли вперед дальше, а один как-то остался, говорит, прикрийся щитом. Я прикрылся его щитом, и тот начал рядышком колоть, типа он его колет, и беркутовцы пробегают мимо и не трогают его. Только они отбегают, а он говорит: теперь беги в другую сторону. Да, спасал, спас его. И, говорит, я побежал. А еще пример: когда были возле Октябрьского дворца, женщина, это, наливала смесь Молотова, я, кстати, тоже смесь Молотова наливала. И, говорит, все уже поразбежались, а она одна, видно, терять нечего, или некуда бежать, или испугалась, или, может быть, затормозилась, продолжала наливать. Кто ни пробегал из беркутовцев, все ее штыркали в грудь, то я не спросила, чем, может, шомполом, может, еще чем, и она уже почти мертвая, и они пробегают и все в одно место. А потом, говорит, последний пробегает, и в лицо ее, и прям размазал и снес ей лицо, чтобы даже не опознали. И говорят, что и в костры бросали ребят недобитых. Ну это ж говорят, я не видела. Говорят, вот он там живой, ну вот раненый, может быть, там рука или что-то… Кричит. А они его раскатали, там же был костер, вернее, эта полоса шириной ну, наверное, в две комнаты шириной, и это все туда бросали-бросали. Столы несли, все, что можно было нести… И его так раскачали и в костер… Ой, Боже. Ну я-то все, знаешь, наполовину… это такое дело. То, что я видела, могу сказать, то, что не видела, — не могу. Слышала, только что рассказывали.

Буквально перед утром, часов, наверное, в семь утра, четыре автобуса львовян прорвалось. И какое-то так подспорье было. И там как-то все быстренько объединились и закрыли ту дыру, через которую все эти лезли…

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Как «Поехали, Брэндон» стало кодом оскорбления Джо Байдена

ВАШИНГТОН (AP) — Когда республиканский член палаты представителей Билл Поузи из Флориды завершил выступление в Палате представителей 21 октября ударом кулака и фразой «Поехали, Брэндон!» многим, кто слушал, это могло показаться загадочным и странным. Но эта фраза уже набирала обороты в правых кругах, и теперь, казалось бы, оптимистичные настроения — фактически заменяющие ругательства в адрес Джо Байдена — повсюду.

Республиканец из Южной Каролины Джефф Дункан на прошлой неделе надел маску «Поехали, Брэндон» в Капитолии.Сенатор от Техаса Тед Круз позировал с надписью «Поехали, Брэндон» на Мировой серии. Пресс-секретарь сенатора Митча МакКоннелла ретвитнул фотографию фразы на вывеске строительства в Вирджинии.

Строка превратилась в консервативный код чего-то гораздо более вульгарного: «Ф- Джо Байден». Это самая ярость среди республиканцев, желающих доказать свои консервативные взгляды, — не такое уж секретное рукопожатие, которое сигнализирует, что они синхронизированы с базой партии.

Американцы привыкли, что их лидеров публично высмеивают, и часто грубые выражения бывшего президента Дональда Трампа, казалось, расширяли границы того, что считается нормальным политическим высказыванием.

Но как республиканцы остановились на фразе Брэндона в качестве замены ее более вульгарного двоюродного брата из трех слов с рейтингом G?

Он стартовал 2 октября на гонке NASCAR на трассе Talladega Superspeedway в Алабаме. Брэндон Браун, 28-летний гонщик, выиграл свою первую серию Xfinity и давал интервью репортеру NBC Sports. Толпа позади него скандировала что-то, что сначала было трудно разобрать. Репортер предположил, что они скандировали «Поехали, Брэндон», чтобы подбодрить водителя.Но становилось все более ясно, что они говорят: «Черт возьми, Джо Байден».

NASCAR и NBC с тех пор предприняли шаги, чтобы ограничить «окружающий шум толпы» во время интервью, но было слишком поздно — фраза уже стала популярной.

Когда несколько недель назад президент посетил строительную площадку в пригороде Чикаго, чтобы продвигать свой мандат на вакцинацию или тестирование, протестующие использовали обе фразы из трех слов. На прошлой неделе кортеж Байдена проезжал мимо плаката с надписью «Поехали, Брэндон», когда президент проезжал через Плейнфилд, штат Нью-Джерси.

Группа скандировала «Давай, Брэндон» возле парка Вирджинии в понедельник, когда Байден выступил от имени кандидата на пост губернатора от Демократической партии Терри МакОлиффа. Двое протестующих полностью отказались от эвфемизма, подняв нарисованные от руки таблички с ненормативной лексикой.

В пятницу утром на юго-западном рейсе из Хьюстона в Альбукерке пилот подписал свое приветствие через систему громкой связи фразой, что вызвало слышимые вздохи у некоторых пассажиров. В заявлении Southwest говорится, что авиакомпания «гордится тем, что обеспечивает гостеприимную, комфортную и уважительную атмосферу» и что «поведение любого человека, вызывающего разногласия или оскорбление, не оправдывается.

Ветеран рекламного агентства Республиканской партии Джим Инночензи не стеснялся закодированной грубости, назвав ее «забавной».

«Если вы не живете в пещере, вы знаете, что это значит», — сказал он. «Но это сделано с небольшим классом. А если вы возражаете и относитесь к этому слишком серьезно, уходите ».

Президенты Америки веками терпели подлость; Гровер Кливленд слышал скандирование «Ма, ма, где мой папа?» в 1880-х из-за слухов, что у него родился внебрачный ребенок. Томас Джефферсон и Эндрю Джексон были предметом стихов, в которых использовались расистские образы и обвинения в двоеженстве.

«У нас есть чувство достоинства президентской должности, которое на протяжении всей американской истории постоянно нарушалось, к нашему ужасу», — сказал Кэл Джилсон, политолог и профессор кафедры политологии Южного методистского университета. «Мы никогда не устаем ужасаться новым возмущениям».

Было много старых безобразий.

Граффити «Ф-Трамп» до сих пор отмечают многие эстакады в Вашингтоне, округ Колумбия. Джорджу Бушу в лицо бросили туфлю.Билла Клинтона критиковали с такой страстью, что его самых громких критиков назвали «психами Клинтона».

Однако самая большая разница между настроениями, которыми обзывали Гровера Кливленда в прошлом, и современными политиками, — это усиление, которое они получают в социальных сетях.

«До распространения социальных сетей несколько лет назад не было легкодоступного общественного форума, на котором можно было бы выкрикивать самые отвратительные и темные общественные мнения», — сказал Мэтью Дельмонт, профессор истории Дартмутского колледжа.

Даже расизм и язвительность, которым подвергался бывший президент Барак Обама, были смягчены отчасти потому, что Twitter был относительно новым. ТикТока не было. Что касается Facebook, то недавно просочившиеся документы компании показали, что платформа все больше игнорирует разжигание ненависти и дезинформацию и позволяет им распространяться.

Часть США была разгневана задолго до момента Брэндона, полагая, что президентские выборы 2020 года были сфальсифицированы, несмотря на множество доказательств обратного, которые прошли проверку пересчетом голосов и судебными разбирательствами.

Но гнев теперь вышел за пределы стойких сторонников Трампа, сказал Стэнли Реншон, политолог и психоаналитик из Городского университета Нью-Йорка.

Он сослался на вывод войск из Афганистана, ситуацию на южной границе и злобные дебаты в школьном совете как ситуации, в которых все большее число людей, которые открыто не выступали против Байдена, теперь чувствуют, что «как американские учреждения сообщают американскому обществу то, что они ясно видят и понимают. правда, на самом деле неправда.

Трамп не упустил момент. Его Save America PAC теперь продает футболку за 45 долларов с надписью «Давай, Брэндон» над американским флагом. Одно сообщение для сторонников гласит: «#FJB или LET’S GO BRANDON? В любом случае президент Трамп хочет, чтобы ВЫ получили нашу новую рубашку ICONIC ».

Отдельно на витринах появляются футболки со слоганом и логотипом NASCAR.

А что до настоящего Брэндона, все было не так хорошо. Он ездит в небольшой команде, которой не хватает финансирования, и принадлежит его отцу.И хотя эта победа — его первая победа в карьере — была для него огромной, команда долгое время боролась за спонсорство, а существующие партнеры не продвигали драйвер с момента появления слогана.

___

Авторы Associated Press Амер Мадхани, Мэри Клэр Джалоник, Брайан Слодиско и Уилл Вайссерт в Вашингтоне и Дженна Фрайер в Шарлотте, Северная Каролина, внесли свой вклад в этот отчет.

Смущающая эволюция «Поехали, Брэндон»

Недооцененная радость современной жизни состоит в том, что вам не нужно смотреть прямую трансляцию, чтобы увидеть все неудобные ситуации, в которых оказываются люди, в прямом эфире.У меня нет даже телевизора , и я бы никогда не смотрел репортаж NBC Sports о гонке NASCAR, но все же у меня был шанс увидеть отрывок репортера Келли Ставаст от 2 октября, который пытается взять интервью у автогонщика Брэндона. Браун после неожиданной победы, в то время как толпа позади них скандировала «Трахни Джо Байдена». «И вы можете слышать песнопения из толпы», — рассказала Ставаст в камеру, прежде чем повторить то, что, по ее мнению, она слышала: «Пойдем, Брэндон». Как я бы сказал, отправив эту ссылку кому-то в середине рабочего дня: «LOL!»

Потом это стало хэштегом и всем, о чем вы, возможно, слышали.Люди, которым не нравится Джо Байден, подхватили «Пойдем, Брэндон» и сразу бросили шутку в землю. Люди, которым или , такие как Джо Байден, начали бороться с этим в социальных сетях, как если бы эта фраза была последней и величайшей угрозой демократии, а социальные сети были местом, где следует бороться с серьезными угрозами демократии. Это политический дискурс в эпоху Твиттера: хэштег становится раздражающим для группы людей, поэтому они пытаются перепрофилировать его или заменить своим собственным искусственно созданным хэштегом.Если вам довелось видеть на своей временной шкале либерала за последние несколько недель, который написал в Твиттере # Спасибо, Брэндон президенту, которому они якобы нравятся и которого они поддерживают, то вот почему. Но что касается всего этого вместе, главный вопрос все еще остается без ответа: Почему?

Республиканские политики с энтузиазмом восприняли фразу «Пойдем, Брэндон», вероятно, потому, что это напомнило о безудержной, массовой энергии мемов, которая определила президентство Трампа. Представитель штата Южная Каролина Джефф Дункан нашел маску для лица Let’s Go Brandon; Сенатор Тед Круз от Техаса написал несколько сбивающих с толку твитов, свидетельствующих о том, что фраза ему нравится; Представитель Флориды Билл Поузи первым сказал это во время выступления в Конгрессе.Лорен Боберт, представительница Колорадо, которая более известна тем, что однажды поддержала теорию заговора QAnon, добавила Let’s Go Brandon на спину платья, которое она носила на вечеринке на курорте Дональда Трампа в Мар-а-Лаго в начале ноября, имитируя Платье Александрии Окасио-Кортез Tax the Rich Met Gala.

Это начало массивной и неудержимой красной волны. Мы идем, чтобы вернуть наши права, нашу свободу, затем Конгресс и Белый дом. #letsgobrandon

— Томи Ларен (@TomiLahren) 3 ноября 2021 г.

Между тем экономия внимания предоставляет другие стимулы.Пользователи TikTok и Twitter загружали клипы групп, скандирующих «Давай, Брэндон» на различных спортивных мероприятиях; кто-то взломал два случайных дорожных знака в Северной Вирджинии, чтобы отобразить эту фразу; горстка людей включила его в свой костюм на Хеллоуин, и по крайней мере один парень поместил его в свой грузовик. Несколько пользователей TikTok переставляли большие декоративные буквы в Hobby Lobby, чтобы написать «Поехали, Брэндон», чтобы стать вирусным. Когда Брайсон Грей, рэпер, который был представлен The New Yorker как сторонник Трампа и как рэпер, выпустил песню «Let’s Go Brandon», это вытеснило Адель с вершины чарта продаж iTunes.Как и ожидалось, кампания Трампа начала продавать и футболки Let’s Go Brandon.

Если все это звучит для вас как-то по-детски: Да. Возможно, именно поэтому либералы, пострадавшие от выборов 2016 года, когда они узнали, что детские мемы и онлайн-розыгрыши могут быть поводом для беспокойства, отреагировали так, будто «Пойдем, Брэндон» было кодом чего-то более зловещего, чем довольно скучное оскорбление, а затем решил ответить Брэндону (по-юношески) еще Брэндон . В начале ноября MeidasTouch, комитет политических действий против Трампа, специализирующийся на социальных сетях, начал побуждать своих последователей подрывать оригинальный хэштег #LetsGoBrandon, отправляя президенту искренние благодарственные письма и отмечая их #ThankYouBrandon.«Лол, мы всегда разрушаем их дебильные и детские лозунги», — пошутил известный деятель # Сопротивления Скотт Дворкин со своим 1 миллионом последователей. Это сработало до такой степени, что #ThankYouBrandon стал популярным хэштегом в США, хотя он также спровоцировал победный круг для толпы #LetsGoBrandon, которой была предоставлена ​​еще одна возможность указать, что левые «съеживаются» и «могут это мем «. Вскоре MeidasTouch начал продавать футболки, худи и кофейные кружки #ThankYouBrandon.

#ThankYouBrandon занимает первое место в общенациональном тренде.pic.twitter.com/Z0eqFI2MyZ

— Достижения Байдена (@BidensWork) 5 ноября 2021 г.

Другими словами, демократы возвращают… имя Брэндон республиканцам. Но с какой целью? По своему духу Брэндон против Брэндона напоминает маниакальную энергию избирательного цикла 2016 года, когда избиратели Трампа вернули оскорбление прискорбных как знак чести, а затем избиратели Хиллари Клинтон нетерпеливо взяли противных женщин в противостоянии симметричных, невыносимое самодовольство. Но сегодняшнее перетягивание каната с хэштегом имеет немного больше общего с прошлым летом фанаты K-Pop наводнили хэштег #WhiteLivesMatter — который сам по себе является ответной реакцией на исходное движение #BlackLivesMatter — нерелевантным контентом и видео с участием звезд K-Pop. .Эти усилия принесли сомнительную пользу, и фанаты K-Pop впоследствии подверглись критике за то, что превратили #WhiteLivesMatter в популярную тему в Твиттере и тем самым расширили ее охват.

Летисия Боде, исследователь коммуникации из Джорджтаунского университета, изучала похожее поведение, которое она и ее коллеги назвали «хэшджекингом». В статье, опубликованной в 2014 году, они рассмотрели, как консерваторы «Чайной партии» использовали либеральные хэштеги, такие как # p2 — для «Progressives 2.0» — в среднесрочной перспективе 2010 года в надежде «посягнуть на ключевые слова оппозиции, чтобы внедрить противоположные точки зрения в поток дискурса.(Другие с тех пор наблюдают, как правые перехватывают популярные хэштеги #MeToo и #ShoutYourAbortion.) Однако даже Бод не знает, имеют ли подобные розыгрыши в сети какие-либо реальные эффекты. «У нас нет достоверных данных о том, работает ли это», — сказала она мне.

Самый явный прецедент для «Спасибо, Брэндон» начался в 2009 году с «Спасибо, Обама» — крылатой фразы, которую чаще всего произносят деятели «Чаепития» и мальчики, с которыми я ходил в среднюю школу. Эта фраза возникла в Твиттере в первые дни его политической значимости и использовалась для язвительных твитов о неудачах Барака Обамы, как реальных, так и сфабрикованных.К 2012 году либералы изменили его значение, так что фраза «Спасибо, Обама», связанная с какой-то тривиальной или приземленной обидой, могла быть использована в качестве сатиры на консервативное раздражение. Но «Спасибо, Обама» в конечном итоге стало двухпартийным и использовалось в Интернете как абсурдный, саркастический ответ практически на все. К 2015 году фраза «Спасибо, Обама» стала настолько старой и беззубой, что сам Обама мог рифмовать ее в видео BuzzFeed — и это даже не сделало его слишком чувствительным неудачником.(Хотя сейчас это довольно банально смотреть. Сейчас самое время.)

Уже сейчас, , конечно , #ThankYouBrandon кооптируется саркастическими республиканцами как продолжение «Спасибо, Обама». (Зашли прямо в это!) Если демократы немного расслабятся, они могут все изменить. Они могли просто делать то, что делали в прошлый раз — повторять слова оригинального мема, пока они не превратятся в кашу. Но если бы я мог предсказать исход здесь, так это то, что «Спасибо, Брэндон», которое не имеет абсолютно никакого смысла, скоро исчезнет, ​​а «Пойдем, Брэндон», которое, по крайней мере, подрывно и весело (до определенной степени), останется.«Чтобы любой слоган стал популярным, он действительно должен что-то значить для людей», — говорит социолог Джен Шради, написавшая в 2019 году книгу о цифровом активизме « Революция, которая не была ».

«Пойдем, Брэндон» действительно что-то значит для людей, которые это повторяют: это означает «К черту Джо Байдена», что находит отклик у всех, кто сильно не любит президента, а также означает « никто не может доказать , что я говоря: «К черту Джо Байдена» », что удовлетворяет человеческое желание высунуть язык.«Спасибо, Брэндон» не обладает такой же властью, потому что Брэндон — это не президент, и если бы мне очень нравился президент, я бы не стал называть его каким-то случайным именем, которое не является его именем.

«Пойдем, Брэндон» раздражает левых, но либералов прославляли за вульгарную риторику во время предыдущего правления

Главные заголовки СМИ 5 ноября

Сегодня в новостях СМИ ABC, CBS и NBC игнорируют обвинительный акт Дарема в отношении подисточника досье Стила , либералы высмеивают семью, обеспокоенную ценами на молоко на CNN, и The New York Times критикуют за использование рамок «республиканский набросок» в школьном вопросе

Либеральные СМИ и политики-демократы растерялись из-за антибайденовского сплоченного кличка » Поехали, Брэндон », но левые не всегда возражали против оскорблений в адрес президента.

Эта фраза стала интернет-сенсацией в прошлом месяце после того, как репортер NBC на гонке NASCAR Xfinity Series неправильно сообщил, что фанаты на трибунах скандировали «Поехали, Брэндон» после победы пилота Брэндона Брауна, когда они действительно кричали «Ф- -к Джо Байден! »

«Черт возьми, Джо Байден!» пение на спортивных объектах по всей стране теперь было заменено более чистым пением «Поехали, Брэндон». Однако популярность скандирования привела в ярость левых, что привело к натиску гневных твитов, колонок и горячих реплик от либеральных ученых мужей.»Поехали, Брэндон» назвали «вульгарным», «купоросным» и даже сравнили с заявлением «Да здравствует ИГИЛ».

Мадонна, Снуп Догг и Роберт Де Ниро относятся к числу крайне левых звезд с историей анти-Трамповой риторики. (Reuters / Getty)

АНТИБИДЕНСКИЙ МИТИНГ КРИК « ПОЗВОЛЯЕТ БРЕНДОНУ » ВЫЗЫВАЕТ РАСПЛАВЛЕНИЕ В ОСНОВНЫХ МЕДИА ненормативная лексика для критики предшественника Байдена.Вот несколько памятных моментов, которые демонстрируют либеральное лицемерие вокруг феномена «Let’s Go Brandon»:

Мадонна выступила с ненормативной лексикой, сказала, что думает о «взрыве» Белого дома

Вскоре после инаугурации Трампа в 2017 году, икона поп-музыки Мадонна сказала собравшимся на Марше женщин в Вашингтоне, что думала о разрушении дома президента.

«Я злюсь, да, я возмущен. Да, я ужасно много думала о взрыве Белого дома», — сказала Мадонна, прежде чем добавить, что она знает, что это «ничего не изменит.

Позже Мадонна призвала толпу скандировать «мы выбрали любовь» и предсказала, что «хорошее» в конечном итоге возобладает.

«Кажется, что мы все впали в ложное чувство комфорта, что справедливость восторжествует и что «Хорошо, в конце концов, победит», — сказала она. «Что ж, на этих выборах хорошо не победило». Но в конце концов добро победит ».

Мадонна сказала, что думала о «взрыве Белого дома» во время выступления на Марше женщин 2017 года в Вашингтоне. (AP Photo / Хосе Луис Магана) (AP)

ЮГО-ЗАПАД НАЧИНАЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ ПИЛОТА, ОБВИНЯЕМОГО В СКАЗАНИИ «ПОЙДЕМ БРЕНДОН»: «НЕПРИЕМЛЕМО». игрушечный пистолет, чтобы застрелить клоуна, похожего на тогдашнего президента Трампа, в музыкальном видео 2017 года.

В клипе канадской группы BADBADNOTGOOD на ремикс версии рэпера на песню «Lavender» Снуп Догг рассказал о жестокости полиции в мире, населенном клоунами.

«Это последний звонок», — сказал Снуп, прежде чем направить пистолет на клоуна, одетого как Трамп, который курил сигарету. Снуп нажал на спусковой крючок, и из игрушечного пистолета вылетел флаг с надписью «бах».

В то время сенатор от Флориды Марко Рубио, Р., выступил против видео, заявив TMZ, что «Снуп не должен был этого делать.«

Рубио сказал:« У нас и раньше были убийства президентов в этой стране, поэтому люди должны быть очень осторожны в подобных случаях ». Он добавил, что если« не тот человек увидит это и поймет неверное представление, вы можете есть реальная проблема ».

СМИ СРАВНИТЬ ПИЛОТА, КОТОРЫЙ, как сообщается, СКАЗАЛ ПАССАЖИРАМ:« ДАВАЙТЕ БРЕНДОН »НАРУШИТЕЛЮ НАРКОТИКОВ, СИМПАТАЙЗЕР ИГИЛ

Рэп-звезда Маклемор ясно дал понять, что он думает о Трампе во время концерта в Аризоне в октябре 2017 года.Он возглавил толпу «К черту Дональда Трампа!» петь в Театре Marquee в Фениксе, месте, вмещающем 2500 человек.

«Мы должны приветствовать и воодушевлять всех жить в соответствии с американской мечтой», — сказал Маклемор своим поклонникам.

Посетитель концерта сказал Fox News, что почти вся толпа, набитая людьми двадцати лет и студентами колледжа, «единогласно подняла [средние] пальцы на Маклемора».

Песня, которую Маклемор исполнил, когда разразился скандал — «FDT (F — k Donald Trump Part 2)» — была выпущена летом 2016 года YG и включает G-Eazy и Macklemore.Музыкальный клип на песню включал кадры митингов против Трампа и хвастался такими строками, как: «Как он дошел до этого? Как, черт возьми, это началось? Митинг Трампа звучит как Гитлер и Берлин».

Маклемор спел «F-k Donald Trump» перед 2500 зрителями на концерте в Фениксе, штат Аризона. (Джон Салангсанг / Invision через AP)

CRUZ ВЗРЫВАЕТ АНАЛИТИКА CNN ПО СТАТЬЮ «ПОЙДЕМ БРЕНДОНУ»

New York Times опубликовала «фантазию» о том, как Секретная служба помогает российскому наемному убийце убить Трампа

Нью-Йорк В 2018 году Times подверглась критике из-за вымышленного рассказа о том, как российский убийца застрелил Трампа из глока, принадлежащего его собственной секретной службе, в рассказе, названном критиками «фантазией об убийстве».

Рассказ Зои Шарп «Как это кончится» был пугающим рассказом о заговоре пьяного русского с целью убийства президента из пистолета Макарова. В конкретном рассказе Шарпа Трамп не упоминается по имени, но это не было секретом, поскольку сборник рассказов озаглавлен «Пять романистов представляют следующую главу Трампа».

«Русский подождал, пока они прошли несколько шагов, прежде чем вытащил пистолет. Он прицелился в центр спины президента и нажал на спусковой крючок», — написал Шарп.«Макаров дал осечку».

Затем в фантазии Шарпа наступает поворот: неудавшаяся попытка убийства привела к разочарованной неудачной дегустации русского потенциального убийцы и ожиданию вмешательства Секретной службы.

«Он закрыл глаза и ждал, чтобы заплатить. Этого не произошло. Он открыл глаза. Перед ним стоял агент секретной службы, показывая свой глок прикладом вперед», — написал Шарп. «Вот, — вежливо сказал агент. — Используйте мою…»

В то время Times защищала эту историю как «художественное произведение», которое было частью пакета, написанного рядом шпионов и криминалистов. .

В 2018 году New York Times подверглась критике из-за вымышленного рассказа о том, как российский убийца застрелил президента Трампа из глока, принадлежащего его собственной секретной службе, в рассказе, названном критиками «фантазией об убийстве». (REUTERS / Лукас Джексон)

Роберту Де Ниро аплодируют стоя за то, что он сказал «Трахни Трампа» во время церемонии вручения Тони. шикарная толпа.

«Я скажу одно: ебать Трамп!» — заявил Де Ниро, сжав кулаки в воздухе, оставив охваченных паникой цензоров вещания, пытающихся заглушить эти замечания. «Это уже не Трамп, это хрен Трамп!»

Либеральная толпа взорвалась и устроила сквернословящему актеру длительные овации.

Де Ниро также раскритиковал Трампа во время премьеры кинофестиваля Tribeca 2018.

«Америкой управляет сумасшедший, который не признал бы правду, если бы она попала в ведро его любимого полковника Сандерса Фрид Чикен», — сказал актер.

АНАЛИТИК CNN СРАВНИТЕЛЬНО «ПОЙДЕМ БРЕНДОНУ» С РИТОРИЕЙ ОТ ИГИЛ, НАЦИСТОВ, KKK

Де Ниро назвал Трампа «сумасшедшим», сброшенным парой F-бомб в прямом эфире на CNN

Ультралевый актер снова нанес удар и назвал тогдашнего президента Трампа «сумасшедшим» ​​и сбросил пару ф-бомб в 2019 году во время вульгарного выступления на CNN. Де Ниро сказал Брайану Стелтеру CNN, что считает Трампа «в каком-то смысле сумасшедшим… просто сумасшедшим», прежде чем похвалить либеральные СМИ.

«Если бы не вы, CNN, MSNBC и некоторые другие издания, The New York Times, Washington Post, я имею в виду, где мы? Это сумасшедший мир», — сказал Де Ниро.«Этот парень сумасшедший. Мы должны его вытащить».

Стелтер, который регулярно подвергал сомнению умственную работоспособность Трампа, попросил разъяснений.

«Когда вы говорите« сумасшедший », вы имеете в виду в медицинском смысле? Потому что это довольно быстро критикуют», — спросил Стелтер.

Де Ниро ответил: «Возможно, тоже медицинский. Я начинаю думать. Я не думал об этом раньше, но теперь, на самом деле, я увидел его перед вертолетом, бесконечно разговаривающего, потного и потного».

Затем актер раскритиковал всех, кто придерживался противоположных взглядов.

«Черт возьми, ебать их, — сказал Де Ниро.

50 Cent говорит: «К черту Дональда Трампа»

Рэпер 50 Cent изначально попал в заголовки газет, когда призвал фанатов голосовать за Трампа на президентских выборах 2020 года. Рэпер публично возразил против налогового плана Байдена и заявил, что не хочет быть «20 Cent». Однако крайне левая комедийная актриса Челси Хэндлер, ранее встречавшаяся с 50 Cent, издевалась над своим бывшим.

Хэндлер позже предложил уплатить налоги рэперу, если он откажется от поддержки Трампа и раскроет свою оппозицию этому одобрению, заявив, что она «должна напомнить ему, что он черный человек.

Хэндлер затем намекнул на возобновление ее отношений во время появления на «Вечернем шоу», в котором комик сказал, что она «готова заключить сделку многими способами, чем один, если он передумает и публично осудит Дональда Трампа».

50 Cent написал в Twitter, что его бывшая девушка успешно передумала.

«Черт возьми, Дональд Трамп, он мне никогда не нравился», — написал рэпер. 50 Cent написал в Твиттере «Черт возьми, Дональд Трамп» после давления со стороны его бывшей девушки.(Фото Родина Экенрота / WireImage)

Снуп Догг обращается к сторонникам Трампа: «F — K YOU»

Snoop Dogg обращается к сторонникам Трампа: «F — k you»

Snoop Dogg не сдерживал своих чувств, обращаясь к сторонникам Трампа в вирусный видеоролик в 2020 году от журнала XXL.

«Дональд Трамп чертов чудак, — сказал он. «Если вы голосовали за него, у меня нет проблем. Но если вы все еще с ним, пошли вы на хуй».

Snoop Dogg завершил видео, назвав Трампа «собачьей головой».»

НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ПРИЛОЖЕНИЕ FOX NEWS

Смит взрывает песню F — k Donald Trump, отталкивая сторонников Трампа взволнованный предполагаемой победой Байдена над Трампом через несколько дней после президентских выборов 2020 года. Смит решил проехать мимо группы сторонников Трампа, громко звучащих песню «К черту Дональда Трампа», опустил стекло своей машины и щелкнул проектором. Протестующие Трамп.

Трамп ранее критиковал игроков НБА за то, что они стояли на коленях во время исполнения государственного гимна, и постоянно портил лигу за ее низкие телевизионные рейтинги.

Даниэль Канова, Николь Дарра, Лукас Микелионис и Нейт Дэй из Fox News внесли свой вклад в этот отчет.

Поехали Брэндон: Что означает антибайденовский скандал?

Southwest Airlines попала в ловушку того, что начиналось как республиканская шутка изнутри после того, как пилот произнес фразу «Давай, Брэндон» по внутренней связи перед полетом.

Военный клич против Байдена «Давай, Брэндон» больше не является явлением консервативных СМИ, он проникает в основную популярную культуру и теперь занимает первое и второе место в iTunes, вытесняя новый сингл Адель на третье место.

«Поехали, Брэндон» стал мемом после того, как репортер ошибочно подумал, что толпа гонщиков NASCAR кричит «Поехали, Брэндон», а не «Трахни Джо Байдена».

«Как вы слышите крики толпы:« Давай, Брэндон », — сказала репортер NBC Келли Ставаст, которая брала интервью у пилота Брэндона Брауна после его победы в гонке на Talladega Superspeedway в Алабаме в начале октября.В кадрах отчетливо слышно, как фанаты выкрикивают пошлый скандал в адрес президента.

Ассошиэйтед Пресс сообщило, что, когда пилот Southwest Airlines произнес эту фразу в пятницу, «некоторые пассажиры вздохнули».

Распространение этой истории побудило многих пригрозить бойкотом авиакомпании, и в воскресенье Southwest принесла извинения. «Southwest не одобряет того, что сотрудники делятся своими личными политическими взглядами во время работы», — заявили в компании The New York Times. Компания не сообщила, если пилот был приостановлен.

Видеозапись неловкого интервью между госпожой Ставаст и господином Брауном не только стала вирусной, но и фанаты Дональда Трампа и сам бывший президент переняли эту цензуру, но он разместил на своем веб-сайте Save America товары, в том числе футболки с надписями. хэштег «#fgb» на нем, под изображением лица Джо Байдена.

Рэп-песня Брайсона Грея «Let’s Go Brandon» теперь занимает первое место в чарте iTunes после того, как была заблокирована на YouTube за «медицинскую информацию» и тексты о пандемии.На втором месте — еще одна рэп-песня Лозы Александра «Давай, Брэндон». Адель занимает третье место.

Эту фразу также неоднократно повторяют на футбольных матчах, как гимн. Его напечатали на наклейках на бамперах, шляпах и продают в магазинах сторонников Трампа. Его также напечатали на рекламных щитах по всей стране. «Поехали, Брэндон» даже было видно на баннере, который тянул самолет на митинге г-на Трампа в торгово-выставочном центре штата Айова.

Несмотря на то, что над президентом широко насмехались, Белый дом утверждает, что никогда не слышал эту фразу, официальный представитель Эндрю Бейтс сказал The Washington Post : «Я никогда не слышал об этой песне, пока вы мне ее не объяснили.Думаю, я не трачу достаточно времени на 8chan или что-то еще ».

Оскорбление Байдена также вызывает пренебрежительное отношение к «либеральным СМИ» — это сообщение используется сторонниками Трампа в качестве примера того, как определенные СМИ искажают правду. «Репортер просто лжет», — сказал один из пользователей под вирусным видео. «О, либеральные СМИ», — пишет другой под кадром.

Губернатор Техаса Грег Эбботт использовал эту фразу в Твиттере 22 октября, а коллега-республиканец Билл Поузи из Флориды использовал эту фразу в зале Палаты представителей, когда он взорвал администрацию Байдена.

Профессор цифровых средств массовой информации в Университете Южной Калифорнии, имеющий опыт работы в администрации Клинтона, Карен Норт сказала The New York Times , что фраза «имеет удовольствие быть шуткой или мемом для себя и силой сплочения. плакать одновременно ».

Но она добавила, что эту фразу скоро забудут. «Поскольку новые тенденции и мемы распространяются намного быстрее, у людей есть что-то новое, к чему можно стремиться быстрее», — сказала она.

NASCAR стремится дистанцироваться от «Поехали, Брэндон». Сплоченный клич Республиканской партии

NASCAR в пятницу осудил сплоченный клич «Пойдем, Брэндон», который используется как оскорбление президента Байдена.

Президент группы автоспорта Стив Фелпс заявил в пятницу, что NASCAR не желает ассоциироваться ни с одной из сторон политического прохода, сообщает Associated Press.

Фелпс также отметил, что NASCAR будет преследовать судебные иски против любого использования своих товарных знаков, появляющихся со слоганом. Его комментарии появились после того, как в среду бывшая звезда бейсбола Ленни Дкистра опубликовала в Твиттере фотографию человека, одетого в рубашку с надписью «Поехали, Брэндон» рядом с цветными полосами NASCAR.

Ключевой член #TeamNails был рад увидеть это всего несколько минут назад в Holiday Inn Express в округе Пассаик, штат Нью-Джерси (как, похоже, все там ели) #LetsGoBrandon #FuckJoeBiden @GETTRofficial @alliesinger @ I_AmMelissa_ @DolansBar @DonaldJTrumpJr @JasonMillerinDC рис.twitter.com/nD46Jtn7B8

— Ленни Дайкстра (@LennyDykstra) 3 ноября 2021 г.

«Мы будем преследовать любого (использующего логотипы) и добиваться этого», — сказал Фелпс AP. «Это не нормально. Это не нормально, что вы используете наши товарные знаки незаконно, независимо от того, согласны ли мы с такой позицией ».

Эта фраза возникла на гонке NASCAR в Алабаме в прошлом месяце, когда толпа начала скандировать «Черт возьми, Джо Байден», в то время как победитель Брэндон Браун давал интервью репортеру NBC Sports Келли Ставаст, сообщает AP.Ставаст, который носил наушники и, возможно, не мог слышать толпу, неправильно сказал Брауну, что они скандировали: «Пойдем, Брэндон».

«Это неудачная ситуация, и я сочувствую Брэндону, я сочувствую Келли», — сказал Фелпс новостному агентству. «Я думаю, к сожалению, это говорит о состоянии, в котором мы находимся как страна. Мы не хотим ассоциировать себя с политикой, левой или правой».

NASCAR уже давно разрешает политическим кандидатам использовать свои гонки в качестве остановки кампании, отмечает AP.Бывший президент Трамп был почетным участником гонки Daytona 500 в феврале 2020 года, за несколько месяцев до президентских выборов.

Команда кампании Трампа на прошлой неделе начала предлагать рубашки с надписью «Поехали, Брэндон» в обмен на пожертвование в размере 45 долларов или более.

Как «Let’s Go Brandon» стал хитом для Джо Байдена и национальных СМИ

ГРИНСБУРГ, Пенсильвания — Сообщение «Поехали, Брэндон» на вывеске Hoods Up Quick Lube было четыре дня, но этого было достаточно для владельцев, чтобы выразить свою точку зрения.

С 3 октября, когда репортер NBC, берущий интервью у водителя NASCAR Брэндона Брауна, принял пошлое пение из толпы — «К черту Джо Байдена» — за «Поехали, Брэндон», фраза стала вирусной. Через несколько дней люди по всей стране делились с президентом своим недовольством, развешивая на проезжей части самодельные знаки «Поехали, Брэндон». Они повторяли это послание на школьных футбольных матчах, носили его на спине футболок и отображали на цифровых знаках на строительных площадках, где они работают.Рэпер, исполняющий мелодию «Поехали, Брэндон» на TikTok, поднялся на вершину чартов iTunes. Недавно пилот Southwest Airlines якобы был запечатлен на видео, на котором он сказал: «Поехали, Брэндон» по внутренней связи, что привело к внутреннему расследованию.

Билл Бретц, председатель Республиканской партии округа Уэстморленд, сказал, что в прошлый четверг опубликовал фотографию вывески Hoods Up Quick Lube на странице своей партии в Facebook, и она быстро прижилась.

«За 24 часа его просмотрели более 8000 человек», — сказал Бретц.«В этой фразе интересно то, что она загорелась не потому, что политическая партия пыталась сделать это, а потому, что люди без какого-либо направления сделали это органически».

То, что началось как осмысленное пение во время интервью с водителем Брэндоном Брауном, превратилось в сплоченный клич. Getty Images

Как и большинство чистых движений в американской политической истории, это неорганизованное. Это спонтанно, несколько забавно, но также дает людям, которые слишком часто чувствуют, что они ошибаются в шутке в социальных сетях и в прессе, возможность быть частью чего-то большего, чем они сами.

Председатель местной республиканской партии сказал, что его сообщение в социальных сетях об этой вывеске Hoods Up Quick Lube набрало 8000 просмотров за 24 часа.

Знаки «Пойдем, Брэндон» даже начали заменять плакаты Трампа, оставшиеся после прошлогодних выборов, четко и ясно подчеркивая два момента: 1) Те, кто верит в послание MAGA, никуда не денутся, и 2) Они могут изменить свои слоган с изменяющимся временем.

Национальный феномен до октября по большей части игнорировался национальной прессой.30, когда репортер AP написал в Твиттере, что пилот Southwest Airline произнесла эту фразу во время полета, которым она летела.

«Движения в американской политике никогда не идут сверху вниз, поэтому мало кто в национальной прессе понимал, что это вообще происходит», — сказал Бретц. «Они захватывают коллективное воображение и просто идут вперед, становятся частью ткани народа и в конечном итоге становятся частью коалиции».

Бретц сказал, что если бы политическая партия попыталась сделать это, она бы никогда не прошла тест на запах.«Это должно происходить с нуля». Добавив, что ему не нравятся выкрикивания «Черт возьми, Джо Байден», он сказал: «Это забавный способ для людей не только ударить президента, не будучи вульгарным, но и репортера, и прессу по умолчанию, ибо явно не повторяя то, что говорила эта толпа ».

С этим согласен профессор политологии государственного университета Янгстауна Пол Срачич, эксперт по политическим движениям и популизму. «Поехали, Брэндон» — это не только о Байдене, — сказал Срачич. «Это люди, которые также критикуют прессу, если хотите, это будет дополнительный твит, потому что« Поехали, Брэндон »сделал репортер, перефразировавший то, что на самом деле говорила толпа.”

Скандирование «Поехали, Брэндон» — это естественное движение, символизирующее недоверие к власти. Лев Радин / Сипа, США,

«Так что они также высмеивают основные средства массовой информации над этим, над их неточностью и фальсификацией, которую они придумывают. «Поехали, Брэндон» — это своего рода двойное послание; им не нравится Байден, но они также не любят СМИ », — сказал он.

Еще одна вещь, которую пресса упускает из виду в расколе между либералами и консерваторами, — это юмор, сказал Срачич. «Люди не обязательно делают это подлым образом.Им это смешно. Забавно, что репортер искажал то, что люди говорили о Джо Байдене ».

Движение также разоблачает разногласия, которые испытывают консерваторы и либералы по поводу концепции правительства. Консерваторы склонны думать, что они на самом деле не нуждаются в правительстве, и часто это что-то просто мешает, поэтому они могут посмеяться над этим.

С другой стороны, прогрессисты видят в правительстве нечто, в чем люди отчаянно нуждаются и без которых они не могут выжить.

«Для них люди умрут, если правительство не сделает определенных вещей», — сказал Срачич.

Признаки движения «Поехали, Брэндон» можно увидеть повсюду — на футболках, на эстакадах и даже в чартах iTunes. AP

Между тем национальные СМИ остро реагируют на такие движения, как «Пойдем, Брэндон» — или просто недооценивают их — потому что репортеры не понимают консерваторов или их идеологию.

«Это не их мир. Посмотрим правде в глаза, большинство средств массовой информации происходят из одного и того же места или живут в одной и той же части страны, ходят в одни и те же школы, проходят одни и те же программы журналистики, общаются с одними и теми же людьми », — сказал Срачич.«Так что, конечно, для них это не имеет никакого смысла. Это не в их рамках или их мировоззрении «.

И поскольку средства массовой информации не понимают этих небольших движений, они также упускают из виду более крупные признаки, указывающие на огромный политический сдвиг — например, когда миллиардер из Квинса выигрывает президентскую гонку в результате исторического расстройства. И, скорее всего, промежуточные выборы в следующем году могут быть очень неожиданными.

Салена Зито — автор книги «Великое восстание: внутри популистской коалиции, меняющей американскую политику».”

Почему «Пойдем, Брэндон» стало новым антибайденовским напевом правых: видео

  • «Поехали, Брэндон» стало новым пением справа.
  • Это насмешливая ссылка на интервью NASCAR после гонки на NBC Sports.
  • Раздалось громкое скандирование «К черту Джо Байдена», когда репортер вместо этого упомянул, что подбадривает водителя.
Идет загрузка.

Нам очень жаль! Произошел сбой системы, и на этот раз мы не смогли принять вашу электронную почту.

Спасибо за регистрацию!

Судя по комментариям к Fox News, «Пойдем, Брэндон» с прошлых выходных появлялось как опровержение президента Джо Байдена.

Не зная предысторию, может показаться, что это песнопение в пользу благотворительности или другого мимолетного мема.

Но история происхождения насмешливого сплоченного клича правых более сложна, и повествование, стоящее за ним, стало чрезмерно упрощенным, поскольку 30-секундные клипы насыщают консервативные СМИ.

Все началось 9 октября, когда пилот NASCAR Брэндон Браун выиграл свою первую гонку в серии Xfinity лиги на легендарной трассе Talladega Superspeedway в Алабаме.

—Tweety Birdy⁷  🎓 😊 (@_____Tweety____) 12 октября 2021 г.

Келли Ставаст, репортер NBC Sports, брала интервью у эмоционального Брауна из круга победителя. Хотя эти интервью обычно являются стандартным тарифом, публика несколько усложнила ситуацию: с трибун посыпались песни «Fuck Joe Biden».

В явной попытке беззаботного перехода Ставаст сослался на гораздо менее слышимое пение, чем песня Байдена: «Поехали, Брэндон.«

» Брэндон, ты также сказал мне — так как ты слышишь скандирование толпы: «Пойдем, Брэндон» — Брэндон, ты сказал мне, что собираешься отложить эти первые два этапа и просто смотреть и учиться ». — спросил Ставаст. — Что из того, что вы узнали, помогло вам в этих заключительных кругах? »

Федеральная комиссия по связи установила строгие правила в отношении использования ненормативной лексики на телевидении, что поставило Ставаст в затруднительное положение, когда дело дошло до признания неприятия толпы. -Биден пение.

«Непристойное и непристойное содержание запрещено транслировать по телевидению и радио между 6 часами утра.м. и 22:00, когда существует разумный риск того, что дети могут оказаться в аудитории «, — говорится на веб-сайте FCC.

Если во время трансляций прозвучит нецензурная брань или другие нецензурные слова, это может привести к дорогостоящим штрафам.

Хотя Браун ответил на вопрос Ставаста о своем подходе к концу гонки, и это не было самым важным выводом. И, несмотря на то, что интервью на трассе не имело ничего общего с политикой, попытка репортера продвинуть интервью порождает давние предположения. консервативных медийных деятелей, что основные средства массовой информации всегда находятся в сговоре с демократами.С тех пор они ухватились за скандирование как на яркий пример предвзятого отношения к консерваторам.

Бен Шапиро, популярный консервативный ведущий подкастов и основатель Daily Wire, подписал снимок экрана в Твиттере со статьей об оценке инфляции Международным валютным фондом.

«Пение — это просто веселое признание того, что огромная часть американского народа верит в то, что СМИ просто не могут или не хотят понять», — сказал он Insider в электронном письме.«Это подчеркивает как общее неприятие политики Байдена, так и широкомасштабное неуважение к медиа-инфраструктуре, которая игнорирует их или умышленно неверно истолковывает их. Это фантастическая шутка».

—Бен Шапиро (@benshapiro) 12 октября 2021 г.
—⚾ BRAVES WIN! (@NewYearsDani) 6 октября 2021 г.

Дональд Трамп-младший поделился мемом с Байденом и российским лидером Владимиром Путиным со своими 5,2 миллионами подписчиков в Instagram. «Меня зовут Джо, но мои друзья зовут меня Брэндон», — говорилось в нем.

Сообщение, опубликованное Дональдом Трампом-младшим (@donaldjtrumpjr)

«Инфляция, дефицит, мандаты и нелегалы», — написал в Твиттере Томи Ларен, участник Fox News и Fox Nation. потоковая передача хозяин. «Пойдем, Брэндон !!!!»

В конце концов скандирование попало на баннер Fox News во вторник и на других профессиональных спортивных мероприятиях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.