Нужно так писать чтобы не было лишних слов и чтобы каждое слово было именно: лишних слов у Пушкина не найдёшь.(По К. Зайцеву)

Содержание

"Определите типы речи в данном тексте: Нужно так писать, чтобы не было лишних слов и чтобы каждое слово было именно таким, какое нужно для выражения мысли автора. Я могу назвать только двух лиц, которые в этом смысле, действи тельно, владели даром слова. Это — Пушкин и митрополит Филарет Московский. Будучи во всех отношениях полной противоположностью, в этом они сходились. Митрополит Филарет не был «писателем». Как всё, и дар слова он отдал Церкви. Каждое его изречение2 всегда и неизменно было голосом церковной совести. Сказанные слова совершенно точно формулировали именно то, что подсказывала2 церковная совесть. Личность митрополита Филарета была в такой мере поглощена Церковью, что его устами как бы говорила сама Церковь. Совсем иное Пушкин. Он был «личностью» всецело, но своё художественное дарование он воспринимал как служение Истине, почему и всё, что он, как художник, облекал в плоть «слова», было тоже голосом совести. Он мог «срываться», делая слово орудием своих страстей. Он воспринимал это как тяжкий грех, как падение.

Но это только повышало его требовательность к себе. Волю, в ущерб голосу совести, порою давал себе Пушкин в стихах, не предназначенных для печати. В прозе он был всегда служителем слова, сдержанным и ответственным. И он говорил только то, что хотел сказать, находя своим мыслям точное выражение: лишних слов у Пушкина не найдёшь.(По К. Зайцеву)​"

Определите типы речи в данном тексте: Нужно так писать, чтобы не было лишних слов и чтобы каждое слово было именно таким, какое нужно для выражения мысли автора. Я могу назвать только двух лиц, которые в этом смысле, действи тельно, владели даром слова. Это — Пушкин и митрополит Филарет Московский. Будучи во всех отношениях полной противоположностью, в этом они сходились. Митрополит Филарет не был «писателем». Как всё, и дар слова он отдал Церкви. Каждое его изречение2 всегда и неизменно было голосом церковной совести. Сказанные слова совершенно точно формулировали именно то, что подсказывала2 церковная совесть. Личность митрополита Филарета была в такой мере поглощена Церковью, что его устами как бы говорила сама Церковь. Совсем иное Пушкин. Он был «личностью» всецело, но своё художественное дарование он воспринимал как служение Истине, почему и всё, что он, как художник, облекал в плоть «слова», было тоже голосом совести. Он мог «срываться», делая слово орудием своих страстей. Он воспринимал это как тяжкий грех, как падение. Но это только повышало его требовательность к себе. Волю, в ущерб голосу совести, порою давал себе Пушкин в стихах, не предназначенных для печати. В прозе он был всегда служителем слова, сдержанным и ответственным. И он говорил только то, что хотел сказать, находя своим мыслям точное выражение: лишних слов у Пушкина не найдёшь.(По К. Зайцеву)​

ЧАСТЬ 3 — Студопедия

С. Подумайте, о каком изобретении наших дней вы могли бы рассказать так же увлечённо, заинтересованно и эмоционально, как В.П. Катаев. Напишите об этом, используя в тексте обособленные члены предложения.

Вариант 6. ЧАСТЬ 2

Прочтите текст и выполните задания А1А7, В1В14.

(1) Нужно так писать, чтобы не было лишних слов и чтобы каждое слово было именно таким, какое нужно для выражения мысли автора. (2) Я могу назвать только двух лиц, которые в этом смысле, действительно, владели даром слова. (3) Это — Пушкин и митрополит Филарет Московский. (4) Будучи во всех отношениях полной противоположностью, в этом они сходились.

(5) Митрополит Филарет не был «писателем». (6) Как всё, и дар слова он отдал Церкви. (7) Каждое его изречение всегда и неизменно было голосом церковной совести. (8) Сказанные слова совершенно точно формулировали именно то, что подсказывала церковная совесть. (9) Личность митрополита Филарета была в такой мере поглощена Церковью, что его устами как бы говорила сама Церковь.

(10) Совсем иное Пушкин. (11) Он был «личностью» всецело, но своё художественное дарование он воспринимал как служение Истине, почему и всё,что он, как художник, облекал в плоть «слова», было тоже голосом совести. (12) Он мог «срываться», делая слово орудием своих страстей. (13) Он воспринимал это как тяжкий грех, как падение. (14) Но это только повышало его требовательность к себе. (15) Волю, в ущерб голосу совести, порою давал себе Пушкин в стихах, не предназначенных для печати. (16) В прозе он был всегда служителем слова, сдержанным и ответственным. (17) И он говорил только то, что хотел сказать, находя своим мыслям точное выражение: лишних слов у Пушкина не найдёшь. (По К. Зайцеву.)


А 1.Какое из высказываний, приведённых ниже, содержит ответ на вопрос: «По какому основанию сравниваются Пушкин и митрополит Филарет?

1) Будучи во всех отношениях полной противоположностью, в этом они сходились.

2) Я могу назвать только двух лиц, которые в этом смысле, действительно, владели даром слова

3) Нужно так писать, чтобы не было лишних слов и чтобы каждое слово было именно таким, какое нужно для выражения мысли автора.

4) Но это только повышало его требовательность к себе.

А 2. Почему автор текста пишет слова Церковь и Истина с большой буквы?

1) Автор не знал правильного написания этих слов.

2)Автор придаёт этим понятиям особое значение.

3) Автор хотел обратить внимание читателя на возможные ошибки.

4) В тексте имеется полиграфический дефект.

A 3. Как характеризует героев информация, заключённая в тексте?

1) Будучи во всех отношениях полной противоположностью, в этом они сходились.

2) Он мог «срываться», делая слово орудием своих страстей.

3) Каждое его изречение всегда и неизменно было голосом церковной совести


4) Пушкин и митрополит Филарет Московский находили мыслям точные слова, у них не было лишних слов.

А 4. Укажите, в каком значении употребляется в тексте слово «художник» (предложение 11).

1) Тот, кто творчески работает в какой-нибудь области искусства.

2) То же, что живописец

3) Тот, кто выполняет что-нибудь с большим художественным вкусом, мастерством

4) То же, что и маляр.

А 5. Какое предложение текста противопоставлено по содержанию предложению 16:«В прозе он был всегда служителем слова, сдержанным и ответственным

». 1) 11 2) 15 3) 17 4) 8

А 6. Укажите стиль, в котором написан текст.

1) Публицистический 2) Художественный 3) Официально-деловой 4) Разговорный.

«С такой поддержкой и статус потерять не страшно»

Обвинение Ивана Павлова по печально известной «адвокатской» ст. 310 УК стало шоком для всей корпорации. Если Павлова признают виновным, то он автоматически лишится статуса; если так можно поступить с адвокатом по самым резонансным делам, то что уж говорить о менее известных коллегах. «Улица» опубликовала немало мнений об этом уголовном деле, но поговорить с самим Павловым было сложнее – суд запретил ему пользоваться средствами связи. Наконец, корреспондент «Улицы» лично встретился с адвокатом – и выслушал его рассказ о реальных причинах уголовного дела, обоснованности претензий следствия, эффективности коллективной защиты и планах на жизнь в случае потери статуса.

«Изъяли полностью моё адвокатское досье»

– Вы наверняка не раз присутствовали на обысках в качестве адвоката. Можете теперь профессионально оценить, насколько процедура соблюдалась в вашем случае?

– Следователь достаточно корректно себя вёл: предъявил удостоверение, представился. Показал мне постановление о возбуждении уголовного дела, постановление суда об обыске, разрешение на обыск в моём гостиничном номере. У нас, конечно, есть вопросы к содержанию этих документов, сейчас защита оспаривает их.

Когда сотрудники вошли в номер, я сразу сказал, что у меня через пару часов судебное заседание. Либо вы делаете перерыв и даёте возможность отъехать туда, либо уведомляйте суд, чтобы он всё переносил. Но следователь сказал, что суд в курсе.

– Мы писали о такой нередкой проблеме, когда следствие проводит обыск у адвоката, не уведомив палату. У вас был в номере представитель палаты?

– Да, [адвокат АП Москвы] Виктория Ищенко присутствовала с самого начала обыска. Позже в качестве моего защитника присоединился Александр Пиховкин – действовал очень профессионально. Они с Викторией написали замечания в протокол, выразили протест.

– Протест по какому поводу?

– [Правоохранители] в номере изъяли полностью моё адвокатское досье по делу Сафронова – с рабочими и процессуальными документами. Я не понимаю, как так можно было их взять. С учётом характера обвинения – какую информацию доказательственного характера они хотят получить из этого досье?

Забрали мой телефон – а ведь это сейчас не только устройство, чтобы позвонить, а большой накопитель информации. Компьютер изъяли, где хранятся практически все архивы, 25 лет моей практики.

Другой вопрос, смогут ли получить к ним доступ. Мне предложили выдать пароли, я ответил: если вы у каждого доверителя [за эти 25 лет] получите согласие, то, может, я ещё подумаю. А так у меня нет никакого желания делиться информацией, которая представляет собой адвокатскую тайну.

«Сделаю всё, чтобы Павлова посадить»

– Я хорошо помню утро 30 апреля – новости про обыски у вас и «Команды 29» стали полной неожиданностью для всех журналистов. Вам тоже только тогда стало известно об уголовном деле? Или всё же были какие-то намёки, предупреждения?

– Об уголовном деле никто не предупреждает. Конечно, я понимал, что мы работаем в такой сфере, где возможно всё – в том числе и провокации. Наши процессуальные оппоненты не раз демонстрировали неспортивное поведение. Но когда ложишься спать, то не думаешь, что твой сон будет прерван не будильником, а стуком в дверь.

– То есть не было никаких слухов, предупреждений, что вам следует быть осторожнее?

– Именно такого, что будет возбуждено уголовное дело по 310-й или ещё какой уголовной статье – нет, не было. Но я знаю, что Александр Чабан – один из следователей по делу Сафронова – не раз заявлял, что «сделает всё, чтобы Павлова посадить». Он говорил это в присутствии моих доверителей, их родственников, даже коллег-адвокатов. Понятно, речь шла не о том, чтобы предложить мне кресло в кабинете.

Кроме того, мы с коллегами периодически замечали профессиональную слежку оперативных сотрудников ФСБ. Они частенько конвоируют наших подзащитных в суд – и вот мы регулярно видели на улице эти знакомые лица.

Такого рода знаки, конечно, всегда есть – но быть готовым [к уголовному преследованию] на 100% всё равно нельзя. Однако это не значит, что нас застали врасплох. Мы обязаны всегда учитывать подобные риски.

– Как именно вы пытались себя обезопасить?

– Прежде всего старался быть осторожным во всём – и в высказываниях, и во всех поступках. В том, что писал, что говорил, что делал. Конечно, я взвешивал каждое слово по делам, которые мы ведём. И я не считаю, что хоть какое-то слово было лишним. Так что ни о чём не жалею.

– Прежде чем перейти к теме «лишних слов», вы не могли бы уточнить: у вас всё-таки отбирали подписку о неразглашении данных предварительного расследования?

– Мне её предложили [подписать]. Причём не сразу, не при вступлении в защиту Сафронова, а спустя более чем через полтора месяца. Следователь специально пришёл в СИЗО, где я встречался с другим подзащитным. Сразу взял с собой понятых и предложил дать такую подписку. Я её не дал, и тогда он составил протокол, что я отказался от дачи такой подписки.

– Это приравнивается к самой подписке?

– Хороший вопрос. Некоторые правоведы считают, что да. Что я официально предупреждён, и с этого момента [неважно] – дал подписку, не дал – всё равно открывается дорога для уголовного преследования. Другие правоведы уверены, что нет – [считается] только подписка.

Закон сформулирован так, что следователь может её попросить – но при этом нигде не прописана обязанность адвоката давать такую подписку. В отличие от подписки о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну, которую я дал по делу Сафронова. Которую я даю по каждому такому делу, понимая, что государственная тайна – это «святое», в кавычках.

В своих делах я видел достаточно много грифованых документов. Но настоящей гостайны я видел очень мало. В деле Сафронова мы дали такую подписку и гостайну храним – отчасти ещё и потому, что её нам так и не показали.

Возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать так: юриспруденция такая наука, где каждый художник видит по-своему. Но следователь не вправе отбирать подписку о неразглашении всего. Абстрактные «данные предварительного расследования» – это вообще что? А то, что я защитник по этому делу – тоже данные предварительного расследования? Получается, мне вообще молчать? Ну, мы с этим категорически не согласны. И моё дело – яркий пример того, как порой следователи некорректно понимают институт подписки о неразглашении данных предварительного расследования.

Нвер Гаспарян

«Прометей, прикованный к скале»

Советник ФПА – о том, когда адвокат должен бороться с «подпиской»

– Но всё же возникает вопрос – зачем вы передавали журналистам данные по делу Сафронова, если понимали, что находитесь «на особом контроле»? Если вы говорите, что «старались быть осторожным»?

– Когда я высказываюсь по каким-то делам, я комментирую прежде всего незаконные и несправедливые действия по отношению к своим подзащитным. 13 июля 2020 года было предъявлено обвинение Сафронову, мои коллеги вышли из следственного управления ФСБ с текстом постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Я, кстати, специально туда не заходил – понимал, что у меня могут попытаться отобрать эту подписку. Хотя на тот момент мне ещё даже не предлагали её дать.

Так вот, прямо у дверей здания ФСБ я прокомментировал СМИ это постановление – практически полностью. Тогда, в первый же день, я сказал, что нельзя так формулировать обвинение. Что оно совершенно неконкретное, что просто нельзя понять, в чём человек обвиняется.

И комментировал, и раскрывал эти данные я исключительно как иллюстрацию незаконного поведения наших процессуальных оппонентов по отношению к нашему подзащитному.

Чуть позже, 3 августа, в своей колонке для «Коммерсанта» я предположил, как будет развиваться дело Сафронова. Написал, что обязательно должен появиться секретный свидетель. У нас уже был опыт в подобного рода делах: приходит секретный свидетель и говорит, что гражданин такой-то, по его данным, является агентом спецслужбы. Причём такие свидетели никогда не говорят, откуда они знают эту информацию, то есть совершенно невозможно узнать источник его осведомлённости. А значит, эти показания невозможно использовать в качестве доказательств, поскольку это запрещает закон.

И вот 2 марта, на очередном заседании по продлению меры пресечения Сафронову, мы увидели в документах упоминание, что появился секретный свидетель. Я вышел из здания Лефортовского суда и сказал журналистам – ну, ребята, я ещё полгода назад предсказал, что такой свидетель появится. И он действительно появился – под псевдонимом Ландер.

Если бы я назвал его реальную фамилию – можно было бы ещё какие-то претензии мне предъявить. А псевдоним – Иванов, Петров, Сидоров, Ландер – это ни о чём.

Обратите внимание, 161-я статья УПК («Недопустимость разглашения данных предварительного расследования» – АУ) содержит ряд исключений – информацию, которую любое лицо может свободно распространять без каких-либо ограничений. И среди них – сведения о нарушениях законодательства органами, осуществляющими уголовное преследование.

Так вот, я комментировал СМИ все эти сведения по делу Сафронова как иллюстрацию того, что органы предварительного расследования допускают нарушения законодательства и прав моего подзащитного. Рассказывал обществу, что следствие формулирует неконкретное обвинение и привлекает секретного свидетеля, который не назовёт источник своей осведомлённости.

«Я продолжу работать»

– У вас не «арестная» статья – и суд по ходатайству следствия избрал для вас ограничение определённых действий. Как вы сейчас живёте? Насколько это усложнило вашу работу?

– Когда мы ознакомились с ходатайством по мере пресечения, то сразу поняли, что следователь хочет парализовать мою адвокатскую деятельность. Для чего иначе ему нужно ограничить меня в телефонной связи и в доступе в интернет? Но проблема не только в том, чтобы продолжить вести дела своих подзащитных. Связаться с собственными защитниками по телефону я тоже не могу.

Даже в бытовом плане я сейчас чувствую какую-то фантомную боль. Чего-то не хватает постоянно: такси – это интернет, банк – это интернет, прогноз погоды на день – тоже интернет.

– Я так понимаю, для работы вам сейчас приходится вспоминать условия адвокатов прошлого?

– Да, я помню это время. Когда я начинал работать адвокатом, у меня только книги и были. В коллегии была отдельная комната, так называемая кодификация, где сидел отдельный сотрудник аппарата, который вырезал из газет изменения в кодексы и вклеивал их в ту или иную статью. Мы с этой лохматой книжкой работали.

Конечно, сейчас всё не так страшно: я прошу своих помощников, коллег, супругу найти мне что-то в интернете, распечатать – и работаю с этим. Но это всё равно бумага. И неудобно, и времени больше тратится. А самое главное – [в этом ограничении] нет разумного зерна.

Я ещё понимаю, что мне запрещено общаться со свидетелями. Правда, я не знаю, кто они – их круг не определён. Но это ограничение хотя бы понятно – чтобы я не смог надавить на них, уговорить как-то исказить показания. А вот какой процессуальный смысл был в том, чтобы ограничить меня в доступе в интернет, я просто понять не могу. Кроме как затруднить мне работу в профессиональной сфере и общение с близкими.

– Как вы думаете, почему следствие не стало ограничивать вас в общении со СМИ? Со стороны кажется, что именно это не нравится следствию в рамках дела Ивана Сафронова.

– Дело в том, что такого запрета нет в законе. Я встречался один раз [с таким требованием в отношении подзащитного], и нам удалось добиться в вышестоящих судебных инстанциях признания этого ограничения незаконным.

– Я имею в виду, что вам могли, как по делу Ципиновой, запретить общаться со всеми, кроме собственных защитников…

– Закон сформулирован следующим образом: суд может ограничить меня в общении с определёнными лицами. Значит, их надо определить – перечислить конкретно фамилии. К тому же ЕСПЧ неоднократно говорил, что общение со СМИ для адвоката – это один из способов защиты. И этот подход исповедуется «Командой 29». Конечно, профессиональная защита в суде – это главное. Но гласность – это наш второй кит, на котором стоит линия защиты по многим делам.

– Насколько уголовное дело и мера пресечения повлияли на вашу работу по делам Ивана Сафронова и других подзащитных?

– Ну, смотрите, 30 апреля – в день обысков – мне просто запретили принять участие в судебном заседании по продлению меры пресечения. Вот конкретный пример ущерба, который был нанесён защите. Понятно, что мои коллеги – профессиональные, классные, боевые адвокаты. Но я тоже мог внести свою лепту в тот день.

Сейчас я могу участвовать в следственных действиях и судебных заседаниях по тем делам, которые веду. Ясно, что часть времени и сил уходит на собственную защиту, поэтому я лично принял решение не брать новых дел. Но не собираюсь выходить из тех дел, в которых уже участвую. Если мои доверители не отказываются от моей помощи, я продолжу работать.

– Кто-нибудь отказался от ваших услуг из-за вашего уголовного дела?

– Я ещё не со всеми успел переговорить – потому что теперь приходится со всеми встречаться лично. Но из тех, кого я видел, никто не отказался от моей помощи.

– Как ваше уголовное дело отразилось на работе «Команды 29»?

– Конечно, это удар по «Команде 29». Я благодарен моим коллегам, которые с достоинством перенесли это испытание – потому что ситуация действительно была очень неприятная. Пришли в офис «Команды» и, к сожалению, копались не только в моих делах, но и в делах других адвокатов, юристов, наших журналистов.

В офисе [правоохранители] вели себя более брутально, [чем в гостиничном номере]. Когда я вошёл в свой офисный кабинет, я увидел огромную кучу перетряхнутых папок с досье по архивным делам.

– Что-то в офисе «Команды 29» изъяли?

– Изымали документы. Трудно даже сказать, какие, потому что в протоколах они индивидуализированы очень плохо. «Семь листов с рукописными записями» – и всё. Что там, в этих рукописных записях? Обычно хотя бы пишут «начинающиеся словами…, заканчивающиеся словами …».

Сотрудников «Команды» не было в офисе при обыске. Туда пустили только представителей палаты, которые наблюдали за сохранением адвокатской тайны, и приглашённых адвокатов. Я им тоже очень благодарен – они сделали всё, что могли, и очень много отстояли. Но что-то, конечно, правоохранителям надо было забрать, и они забрали. Уверен, что это не имеет никакого отношения к расследуемому делу.

Сейчас пока сложно сказать, как это всё отразится на будущем «Команды 29», что станет с нашими доверителями. Ясно, что атака – это плохо. Но, как и любой кризис, она имеет две стороны. И наша задача – использовать вторую, положительную сторону медали. Тут уж не знаю, медаль это или орден…

– Что вы имеете в виду под положительной стороной?

– Любой кризис даёт некоторые возможности. И то, что с нами произошло – это большая возможность. Тем самым наши процессуальные оппоненты показывают слабость в тех делах, которые мы ведём.

Есть такая восточная мудрость: «Тот, кто не может укусить всадника, кусает лошадь». Вот мы – та самая лошадь, а всадники – наши доверители, наши подзащитные. Атака на адвокатов – это атака на их подзащитных на самом деле.

Что-то не клеится [у наших оппонентов] с делами Сафронова, ФБК*, Карины Цуркан, других наших подзащитных – поэтому они пришли к нам. Наша задача сейчас – показать эту слабость людям. Чтобы общество ещё раз обратило внимание на дела, которые мы ведём. И вот в этом я вижу положительную сторону.

«Буду бороться за статус»

– Вы назвали «заказчиком» своего дела следователя по делу Сафронова. Почему для него было важно возбудить дело в отношении вас?

– По опыту общения с этим человеком могу сказать, что у него есть какая-то такая неприязнь ко мне, на личностном уровне. Которую он демонстрирует при каждом визите. И не только мне, но и окружающим.

– Мы все знаем статистику оправдательных приговоров в России – менее 1%. Во многих этих процессах адвокаты бились, не давали следователю спокойно вздохнуть – и всё же проигрывали. Зачем тогда следствию такие сложности – добиваться дела против вас?

– Вы зря говорите, что мы ничего не добивались. Есть и оправдательные приговоры, а есть ситуации, когда человеку – на наш взгляд, невиновному – судья не даёт те жуткие сроки, которые установлены законом. Вместо «от 12 лет» даёт четыре года.

Знаете, был такой анекдот в советское время. У судьи спрашивают: «Вы могли бы посадить невиновного человека?» – «Нет, я бы ему дал условно». А сейчас в таких случаях дают ниже низшего.

Когда проходим все инстанции в России и упираемся в какую-то стену, мы идём в Европейский суд. И там, вы знаете, хорошие перспективы. Вспомним дело учёного Геннадия Кравцова – сначала Московский городской суд дал ему 14 лет, потом мы добились того, что Верховный Суд снизил до шести лет. Он уже, конечно, вышел на свободу – но совсем недавно Европейский суд принял решение, что право на справедливый суд было нарушено. То есть Верховный Суд должен будет пересмотреть это дело.

– Если ваше дело – «заказ», то, может быть, вам поступали какие-то предложения от следователей?

– Пока ещё у меня не было даже возможности поговорить со следователем в нормальных условиях. Все эти действия были такими «неотложными»: формально состоялся обыск, допрос подозреваемого, быстрый допрос в качестве обвиняемого, а после суда я его не видел.

Но я не думаю, что мне будут поступать какие-то глупые предложения. Это Главное следственное управление СК, где глупых людей не держат. Впрочем, поживём – увидим.

– Сейчас ваше задержание связывают исключительно с делом Сафронова. Но в первый день вспоминали и о том, что вы имеете отношение к процессам по ФБК*. Насколько я понимаю, вы не склонны видеть здесь связь?

– Я думаю, что это произошло «по совокупности обстоятельств», как у нас говорится. Эта совокупность набрала критическую массу и произошла цепная реакция. То, что мы сейчас наблюдаем – результат нашей долгой профессиональной деятельности по целому ряду важных дел.

В деле ФБК тоже ведь показались уши моих основных процессуальных оппонентов – я имею в виду ФСБ. Вернее, их уши показал прокурор Москвы. Когда ставится гриф секретности, то иногда упоминается, на основании какого ведомственного перечня засекречен тот или иной документ. Так вот, прокурор Москвы засекретил свой иск по делу ФБК на основании ведомственного перечня ФСБ, притом что в деле нет ни одного документа этой службы.

– Но если «совокупность» копилась давно, что могло стать спусковым крючком?

– Спусковым крючком как раз мог стать следователь Чабан по делу Сафронова. И не только – он вёл другие дела, в которых мы участвовали. Мне кажется, что он был катализатором этого процесса, но в «совокупность», помимо дела Сафронова, безусловно, входит и дело Цуркан. Ведь там мы вообще беспрецедентно опубликовали все документы по делу на нашем сайте – очень осторожно, чтобы не разгласить какую-то информацию, которую они считают государственной тайной.

Член правления «Интер РАО» Карина Цуркан была задержана в 2018 году. ФСБ утверждала, что она с 2004 года была агентом молдавской разведки и якобы передала молдавским спецслужбам сведения о поставках электроэнергии из России на территорию Украины. Цуркан не признала вину. Её защита утверждала, что часть улик в деле сфальсифицированы, а само обвинение неконкретно. Гособвинение просило приговорить Цуркан к 18 годам лишения свободы, Мосгорсуд назначил 15 лет.

– Создаётся ощущение, что конечная цель этого уголовного преследования – лишить вас статуса. Что вы об этом думаете? Есть ли у вас план действий, если следствию это удастся?

– Мне дорог адвокатский статус, и я за него буду бороться. Но если судьба распорядится иначе, уверен, безработным не останусь, уйду на «тренерскую» работу. У меня в команде замечательные, талантливые, профессиональные молодые коллеги. Думаю, они найдут для меня место «в строю».

«Сигнал, что корпорация не согласна с происходящим»

– Адвокатская корпорация очень остро отреагировала на ваше дело. Почему оно вызвало такой резонанс?

– Я считаю, что подобного рода действия по отношению к любому преследуемому за свою профессиональную деятельность адвокату должны вызывать резонанс. И именно такую реакцию я жду от корпорации по каждой атаке на адвокатов, которые добросовестно выполняют свой профессиональный долг. Я считаю, что корпорация для этого и существует.

– Почему тогда дело Савельевой не вызвало такой реакции?

– Вы знаете, что я был одним из тех, кто писал про дело Ирины Савельевой. Я желаю ей удачи в её борьбе и буду оказывать всяческое содействие – как и другим преследуемым адвокатам. Если бы я мог поделиться тем резонансом, который возник вокруг моего дела, я бы это сделал без капли сомнений.

– Чувствуете ли вы поддержку адвокатского сообщества?

– Очень. И я благодарен всем. [В том числе] тем коллегам, которые не входят в круг моих единомышленников, но тоже высказались в мою защиту. С такой поддержкой и проиграть, и даже статус потерять не страшно.

– Как вы оцениваете заявления руководства федеральной палаты по своему делу?

– Без интернета я знаю не обо всех комментариях. В первый же день мне сказали, что руководство [ФПА] готово оказать поддержку. Если требуется какое-то обращение, где я выразил бы согласие принять эту поддержку, я его напишу. И ещё напишу слова благодарности за протянутую руку помощи.

Из того, что я знаю, корпорация сформулировала чёткую жёсткую позицию по отношению к этой атаке. Заявила, что с адвокатами так поступать нельзя. Я знаю, что предприняты юридические действия, направлены жалобы на решения судов.

Я рад, что корпорация занимается сейчас своим делом. Это то, к чему я всегда призывал корпорацию. Это совершенно совпадает с моим представлением о том, как корпорация должна себя вести, когда адвокат сталкивается с такой атакой.

– В случае с Михаилом Беньяшем и адвокатами Зломновыми имела место коллективная защита. Вы думаете о таком варианте?

– Насколько я знаю, жалобы уже направлены более чем 40 адвокатами, координаторы есть и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Думаю, что коллективная защита – один из подходов, который даёт силовикам и суду сигнал, что корпорация не согласна с происходящим.

– Не все адвокаты считают массовую защиту эффективной. Кто-то говорит, что её могут счесть злоупотреблением – и это ещё больше разозлит следователей.

– Одно не должно исключать другого. Коллективная защита должна дополнять и усиливать [основную работу]. Я понимаю, что есть стержень, на котором держится вся работа по защите обвиняемого. Но должна быть и корпоративная поддержка в виде каких-то публичных действий, юридических действий коллектива адвокатов, которые вступают в дело в качестве защитников. Это дополнение – но важное дополнение. Потому что оно даёт властям понять, что корпорация не согласна. Не отдельные адвокаты, а вся корпорация не согласна с этой несправедливостью. К такому делу больше внимания – а значит, и больше возможности добиться справедливости.

– Какие будут ближайшие шаги защиты?

– Сейчас планируется обжалование всего, что было. Часть [жалоб] уже реализована, часть готовится. Дальше – посмотрим, как будут развиваться события. На первой же встрече со следователем я, конечно же, буду интересоваться его планами.

– Как вы думаете, возможны ли ещё какие-то дела в отношении вас?

– Всё, что уже произошло, для меня театр абсурда. То, что абсурд может продолжаться – я это понимаю. Я трезво оцениваю ситуацию: у следователя есть возможность переквалифицировать, дополнить обвинение, ещё какие-то эпизоды найти. Такое может быть. Но будет ли, мы не знаем. Готовиться надо к худшему, надеяться – на лучшее.

– Не жалеете сейчас, что выбрали себе специализацией такие резонансные дела? Могли бы вести обычные и не иметь таких сложностей с правоохранителями.

– Я бы не сказал, что беру только резонансные дела. Правильнее сказать, что резонансными они становятся. Моя задача – защищать своих подзащитных, используя любые не запрещённые законом способы. Что я и делаю.

– Но вы же могли не брать дела с госизменой.

– А мне интересны эти дела. Вообще, информационная тематика – в том числе в делах о госизмене, где люди обвиняются в передаче информации – это мой профессиональный интерес, я этим занимаюсь с 90-х годов. По первой специальности я как раз IT-инженер, информационная логика – это моё нутро. Потом я закончил юрфак СПбГУ, начал интересоваться информационным правом, защитил кандидатскую диссертацию на тему доступа к информации.

Информация – это то, что меня интересует. Я об этом пишу, я об этом рассказываю, я этому учу в меру сил.

В этих знаниях и опыте я вижу свою силу. И в этом видят силу мои подзащитные, которые обращаются ко мне, когда сталкиваются с какой-то несправедливостью.

* организация внесена в реестр так называемых иностранных агентов.

Рецензии пользователей на КиноПоиске

сортировать: по датепо рейтингупо фильмупо пользователюпериод времени: за неделюза месяц

показывать: 10255075100200

1—10 из 118

aragorn_1978

Девятаев

Великая Отечественная война показана с голливудским запашком

Я не понимаю, как с таким сытым и довольным лицом Прилучный играет узника концлагеря? Слишком довольный актёр Прилучный в концлагере. Может в истории подвиг Девятаева имел значение, но в фильме это не главный герой, а супергерой из голливудского комикса. Режиссёр Бекмамбетов сделал ставку на политкорректность. Режиссёры Бекмамбетов и Трофимов сделали российский блокбастер. Это новодел про ВОВ. Это героический новодел про ВОВ, где всё отдаёт голливудской героической романтикой. Бекмамбетов отвечает в фильме за голливудский глянец. Слишком фильм политкорректный и слащавый. ВОВ в современном российском кино предстаёт всегда сказкой и голливудской романтикой. Мне фильм не понравился: слишком он слащавый получился.

Был ли реальный Девятаев героем при Сталине? Нет. Но время пишет свою историю и ставит свои акценты. Мне фильм не понравился. Он просто скучный. Слишком мало батальных сцен для фильма, который очень хочет быть похож на голливудские комиксы. Я считаю, что для актёра Павла Прилучного это проходной фильм. Не раскрылся актёр в этом фильме. Слишком много голливудского лоска в этом фильме про ВОВ, про её героев. Третий рейх показан слишком мягко и слащаво. Фильм слишком слащавый. Наверное, это мода показывать советских героев ВОВ, как героев голливудских комиксов.

Воздушные бои очень красочные и зрелищные. Но фильм слишком слащавый. Я даже не знаю, чем мне не понравился фильм. Просто, он с голливудским запашком. Слишком сытый главный герой.

Музыка в фильме мне тоже не понравилась. Саундтрек очень плохой. Композитор Потеенко справился с работой на кол с минусом. Бюджет 10 миллионов долларов ушёл на проходной фильм. Бекмамбетов оторвался от российской реальности.

прямая ссылка

3 июня 2021 | 18:27

На дворе 1940-ой год, Вторая мировая в самом разгаре, вот-вот мир втянется в Великую Отечественную войну, а между тем в США Чарли Чаплин выпускает превосходную сатиру на политические взгляды фашисткой Германии. Это классическое кино, которое поначалу путает подбором двух персонажей, высмеивает клише тоталитарного режима и сводит повествование к драматической речи, которая и по сей день актуальна.

В духе Чаплина, с присущим ему тоном комедии фильм берёт начало с Первой мировой войны, демонстрируя главного героя (одного из двух). Персонаж вызывает смех, боевые действия и тактика солдат во всю приукрашиваются деятельностью Чаплина, что приводит к самым комичным ситуациям. Вся история включает в себя приключения этого военного, который опять же знакомится с интересными людьми, тем самым даря зрителю увлекательные кадры.

Экспозиция задала взгляд на главного героя, а между тем проходит время. К власти в Германии приходит Аденоид Хинкель — вот тут и выстреливает сатира Чаплина. Актёр воплотил на экране двух разных людей, которые оказываются по разные стороны баррикад. Зритель начинает следить за историей бывшего солдата, ставшего цирюльником, который оказывается евреем. Одновременно высмеивается правление и взгляды Хинкеля. Чаплин не просто высмеивает лидера, а пародирует до мелочей, играя комедийно на статусе диктатора.

Судьба двух персонажей не пересекается, но субъективно эти люди взаимозависимы. Романтическая линия цирюльника и агрессивные методы диктатора. В таком ключе фильм переходит на драматическую часть. Поражает, как авторы подразумевая все последствия становления Хинкеля, способны выдавать комичные ситуации. Случаи с планами по захвату мира, со встречей с союзником, со скрытыми планами на арийскую кровь.

Фильм не поясняет присутствие одной и той же личности, отчего рождаются безумные теории, отсылающие к возможным последствиям Первой мировой войны. Но когда героев связывают между собой второстепенные личности, то тут вся ирония режиссёра просматривается. Картина отлично пересекает жанры комедии и трагедии (как символ масок в античном театре). Радикальные меры диктатора сопровождаются его танцами с шариком-глобусом, романтика цирюльника вплотную сталкивается с партизанским движением. Смешно и интригующе.

Такими темпами «Великий диктатор» выдаёт приятную кульминацию. Ты видишь уже, как пойдёт ситуация дальше, но за этим увлекательно наблюдать. Финал ленты пробирает до мурашек. Очень волнительно и грустно выступает Чаплин с обращением ко всему миру. Ты не ожидаешь такой развязки, так лента играла на балансировке жестоких последствий и высмеивании исторических фактов. Пародия Чаплина позволила посмеяться там, где в обычных фильмах гнетёт мрак и тоска. Альтернативное будущее, которое доказывает, что люди должны быть счастливы и благоразумны.

Возможно, Чаплин бросал эту картину как знак объединения, как посыл всем людям, что нужно быть добрее. Ребята, давайте жить дружно! Интересная картина, которая удивляет, шокирует и затрагивает самое сердце.

прямая ссылка

3 июня 2021 | 12:40

В 2001 году актриса Анджелина Жоли была провозглашена послом доброй воли Управления Верховного комиссара по делам беженцев ООН за гуманитарную работу в странах третьего мира. В своих режиссёрских работах она взывает к гуманизму, отказу от войны, толерантности, обращаясь к жестоким событиям 20 века. «В краю крови и мёда» — история любви на фоне безумной Боснийской войны, в которой сербы, уподобляясь нацистам, стали истреблять мусульман-боснийцев. «Непокорённый» — рассказ про американца-бегуна, участвовавшего в Олимпийских играх 1936 года, но во вторую мировую войну попавшего в плен к японцам, которые жестоко издевались над ним и его товарищами.

А в 2017 году Жоли снимает фильм «Сначала красные кхмеры убили моего отца» на камбоджийском языке, реконструкцию политики диктатора Пол Пота, который во второй половине 70-х годов превратил Камбоджу в ад на земле. Главный герой — девочка Лун Ун, которая сумела выжить в эпоху правления красных кхмеров и позже написала автобиографическую книгу о своём детстве, ставшей основой для фильма. Повествование ведётся на уровне её глаз, с точки зрения ребёнка, вынужденного жить в бесчеловечном государстве. По аналогии с «Ивановым детством» Андрея Тарковского фильм Жоли можно назвать «Луново детство». Но детства как такого нет: оно завершилось с приходом коммунистов к власти, отрицавших институт семьи, а затем личность как таковую. В воссоздании пугающего документального действия режиссёру помог выдающийся оператор Энтони Дод Мэнтл, который создал отстранённый взгляд со стороны и одновременно ощущение личного включения зрителя в события безжалостного террора.

Но главное, что смогла показать Жоли в своём фильме, это функционирование жестокой системы, в которой с лёгкостью перемалывают людей в прямом и переносном смысле, нарушаются естественные права человека ради утопического идеала светлого будущего и где безумие, жестокость и нетерпимость возведены в абсолют. В таких условиях тяжело сохранить человечность и не стать винтиком аппарата, готового уничтожать неугодных индивидуумов. Сцена с избиением красного кхмера (его сыграл бывший член этого движения) в финале фильма напоминает расправу над эсесовцами в «Иди и смотри» Элема Климова, которая чуть не взорвалась народным гневом. Плач Лун останавливает бессмысленную жестокость, которую каждый должен затушить внутри себя.

Убейте Пол Пота в самом себе!

прямая ссылка

3 июня 2021 | 06:31

Аниме на основе биографической работы писательницы Тё Куроянаги, повествующей о её жизни со своей дочерью, будущей актрисой Тэцуко в Японии периода второй мировой войны

Аниме о семье, о связи поколений, о моральном выборе, о тяготах войны. Вроде самая плодородная почва, но ни рисовки, ни музыки (хотя в обзорах именно музыка кажется людям продуманной и запоминающейся), ни монтажа, ни режиссерской работы. Это монументальная работа, которой чего-то не хватает в каждом аспекте. Мне она показалась скучной, хотя показанный пласт жизни уж никак скучным не назовешь. Не всегда ясна мотивация персонажей, они прописаны недостаточно четко. Во всей работе ясно ощущается некая полумера.

Если посмотреть на другие работы режиссера, они весьма спорны с очень разнящимися оценками.

прямая ссылка

2 июня 2021 | 11:12

Сколько уже всего снято о второй мировой? Наверно, тысячи фильмов и сериалов. Произведений о первых послевоенных годах — намного, намного меньше. Хотя тема новой жизни, восстановления стран из пепла не менее интересная. Поэтому «Игра теней» и привлекла меня. Что ж, лучше было бы сразу пролистывать дальше…

Мне даже ничего не хочется дополнительно писать про том, как изобразили советских солдат в сериале. Делать из них орков у многих стало чем-то вроде традиции. Среди персонажей есть святые и есть не святые. Попытки предать им неоднозначности при помощи их якобы душераздирающих монологов на камеру просто разбиваются об нелогичность их поступков и переключение характера по щелчку.

Из периода, когда Берлин был раздроблен на несколько зон, занятых военными разных армий, можно было сделать интереснейший триллер, когда эти работают на одних, те на других с единственной целью — выжить. Наметки этого были в сериале, стоит признать, но как же скомканно и недожато. Вместо воссоздания напряженной атмосферы тех лет, мы получаем просто побегушки в поисках брата с какими-то скучными загадками и слишком простыми интригами.

Существует огромное количество кинопроизведений, где нет приятных (в понимании общественных норм) персонажей. Либо все «серые», либо отрицательные, но за которыми приятно наблюдать благодаря тому, что никто не поленился и отработал гонорар на славу. В «Игре теней» большинство героев отталкивают. И это одна из главных проблем. Создатели хотят объяснить, за что нам следует им переживать, а не получается. Чего-то вечно не хватает, чтобы «дожать». Даже отличным актерам, которые выглядят как дешевые копии своих героев из хороших фильмов.

Можно ли найти поводы похвалить сериал? Частично за декорации и предоставление какой никакой работы Тейлору Китчу, за карьеру которого есть поводу попереживать.

Если среди вас есть такие же люди как я, которым интересна тематика Берлина в руинах (по каким- то причинам) советую обойти стороной этот мини сериал и посмотреть фильм «Германия, год нулевой» снятый, когда руины были не выстроенными декорациями, а реальностью, и не тратьте время на «Игру теней».

прямая ссылка

2 июня 2021 | 00:23

Картина иранского происхождения была снята по реальным событиям и посвящена ценности семьи. Во времена ирано-иракского противостояния Ирак применил химическое оружие против мирного населения Ирана, уничтожив огромное количество ни в чём не повинных граждан. Главный герой фильма Годар и его семья, состоящая из троих детей и беременной жены, попадают в самый эпицентр газовой атаки. Не понимая, что произошло, Годар всеми силами старается вывезти семью из места поражения и пристроить в больницу, где им может быть оказана необходимая помощь.

Но в стране творится полный хаос, чем атакованы люди, врачи не понимают и как правильно и быстро оказывать помощь, не знают. А тем временем, у родных Годара начинают проявляться сильные ожоги, в том числе лёгких, из-за которых им становится тяжело дышать. Фильм очень страшный и сильный, переворачивающий всё внутри и вызывающий острое желание обнять своих близких сразу же после просмотра. Нет ничего страшнее того, чтобы потерять своих близких, не имея никакой возможности им помочь, и нет ничего сложнее потом подняться и продолжить свой жизненный путь.

Фильм не спроста называется «Грецкий орех» — ореховое дерево, растущее в саду рядом с домом Годара, было любимым местом всей семьи. Там играли его дети, там он отдыхал с любимой женой, и там же нашли последнее пристанище те его близкие, кому не удалось выжить. Часто непонятное, неброское, на первый взгляд, название отталкивает потенциальных зрителей, и возможно пиарщикам стоило дать фильму более цепкое для взгляда, но порой название имеет такой глубокий смысл, что один взгляд на него после просмотра картины вызывает слёзы на глазах. Рекомендую к просмотру.

9 из 10

прямая ссылка

1 июня 2021 | 19:15

Tristo

Ричард IIIRichard III (1995)

«Зверь самый лютый жалости не чужд. Я чужд, так значит я не зверь. »

Прежде чем приступить к написанию рецензии к этой драматической ленте, основанной на одноимённой пьесе самого Уилльяма Шекспира, пришлось основательно задуматься о том, как же выразить свой эмоциональный ряд, полученный от просмотра «Ричарда III», ведь он оказался весьма неоднозначным. Даже в среде критиков фильм оказался весьма спорным: «шекспироведы» в большинстве своём выразили негативную реакцию по отношению к этой интерпретированной экранизации пьесы великого драматурга от режиссёра Ричарда Лонкрэйна по сценарию Иэна МакКеллена (он же сыграл главную роль), который в свою очередь ориентировался для его написания по театральной постановке Ричарда Эйра; другие же, напротив, выразили своё восхищение той смелостью и кропотливой работой авторов «Ричарда III», отметили выдающуюся игру актёров, и отвесили поклон гримёрам, декораторам, парикмахерам и, в особенности, костюмерам. Но всё равно — «Ричард III» заставляет и во время просмотра и после него вновь и вновь обдумывать, взвешивать и оценивать увиденное. Но, наверное, обо всём по порядку…

Прежде всего стоит сказать о том, что идейным вдохновителем кинематографической экранизации стал Иэн МакКеллен, который в то время, страшно сказать, ещё не имел больших ролей в кино. Это сейчас мы его сразу узнаём за счёт воплощения образов Магнето в супергероике «Люди Икс» и толкиеновского мага Гэндальфа в трилогиях «Властелин колец» и «Хоббит», но к 1995-ому году в кино МакКеллен чаще перебивался второстепенными ролями, зато был одним из самых значимых британских театральных актёров, коим до сих пор и остаётся. Можно легко догадаться, что МакКеллен и воплотил персонаж Ричарда III в одноимённой картине. Его властолюбивый узурпатор, плетущий как самый отвратительный паук изощрённые интриги, с лёгкостью дающий полуприказы-полунамёки на убийства тех, кто по его мнению может встать у него на пути к трону. В этом человеке всё ужасно, но именно этим он и привлекателен. Чтобы буквально составить себе мнение про Ричарда III от Иэна МакКеллена можно посмотреть лишь одну сцену — соблазнения леди Анны, мужа которой он без тени сожаления убил.

И если уж зашла речь про актёров, то стоит и дальше сказать про остальной ансамбль. Среди известных лиц здесь можно встретить Аннетт Бенинг, Джима Броадбента, Доминика Уэста, Кристин Скотт Томас, Мэгги Смит и Роберта Дауни младшего. Каждый из них внёс свою лепту в выразительность «Ричарда III», их персонажи запоминающиеся, благодаря их яркой игре фильм становится разнообразным и глубоко драматическим. Конечно, этого было бы сложно добиться, если бы не пьеса Уилльяма Шекспира, но отдадим должное этим выдающимся актёрам в обязательном порядке. У каждого из них есть как минимум пара сцен, которая так и останется в памяти. А то, что они все декламируют стихотворную форму монологов и диалогов, которую переработал Иэн МакКеллен в сценарии (кстати, за то, что «шекспировский» язык был несколько утерян в экранизации, МакКеллен и получил наибольшую долю критики), говорит только про настоящий профессионализм всех без исключения перечисленных актёров. Но хотелось бы отметить ещё, что дамы в данном случае великолепны, одна Мэгги Смит чего стоит!

А теперь пришло время сказать о том, что, возможно, следовало бы отметить ещё в самом начале. Дело в том, почему же «Ричарда III» можно ещё назвать спорным — всё дело в том, что действие было перенесено из XV века в 1930-е годы. И когда ты это видишь, то довольно нескоро привыкаешь к стихотворному языку «Ричарда III», потому что возникает ощущение полярного контраста. Но в любом случае хотелось бы отметить рискованную смелость Иэна МакКеллена, который не побоялся создать свой фильм, а подобных примеров в кинематографе найти будет очень и очень сложно (разве что «Кориолан» (2010) Рэйфа Файнса). И можно найти огромное количество нюансировок, которые передают сам дух картины, выдавая характеры персонажей либо же саму эпоху политического кризиса и борьбы за власть. Самым наглядным примером может послужить костюмы персонажей, в особенности если это военная форма — тут основательно потрудились невидимые нашему глазу создатели «Ричарда III». И вот на фоне политических катаклизмов, вызванных жестоким главным персонажем фильма, мы наблюдаем костюмированную историческую драму, основанную на пьесе самого Уилльяма Шекспира.

Обобщая всё выше сказанное, хотелось бы всё же ещё раз подчеркнуть неоднозначность фильма Ричарда Лонкрэйна и Иэна МакКеллена. Наверное, к тому роду кино как «Ричард III» надо прийти, сразу же так легко воспринять его может оказаться очень сложно. Поэтому как критиков, так и поклонников «маккелленовского» «Ричарда III» достаточно, этот фильм никого не оставляет равнодушным. Но я всё же отмечу положительные его стороны — это блистательный актёрский состав, его виртуозная игра, а также работа над всеми нюансами создания кинокартины. Что-то театрализированное в ней, конечно же, есть, но общее впечатление это не портит. В общем, решайте смотреть «Ричарда III» или нет сами, но ещё раз скажу, что он обязательно оставит о себе шлейф воспоминаний, которые заставляют задуматься.

8 из 10

прямая ссылка

1 июня 2021 | 09:02

Начнём с того, что мне в этом фильме не понравилось буквально с первых секунд: лощеная и неправдоподобная картинка с неадекватным количеством слоумо. Авторы похоже вообще никогда его раньше не видели, а когда наконец на монтаже нашли вкладку с этим эффектом, то начали вставлять его вообще везде, где только можно и никто им не сказал, что это уже как бы перебор немного, ладно, (много). Выглядело это все крайне глупо, пародийно и просто, ну, смешно просто это все, ребята.

Актерская игра… Скажем так, это как раз таки то, что забило в гроб сего фильма последний гвоздь. Актерская игра абсолютно всех без исключения героев в этом фильме настолько бездарная, настолько никакая… что я даже не знаю, что тут комментировать. Все хоть мало-мальски грустные, печальные и трогательные моменты фильма заруинила именно актерская игра. А вспоминая сюжет и какие-то моменты из фильма, на ум мне сразу же пришел актер, сыгравший одного из курсантов, что ехал в машине и читал книжку со стихами, который даже стихотворение не смог прочитать выразительно. Это просто атас. Вот на этом конкретном моменте, режиссёр должен был либо помахать ему ручкой и сказать: «пока, пока», либо делать 100/200/1200 дублей, пока тот не научится играть. Но, видимо, всем было более чем «норм», поэтому и так сойдёт, с одного дубля же все отсняли!

А ведь это не придирка даже, это основа. Ведь, если актёр не способен сделать столь банальную вещь как чтение стихотворения с правильной интонацией и эмоциями, то ни о каких актёрских работах и речи быть не может. Ему либо дальше учиться, либо пойти чем-то другим попробовать позаниматься. Про актерский же талант девушки, сыгравшей медсестру, чей истошный вопль посреди поля боя: «Я согласна!», напомнил мне пресловутое: «Да я люблю тебя!!!» я даже и заикаться не буду. Настолько это было ПЛОХО (и это мягко сказано).

Однако, окончательно у меня отвисла челюсть на моменте, когда я услышала крик Вильгельма, который создатели любезно вставили в момент, когда немецкий мотоцикл подорвался после выстрела наших солдат из орудия. Создатели, у меня вопросик маленький:

С головой как вообще? Дружим или иногда не получается, все таки?

Тогда неудивительно, почему такой фильм получился.

Вообще, в принципе, звуковики здесь знатно поработали, это заметно. Судя по всему, они просто перепутали павильон и случайно попали на съёмки Подольских Курсантов, а должны были идти монтировать Гарри Поттера. Серьезно, АВТОРЫ, я конечно все понимаю, но и вы поймите, что не «Властелин Колец» снимаете, а фильм о войне и музыка, да звуки там должны быть соответствующие. Потому что при просмотре, вместо того, чтобы наслаждаться сюжетом, картинкой и актёрской игрой, я постоянно ловила себя на мысли, что смотрю «Пираты Карибского моря», а звуковое сопровождение мне в этом активно поддакивало.

Про отсутствие тут какого-либо более менее адекватного сюжета, я конечно же заикаться не буду, потому как это — очевидные вещи. Сюжета в фильме просто НЕТ. Нет какого-то персонажа, за которым было бы возможно и интересно следить, потому что фильм скачет от одного к другому, не дав привыкнуть ни к чему-либо, ни к кому-либо толком.

Ну, а, поведение самих персонажей фильма в реалиях созданного мира просто смешит, по другому и не скажешь. Чего только стоит медсестра, которая отказывалась куда-либо идти, пока на поле боя среди раненных и убитых не отыщут ее парня.

Приказ? Какой ещё приказ? Какая Москва? Я пока своего парня не найду, никуда не пойду! Ищите все быстро Сашку! За себя и за Москву!

Или солдат, засовывающий под градом отстрела себе в пальто ананас… Нет, я не против юмора. Но это не юмор даже, это идиотизм самый натуральный. Вы таким способом не разряжаете атмосферу фильма, вы создаёте атмосферу тупости. В смысле, нужно ли вообще эту атмосферу разряжать в подобных сценах? Бой все таки идёт, стреляют, люди погибают, это война, а авторам все шуточки тупые…

Короче говоря, от создателей «Брестской Крепости» как заявлено на постере, я в данном фильме увидела лишь громкий слоган. На деле же, ничего подобного в фильме и в помине не было. Даже сцены боя нормально показать не смогли. Где-то, что-то упало, взорвалось, там постреляли, там побомбили и вот солдаты лежат пластом, обмазанные малиновым вареньем, потому что кровь гримеры зачем-то розовую наносили. Грязи, крови, оторванных рук, ног, вспоротых животов и прочих частей тела, нам нигде не продемонстрировали. И вы не подумайте, я не маньячка. Просто как же тогда ужасы войны? Где они были показаны? Может быть, не кровью и кишками, а актерскими работами они были показаны, как в Битве за Севастополь той же?

Нет. Нет в фильме достойных актёрских работ. Может быть сюжетом и сценарием? Опять нет. В фильме вообще нет как такового сюжета. Все показанное идет какими-то рваными кусками, и то, и дело сопровождается просто отвратительными актерскими работами. Тогда, в чем вообще смысл этого фильма, если ни нормально рассказать правдивую историю («Брестская Крепость»), ни показать ужасы войны («Битва за Севастополь»), ни порадовать достойными актёрскими работами («Академия Смерти», 2008) он не может? Для чего он нужен? Чтобы я узнала историю Подольских курсантов, что оттягивали время и обороняли Москву ценой своих жизней? Да я это и так знаю, а те кто не знают, могут в Википедию зайти и почитать спокойно. Не обязательно было для этого, снимать такой отвратительно-бездарный фильм о по истине великих событиях.

Вот именно по вышеперечисленным причинам, данную картину, я не могу охарактеризовать никак иначе, кроме как — низкосортная. Ни о чем и ни про что, она просто есть и этого должно быть достаточно.

3 из 10

прямая ссылка

1 июня 2021 | 03:47

Сериал довольно ниочемный. Большая часть времени хронометража концентрируется не на самих ночных ласточках, а на их любовных похождениях и отношениях, которые, к слову, поданы, ну, настоолько нудно, что порой ненароком засыпаешь при присмотре. Боевых вылетов и вообще, ВОЙНЫ тут также по минимуму. Ну, а чего ты ждал, зритель? Мы тут не про войну снимаем, у нас тут любоовь

Сюжетная же линейка диверсионного отряда немцев, которой отдана вторая часть сериала, выглядит настолько искусственно и комично, насколько это вообще возможно. Создатели, если вы вдруг не знали: женщин в немецких военизированных формированиях НЕ было, тем более в разведке, упаси господи. Они были только как вспомогательный элемент, в виде медсестёр, солдат медицинской службы и штабных служащих. Чтобы узнать эту информацию мне потребовалось минут 5-10. Википедия в помощь, однако, если заморочиться, можно и глубже порыть. Но нет, мы этого делать конечно же не будем, потому что мы русские, ай донт гив э шит, ой, то есть, потому что всем пофиг было, сериал то художественный. Молодцы, отмазались. Только это, к сожалению, лучше его не сделало.

Хочется также кинуть камень в огород актёров, а точнее, в огород кастинг менеджеров или кого там.. подобранные на роли актеры крайне плохо попали в образы, почти никак. Чего только стоит Макеев в роли командира разведывательного отряда.. актерская игра, к слову, вышла из чата, а если точнее, она туда даже не входила. Короче, полный провал по всем фронтам.

Сам же сериал снят очень на современный лад и очень невпопад реальным событиям. Как дешевый шпионский боевик про глупых гансов, что пришли устранить умных русских, которых загнали в угол и почти уничтожили, но в итоге получили по щам, потому что русские даже раненные там всех раскидали. Смех и слёзы. Видимо, современным режиссёрам для того, чтобы показать превосходство солдата красной армии над немцем, нужно обязательно показать этого самого немца максимально глупым и никак иначе. Ведь не превосходством духа, отчаянной ненавистью к врагу, любовью к Родине и железной волей мы были сильны и едины, это просто немцы тупые были, ну.

прямая ссылка

1 июня 2021 | 02:27

Режиссер Роберт Уайз снял тяжелое кино. Ведь, хотя действие и происходит в Новой Зеландии, относится оно к годам Второй Мировой войны, куда на борьбу с фашизмом отправляются солдаты и из данной, удаленной от остального мира страны, а это значит, что сюжет не обходится без человеческих потерь.

И вместе с тем настоящая картина светлая, нежная. Иначе, думается, и быть не может, все-таки «в фокусе» внимания ее авторов находятся женщины, четыре сестры Лесли — Барбара, Энн, Делия и Ивлин, создания внутренне тонко организованные, конечно же, мечтающие о счастье.

Не трудно догадаться, что не все (как, скажем, Делия) дождутся его в полной мере, а у тех, кому это удастся, дорога к обретению сердечной гармонии получится непростой, полной сильных потрясений и сомнений, преодолений личностных предубеждений, отказа от кажущихся до определенного момента незыблемыми принципов. А еще — неизбежных разочарований, естественно сменяющихся надеждой.

Все это органично, с какой-то благородной сдержанностью и достоинством передают Джинн Симмонс (Барбара), Джоанн Фонтейн (Энн), Пайпер Лори (Делия) же вносит в повествование трагическую «ноту», а Сандра Ди, деликатно подчеркивает в натуре юной Ивлин романтический настрой души.

На высоком уровне оказываются здесь и Чарльз Дрейк и Пол Ньюман. Они играют капитанов американской армии, соответственно Ричарда Бейтса и Джека Хардинга, встречи с которыми становятся судьбоносными для Энн-Фонтейн и Барбары в исполнении Симмонс, которая, кстати, вообще является неким эмоциональным «камертоном» всего фильма, не способного оставить равнодушным даже самого скептически настроенного зрителя.

прямая ссылка

31 мая 2021 | 21:16

показывать: 10255075100200

1—10 из 118

сортировать: по датепо рейтингупо фильмупо пользователюпериод времени: за неделюза месяцза полгодаза все время

Про Движение | Коллекции nn-card.ru

«Ася, доброе утро! На тебя вся надежда, спасай ЧЕЛОВЕЧЕСТВО!»

Именно с таких строчек началось мое сегодняшнее утро… И я, в обнимку с чашечкой свежесваренного, побежала…к тебе, мой любимый читатель!))) Доброго солнечного дня, мой друг. С первых строк, без всякого промедления, ныряй со мной в увлекательные истории о тебе, обо мне, о твоем и моем движении, о танцах без права на остановку, осуждения и порицания! Без лишних слов я бы хотела пригласить тебя на чашечку… моря) и на «потанцевать». Здесь это вряд ли возможно, но в моменте «здесь и сейчас» вполне реально, нужно просто начать свой собственный танец!

Я и сама не знала, что именно сегодня, да и вообще когда-либо, буду собирать капризные буквы в слова и фразы о непроходящем движении человека в поиске истины, которой не существует! Перечитала и поняла, что мои письмена могут «не зацепить», и даже отпугнуть мимо проходящего читателя. И вот кто-то уже торопливо бежит мимо, оставляя позади наспех расставленные мною, запятые и тире… Впрочем, я увлеклась!))) Здесь вы не найдете теологических изысков о смысле бытия и устройстве Вселенной, но и фразы по типу «Хеллоу пипл, это хайп!» мне не свойственны.

И те, кто прошел мимо, не задержавшись у меня в гостях, ну что ж, счастливой дороги! У каждого — для движения вперед — она своя! Именно об этом я буду писать, смеяться и порой даже плакать! Прямо здесь, вместе с вами, а быть может, в одиночку… Впрочем, давайте к танцу, ему-то здесь и быть!

Меня зовут Ася, и мне посчастливилось родится на Планете Земля в тот самый увлекательный момент ее истории, о которой только и делать, что писать и рассказывать потомкам).

Мама моя утверждает, что танцевать я начала именно тогда, когда внутри нее зародилась новая жизнь, точнее, моя!) Я не исключаю тот факт, что для каждой мамы ее ребенок — самый талантливый, самый уникальный, в общем САМЫЙ! Я не исключаю и вы не забудьте! С момента моего рождения прошло не так уж и много лет, в космо-масштабах, однако, в метриках человеческого существования, я уже на что-то и гожусь))) Сколько себя помню, в моей жизни, впрочем, как и в жизни каждого из вас (я просто уверена в этом!) было и есть место танцу! Я переживала в обнимку с ним, свою первую любовь, свое подростковое отчуждение, и, даже первое серьезное предательство взрослого мира! Но не стоит думать, что наши с ним (то есть с танцем) отношения всегда были так безоблачны и легки. Даже сейчас, уже пройдя километры дорог и переступив сотни тысяч раз через лень, страх и боль, я не перестаю двигаться.

Движение и есть сама жизнь, и сама остановка для человеческой души, действие противоестественное! Так что танцуй и не останавливайся! А пока ты будешь двигаться в потоке и ритме собственного танца, я расскажу тебе маленькую историю из своей жизни, которая заслуживает твоего внимания — про хрупкую, тоненькую девочку и ее мечты, которые стали реальностью!

Ночь, улица, фонарь… Да, именно так, только места для аптеки здесь нет!) Маленькая девочка с тонкими руками возвращается с учебы, танцевальной тренировки, работы, а в голове у нее запутался ветер и мечты о сцене и новых грациозных па. Ей 16, она влюблена, впрочем как и все в этом нежном возрасте, и полна решимости идти, нет — лететь вперед! Там впереди: свет рампы, бесконечные путешествия по миру, десятки и сотни костюмов и сложных танцевальных комбинаций… А в настоящем — злой, а быть может завистливый Его Величество Случай — между собой люди называют его «несчастный». Я не буду обрастать подробностями и пугать своего читателя страшилками (а вдруг кто-то мою историю читает вслух детям, или, чего хуже, ночью!). Скажу одно: Его Величество Случай именно тогда в 16 лет круто изменил всю ее жизнь, начисто переписав все сценарии с путешествиями, новоявленными па и сценами!

Совершенно не помню сколько прошло лет реабилитации, я помню, как я училась заново переставлять правую и левую ногу, ежедневно стискивая зубы от боли! Мне не было страшно, я хотела лишь… танцевать! Мое стремление к свободе, безоговорочная любовь к нему, к его индивидуальности, укрепили во мне непреодолимое желание двигаться вперед к своей мечте… А годы шли и упрямо забирали мое время. Да, увы и ах, я не стала примой Гранд Опера в Париже, но сейчас я ежедневно (если не сказать, ежеминутно!) раздаю всю свою любовь и каждое свое знание о танце детям — моим воспитанникам. Уже 10 лет я руковожу Танцевальной Страной, создателем и вдохновителем которой я являюсь! Мне доверяют, меня любят, это есть ответ на мою искренность и любовь к танцу! Мой метод постановок сценических номеров отличается от привычных, академических методик: на сцене дети не просто вытягивают носки и колени, они — говорят, они смеются, они плачут, они переживают каждый свою собственную, свою искреннюю, только свою историю жизни!

Сейчас и впредь я буду рассказывать тебе, мой любезный читатель, истории, которые я переживаю, которые я воплощаю на сцене, истории о каждом из нас: о свободе, любви, о мечте…

Обнимаю танцем, Ваша АЕ.

Споры вокруг лишних слов, или Когда лишние слова совсем не лишние? | Обучение

Далеко в историю углубляться не станем, ограничимся примерами крайних точек зрения на проблему в относительно недавнем прошлом и настоящем.

Так вот: жил да был большевистский публицист и редактор М. С. Ольминский, и был он борцом против лишних слов. Тут и там раздавались его гневные тирады вроде следующей: «Почитайте наши теперешние газеты, — сколько в них воды! Если „декабрь“, то прибавят „месяц“, — как будто декабрь может быть не месяцем, а вороной! Или „целый ряд ораторов“, — как будто бывает половина ряда! Или „окружающая обстановка“, — как будто бывает обстановка не окружающая».

И вот однажды в газету, где работал наш герой, поступила заметка о демонстрации в Твери. Заканчивалась она так: «Явившаяся на место происшествия местная полиция арестовала восемь человек демонстрантов». Ольминский немедленно приступает к вытравливанию лишних слов: «…"Местная» — разве в Твери могла явиться полиция не местная, а казанская? Затем — «явившаяся на место происшествия» — разве могла она арестовать, не явившись? А «полиция» — кто же арестует, кроме полиции? Наконец, «человек демонстрантов» — конечно, не коров и не прохожих. Остается для печати — «Арестовано восемь»; только и нужно, а всё остальное — вода".

Против таких сокращений выступал другой большевик, П. А. Красиков: после правки М. С. Ольминского, мол, остается только точка в конце статьи.

 — Клевета! — отвечал Ольминский. — Остается не только точка, но и два слова, которыми всё сказано.

Спору нет, позицию Ольминского иначе как крайней не назовешь. Но другая крайность, на мой взгляд, ничуть не лучше. Людям, стоящим по эту сторону спора, кажется важным любое слово, любое уточнение.

Так, на одном из сайтов недавно появилась гневная статья в защиту сочетания «кивнул головой». Нельзя-де выкинуть из него второе слово! Аргумент: один из героев Гоголя «кивает пальцем». И невдомек защитнице пустословия, что в случае с пальцем пояснение действительно необходимо как раз потому, что без него читатель непременно соотнесет это действие с головой кивнувшего.

Значит ли это, что позиция Ольминского мне всё-таки ближе? Нет, и стиль моих статей тому свидетельство. Я — за чувство меры, и в том, что касается его соблюдения, я целиком на стороне известного практика и теоретика редактирования Б. Кобрина:

«Каноническое требование ясно и не вызывает сомнений: краткость — благо, многословие — зло. Так обучают студентов, так воспитывают редакторов. Похоже, что многие редакторы рассматривают это правило в качестве главенствующего. Практиканты, с которыми мне приходилось встречаться, неизменно и прежде всего нацеливаются на лишние слова, длинноты и старательно сокращают текст. (Из последней фразы они обязательно изгнали бы либо „длинноты“, либо „лишние слова“.) … Не перегибаем ли мы палку? Не теряем ли в выразительности, в доходчивости, в динамичности речи, когда так настойчиво тянем к языку почти телеграфному?»

Итак, многословие такой же недостаток, как и механическое, бездумное сокращение текста. Что правда, то правда, — есть ситуации, когда лишние слова оказываются совсем не лишними. Вот три классических случая, когда правка не требуется.

1. Лишнее слово в устойчивом обороте. Не считается ошибкой использование тавтологических оборотов типа «думать думу», «сослужить службу», «пути-дороги», «сидеть сиднем», «полным-полно» и т. п.

2. Лишнее слово в роли усилителя. От тавтологии как стилистической ошибки следует отличать намеренное нагнетание синонимов — обычно для передачи логического ударения (подробнее об этом см. мою статью «Как научиться читать свой текст чужими глазами? Часть первая»). Пример: «Кому не известны „муки слова“, когда пишущий бьется, мучается в поисках нужного выражения?» Не будь в этом предложении синонимов «бьется» и «мучается», логическое ударение пришлось бы на последние слова, тогда как автор хотел сосредоточить внимание читателя на муках пишущего.

3. Лишнее слово как прием стилизации. Стилизация — нарочито подчеркнутая имитация оригинальных особенностей определенного стиля или языка определенной социальной среды, исторической эпохи в художественном произведении. Повторяю: в художественном произведении, а не в статьях. Пример: «До своей смерти она была жива и носила с базара мягкие бублики», — вспоминает бабушку Егорушка, герой повести А. П. Чехова «Степь». Стилизация характеризует особенности мышления героя, уровень его развития, придает повествованию достоверность.

Возможно, вам захочется оставить в своем тексте явно лишнее слово, не вписывающееся в рамки классических случаев. Оставляйте! Главное, чтобы процесс написания и редактирования статьи был осмысленным, а руководило бы вашим пером его величество Чувство Меры.

Удачи!

Приемы выявления лишних слов

Определение смысловой или стилистической нагрузки слов.

Суть этого приема в том, чтобы, читая, проверять, передает ли слово какой-либо смысл или оттенок смысла и какой именно, привносит ли оно в текст стилистический нюанс, или фраза может существовать, ничего не теряя, без этого слова. Иначе: читая слово в контексте, не только понимать его значение, но и выяснять, для чего оно в этом контексте нужно, или почему без него нельзя обойтись. Слово, упо­требление которого не находит оправданий и без которого текст ничего не теряет ни в смысле, ни в эмоциональной ок­рашенности, лишнее.

Допустим, редактор читает фразу, которая заканчивается словами насколько эффективны результаты проведения обзо­ра. Если не проверить, какую роль играет здесь каждое сло­во, текст можно признать вполне приемлемым. А если под­вергнуть его такому испытанию?

«Зачемрезультаты?— задумается редактор.— Ведь эффек­тивность выражает значение результативности. А к чему про­ведение? Чтобы указать, что подразумевается действие, а не предмет? Но здесь не важно, обзор — действие или предмет, здесь у него значение предмета. Значит, лучше: насколько эф­фективны обзоры.

Русские писатели XIX века, выступая в роли редактора, всегда настойчиво и последовательно вымарывали слова, которые не несли никакой нагрузки (ни смысловой, ни ху­дожественной).

Если Михаилы Михайловичи и люди подобного направле­ния... — написал Глеб Успенский, а редактор — М. Е. Сал­тыков-Щедрин — вычеркнул и люди подобного направления, надо думать, потому, что Михаилы Михайловичи включают в себя всех людей подобного направления и ставить их рядом как однородные понятая не совсем точно, а главное, неэконом­но: для читателя Михаилы Михайловичи выражают достаточ­но ясно группу людей определенного направления (таких же, как Михаил Михайлович).

Нетрудно понять М. Е. Салтыкова-Щедрина и тогда, когда он, читая текст очерка Глеба Успенского, выбрасы­вает слово ненужного перед словами хлама и старья: хлам потому и хлам, что перестал быть нужным. Или когда он вычеркивает глагол двигается в следующей фразе Глеба Ус­пенского:

Через топи... ковыляя на костыле, двигается пожилой человек, отставной сол­дат, за ним плетется лет десяти худенький мальчик.

Ковыляя двигается — то же самое, что ковыляет (после­дний глагол передает и самое движение и его характер).

Нет сомнения, что во всех трех примерах редактор заме­чал лишние слова и вычеркивал их потому, что проверял смысловую и художественную нагрузку каждого слова (для чего оно? что несет читателю?). И слова невесомые в этом случае сами «выпадали» из текста.

Усвоив такой способ чтения, редактор уже не сможет ос­тавить без изменений следующий текст:

...до обложки, на которой напечатан какой-то текст, была слепая обложка, точ­нее просто обертка. Она могла делаться из плотной бумаги, часто цветной.

Курсивом выделены слова, ничего тексту не дающие. Вы­яснил это редактор, определяя смысловую нагрузку слов. В первом случае: «Почему какой-то? Нужно ли какой-то? Ясно, что если был напечатан текст, то он был каким-то». Во втором — «Если обертка из бумаги, то зачем сделана? Ясно и так, что сделана». После вычеркиваний текст станет короче и проще:

...до обложки с текстом была слепая обложка, точнее обертка из плотной бума­ги, часто цветной.

При навыке мысленного отчета о роли слова в контексте лишние слова начинают непроизвольно выпирать из него, благодаря чему редактор не упускает и эту сторону оценки текста.

Нельзя, правда, не предостеречь редакторов от излишне­го усердия в такой оценке. По наблюдениям и исследовани­ям лингвистов, «с одной стороны, в языковом выражении имеется много избыточных элементов (как показали иссле­дования последних лет, это способствует пониманию), с дру­гой стороны, действует противоположная, уравновешива­ющая тенденция не выражать многие элементы, которые можно легко вывести из ситуации и контекста [автор цити­руемого текста ссылается здесь на работу: Wunderlich. Unsere Umgangssprache, 1894, сообщая, что «бульшая часть этой ра­боты посвящена избыточности, с одной стороны, и эконо­мии в выражении — с другой»]. Следует заметить, что, в то время как избыточность затрагивает в основном элементар­ные единицы, опущения касаются в первую очередь высших единиц (значимых единиц, в особенности слов)» (Гаузен- блаз К. О характеристике и классификации речевых произве­дений // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1978. Вып. 8. С. 70). Автор цитаты объясняет избыточность желанием пи­шущего все разжевать так, чтобы у читающего не оставалось никаких сомнений в том, что он хочет до него донести.

В истории нашей журналистики зафиксирован показатель­ный факт чрезмерной борьбы за лаконизм большевистского публициста М. Ольминского, против чего выступил другой большевик, П. А. Красиков, говоривший о том, будто после редакционной правки М. С. Ольминского остается только точка в конце статьи. Тот так опровергал этот, с его точки зрения, «клеветнический слух»:

Чтобы опровергнуть клевету, приведу пример, уцелевший в памяти. Опи­сывалась демонстрация, кажется, в Твери. В конце сказано: «Явившаяся на место происшествия местная полиция арестовала восемь человек демонстран­тов». Подобные фразы были обычным явлением. Нужно было печатать их це­ликом? Например, «местная» - разве в Твери могла явиться полиция не мест­ная, а казанская? Затем - «явившаяся на место происшествия» - разве могла она арестовать, не явившись? А «полиция» - кто же арестует, кроме полиции? Наконец - «человек демонстрантов», конечно не коров и не прохожих. Остает­ся для печати - «Арестовано восемь»; только и нужно, а все остальное - вода. Все-таки остается не только точка, но и два слова, которыми все сказано.

А почитайте наши теперешние газеты,- сколько в них воды! Если «декабрь», то прибавят «месяц»,- как будто декабрь может быть не месяцем, а вороной. Или «целый ряд ораторов»,- как будто бывает половина ряда! Или «окружающая обстановка»,- как будто бывает обстановка не окружающая. Редакции жалуются, что тесно! По-моему, могли бы сказать втрое больше, если бы не наводняли ненужными словами. И эту массу ненужного наборщики должны набирать, а сот­ни тысяч читателей должны тратить время на чтение пустопорожних слов и фраз. Конечно, редакторам ежедневной газеты не справиться с этими потоками сло­весной воды. Это должны делать сами авторы. Они перед своей совестью и пе­ред читателями обязаны переписывать сами каждую статью набело. Когда я вижу автора, особенно из молодежи, неопытных в писании, сдающего рукопись без переписки своею рукою и без поправок, мне всегда неловко за него. Вроде того, как было неловко однажды за человека, который явился на большое собрание, забывши застегнуть пуговицы на видном месте. Мне всегда хочется сказать та­кому автору: «Застегните пуговицы, товарищ!» (цит. по кн.: Презент М. Записки редактора. М., 1933).

Хотя в правке текста из корреспонденции о демонстра­ции в Твери М. Ольминский, кажется, несколько перегибает палку в борьбе с лишними словами, но его рассуждения о лишних словах в газетах по преимуществу верные. К тому же эти рассуждения демонстрируют умелое использование при­ема выявления лишних слов взвешиванием их смысловой нагрузки.

Как ни анекдотичен спор Красикова с Ольминским, он показателен, поскольку в стремлении устранить в тексте лиш­ние слова редакторы порой заходят слишком далеко, иска­жая мысль автора. Например, прочитав такой текст:

Автором использованы интересные материалы о росте классовых антагониз­мов, борьбе различных слоев общества против феодальной зависимости,-

редактор не дрогнувшей рукой заменил слова использованы интересные материалы словом пишет. Конечно, слова исполь­зованы интересные материалы общи, малоинформативны, но все же это не то, что пишет. Текст был сокращен с ущербом для него.

В этом отношении любопытна полемика двух опытных редакторов, Б. Кобрина и Г. Каплана, по поводу текста из двух фраз, который последний привел в своей книге «Редак­тирование отраслевой литературы» (М., 1961) в качестве при­мера текста со словесными излишествами. Текст следующий:

Под варенье отбирают чистые, незагрязненные банки, без посторонних непри­ятных запахов. Банки с посторонними неприятными запахами отбраковывают.

Г. Д. Каплан считает вторую фразу лишней: «В ней наи­вно теми же словами пересказывается та же нехитрая мысль, что и в предыдущей фразе.

Б. Кобрин в статье «Редактор отраслевой литературы» (Ре­дактор и книга. М., 1963. Вып. 4) это оспаривает. Анализи­руя текст, он отмечает ненужный повтор чистые, незагряз­ненные и фактическую неточность — плох в данном случае не только посторонний неприятный запах, но и любой запах. Вторую же фразу он считает нужной, потому что в первой ничего не говорится о том, что делают с банками такого рода, а вторая фраза как раз и говорит об этом: банки с запахом бракуют. Тут Кобрин допускает неточность, ибо по сути дела бракуют и грязные банки — забраковав, их отправляют в мой­ку. Он же пишет: «Грязные банки не бракуют — их моют» (с. 123). Нет, их бракуют и потом моют. С банками, которые пахнут, поступают иначе: их, забраковав, подвергают, веро­ятно, иной обработке, чем мойка (мойки, видимо, недоста­точно), но вряд ли выбрасывают.

Если читателю достаточно по цели изложения сообщить о том, какие банки отбирают под варенье, тогда вторая фраза не нужна. Если же читателю нужно сообщить не только о том, по какому принципу отбирают, но и каким образом следует поступить с банками, которые не годятся под варенье, тогда вторая фраза нужна, но не в таком, а в более содержательном виде: Банки с запахом отправляют на химическую обработку (объяснив — какую), а грязные банки — в мойку.

Таким образом, точные анализ и оценка любой части тек­ста с любой стороны невозможны без учета того, кому и с какой целью текст адресован, чего ждет читатель, что текст ему должен дать. Это первый вывод из разбора. Второй: ре­дактор, читая микро-отрывок текста, анализирует его не все­сторонне, а избирательно.

Здесь уместно привести пример, в котором смысловой повтор — явное излишество:

Такой уровень нужно устанавливать только при печати продукции, в которой обязательно обеспечение точности совмещения красок и не допускаются несовме­щения больше заданного допуска.

В стоящее первым требование (обязательно обеспечение точности совмещения красок) целиком входит требование, стоящее вторым: если обязательна точность совмещения, то нет надобности писать о том, что не допускаются не­совмещения. Возможно и другое толкование: в требование, стоящее вторым, входит и требование, стоящее первым: не­совмещение красок больше заданного допуска и есть обес­печение точности совмещения, о котором нужно сообщить читателю, и, значит, можно ограничиться вторым требо­ванием: ...в которой не допускаются несовмещения больше заданного допуска. Более того, читатель быстрее поймет мысль автора: ему не придется размышлять, в чем разница между первым и вторым требованиями. К смысловым по­вторам мы еще вернемся, так как это отдельная важная тема.

Выделение типичных словесных излишеств. Это один из самых действенных приемов борьбы с лишними словами. Ре­дактор, который хорошо знает наиболее распространенные, типичные лишние слова, который выработал навык мыслен­но выделять их при чтении, сумеет ощутимо помочь автору, не овладевшему мастерством писать сжато, экономно, а зна­чит, и более выразительно, а главное, сделает это быстро и без видимого усилия.

Многие типичные лишние слова стали настолько привыч­ными, что их перестают замечать и авторы, и редакторы. Сло­ва эти кажутся нужными, почти органично вплетаются в сло­весную ткань, занимают драгоценное место и незаметно от­нимают у читателя время, часто мешая пониманию текста. Тем важнее знать их, чтобы без специального анализа отме­чать при чтении и устранять.

Именно для этого ниже характеризуются и демонстриру­ются некоторые основные группы лишних слов. Автор вы­явил их в процессе многолетней практической редакторской работы.

Группа 1 — это причастия, прилагательные, глаголы, суще­ствительные, которыми автор старается обозначить наличие или появление описываемого или упоминаемого предмета (про­цесса).

Причину такого стремления объяснить очень трудно, по­тому что никаких сомнений у читателя на этот счет возник­нуть не должно: коль скоро предмет описывается или упоминается, значит, он существует или появляется и под­черкивать это нет никакой надобности. Но авторы упорно пишут о наличии описываемого предмета. Например:

Составить строго научный план развития экономики, учесть все имеющиеся в хозяйстве резервы - задача весьма трудоемкая.

Если спросить автора и редактора этого текста: «А можно ли учесть резервы, которых нет?» — они, удивившись вопро­су, вряд ли затруднятся с отрицательным ответом. Но тогда почему не написать все резервы хозяйства? Разве это может вызвать хоть какое-то недоумение читателя? Однако такого рода пустословие не замечается, и печатные тексты пестрят подобными излишествами, что демонстрируют следующие примеры из опубликованных текстов (все лишние слова в них выделены курсивом, и текст примеров желательно читать как с ними, так и без них, что наглядно покажет их ненужность):

Примеры, имеющиеся в книге, показывают.

Проигрывание возможных ходов выявляет имеющие место функциональные взаимоотношения между элементами ситуации (здесь помимо лишних слов пер­вой группы показана лишняя часть в слове взаимоотношения, так как отношения между уже передают их взаимный характер).

Павловские казармы создавались в процессе перестройки уже существовав­шего здания, выходившего фасадом на Большую Миллионную улицу (как будто можно перестроить не существовавшее здание).

В стране имеется ряд библиотек, которые характеризуются высокими количе­ственными и качественными показателями (в главном предложении удостоверяет­ся наличие ряда библиотек, в придаточном говорится о их качествах, хотя доста­точно сообщить, что такие-то библиотеки обладают такими-то качествами: раз обладают, значит, сомневаться в их наличии нет оснований и нет надобности пи­сать, что они имеются).

...Системные проблемы возникают тогда, когда мы имеем объект... зафикси­рованный в нескольких разных предметах... (то же излишество, что и в предыду­щем примере: ...возникают тогда, когда объект зафиксирован в нескольких разных предметах...).

В случае появления разрывов на листах их можно соединить полоской папи­росной бумаги.- Ср.: Разрывы на листах можно соединить полоской папиросной бумаги (нет нужды писать, что разрывы появились: если речь идет об их устране­нии, значит, они налицо).

Признаком наличия дефекта - Признаком дефекта.

Наличие трещин и неровностей не допускается.-Трещины и неровности не допускаются.

Надо надеяться, что эти примеры убедят авторов и редак­торов, что всякое утверждение наличия описываемых ими предметов, процессов, событий должно служить сигналом для проверки, не лишнее ли оно.

Е. И. Перовский рассказал в своем труде (Изв. АПН РСФСР. 1955. Вып. 63) об эксперименте: проверяли сколько слов на первой странице сплошного текста в 12 школьных учебниках можно выбросить. Оказалось: от 20 до 23 слов. Но самое лю­бопытное — в том, как об этом пишет сам Е. И. Перовский:

Подсчитано, сколько имеется в ней [первой странице] слов, которые можно сокра­тить без всякого ущерба для смысла и без какой бы то ни было перестройки фраз.

Выделенные курсивом слова лишние. Удалить их можно, не меняя формы других слов фразы, но конструктивно, син­таксически упрощая текст (т.е. не совсем «без какой бы то ни было перестройки фраз»).

Группа 2 — существительные, причастия, прилагательные, глаголы, выражающие действие, которое обозначать не обяза­тельно, поскольку описываемый предмет иначе действовать или соотноситься с другим предметом не может.

Нужно ли, например, напоминать читателю, что описы­ваемое исследование проведено или что гипотеза ученым высказана или предложена, если автор ее характеризует в тек­сте? Конечно, нет. Именно потому, С. И. Вавилов, редакти­руя статью для БСЭ, выбрасывает слово высказанной в тек­сте: согласно гипотезе, высказанной Бёте...По той же причи­не необязательно слово проведенных в фразе:

...В сборниках содержатся статьи о результатах проведенных исследований, - (разве возможны результаты не проведенных исследований?)

Требуется ли доказывать ненужность очевидного — поми­нания о том, что расчеты делаются, результаты получаются, сомнения и преимущества возникают, время затрачивается, успехи имеются и т.п.? Оказывается, требуется. Судите сами (лишние слова выделены курсивом и могут быть без ущерба для смысла выброшены, в ряде случаев с изменением падежа некоторых слов):

В случае получения неудовлетворительных результатов - При неудовлетвори­тельных результатах.

Все эти особенности можно установить с разной степенью точности, в зависи­мости от цели, с которой делается расчет, и способа, которым он производится (вместо в зависимости от цели и способа расчета).

Для обеспечения оптимальных условий химических процессов...

Перспективы, которые открываетиспользование(я) результатов и методов атом­ной науки и техники...

Операция - это способ, каким выполняется действие(я) - Операция - это спо­соб действия.

Сократить время, затрачиваемое на изготовление(я)...-Сократить время изго­товления...

Обертка, изготовляемая из ткани.

Приборы, служащие для измерения...

Двоякая роль, которую моделей) выполняет в эксперименте. - Двоякая роль модели в эксперименте.

Материальная модель является носителем информации в меру той формы со­ответствия с объектом, которым она обладает (соответствие, которым не обладает модель, немыслимо: в меру соответствия объекту).

Требования, предъявляемые к работнику, многообразны.

Ученый, работающий над проблемами, которые являются одновременно физи­ческими и математическими, раскрывает...

Нередко встречаются случаи, когда у переплета значительно износились угол­ки. И так далее.

Конечно, и такого рода слова могут быть нужны, напри­мер, когда требуется указать на время действия:

Количественные и качественные изменения, [которые произошли и про­исходят на наших глазах] в материально-технической базе сельского хозяй­ства (без слов в скобках временные границы изменений не будут ясны чита­телю),

Вместо родительного принадлежности часто применяют без нужды придаточное определительное или причастный оборот, указывающие на ту же принадлежность гораздо бо­лее многословно. Например:

Преимущества, которые возникают лриприменении(я)... - Преимущества при­менения...

Имущество, которое принадлежит отцу...- Имущество отца...

Группа 3 глаголы или отглагольные существительные, пе­редающие действие, которое уже выражено глаголом или су­ществительным, стоящим рядом.

Например, пишут (и подписывают в набор и печать): ус­пешное осуществление координации, хотя координация — дей­ствие, и слово осуществление поэтому лишнее; успешная ко­ординация короче и лучше. Но, видимо, неосознанно желая подчеркнуть ослабленную глагольность таких существитель­ных, пишущие не замечают этой возможности. И в резуль­тате:

Напечатано: Следовало напечатать:

Проведение монтажных работ Монтаж

В период проведения смотра В период смотра

...условий термоядерного синтеза...
Автор начинает свой рассказ с формулировки условий

необходимых для того, чтобы осуществить термоядерный синтез в лаборатории.

Того же происхождения сочетание работа по\ ср.:


 

Следовало напечатать:


 

Работа по подготовке к операции Работа по реализации Работа по определению заказов на литературу

Масштабы работы по выпуску учебников

Подготовка операции Реализация Определение заказов на литературу

Масштабы выпуска учебников


 

В последнем случае различие не только стилистическое, но и смысловое: масштабы работы по выпуску могут быть большими, а выпуск не таким уж значительным. Так что тут работа по — спасительный словесный фокус-покус канце- лярско-чиновничьего происхождения.

Среди редакторов, повышавших свою квалификацию в Московском полиграфическом институте (тогда еще не уни­верситете печати), нашлись, например, такие, которые по­считали предложение Все сложнее становится их [книг] реа­лизация слишком простым, исправив его так:

Все сложнее становится работа по их реализации.

Все большее значение приобретают вопросы их реализации.

В связи с этим значительно увеличивается объем и сложность работы по их реализации.

Эти поправки могут показаться пародийными, придуман­ными. Но совесть автора чиста: он выписал все, как было.

Если вдуматься, такого рода поправки продиктованы не просто языково-стилистическими пристрастиями редакто­ров. Влияет сам стиль мышления, чиновничий по своей сути. Для него характерно недоверие к читателю, к его уму, к его способности понять даже элементарные вещи. Отсюда внут­ренняя потребность разжевать то, что и так понятно. Осо­бенно подвержены этому представители технической интел­лигенции (возможно, под влиянием той специальной лите­
ратуры, которая составляет круг их чтения). Вот, например, в учебнике редактирования автор пишет:

Однако в действительности функциональное назначение более полно учитыва­ет возможности издания по удовлетворению задач и интересов общества.

Возможности издания по удовлетворению, хотя намного проще было написать: ...назначение издания более полно учи­тывает возможности удовлетворения им задач и интересов общества. Но оборот с предлогом по распространился, как зараза. Не работа по, так возможности по.

Группа 4 прилагательные, причастия, местоимения, ни­чем не дополняющие характеристику предмета, обозначенного существительным, к которому они относятся.

Ничего не потеряет читатель, если многие научные и дру­гие книги похудеют после того, как из них вычистят прила­гательные, причастия, местоимения типа определенный, не­который, какой-нибудь, некий, соответствующий, известный, конкретный, необходимый, различный, человеческий во всех случаях, когда существительные, к которым они относятся, и не могут быть иными. Например:

Термин «абстракция» имеет два основных значения: 1) определенного позна­вательного процесса и 2) результата этого процесса.

Зачем автор вставил здесь слово определенного? Какую смысловую нагрузку оно несет? Что изменится, если прочи­тать ту же фразу без него? Очень немногое. Если автор хотел подчеркнуть им, что абстракция — один их многих познава­тельных процессов, а не всеобъемлющий процесс познания, то делал это напрасно: ничего, кроме увода читателя в сторо­ну от основной мысли он не добился. Здесь, скорее всего, даже слово познавательного необязательное: читатель эту ха­рактеристику абстракции знает хорошо, а чтобы усвоить мысль автора, достаточно одного слова процесс.

Термин «абстракция» имеет два основных значения: 1) процесса и 2) его ре­зультата.

Исправленная фраза донесет до читателя мысль автора быстрее и четче.

Примеры засоряющих текст прилагательных, причастий, местоимений искать не приходится: в изданиях их, как пра­вило, множество. Опуская при чтении ниже цитируемых фраз выделенные курсивом и подчеркивающей линейкой слова, в этом легко убедиться, так же как и в том, что без них текст ничего не потеряет:

Метод - некоторая совокупность операций, применяемых для решения опре­деленной задачи (как будто совокупность может не быть некоторой, а задача - не определенной).

...передающая способность кода реализуется в полной мере в определенный период времени лишь в том случае, если вероятность появлений всех сигналов кода одинакова (период не может не быть определенным и, заметим попутно, не может не быть периодом времени; ...реализуется за один период лишь в том слу­чае...).

...Приемы построения модели в соответствии с известными законами частных наук (по неизвестным законам модель не построить).

...Сооружение всегда представлялось ему в неразрывной связи с тем конкрет­ным местом, которое оно должно было занять в городе (абстрактным это место представить более чем трудно).

...Отвлекаясь от того, каким предметам или вещам «принадлежит» соответ- ствующее свойство или отношение (Какое соответствие подразумевает автор? Спро­сите - не ответит).

В какой-нибудь одной модели нельзя обнаружить наличия всех типов абстрак­ций...

Воспроизведение внутреннего мира человеческой личности (как будто возможна другая, не человеческая личность).

От правильно выбранного режима зависит качество сварки (от неверно вы­бранного режима зависит не меньше, к тому же режим не может не быть выбран­ным; ср.: от режима сварки зависит ее качество).

...Изучить вопросо направлениях дальнейшего развития (хотя из контекста ясно, что ни о каком ином развитии, кроме предстоящего, речи быть не может).

Почему из всех возможных проблем выбраны именно эти?

В остальных разделах... речь идет о различных формах и различных уровнях орга- низации изображения (ясно, что если форм и уровней много, то они различны).

Установившиеся каноны (каноны и есть то, что окончательно установлено)

В целом ряде своих произведений... (вспомним замечание М.Ольминского «как будто бывает половина ряда»),

При помощи знаков можно воспроизвести в наглядной форме известные отно­шения, свойственные объекту, в частности пространственные отношения и связи (структурные формулы в химии).- ...воспроизвести в наглядной форме отношения объекта, в частности пространственные отношения и связи...

Человек изображается чаще всего в некий переходный момент своей эмоцио­нальной жизни.......изображается в переходный момент своей эмоциональной

жизни...

И Гарольд, и Рене, и Крейслер - живые человеческие существа, сотканные из постоянных мук...

Из перечня, который можно было бы без труда продол­жить, с непреложностью вытекает: редактору надо владеть навыком выявления, мысленного подчеркивания прилага­тельных, причастий, местоимений, подобных выделенным в примерах курсивом, чтобы автоматически подвергать их ис­пытанию вопросами: Зачем здесь это слово? Что изменится, если его опустить?

Естественно, что лишними подобные слова бывают не все­гда, но в таких случаях они несут смысловую нагрузку, кото­рую редактор может определить; тогда нет оснований счи­тать их лишними.

Группа 5 неоправданно употребленные усиливающие на­речия типа «совершенно». Например:

Удивительнейшее, совершенно самобытное решение городских ансамб­лей (прилагательное самобытное по самому смыслу не требует, чтобы под­черкивалась степень этого качества).

Группа б — слова, дублирующие по смыслу другие слова той же фразы. Например (из двух выделенных курсивом и под­черкнутых слов или словосочетаний в не оговоренных слу­чаях одно лишнее):

Это одно из новых понятий, введенных'эстетикой Возрождения.

Амбулаторное лечение алкоголиков без отрыва от производства.

Измерение конверсионной эффективности складывается из определения тех­нического выхода люминесценции ?)ф и величины потерь света в экране (ср.: кон­версионная эффективность определяется по техническому выходу люминесцен­ции 1)ф и потерям света в экране; словосочетание величины потерь света недопу­стимо потому, что, как справедливо написал в «Справочной книге корректора и редактора» /М., 1974/Л.Р.Стоцкий: «Нельзя... применять термин величина для вы­ражения размера величины... В связи с тем, что масса, сила, давление, температу­ра и т.д. являются величинами, получается тавтология /величина величины/», с. 78/).

Оба аспекта неразрывно связаны между собой, взаимоопределяют и взаимо­дополняют друг друга: взаимно информировать друг друга:, формы взаимоотноше-

ний между..:. Рассмотрим теперь [ взаимоотношения между системой объекта и системой знаний о нем - взаимоотношения системы объекта и системы знаний о нем (во всех этих случаях надо выбрать что-то одно - либо взаимно, либо друг друга или между, поскольку одно дублирует другое).

Опускать вниз, поднимать вверх.

От 100 мм и более (если от, то значит каждое новое значение больше 100). '

Углубляясь в рефлексию по поводу своей собственной способности фантази­ровать.

Хронологический период (период и есть отрезок времени).

Хронологически материал книги не выходит за пределы XV столетия. ;

Группа 7 — слова, которые появляются при неоправданном расщеплении сказуемого-глагола на сочетание из полувспомо­гательного глагола и отглагольного существительного.

При расщеплении сказуемого текст теряет толику конк­ретности и покрывается налетом канцелярщины — этой эк­земы живого языка.

Вряд ли непредубежденный человек предпочтет из следу­ющих вариантов предложений вторые:

Редактор правит рукопись. Редактор осуществляет правку

рукописи.

Бибколлектор по плану Коллективы бибколлекторов обеспечивают

систематически комплектует систематическое комплектование

книжные фонды библиотек. книжных фондов библиотек.

Но почему тогда, несмотря на предостережения лингвис­тов, страницы научных, деловых, учебных, справочных книг буквально забиты бесконечными сочетаниями полувспомо­гательных глаголов осуществляется, обеспечивается, произво­дится, достигается с отглагольными существительными? И почему уже никого не удивляют и не «ранят» такие, на­пример, фразы:

Регулирование величины сварочного тока достигается изменением величины зазора между подвижной и неподвижной частями регулятора тока, что осуществ­ляется вращением рукоятки.

В этой фразе два расщепленных сказуемых, и подавляю­щее большинство фраз статьи, из которой она взята, постро­ены таким же образом. Теряется место и утрачивается конк­ретность, простота описания действий. В этом убеждает та

же фраза со сказуемыми — полнозначными глаголами:

Регулируют сварочный ток, изменяя вращением рукоятки зазор между подвиж­ной и неподвижной частями регулятора тока.

Четырнадцать слов вместо девятнадцати — дополнитель­но выброшено два раза неправомерно употребленное слово величина. А, главное, воспринимать и понимать исправлен­ную фразу намного проще. И так пишут не только инжене­ры. Например:

Создание новой художественной системы осуществляется в XV веке в активной полемике с искусством предыдущего периода.- Новая художественная система создается в XV веке в активной полемике...

Другие примеры:

Если имели место случаи повышения влажности... (вместо: Если повышалась влажность...)

Особую опасность для книг представляет пыль (вместо: Особо опасна для книг пыль)

Для ускорения просушки можно воспользоваться феном или вентилятором (вме­сто: Ускорить просушку можно феном или вентилятором).

Чтобы обеспечить чтение книги всеми ребятами этого возраста, важно продумать не только методические, но и организационные вопросы (вместо: Чтобы все ребята этого возраста прочитали книгу... а далее вместо тумана методических и организаци­онных вопросов следовало четко написать, что же нужно было для этого сделать).

Днем работали на ремонте машин, а по вечерам занимались (вместо: Днем ремонтировали машины...)

Срубание кромок выполняют зубилом (вместо: Кромки срубают зубилом).

Начался разворот крупного ирригационного строительства (вместо: разверну­лось крупное ирригационное строительство).

Первичное дробление известняка осуществляется в мощной щековой дробилке с простым качанием щеки. Транспортировка дробленого известняка осуществляется ленточным транспортером... В разгрузочной воронке дробилки устанавливается цеп­ной питатель, который также осуществляет равномерную подачу дробленого извест­няка на транспортер (вместо: В начале известняк дробят в щековой дробилке с про­стым качанием щеки, откуда его цепным питателем равномерно подают на ленточ­ный транспортер...; зачем нужны были эти бесконечные осуществляется Не удив­люсь, если автору и во сне явится ни в чем не повинный глагол.)

Такова сила привычки. Чтение закрепляет в памяти гото­вые синтаксические структуры, и они торжествуют.

Группа 8 — это слова, которые появляются из-за стремле­ния по-канцелярски думающего и пишущего человека заменить одно слово сочетанием из нескольких слов, которое безоснова­тельно кажется ему солиднее, весомее, значительнее. Напри­мер, пишут:

Зимние месяцы, зимний период (хотя проще: зимой).

Детское население (а не дети)

Библиотечные учреждения (а не библиотеки)

Ветеринарные специалисты (а не ветеринары).

За период июня - июля (а не за июнь - июль).

Еще одно свидетельство, что канцелярщина множит чис­ло лишних слов.

Группа 9 — слова «вопрос», «момент», «задача», «проблема», «решение», употребленные в случаях, когда они лишь затемня­ют смысл текста. Например (лишние слова выделены кур­сивом):

От правильного и своевременного решения вопросов формирования книжных фондов библиотек во многом зависело...

Цель конференции рассмотреть вопрос о том, как автор реализует свой замы­сел...

Когда решается вопрос, что публиковать, издательство...

Определяющим моментом жизни и творчества Байрона Гёте считает неодоли­мое стремление к «неограниченной личной свободе» при полном разрыве с обще­ством (может ли стремление быть моментом жизни - об этом автор не задумался; между тем без момента фраза только выигрывает: определяющим в жизни и твор­честве Байрона Гёте считает...).

Наличие субъективных и объективных моментов, привносимых творческой ин­дивидуальностью автора, относится к одному из признаков монографии (здесь моменты лишь затемняют смысл, который и так не вполне ясен: как может индиви­дуальность привносить объективные моменты? И разве нельзя то же самое сказать о любом научном сочинении?).

Что касается решения интерьера, то во второй трети XIX века здесь утрачива­ется строгое чувство меры...

Здесь особенно интересно асимметричное решение плана дома (почему реше­ние плана дома, а не асимметричный пландомаП).

По существу, архитектором здесь была решена задача оформления централь­ной площади столицы государства, сумевшего отстоять свою независимость в борь­бе с Наполеоном и освободить от его власти всю Европу (ср.: ...архитектор офор­мил центральную площадь города как площадь столицы государства...).

В настоящее время созданы определенные предпосылки, способствующие развитию взаимосвязей библиотековедения и психологии, однако существует и ряд моментов, препятствующих этому (Уже созданы предпосылки для разви­тия взаимосвязей библиотековедения и психологии, однако многое препятствует этому).

Имеется в виду тот момент в образе Эвфориона, где он из символа, скрепляю­щего союз античной и новой культуры, перерастает в символ новейшей поэзии (в такого рода текстах момент особенно чужероден).

В большинстве подобных случаев можно легко обойтись без этих слов. Например:

Представителей новых течений объединяет один общий момент: все они оди­наково критически относятся к традиционным исследовательским методам срав­нительно-исторического языкознания...

Представителей новых течений объединяет то, что все они одинаково крити­чески относятся...

Слово вопрос, непрямое значение которого настолько рас­плывчато (и положение, и обстоятельство, и проблема, и предмет суждения, внимания, и тема), что оно и самую мысль предложения делает расплывчатой, не может не порождать у читателя вопросы (невольный каламбур). Например:

Простой урок в старшей школе улучшил мои навыки письма. Вот как это может улучшить вашу.

На первом году обучения в средней школе я получил ценный урок письма: как повысить ясность, вырезая ненужные слова.

Я получил те же фундаментальные инструкции во время моего первого курса журналистики в колледже из обязательного чтения: классического руководства для писателей The Elements of Style Уильяма Странка-младшего и Э. Белый. Тогда я понял, насколько важен этот совет на протяжении всей моей карьеры.

И это правда - обрезка бесплатных копий остается важным шагом для редактирования моей собственной прозы и удобным инструментом для обучения младших коллег оттачивать их навыки. Вот почему я рад поделиться с вами этим уроком. Позвольте Странку и Уайту объяснить суть:

«Опускайте ненужные слова. Энергичное письмо лаконично. В предложении не должно быть лишних слов, в абзаце - лишних предложений ».

Обратите внимание, как авторы написали это правило в точном соответствии со своими собственными советами.

Они продолжают: «Для этого нужно, чтобы писатель не делал все предложения короткими или избегал всех деталей и рассматривал темы только в общих чертах, а чтобы каждое слово говорило».

Эти последние три слова - мои любимые. Каждый раз, когда я сажусь писать или редактировать, я подталкиваю себя к , чтобы каждое слово сказывалось.

«Когда ваш рассказ будет готов к переписыванию, разрежьте его до костей. Избавьтесь от лишнего жира. Это будет больно; Пересмотр истории до самого существенного всегда немного похож на убийство детей, но это необходимо сделать.
- Стивен Кинг

Простой процесс вырезания копии
Вот как это делается. Позвольте мне вернуть вас на мой первый курс английского языка, когда моя учительница, миссис Виггин, дала нам, подросткам, утомительное задание:

1. Рассчитайте соотношение слов содержания и грамматических слов в данном предложении: разделите количество слов содержания на общее количество слов.

  • Слова содержания включают существительные, глаголы, прилагательные и наречия - слова, придающие предложению его значение.
  • Грамматические слова - это все остальное - артикли, местоимения, предлоги, союзы - которые служат соединительной тканью, но сами по себе предоставляют мало информации.

2. Уменьшите количество грамматических слов, тем самым увеличив долю содержания и улучшив значение.

Позвольте мне показать вам, как это работает
Вот пример из недавнего объявления о льготах, которое я редактировал.

Вот оригинальная фраза:
Как участник Acme Corp.Долгосрочный план поощрения 2018 («Денежный LTIP»), мы хотели бы предложить вам эту единовременную возможность…

Вот фраза, в которой вычеркнуты все грамматические слова, чтобы вы могли сосредоточиться на словах содержания - здесь 11 слов содержания из 23, или 47,8%.

  • Как участник в Acme Corp. 2018 Долгосрочный план поощрения ( «Cash LTIP»), , мы хотели бы предложить вам эту единовременную возможность…

Вот исправленное предложение.В нем 13 содержательных слов из 22, или 59,1%.

  • Мы приглашаем тех, кто в настоящее время участвует в нашем Плане долгосрочного денежного вознаграждения (LTIP), включая вас, воспользоваться одноразовой возможностью…

С помощью некоторых простых правок (исправление висячего причастия, усиление глаголов и уменьшение количества слов на единицу) я увеличил долю содержания более чем на 11%! Обратите внимание, что я уменьшил общий текст только на одно слово, но уменьшил грамматический текст на три слова. Чтобы добиться значимых изменений, не нужно много времени.

«Заменяйте« черт возьми »каждый раз, когда вы склонны писать« очень »; ваш редактор удалит это, и написание будет таким, каким оно должно быть». —Марк Твен

Вот еще несколько отличных примеров из The Elements of Style, , где Strunk и White улучшают общие фразы:

  • Вопрос о том,> ли
  • Нет сомнений, но это> Без сомнения
  • Он человек, который> он
  • Причина в том, что> потому что
  • Обращаем ваше внимание на то, что> напомнить / уведомить вас

Вы можете заметить, что «это» часто не нужно.Чрезмерное использование «этого» - одна из моих любимых раздражителей, и я стараюсь использовать ее везде, где только возможно - трюк, который я приветствую (и поощряю!) Копировать.

Теперь ваша очередь.
Надеюсь, вы найдете этот совет столь же полезным, как и я. Писать часто кажется абстрактным - мы спотыкаемся о прозе, которая кажется правильной или звучит правильно. С помощью этого упражнения мы можем методично изучить наш текст и внести явные улучшения. Кто бы мог подумать, что мы можем использовать математику (ах!), Чтобы укрепить наше мастерство?

А теперь убирайте ненужные слова!

Устранение слов // Лаборатория письма Purdue

Исключающие слова

Резюме:

Этот ресурс поможет вам писать ясно, удаляя ненужные слова и переставляя фразы.

1. Избавьтесь от слов, объясняющих очевидное или излишне подробных

Всегда учитывайте читателей при составлении и редактировании текста. Если отрывки объясняют или описывают детали, которые уже были бы очевидны читателям, удалите или перефразируйте их. Читатели также очень искусны в заполнении несущественных аспектов повествования, как в четвертом примере.

Wordy : Я получил ваш запрос о том, что вы писали вчера о теннисных ракетках, и внимательно его прочитал.Да, есть. . .

(19 слов)

Concise : Вчера я получил ваш запрос о теннисных ракетках. Да, есть. . .

(12 слов)

Wordy : Само собой разумеется, что мы знакомы с вашей политикой подачи налоговых деклараций и намерены соблюдать упомянутые вами правила.

(29 слов)

Concise : Мы намерены соблюдать упомянутые вами правила возврата налогов.

(12 слов)

Wordy : Представьте себе мысленную картину человека, занятого интеллектуальной деятельностью, пытаясь узнать, каковы правила игры в шахматы.

(27 слов)

Краткий : Представьте, что кто-то пытается изучить правила игры в шахматы.

(9 слов)

Wordy : После бронирования билета в Даллас в туристическом агентстве я упаковал чемоданы и заказал такси до аэропорта. Оказавшись там, я зарегистрировался, прошел проверку безопасности и был готов к посадке.Но проблемы, которые я не мог контролировать, привели к трехчасовой задержке перед взлетом.

(47 слов)

Concise : Мой рейс в Даллас задержали на три часа.

(9 слов)

Wordy : Бейсбол, один из наших старейших и самых популярных летних видов спорта на открытом воздухе с точки зрения общей посещаемости площадок для игры в мяч и просмотра по телевидению, имеет такой ритм игры на поле, который чередуется между временами, когда игроки пассивно ждут без действие, происходящее между подачей к берущему, а затем время, когда они взрываются, в действие, когда бьющий ударяет поданный мяч одному из игроков, и игрок его выставляет.

(77 слов)

Concise : Бейсбол имеет ритм, чередующийся между ожиданием и взрывным действием.

(11 слов)

2. Удалите ненужные определители и модификаторы

Писатели иногда забивают свою прозу одним или несколькими лишними словами или фразами, которые, кажется, имеют узкое определение или изменяют значение существительного, но на самом деле не добавляют к значению предложения. Хотя такие слова и фразы могут иметь значение в соответствующем контексте, они часто используются в качестве «наполнителя» и могут быть легко удалены.

Wordy : Меня устраивает любой десерт.

(9 слов)

Concise : Мне подходит любой десерт.

(6 слов)

Wordy : Балансирование бюджета к пятнице невозможно без какой-либо дополнительной помощи.

(14 слов)

Concise : Балансирование бюджета к пятнице невозможно без дополнительной помощи.

(10 слов)

Wordy : Во всех смыслах и целях производительность американской промышленности обычно зависит от определенных факторов, которые на самом деле являются более психологическими по своей природе, чем какой-либо конкретный технологический аспект.

(26 слов)

Concise : Производительность американского производства в большей степени зависит от психологических, чем от технологических факторов.

(11 слов)

Вот список некоторых слов и фраз, которые можно часто вырезать, чтобы предложения были яснее:

  • вид
  • сорт
  • тип
  • действительно
  • в основном
  • для всех намерений и целей
  • определенно
  • на самом деле
  • в целом
  • индивидуальный
  • особый
  • особый
3.Опустить повторяющиеся формулировки

Следите за фразами или более длинными отрывками, в которых повторяются слова с аналогичным значением. Слова, не основанные на содержании предложений или абзацев, необходимы редко.

Wordy : Я был бы признателен, если бы вы обратили внимание своих редакторов на неприязнь администратора к длинным предложениям и абзацам в сообщениях на местах и ​​в других элементах, предназначенных для ее подписи или одобрения, а также во всей переписке. , отчеты и исследования.Пожалуйста, поощряйте ваш раздел, чтобы их предложения были короткими.

(56 слов)

Краткий : Пожалуйста, поощряйте своих редакторов делать предложения и абзацы в письмах, отчетах и ​​исследованиях краткими. Д-р Ломас, администратор, упомянула, что отчеты и служебные записки, составленные для ее утверждения недавно, были объемными и, следовательно, отнимали много времени.

(37 слов)

Wordy : Менеджер по снабжению считал исправляющую пишущую машинку ненужной роскошью.

(10 слов)

Concise : Менеджер по снабжению считал корректирующую пишущую машинку роскошью.

(9 слов)

Wordy : В настоящее время в нашем филиале работают пять кассиров. Эти кассира отлично справляются с работой с понедельника по четверг, но не успевают за работой в пятницу и субботу.

(27 слов)

Concise : В настоящее время в нашем филиале работают пять кассиров, которые отлично справляются с работой с понедельника по четверг, но не успевают за периодом пиковой нагрузки в пятницу и субботу.

(25 слов)

4. Исключить избыточные пары

Многие пары слов подразумевают друг друга. Завершить подразумевает завершение, поэтому фраза полностью закончить в большинстве случаев излишне.

Как и многие другие пары слов:

  • воспоминания прошлого
  • различные отличия
  • каждый _______
  • основы
  • истинные факты
  • важные предметы первой необходимости
  • планы на будущее
  • страшная трагедия
  • конечный результат
  • окончательный результат
  • в подарок
  • история прошлого
  • неожиданный сюрприз
  • внезапный кризис

Связанное выражение, которое не столько избыточно, сколько нелогично, - это «очень уникальное».«Поскольку уникальный означает« единственный в своем роде », добавление модификаторов степени, таких как« очень »,« так »,« особенно »,« в некоторой степени »,« чрезвычайно »и т. Д. Нелогично. Единственное в своем роде -ость не имеет градаций, что-то уникально или нет.

Wordy : Прежде чем туристический агент смог полностью закончить объяснение различных различий между всеми очень уникальными туристическими пакетами, которые предлагало его туристическое агентство, клиент изменил свои планы на будущее.

(33 слова)

Краткий : Прежде чем турагент закончил объяснять различия между уникальными туристическими пакетами, которые предлагало его туристическое агентство, клиент изменил свои планы.

(23 слова)

5. Исключить избыточные категории

Определенные слова подразумевают их общие категории, поэтому нам обычно не нужно указывать обе. Мы знаем, что период - это отрезок времени, что розовый - это цвет, а сияние - это внешний вид.

В каждой из следующих фраз можно опустить термин общей категории, оставив только конкретное описательное слово:

  • большой размер
  • часто раз
  • яркого цвета
  • тяжелый
  • период времени
  • круглой формы
  • на раннем этапе
  • Экономика
  • дешевого качества
  • честный характер
  • неопределенного состояния
  • в запутанном состоянии
  • необычный характер
  • крайняя степень
  • странного типа

Wordy : В то время многие покупатели автомобилей предпочитали автомобили розового цвета и блестящие на вид.

(18 слов)

Краткий : В то время многие покупатели автомобилей предпочитали розовые, блестящие автомобили.

(10 слов)

Wordy: Микроскоп обнаружил группу организмов, которые имели округлую форму и своеобразную природу.

(16 слов)

Concise : Под микроскопом была обнаружена группа необычных круглых организмов.

(9 слов)

Состав. Странк, Уильям, мл. 1918. Элементы стиля

  1. Сделайте абзац единицей композиции: по одному абзацу на каждую тему.
    Если предмет, о котором вы пишете, имеет небольшой объем или если вы собираетесь затронуть его очень кратко, то, возможно, нет необходимости разбивать его на темы. Таким образом, краткое описание, краткое изложение литературного произведения, краткое изложение отдельного случая, повествование, просто описывающее действие, изложение единственной идеи, - все это лучше всего записать в одном абзаце. После того, как абзац был написан, его следует изучить, чтобы увидеть, не улучшит ли его подразделение.
    Однако обычно предмет требует разбиения на темы, каждая из которых должна быть предметом параграфа. Разумеется, цель рассмотрения каждой темы в абзаце - помочь читателю. Начало каждого абзаца является для него сигналом о том, что сделан новый шаг в развитии предмета.
    Степень разделения будет зависеть от длины композиции.Например, краткое описание книги или стихотворения может состоять из одного абзаца. Один чуть более длинный может состоять из двух абзацев:
    1. Отчет о работе.
    2. Критическое обсуждение.
    Отчет о стихотворении, написанном для класса по литературе, может состоять из семи абзацев:
    1. Факты сочинения и публикации.
    2. Вид стихотворения; метрическая форма.
    3. Тема.
    4. Лечение сабжа.
    5. За то, что главное примечательное.
    6. При этом характеристика писателя.
    7. Отношение к другим работам.
    Содержание параграфов C и D будет меняться в зависимости от стихотворения. Обычно в абзаце C указываются фактические или воображаемые обстоятельства стихотворения (ситуации), если они требуют объяснения, а затем излагается предмет и намечается его развитие.Если стихотворение представляет собой повествование от третьего лица, параграф C должен содержать не более чем краткое изложение действия. В параграфе D будут указаны ведущие идеи и показано, как они становятся заметными, или указано, какие моменты в повествовании особо подчеркнуты.
    Роман можно обсудить под заголовками:
    1. Настройка.
    2. Земельный участок.
    3. Персонажи.
    4. Назначение.
    Историческое событие можно обсудить под заголовками:
    1. Что привело к событию.
    2. Отчет о мероприятии.
    3. К чему привело событие.
    При рассмотрении любого из этих двух последних предметов автор, вероятно, сочтет необходимым разделить одну или несколько из приведенных здесь тем.
    Как правило, отдельные предложения не следует записывать или печатать как абзацы. Исключение могут быть сделаны для предложений перехода, указывающих на отношение между частями изложения или аргументации.
    В диалоге каждая речь, даже если это всего лишь одно слово, представляет собой отдельный абзац; то есть новый абзац начинается с каждой сменой говорящего. Применение этого правила, когда диалог и повествование сочетаются, лучше всего можно понять на примерах из хорошо напечатанных художественных произведений.
  2. Как правило, каждый абзац начинается с тематического предложения; закончить его в соответствии с началом.
    И снова цель - помочь читателю. Рекомендуемая здесь практика позволяет ему обнаруживать цель каждого абзаца, когда он начинает его читать, и запоминать цель, когда он заканчивает. По этой причине наиболее полезный вид абзаца, особенно в изложении и аргументации, - это абзац, в котором
    1. тематическое предложение стоит в самом начале или почти в начале;
    2. последующие предложения объясняют, подтверждают или развивают утверждение, сделанное в тематическом предложении; и
    3. последнее предложение либо подчеркивает мысль тематического предложения, либо констатирует некоторые важные последствия.
    Особенно следует избегать заканчивания отступлением или незначительными деталями.
    Если абзац является частью более крупной композиции, возможно, потребуется выразить его отношение к предшествующему или его функцию как части целого. Иногда это можно сделать с помощью простого слова или фразы (снова ; следовательно, по той же причине ) в тематическом предложении. Однако иногда целесообразно перед тематическим предложением поставить одно или несколько вводных или переходных предложений.Если требуется более одного такого предложения, обычно лучше выделить переходные предложения в отдельный абзац.
    В соответствии с целью автора, он может, как указано выше, связать текст абзаца с тематическим предложением одним или несколькими различными способами. Он может прояснить значение тематического предложения, переформулируя его в других формах, определяя его термины, отрицая обратное, давая иллюстрации или конкретные примеры; он может установить это доказательствами; или он может развить его, показывая его значения и последствия.В длинном абзаце он может выполнить несколько из этих процессов.
    1 Теперь, чтобы получить должное удовольствие, пешеходную экскурсию нужно совершать в одиночестве. 1 Тематическое предложение.
    2 Если вы идете компанией или даже парами, это уже не пешеходная экскурсия, которая носит название; это что-то другое, больше похожее на пикник. 2 Смысл становится яснее отрицанием обратного.
    3 Пешеходную экскурсию нужно совершать в одиночку, потому что свобода имеет существенное значение; потому что вы должны быть в состоянии остановиться и продолжить, и следовать тем или иным путем, как урод ведет вас; и потому, что у вас должен быть свой собственный темп, а не идти рысью рядом с чемпионами по ходьбе и не торопиться с девушкой. 3 Тематическое предложение повторяется в сокращенной форме по трем причинам; значение третьего («у вас должен быть свой собственный темп») проясняется, отрицая обратное.
    4 И вы должны быть открыты для всех впечатлений и позволять своим мыслям окрашивать то, что вы видите. 4 Четвертая причина, изложенная в двух формах.
    5 Ты должен быть трубой для любого ветра. 5 Причина та же, но в другой форме.
    6 «Я не вижу остроумия, - говорит Хэзлитт, - идущего и говорящего одновременно. 6-7 По той же причине, что и Хэзлитт.
    7 Когда я нахожусь в деревне, я хочу прозябать, как деревня, "в этом суть всего, что можно сказать по этому поводу.
    8 Не должно быть никакого кудахтанья голоса у вашего локтя, чтобы нарушить медитативную тишину утра. 8 Перефразированное повторение цитаты из Хэзлитта.
    9 И пока человек рассуждает, он не может сдаться к тому прекрасному опьянению, которое возникает из-за большого движения на открытом воздухе, которое начинается с некоторого ослепления и вялости мозга и заканчивается покоем, превосходящим понимание.—Стивенсон, Пешеходные экскурсии. 9 Заключительное утверждение четвертой причины, усиленное и усиленное языком, чтобы сформировать убедительный вывод.
    1 В основном в восемнадцатом веке возникла совершенно другая концепция истории. 1 Тематическое предложение.
    2 Затем историки пришли к выводу, что их задача не столько в том, чтобы нарисовать картину, сколько в решении проблемы; чтобы объяснить или проиллюстрировать последовательные фазы национального роста, процветания и невзгод. 2 Смысл тематического предложения стал яснее; определена новая концепция истории.
    3 История нравственности, промышленности, интеллекта и искусства; изменения, которые происходят в манерах или убеждениях; доминирующие идеи, преобладавшие в последовательные периоды; рост, падение и изменение политических конституций; Словом, предметом их творчества стали все условия национального благосостояния. 3 Определение расширено.
    4 Они скорее стремились написать историю народов, чем историю королей. 4 Определение объясняется контрастом.
    5 Особенно в истории они искали цепочку причин и следствий. 5 Определение дополнено: еще один элемент в новой концепции истории.
    6 В прошлом они занимались изучением физиологии наций и надеялись, применив экспериментальный метод в широком масштабе, вывести некоторые действительно ценные уроки об условиях, от которых в основном зависит благосостояние общества.—Lecky, Политическая ценность истории. 6 Заключение: важное следствие новой концепции истории.
    В повествовании и описании абзац иногда начинается с краткого, исчерпывающего утверждения, служащего для объединения следующих деталей.
    Ветерок сослужил нам хорошую службу.
    Кампания открылась серией неудач.
    Следующие десять или двенадцать страниц были заполнены любопытным набором записей.
    Но это устройство, если его слишком часто использовать, стало бы манерой. Чаще всего вводное предложение просто указывает своим предметом, о чем в основном должен быть затронут абзац.
    Наконец я подумал, что могу вернуться к частоколу.
    Он взял со стола тяжелую лампу и начал исследовать.
    Еще один лестничный пролет, и они вышли на крышу.
    Однако короткие абзацы анимационного повествования часто не имеют даже подобия тематического предложения. Разрыв между ними служит риторической паузой, выделяя некоторые детали действия.
  3. Используйте активный голос. он становится неопределенным: это ли писатель, или какой-то неизвестный человек, или мир в целом, который всегда будет помнить этот визит?
    Активный голос обычно более прямой и энергичный, чем пассивный:
    Я всегда буду помнить свой первый визит в Бостон.
    Это намного лучше, чем
    Мой первый визит в Бостон навсегда запомнится мне.
    Последнее предложение менее прямое, менее жирное и менее сжатое. Если автор попытается сделать его более кратким, опуская «мной»,
    Мой первый визит в Бостон всегда будет помнить,
    Это правило, конечно, не означает, что писатель должен полностью отказаться от пассивного голоса, что часто удобно, а иногда и необходимо.
    Драматургов Реставрации сегодня мало уважают.
    Современные читатели мало уважают драматургов Реставрации.
    Первый будет правильной формой в абзаце о драматургах Реставрации; второй, в абзаце о вкусах современного читателя. Необходимость сделать конкретное слово подлежащим предложения часто, как в этих примерах, определяет, какой голос будет использоваться.
    Однако привычное использование активного голоса приводит к принудительному письму. Это верно не только в отношении повествования, в основном связанного с действием, но и в письменной форме любого рода. Многие простые предложения описания или изложения можно сделать живыми и выразительными, заменив переходным элементом в активном голосе такое поверхностное выражение, как «», «» или «».
    На земле лежало большое количество мертвых листьев. Земля покрыта мертвыми листьями.
    Звук падения все еще был слышен. Звук падения все еще доходил до наших ушей.
    Причина, по которой он бросил колледж, заключалась в ухудшении здоровья. Из-за слабого здоровья он бросил колледж.
    Вскоре он очень сожалел о том, что сказал то, что сказал. Вскоре он раскаялся в своих словах.
    Как правило, избегайте прямой зависимости одного пассивного элемента от другого.
    Золото не было разрешено к вывозу. Вывоз золота был запрещен (Вывоз золота запрещен).
    Доказано, что его видели входящим в здание. Доказано, что его видели входящим в здание.
    В обоих приведенных выше примерах, до исправления, слово, правильно относящееся ко второму пассиву, становится предметом первого.
    Распространенной ошибкой является использование в качестве подлежащего пассивной конструкции существительного, которое выражает все действие, не оставляя глаголу никакой функции, кроме завершения предложения.
    Обследование этого региона проводилось в 1900 году. Этот район был обследован в 1900 году.
    Мобилизация армии проводилась стремительно. Армия была быстро мобилизована.
    Невозможно получить подтверждение этих отчетов. Эти отчеты не могут быть подтверждены.
    Сравните предложение «Вывоз золота запрещен», в котором предикат «был запрещен» выражает нечто, не подразумеваемое в слове «экспорт».
  4. Поместите утверждения в положительную форму. справедливость.
    Сделайте определенные утверждения.Избегайте ручных, бесцветных, нерешительных, уклончивых слов. Используйте слово «», а не «», как средство отрицания или как антитезу, никогда как средство уклонения.
    Он не очень часто приходил вовремя. Обычно он приходил поздно.
    Он не думал, что изучение латыни приносит много пользы. Он считал изучение латыни бесполезным.
    Укрощение строптивой местами довольно слабое.Шекспир не изображает Кэтрин как достойного восхищения персонажа, и Бьянка не надолго остается в памяти как важный персонаж в произведениях Шекспира. Женщины в Укрощение строптивой непривлекательны. Кэтрин неприятна, Бьянка незначительна.
    Последний пример до исправления является неопределенным, а также отрицательным. Исправленная версия, следовательно, просто предположение о намерениях писателя.
    Все три примера показывают слабость, присущую слову not. Сознательно или бессознательно читатель недоволен тем, что ему говорят только то, чего нет; он хочет, чтобы ему сказали, что есть. Следовательно, как правило, лучше выражать негатив в позитивной форме.
    забыл
    нечестный нечестный
    неважно пустяк
    не вспомнил забыл не обратил
    не очень доверял не доверял
    Сильная противоположность отрицательного и положительного:
    Не то чтобы я меньше любил Цезаря, но больше Рим.
Отрицательные слова, кроме не , обычно сильны:
Британский флаг никогда не заходит.
  • Пропустите ненужные слова.
    Энергичный текст - лаконичный.Предложение не должно содержать ненужных слов, абзац - ненужных предложений по той же причине, по которой в чертеже не должно быть ненужных линий, а в машине - ненужных частей. Это требует не того, чтобы писатель делал все свои предложения короткими или избегал всех деталей и рассматривал свои темы только в общих чертах, но чтобы каждое слово говорило.
    Многие общеупотребительные выражения нарушают этот принцип:
    но что это предмет, который
    вопрос о том, есть ли (вопрос, есть ли)
    несомненно (несомненно)
    используется для топливных целей используется для топлива
    он человек, который он
    поспешно поспешно
    этот предмет
    Его история странная. Его история странная.
    В особенности выражение тот факт, что следует изменить из каждого предложения, в котором оно встречается.
    в связи с тем, что с (потому что)
    несмотря на то, что хотя (хотя)
    обращаем ваше внимание на то, что напомнить вам (уведомить вас)
    Я не знал о том, что Я не знал (не знал)
    факт, что он не добился успеха его неудача
    факт того, что я прибыл мое прибытие
    См. также в разделе случай, характер, природа, система в главе V.
    Кто есть, что было, и подобные часто оказываются излишними.
    Его брат, член той же фирмы Его брат, член той же фирмы
    Трафальгар, последний бой Нельсона Трафальгар последняя битва
    Поскольку положительное утверждение более сжато, чем отрицательное, а активный голос более краток, чем пассивный, многие примеры, приведенные в Правилах 11 и 12, также иллюстрируют это правило.
    Распространенным нарушением краткости является изложение одной сложной идеи, шаг за шагом, в серии предложений, которые можно выгодно объединить в одно.
    Макбет был очень амбициозным. Это привело его к желанию стать королем Шотландии. Ведьмы сказали ему, что это его желание сбудется. Королем Шотландии в то время был Дункан. Вдохновленный женой, Макбет убил Дункана.Таким образом, он смог сменить Дункана на посту короля. (55 слов.) Ободренный женой, Макбет достиг своих амбиций и осуществил предсказание ведьм, убив Дункана и став королем Шотландии вместо него. (26 слов.)
  • Избегайте последовательности разрозненных предложений.
    Это правило особенно относится к свободным предложениям определенного типа, состоящим из двух координирующих предложений, второе введено союзом или родственником.Хотя отдельные предложения этого типа могут быть безупречными (см. Правило 4), серия вскоре становится однообразной и утомительной.
    Неквалифицированный писатель иногда составляет целый абзац предложений такого рода, используя в качестве связок и, но, и реже, who, which, when, where, и while, последние в неограничивающем смысле (см. Правило 3).
    Третий концерт из абонементной серии был дан вчера вечером, и на нем присутствовала большая аудитория.Г-н Эдвард Эпплтон был солистом, а Бостонский симфонический оркестр поставил инструментальную музыку. Первый проявил себя как артист первого ранга, а второй зарекомендовал себя вполне заслуживающим своей высокой репутации. Интерес, вызванный серией, очень порадовал Комитет, и в дальнейшем планируется выпускать аналогичную серию ежегодно. Четвертый концерт состоится во вторник, 10 мая, когда будет представлена ​​не менее интересная программа.
    Помимо банальности и пустоты, вышеприведенный абзац плох из-за структуры предложений, их механической симметрии и пения.Сравните с ними предложения в абзацах, цитируемых в соответствии с Правилом 10, или в любом произведении хорошей английской прозы в качестве предисловия (Перед занавесом) к Vanity Fair.
    Если автор обнаруживает, что он написал серию предложений описанного типа, он должен переделать их достаточно, чтобы устранить монотонность, заменив их простыми предложениями, предложениями из двух предложений, соединенных точка с запятой, периодическими предложениями из двух предложений, предложениями, свободными или периодическими, из трех предложений - в зависимости от того, какое из них лучше всего представляет реальные отношения мысли.
  • Выражайте идеи координации в аналогичной форме.
    Этот принцип - принцип параллельного построения - требует, чтобы выражения схожего содержания и функции были внешне похожими. Сходство формы позволяет читателю легче распознать сходство содержания и функции. Знакомые примеры из Библии - это Десять заповедей, блаженства и прошения молитвы Господней.
    Неопытный писатель часто нарушает этот принцип из-за ошибочного убеждения, что он должен постоянно менять форму своего выражения. Верно, что при повторении утверждения, чтобы подчеркнуть его, ему, возможно, придется изменить его форму. Для иллюстрации см. Абзац Стивенсона, цитируемый под Правилом 10. Но помимо этого, он должен следовать принципу параллельного построения.
    Раньше наука преподавалась по учебнику, а теперь используется лабораторный метод. Раньше наука преподавалась по учебнику; сейчас это преподается лабораторным методом.
    Левая версия производит впечатление нерешительного или робкого автора; он кажется неспособным или боится выбрать одну форму выражения и придерживаться ее. Версия справа показывает, что писатель, по крайней мере, сделал свой выбор и придерживался его.
    Согласно этому принципу, артикль или предлог, применяемые ко всем членам серии, должны либо использоваться только перед первым термином, либо повторяться перед каждым термином.
    Французы, итальянцы, испанцы и португальцы Французы, итальянцы, испанцы и португальцы
    Весной, летом или зимой Весной, летом или зимой (весной, летом или зимой)
    Корреляционные выражения ( и, и; не, но; не только, но также; либо, или; первый, второй, третий; и т. д.) должны сопровождаться одной и той же грамматической конструкцией.Многие нарушения этого правила можно исправить, переставив предложение.
    Это была долгая церемония и очень утомительная. Церемония была долгой и утомительной.
    Время не для слов, а для действий Время не для слов, а для действий
    Либо вы должны удовлетворить его просьбу, либо навлечь на себя его недоброжелательность. Вы должны либо удовлетворить его просьбу, либо навлечь на себя его недоброжелательность.
    Мои возражения: во-первых, несправедливость меры; во-вторых, что это неконституционно. Мои возражения: во-первых, эта мера несправедлива; во-вторых, это неконституционно.
    См. Также третий пример в соответствии с Правилом 12 и последний пример в соответствии с Правилом 13.
    Может возникнуть вопрос, что, если писателю нужно выразить очень большой количество похожих идей, скажем, двадцать? Должен ли он написать двадцать последовательных предложений одного и того же образца? При ближайшем рассмотрении он, вероятно, обнаружит, что трудность является воображаемой, что его двадцать идей можно классифицировать по группам и что ему нужно применять этот принцип только внутри каждой группы.В противном случае ему лучше всего было избежать затруднений, представив свои утверждения в виде таблицы.
  • Храните связанные слова вместе.
    Положение слов в предложении является основным средством демонстрации их взаимосвязи. Поэтому писатель должен, насколько это возможно, соединить вместе слова и группы слов, которые связаны мысленно, и отделить те, которые не связаны между собой.
    Субъект предложения и главный глагол, как правило, не должны разделяться фразой или предложением, которые можно перенести в начало.
    Вордсворт, в пятой книге Экскурсия, дает подробное описание этой церкви. В пятой книге Экскурсии Вордсворт дает подробное описание этой церкви.
    Чугун после обработки в конвертере Бессемера превращается в сталь. При обработке в конвертере Бессемера чугун превращается в сталь.
    Возражение состоит в том, что вставленная фраза или предложение без нужды нарушает естественный порядок основного предложения. Это возражение, однако, обычно не выполняется, когда порядок прерывается только относительным предложением или выражением в приложении.Это также не относится к периодическим предложениям, в которых прерывание является преднамеренно используемым средством создания неопределенности (см. Примеры в Правиле 18).
    Относительное местоимение, как правило, следует сразу после предшествующего.
    Взгляд в его глазах предвещал зло. Взгляд в его глазах предвещал зло.
    Он написал три статьи о своих приключениях в Испании, которые были опубликованы в журнале Harper's Magazine. Он опубликовал в Harper's Magazine три статьи о своих приключениях в Испании.
    Это портрет Бенджамина Харрисона, внука Уильяма Генри Харрисона, который стал президентом в 1889 году. Это портрет Бенджамина Харрисона, внука Уильяма Генри Харрисона. Он стал президентом в 1889 году.
    Если антецедент состоит из группы слов, родственник стоит в конце группы, если это не вызовет двусмысленности.
    Суперинтендант Чикагского отделения, который
    Предложение о внесении поправок в Закон Шермана, которое оценивалось по-разному. Закон Шермана
    Предложение о внесении поправок в широко обсуждаемый Закон Шермана
    Внук Уильяма Генри Харрисона, который Внук Уильяма Генри Харрисона, Бенджамин Харрисон, который
    Существительное в приложении может стоять между предшествующим и относительным, потому что в таком сочетании не может возникнуть реальной двусмысленности.
    Герцог Йоркский, его брат, к которому виги относились враждебно
    Модификаторы, если возможно, должны появиться они видоизменяются. Если несколько выражений изменяют одно и то же слово, они должны быть расположены так, чтобы не предполагалось неправильное отношение.
    Не присутствовали все участники. Присутствовали не все участники.
    Он нашел только две ошибки. Он нашел только две ошибки.
    Майор Р. Э. Джойс прочтет лекцию во вторник вечером в Бейли-холле, на которую приглашена публика, на тему «Мои впечатления в Месопотамии» в восемь вечера. Во вторник вечером в восемь вечера майор Р. Р. Джойс выступит с лекцией. Бейли Холл прочитал лекцию «Мой опыт в Месопотамии». Публика приглашена.
  • В резюме используйте одно время.
    Обобщая действие драмы, писатель всегда должен использовать настоящее время. Резюмируя стихотворение, рассказ или роман, он предпочтительно должен использовать настоящее, хотя он может использовать прошлое, если предпочитает. Если краткое содержание написано в настоящем времени, предшествующее действие должно быть выражено перфектом; если в прошлом, то прошлым идеально.
    Непредвиденная случайность мешает брату Иоанну доставить письмо брата Лоуренса Ромео.Тем временем Джульетта из-за того, что отец произвольно изменил день, назначенный для ее свадьбы, была вынуждена выпить зелье во вторник вечером, в результате чего Бальтазар сообщает Ромео о ее предполагаемой смерти до того, как брат Лоуренс узнает о недоставке письма. .
    Но какое бы время ни использовалось в резюме, прошедшее время в косвенном дискурсе или в косвенном вопросе остается неизменным.
    Легат спрашивает, кто нанес удар.
    За исключением отмеченных исключений, какое бы время писатель ни выбрал, он должен использовать повсюду. Переход от одного напряжения к другому создает видимость неуверенности и нерешительности (сравните Правило 15).
    Представляя утверждения или мысли кого-то еще, например, резюмируя эссе или сообщая о речи, писатель должен избегать вставки таких выражений, как «он сказал», - заявил он, - выступающий добавил, "" затем докладчик продолжил говорить "," автор тоже думает "или тому подобное.Он должен с самого начала, раз и навсегда, четко указать, что нижеследующее является сводным, и затем, не теряя слов, повторять уведомление.
    В тетрадях, газетах, справочниках по литературе могут быть необходимы конспекты того или иного рода, а для детей начальной школы полезно пересказать историю своими словами. Но в критике или интерпретации литературы писатель должен быть осторожен, чтобы не упасть в краткое содержание.Он может счесть необходимым посвятить одно или два предложения указанию на предмет или начальную ситуацию работы, которую он обсуждает; он может привести множество деталей, чтобы проиллюстрировать его качества. Но он должен стремиться написать упорядоченное обсуждение, подкрепленное доказательствами, а не резюме с случайными комментариями. Точно так же, если объем его обсуждения включает в себя ряд работ, ему, как правило, лучше не рассматривать их по отдельности в хронологическом порядке, а стремиться с самого начала сделать общие выводы.
  • Поместите выразительные слова предложения в конце.
    Надлежащее место для слова или группы слов, которые писатель хочет выделить наиболее заметным, обычно - это конец предложения.
    С тех пор человечество едва ли продвинулось в силе духа, хотя оно продвинулось во многих других направлениях. Человечество с того времени продвинулось во многих других направлениях, но вряд ли оно продвинулось в своей стойкости.
    Эта сталь в основном используется для изготовления бритв из-за ее твердости. Из-за своей твердости эта сталь в основном используется для изготовления бритв.
    Слово или группа слов, имеющая право на эту выдающуюся позицию, обычно является логическим предикатом, то есть новым элементом в предложении, как во втором примере.
    Эффективность периодического приговора проистекает из того важного положения, которое оно придает основному утверждению.
    Четыре века назад Христофор Колумб, один из итальянских мореплавателей, которых упадок их собственных республик поставил на службу миру и приключениям, ища Испании путь на запад к Индия как зачет достижений португальских первооткрывателей, засветившихся в Америке.
    С этими надеждами и этой верой я призываю вас, отбросив все препятствия, отбросив все личные цели, непоколебимо и непоколебимо посвятить себя энергичному и успешному ведению этой войны.
    Другая важная позиция в предложении - начало. Любой элемент в предложении, кроме подлежащего, становится выразительным, когда ставится на первое место.
    Обман или предательство он никогда не мог простить.
    Такие обширные и грубые, обескураженные действиями почти трех тысяч лет, фрагменты этой архитектуры на первый взгляд могут часто показаться на первый взгляд творениями природы.
    Подлежащее, стоящее первым в предложении, может быть выразительным, но вряд ли только своим положением. В предложении
    Великие цари, которым поклонялись в его святилище,
    значение королей в значительной степени проистекает из контекста .Чтобы получить особый акцент, подлежащее предложения должно занять место сказуемого.
    Через середину долины протекал извилистый ручей.
    Принцип, согласно которому наиболее заметным местом должно быть место, является конец, в равной степени применим и к словам предложения, и к предложениям абзаца, и к абзацам композиция.
  • Будьте лаконичны | plainlanguage.gov

    Многословная плотная конструкция - одна из самых больших проблем в правительственной литературе. Нет ничего более запутанного для пользователя, чем длинные сложные предложения, содержащие несколько фраз и предложений. Ненужные слова бывают самых разных форм и размеров, и их сложно разделить на отдельные категории. Чтобы решить эту проблему, станьте более критичным по отношению к собственному письму и подумайте, нужно ли вам каждое слово.Бросьте вызов каждому слову - оно вам нужно?

    Местоимения, активный голос и основные глаголы помогают избавиться от лишних слов. То же самое и с устранением ненужных модификаторов - в «HUD и FAA выпустили совместный отчет» вам не нужно «совместный». В словах «эта информация действительно важна» вам не нужно «на самом деле».

    Ненужные слова тратят время вашей аудитории. Хорошее письмо - это как разговор. Опустите информацию, которую не нужно знать аудитории. Это может быть сложно как специалисту в предметной области, поэтому важно, чтобы кто-то посмотрел на информацию с точки зрения аудитории.

    Проверьте свои предлоги

    Остерегайтесь «из», «до», «на» и других предлогов. Они часто отмечают фазы, которые можно сократить до одного или двух слов.

    X С
    Не говори Скажи
    ряд ​​ несколько, несколько или много
    достаточное количество достаточно
    на данный момент сейчас
    может банка
    ежемесячно в месяц
    на том основании, что потому что
    на сумму Х
    отвечает за должен
    для того, чтобы по

    Пропустить лишние слова

    Не говори Скажи
    Отдел X и отдел Y работали вместе над совместным проектом по улучшению… Департаменты X и Y работали над проектом по улучшению…

    В этом заявлении вам не нужно «совместное.«Вам даже не нужно« вместе ». Сказать, что X и Y работали над проектом, говорит само за себя. «Совместное» и «вместе» излишни.

    Модификаторы среза излишков

    Мы часто используем модификаторы, такие как абсолютно , на самом деле , полностью , действительно , совсем , полностью и очень . Но если вы присмотритесь, вы обнаружите, что они, вероятно, не нужны и могут быть даже бессмысленными.

    Не говори Скажи
    Их требование было совершенно нереалистичным. Их утверждение абсурдно.
    Особенно трудно примирить несколько расходящиеся точки зрения, выраженные руководством. Трудно примирить разные точки зрения, выраженные руководством.
    Полное раскрытие всех фактов очень важно, чтобы мы могли составить полную и абсолютно точную картину финансового положения Агентства. Раскрытие всех фактов важно для создания точной картины финансового положения Агентства.

    Избегайте дублетов и троек

    Английские писатели любят повторять одну и ту же идею, используя разные слова, которые говорят одно и то же.

    Не говори Скажи
    к оплате к оплате
    прекратить и прекратить стоп
    знания и информация (либо по одному)
    начало и начало начало

    Другие способы опустить ненужные слова включают удаление скрытых глаголов, использование местоимений и отказ от пассивного залога.Для получения дополнительной информации см .:

    Пример

    В этом примере используется несколько методов, описанных выше, чтобы сократить предложение из 54 слов до 22 слов без потери смысла.

    Не говори Скажи
    Если Государственный секретарь обнаружит, что физическое лицо получило платеж, на который физическое лицо не имело права, независимо от того, произошла ли выплата по вине этого лица или введению в заблуждение, это лицо обязано выплатить Государству полную сумма выплаты, на которую физическое лицо не имело права. Если государственное агентство обнаружит, что вы получили платеж, на который вы не имели права, вы должны вернуть всю сумму.

    Пропуск лишних слов может значительно сократить документы. Прилежно проверяйте каждое написанное слово, и со временем вы научитесь писать не только четко, но и кратко.

    Источники

    • Гарнер, Брайан А., Legal Writing in Plain English , 2001, University of Chicago Press, Чикаго, стр.43, 40, 34.
    • Кимбл, Джозеф, Развевая туман легальского , 2006, Carolina Academic Press, Дарем, Северная Каролина, стр. 93, 170.
    • Комиссия по ценным бумагам и биржам, Plain English Handbook , 1998, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 25.

    подпрограмм записи

    Строка Эрнеста Хемингуэя - «Первый набросок чего угодно - дерьмо» - не была преувеличением. И это не был совет, чтобы утешить своих подчиненных. Есть около 47 альтернативных концовок для песни Хемингуэя A Farewell To Arms , написанных только его рукой.Хемингуэй переписал первую часть книги, по его собственным подсчетам, более 50 раз.

    Когда Paris Review спросил его, что именно поставило его в тупик, Хемингуэй ответил просто: «Правильно подбирая слова». В концовке, которую он выбрал, мы видим еще одну классическую цитату Хемингуэя: «Чтобы преуспеть в письме, используйте короткие предложения». - в действии. Он вырезал страницы, а затем абзацы, чтобы в конце получилось одно предложение: «Через некоторое время я вышел, вышел из больницы и пошел обратно в отель под дождем.”

    Мы находим то же убеждение, разделяемое многими великими людьми. Как сказал Шекспир: «Краткость - душа остроумия». Вот 35 великих писателей, которые одинаково думают о важности краткости в письме:

    «Убивайте своих любимых, убивайте своих любимых, даже если это разбивает сердце вашего эгоцентричного маленького писаря, убивайте своих любимых». - Стивен Кинг, О написании

    «Если есть возможность вырезать слово, всегда вырезайте его». - Джордж Оруэлл

    «Я хочу сказать в десяти предложениях то, что говорят другие, во всей книге.»- Фридрих Ницше

    «Чем короче и проще, тем лучше». - Беатрикс Поттер

    «Успешная книга состоит не из того, что в ней, а из того, что от нее осталось». - Марк Твен

    «Все, что я пишу, это то, что я чувствую, вот и все. Я просто держу его почти голым. И, наверное, слова такие мягкие ». - Джими Хендрикс

    «Я больше верю в ножницы, чем в карандаш.»- Трумэн Капоте

    «Как и все великолепные вещи, это очень просто». - Натали Бэббит

    «Однажды я найду правильные слова, и они будут простыми». - Джек Керуак

    «Перечитайте свои сочинения, и где бы вы ни встретили отрывок, который, по вашему мнению, особенно хорош, вычеркивайте его». - Сэмюэл Джонсон

    «Начинающие писатели обычно многословны.Мы не можем отличить важную деталь от несущественной. Мы похожи на золотистых ретриверов, резвящихся в Сказочной стране, и почти все, что мы видим, - это белки ». - Паланик Чак

    «Самый ценный из всех талантов - никогда не использовать два слова, когда подходит одно». - Томас Джефферсон

    «Надо очень осторожно работать с тем, что находится между словами. Что не сказано. Что есть мера, что есть ритм и так далее.Итак, то, что вы не пишете, часто придает силу тому, что вы пишете ». - Тони Моррисон

    «Простота всегда является секретом глубокой истины, чтобы делать вещи, писать, рисовать. Жизнь глубока в своей простоте ». - Чарльз Буковски

    «Человек, который использует очень много слов, чтобы выразить свое значение, подобен плохому стрелку, который вместо того, чтобы целить камень в объект, берет горсть и бросает в него в надежде, что тот может попасть.»- Сэмюэл Джонсон

    «Моя цель - записать на бумаге то, что я вижу и что чувствую, самым лучшим и простым способом». - Эрнест Хемингуэй

    «Теперь я достиг настоящего искусства письма, которое, как нам всегда говорят, заключается в том, чтобы выразить на бумаге именно то, что можно было бы сказать одному и тому же человеку устно». - Джейн Остин

    «Интенсивное письмо - лаконично. Предложение не должно содержать ненужных слов, абзац - ненужных предложений по той же причине, по которой в чертеже не должно быть ненужных линий, а в машине - ненужных частей.”- Strunk & White, Элементы стиля

    «Когда приговор усиливается, он обычно становится короче. Таким образом, краткость - это побочный продукт энергичности ». - Strunk & White, Элементы стиля

    «Изучите каждое слово, написанное на бумаге. Вы найдете удивительное число, которое не служит никакой цели ». - Уильям Зинссер, О хорошем письме

    «Беспорядок - болезнь американского письма.Мы - общество, задыхающееся ненужными словами, круговыми конструкциями, помпезными оборками и бессмысленным жаргоном ». - Уильям Зинссер, О хорошем письме

    «Ты знаешь, что хорошо пишешь, когда выбрасываешь хорошие вещи в мусорную корзину». - Эрнест Хемингуэй

    «Простота - это высшая изощренность». - Леонардо да Винчи

    «У меня не было времени написать короткое письмо, поэтому я написал длинное.»- Марк Твен

    «Любой дурак может сделать вещи больше, сложнее и жестокее. Чтобы двигаться в противоположном направлении, нужно проявить гениальность и много мужества ». - Альберт Эйнштейн

    «Имейте что сказать, и говорите это как можно яснее. Это единственный секрет стиля ». - Мэтью Арнольд

    «Наша жизнь испорчена мелочами. Упростите, упростите ». - Генри Дэвид Торо

    «Используйте знакомые слова - слова, которые ваши читатели поймут, а не слова, которые им придется искать.Нет совета более элементарного, и нет совета сложнее. Когда мы чувствуем импульс использовать изумительно экзотическое слово, позвольте нам полежать, пока импульс не уйдет ». - Джеймс Дж. Килпатрик

    «Я не преувеличиваю интеллектуальный процесс производства. Я стараюсь не усложнять: расскажи проклятую историю ». —Том Клэнси

    «Я никогда не учусь стилю; все, что я делаю, - это пытаюсь как можно яснее прояснить предмет в своей голове и выразить его на самом обычном языке, который приходит мне в голову.»- Чарльз Дарвин

    «Лучший язык в основном состоит из простых невзрачных слов». - Джордж Элиот

    «Любой, кто хочет стать хорошим писателем, должен стремиться быть прямым, простым, кратким, энергичным и ясным». - Х.В. Фаулер

    «Самый важный урок писательского мастерства состоит в том, что любая рукопись улучшается, если вы убираете жир». - Роберт Хайнлайн

    «Есть так много разных видов глупости, а ум - один из худших.»- Томас Манн

    «Главное достоинство языка - ясность, и ничто так не умаляет ее, как использование незнакомых слов». - Гиппократ

    ___________

    Готовы создать собственный письменный распорядок?

    Зарегистрируйтесь сейчас и получите наше бесплатное руководство «12 основных приемов письма, которые помогут вам создать свой собственный».

    Учитесь у авторов-суперзвезд. Стивен Кинг, Гертруда Стайн, Джон Гришем, Эрнест Хемингуэй, Нил Гейман и многие другие.

    Получите бесплатное руководство здесь!

    Написание кратких предложений

    В дополнение к прочтению этого раздела Руководства и выполнению викторин в его заключении, мы настоятельно рекомендуем вам посетить книгу Уильяма Странка Элементы стиля , которая оказала благотворное влияние на несколько поколений писателей, купивших «немногое». книга ", и которая теперь, благодаря проекту Бартлби, доступна онлайн. (Этот онлайн-текст не совсем такой же, как знакомый текст, который вы найдете в книжных магазинах, который редактировал Э.Б. Уайт, но большая часть действительно хороших вещей осталась прежней.) Мы также рекомендуем «Совершенствование слов», Роберта Хартвелла Фиске, редактора онлайн-журнала Vocabula Review.

    Энергичное письмо лаконично. Предложение не должно содержать ненужных слов, абзац - ненужных предложений по той же причине, по которой в чертеже не должно быть ненужных линий, а в машине - ненужных частей. Это требует не того, чтобы писатель делал все свои предложения короткими или избегал всех деталей и рассматривал свои темы только в общих чертах, но чтобы каждое слово говорило.

    - Уильям Странк младший,
    в Элементы стиля

    Будь то шутка из двух слов или медведь из 200 слов, предложение должно быть простой, мыслящей машиной. Вот несколько замечаний по поводу эффективности и лаконичности в письменной форме.

    ОБРЕЗКА ИЗБЫТОЧНЫХ

    Не повторяйте одно и то же дважды.

    • Многие необразованные граждане, никогда не посещавшие школу, продолжают голосовать за лучшие школы.

    Повторяющаяся фраза - например, «истинный факт», «двенадцать часов», «я видел это собственными глазами» - иногда называется плеоназмом .

    Избыточные фразы - это дурные привычки, которые только и ждут, чтобы взять под контроль ваше письмо. Остерегайтесь следующего.

    904 904 / феноменальный 90 431 франк обмен 927 обмен 24 одно и то же 904

    Избыточность Бережливая версия
    12 полночь полночь
    12 полдень полдень
    полдень
    захватывающий / феноменальный
    честный человек честный человек
    всего 14 птиц 14 птиц
    биография ее жизни биография
    круг вокруг круг
    близость близость
    полностью единогласны единодушны
    консенсус консенсус
    904 каждый
    прилагается прилагается
    конечный результат результат
    точно такой же тот же
    окончательный завершение
    бесплатный подарок подарок
    он / она человек, который.. . он / она
    важные / основные предметы первой необходимости предметы первой необходимости
    несмотря на то, что хотя
    в области экономики / правоприменения в области экономики / правоприменения
    в случае, если если
    должностные функции рабочие места или функции
    новые инновации инновации
    одно и то же
    период в четыре дня четыре дня
    лично я думаю / чувствую я думаю / чувствую
    личное мнение мнение
    озадачивает
    вернуться назад вернуться
    повторить еще раз 904 33 повторить
    вернуться снова вернуться
    вернуться назад вернуться
    короче / длиннее короче / длиннее
    большой / большой маленький маленький / большой маленький
    квадратный / круглый / прямоугольный по форме квадратный / круглый / прямоугольный
    резюмируйте кратко резюмируйте
    окруженный со всех сторон окруженный
    окружающие обстоятельства будущее впереди будущее
    нет сомнений, но что без сомнения
    обычный / привычный обычай обычай
    мы получили мы получили

    Сокращенное резервирование

    Особый вид избыточности набирает обороты в нашем современном мире, поскольку мы все больше полагаемся на сокращения и акронимы при использовании наших технологий.Некоторые люди настаивают на том, что слово «банкомат» излишне, потому что «банкомат» означает «банкомат». Они добавляют, что говорить «вирус ВИЧ» излишне, потому что ВИЧ означает вирус иммунодефицита человека, «синдром СПИДа», потому что СПИД означает синдром приобретенного иммунодефицита, «блок ЦП», потому что ЦП означает центральный процессор. Это звучит особенно глупо, когда мы используем множественное число, такое как «CPU units» - Central Processing Unit units . Однако, возможно, слишком легко увлечься этим.«CD-диск» может быть избыточным, но в настоящее время сокращение «CD» может относиться ко многим вещам, включая саму машину. Иногда аббревиатура - например, CD, ATM - сама по себе становится больше идеей, чем сокращенной версией набора слов, и следует позволить аббревиатуре действовать как модификатор.

    Преобразование предложений в фразы, фразы в отдельные слова

    Обращайте внимание на предложения или фразы, которые можно сократить до более простых и коротких конструкций.«Какой пункт» часто можно сократить до простого прилагательного. (Однако будьте осторожны, чтобы не потерять необходимый акцент из-за чрезмерной обрезки; слово «который», которое иногда необходимо [как в этом предложении], не является злом .)

    • Колледж Смита, основанный в 1871 году, является главным женским колледжем в Соединенных Штатах.
    • Смит-колледж, основанный в 1871 году, является главным женским колледжем в Соединенных Штатах.
    • Граждане, которые знали, что происходит, проголосовали за его отстранение от должности.
    • Знающие граждане проголосовали за его отстранение от должности.
    • Он не рекомендовал бы рекомендовать студенту копию работы другого студента.
    • Он бы не рекомендовал студенту копию работы другого студента.
      (Или «Он никогда не посоветует студенту копировать ...»)

    Иногда фразы тоже можно обрезать, иногда до одного слова.

    • Не обремененный чувством ответственности, Джейсон оставил жену с сорока девятью детьми и банкой фасоли.
    • Джейсон безответственно бросил жену с сорока девятью детьми и банкой фасоли.
      (Или вообще опустите слово и пусть действие говорит само за себя.)

    Неусиливающие усилители

    Избегайте использования таких слов, как действительно, очень, довольно, чрезвычайно, строго , когда в них нет необходимости. Достаточно наверное сказать, что прибавка к зарплате неадекватная . Разве утверждение, что это строго неадекватно, вносит что-то большее, чем тон истерии? Эти слова не следует исключать из вашего словарного запаса, но они будут использоваться для достижения наилучшего эффекта при умеренном использовании.

    Избегание ругательств

    Похоже, что политик должен научиться избегать, но нет, ругательная конструкция - обычное устройство, которое часто отнимает у предложения энергии, прежде чем оно получит шанс выполнить свою работу. Лексические конструкции начинаются с есть / есть или это .

    • Двадцать пять студентов уже изъявили желание принять участие в программе следующим летом. Больше всего от государственного гранта выиграют они и их родители.
    • Двадцать пять студентов уже выразили желание принять участие в программе следующим летом. Они и их родители выиграют от государственного гранта.

    Дополнительную информацию о глагольных конструкциях можно найти на нашей странице Глагол «Быть» .

    фраз, которые можно пропустить

    Обращайте внимание на важные звучащие фразы, которые ничего не добавляют к значению предложения. Такие фразы быстро настораживают читателя, что писатель торгует пышностью; хуже того, они усыпляют читателя.

    с учетом всех обстоятельств С учетом всех обстоятельств леса Коннектикута сейчас в лучшей форме, чем когда-либо прежде.
    В целом, Лесные массивы Коннектикута сейчас в лучшей форме, чем когда-либо прежде.
    на самом деле Фактически, сейчас в Коннектикуте больше лесных массивов, чем было в 1898 году.
    Фактически, Сейчас в Коннектикуте больше лесных массивов, чем было в 1898 г.
    на мой взгляд Насколько я понимаю, в дальнейшей защите лесных массивов нет необходимости.
    Насколько я понимаю, есть Дальше защита лесных массивов не нужна.
    в настоящее время Это связано с тем, что в настоящее время фермеров меньше.
    Это потому, что сейчас фермеров стало меньше.
    из-за того, что Лесные массивы выросли в области из-за того, что фермеры оставили свои поля.
    Лесные массивы выросли из-за того, что фермеры покинули свои поля.
    посредством Основные лесные площади возвращаются в результате естественных процессов.
    Основные площади лесов восстанавливаются в результате естественных процессов. (или естественно)
    в силу того, что Наши лесные массивы возвращаются в силу того, что наша экономика сместила акценты.
    Наши лесные массивы возвращаются в силу того, что наша экономика сместила акценты.
    из-за того, что В связи с тем, что их среда обитания восстанавливается, лесные существа также восстанавливают свои популяционные базы.
    В связи с тем, что из-за того, что их среда обитания восстанавливается, лесные существа также восстанавливают свои популяционные базы.
    существует Страх, который существует среди многих людей, что мы теряем наши лесные массивы, неуместен.
    Страх , который существует среди многих людей, что мы теряем наши леса, неуместен.
    для всех намерений и целей Эра, в которой мы должны агрессивно защищать наши лесные массивы, для всех намерений и целей прошла.
    Эра, в которую мы должны агрессивно защищать наши лесные массивы, насчитывает , для всех намерений и целей прошло .
    по большей части По большей части подозрения людей основаны на непонимании фактов.
    По большей части подозрения pPeople основаны на неправильном понимании фактов.
    для целей Фактически, многие лесные массивы были приобретены с целью создания общественных парков.
    Многие лесные массивы были куплены с целью создания общественных парков.
    имеют тенденцию к Эта политика имеет тенденцию изолировать некоторые сообщества.
    Эта политика имеет тенденцию изолировать некоторые сообщества.
    так сказать Политика, так сказать, начала балканизировать более сельские части нашего государства.
    Политика , так сказать, начала балканизировать более сельские части нашего государства.
    в самом реальном смысле В самом реальном смысле эта политика работает в ущерб тем, кому она призвана помочь.
    В самом прямом смысле, эта политика работает в ущерб тем, кому она призвана помочь.
    на мой взгляд На мой взгляд, эту расточительную политику следует отменить.
    На мой взгляд, эту расточительную политику следует отменить.
    в случае В случае этой конкретной политики граждане северо-востока Коннектикута очень расстроились.
    Граждане северо-востока Коннектикута очень расстроились его политикой.
    в конечном счете В конечном итоге без такой политики государству было бы лучше.
    В конечном счете, государству было бы лучше без такой политики.
    в случае, если В случае, если достаточно людей протестует, он, вероятно, будет отменен.
    Если протестует достаточное количество людей, он, вероятно, будет отменен.
    по характеру Что-то вроде отмены может скоро произойти.
    Что-то вроде типа вроде отмены может скоро произойти.
    в процессе Законодатели уже находятся в процессе пересмотра уставов.
    Законодатели уже находятся в процессе пересмотра устава.
    кажется, что Кажется, им не терпится избавиться от этого.
    Похоже, им не терпится избавиться от этого.
    манера Они внимательно следили за деятельностью защитников природы.
    Они внимательно следят за деятельностью защитников природы.
    то, что я пытаюсь сделать То, что я пытаюсь подчеркнуть, состоит в том, что иногда государственная политика не достигает того, чего она намеревалась достичь.
    Я пытаюсь подчеркнуть, что иногда государственная политика не достигает того, чего она намеревалась достичь.
    тип Законодателям следует более осторожно подходить к тому типу политики, которую они предлагают.
    Законодателям следует более осторожно подходить к тому типу политики, которую они предлагают.
    то, что я хочу сказать, это Я хочу сказать, что законодатели с благими намерениями иногда выставляют себя дураками.
    Я хочу сказать, что законодатели из лучших побуждений иногда выставляют себя дураками.

    На своем в высшей степени читаемом веб-сайте «ЗАПРЕЩЕН НА ЖИЗНЬ» Том Манган собрал «любимые» клише редакторов и преподавателей журналистики со всего мира.Если вы сразу прочитаете об этом слишком много, вы перестанете говорить.

    Устранение клише и эвфемизмов

    Клише - это выражение, которое, вероятно, когда-то было оригинальным и блестящим способом что-то сказать. Представьте, что вы первый, кто скажет что-то столь же умное, как «Она по уши влюбилась» или «Она крута как огурец». К сожалению, такие выражения со временем теряют свой блеск и становятся банальными и даже раздражающими. Писатели, которые балуются усталой речью, не уважают своих читателей, а писатели отвечают на комплимент, теряя внимание и переходя к чему-то другому.

    Особенно неприятно, когда писатель или оратор полагается на усталая речь до такой степени, что создает мешанину из смешанных клише и овощного ассорти. Мэр Остина, штат Техас, однажды объявил, к всеобщему недоумению: «Я хотел всех своих уток подряд, поэтому, если бы мы действительно приняли позу, мы могли бы в значительной степени замочить эту штуку и уложить ее в постель».

    Вот список банальных выражений, на которые стоит обратить внимание при письме и речи. Составьте свой собственный список клише, слушая их в ток-шоу по радио и в непринужденной беседе.Посмотрите телевизионную рекламу и заголовки спортивных обозревателей, чтобы найти клише, с которыми играют писатели, адаптируя значение избитого выражения до тех пор, пока оно не превратится во что-то умное (а иногда и не очень). Щелкните ЗДЕСЬ , чтобы увидеть несколько примеров, взятых со спортивных страниц The Hartford Courant .

    Мы также рекомендуем Большой список клише Брайана Мерфи , чтобы получить действительно утомительный (но забавный) список вещей, о которых следует не говорить.

    кислотный тест
    в незакрепленных концах
    детка в лесу
    лучше поздно, чем никогда
    вернул к реальности
    черный как смоль
    слепой как летучая мышь
    болт из синего
    занят как пчела / бобр
    кошачье мяуканье
    круто как огурец
    круто, спокойно и собрано
    рассвет
    сокрушительный удар
    плакать над пролитым молоком
    мертвый как дверной гвоздь
    мир собак и собак
    не считай цыплят
    крашенная в шерсти
    легче сказать, чем сделать
    просто как пирог
    пернатые друзья
    смотреть в лицо музыке
    вспышка в кастрюле
    плоская как блин
    нежный как ягненок
    Сделай это зубами и ногтями
    хорошо провели время все
    смазанная молния
    счастлив как жаворонок
    по уши
    тяжелый как свинец
    рога дилеммы
    час необходимости
    сохранить жесткую верхнюю губу
    лестница успеха
    последнее, но не менее
    ищу подарочную лошадь
    в рот
    содержательный диалог
    переезд
    иголка в стоге сена
    открывающийся ящик
    боль в _____
    точка с гордостью
    красиво как на картинке
    в двух словах
    быстро, как вспышка / подмигивание
    крысиные гонки
    зрелая старость
    правил на насесте
    грустно, но правда
    печальнее, но мудрее
    поджечь мир
    болен как собака
    вздох облегчения
    медленный как патока
    умный как кнут
    тайное подозрение
    распространяться как лесной пожар
    прямо как стрела
    солома, которая сломала
    спину верблюда
    сильный как бык
    взять быка за рога
    тонкий как рельс
    сквозь толстый и тонкий
    устал, но счастлив
    чеканить фразу
    Короче говоря
    метод проб и ошибок
    проверено и верно
    под непогоду
    белый как лист
    мудрый как сова
    работать как собака
    на вес золота

    Эвфемизм - это слово или фраза, заменяющие язык, который говорящий или писатель считает слишком грубым или каким-то образом оскорбительным.Когда люди умирают, мы говорим, вместо этого, что они «скончались», или «встретили своего создателя», или «уснули». И, в крайнем случае, сборщик мусора - это сантехник , уборщик - инженер-хранитель . Писатель должен остерегаться тенденции эвфемизмов не только ограждать читателей от суровой реальности, но и затемнять смысл и истину. В этом особенно виноваты военные: бомбардировок, , авиаудара, , армии, , миротворческих сил, .Хорошее письмо говорит правду и ясно говорит об этом.

    Гэри Б. Ларсон («Гарбл») поддерживает три полезные веб-страницы, посвященные краткому написанию:

    Так много бесполезных слов, так мало времени

    В блоге под названием «Слова, которые могут испортить ваш приговор» Dictionary.com называет ненужные слова, которые мы говорим , «словами-костылями». В недавнем твите под названием «Words de Doom» Appellate Twitter называет ненужные слова, которые мы, , пишем , «словесными тиками». Как бы мы их ни называли, мы используем ненужные слова по определенной причине: когда говорит , это для того, чтобы дать себе время подумать о том, что мы хотим сказать дальше - поэтому , ну , на самом деле - когда пишет , Обычно это происходит потому, что мы не знаем, что они не нужны.

    Разговорная речь и Письмо - это два из трех словарей , которые мы используем, чтобы понимать и общаться в нашем мире. Третий - наш словарный запас Чтения .

    Из этих трех словарный запас Чтение , безусловно, самый большой и сложный. Наш словарный запас Speaking , безусловно, самый маленький и наименее грамматический, но слушатели охотно прощают наши er s и uh s и , так что s и хорошо s, и особенно наши грамматические ошибки, потому что большинство из нас не могу думать достаточно быстро на лету, чтобы помнить разницу между , ложью, и , ложью, .Где-то между нашими словарями Чтение и Говорение слов находится наш словарь Написание , тот, на котором мы держим нашу репутацию перед клиентами, коллегами и судьями.

    Никого нет рядом, чтобы оценить наше Чтение , и слушатели прощают большую часть наших промахов, когда Говорит , но другие судят о нашем Письмо постоянно, а иногда и жестко. В отличие от слушателей, у читателей есть время обдумать наши слова, перечитать их, определить, соблюдаем ли мы правила, и задуматься, где во всех этих словах заключается наш смысл.

    Читатели приходят к тому, что мы написали, с определенной степенью уверенности в нас - что мы использовали каждое слово не зря. Однако по мере чтения они начинают понимать, что, возможно, нет причин использовать некоторые из этих слов, и переходят к автоматическому подсознательному процессу сортировки, пытаясь определить: «Какие слова мне нужны, чтобы понять, что это за слова? пытаешься сказать мне? » В этом процессе сортировки они замедляют чтение и еще больше сбиваются с толку.

    Когда мы удаляем ненужные слова, происходят две вещи: во-первых, у наших читателей меньше слов, которые они должны обработать, чтобы получить то же значение.Во-вторых, им не нужно искать слова, передающие значение, потому что все они это делают. Хотя мы редко добиваемся этого, нашей целью должно быть удаление всех бессмысленных слов.

    Самая известная книга по использованию слов - Уильям Странк и Э. Книга Уайта The Elements of Style - содержит учение профессора Странка более века назад, и его размышления находят отклик сегодня. Самое известное «правило» в «Элементы стиля » - 13 (или 17 в более поздних версиях): «Пропускайте ненужные слова.»Он гласит:

    «Интенсивное письмо лаконично. Предложение не должно содержать ненужных слов, абзац - ненужных предложений по той же причине, по которой в чертеже не должно быть ненужных линий, а в машине - ненужных частей. Это требует не того, чтобы автор делал все предложения короткими или избегал всех деталей и рассматривал темы только в общих чертах, а чтобы каждое слово говорило ».

    Ужесточение ограничений на количество слов для тяжущихся лиц - один из примеров того, как суды пытаются удержать нас от бессвязной речи. Они могут добавить к Правилу 13: В брифе не должно быть лишних слов.Если мы удалим слова, не передающие значение, нам будет легче достичь этих ограничений.

    В своем твиттере «Words de Doom» Appellate Twitter дает 55 «часто используемых» слов и фраз, которые мы можем удалить «в конце [нашего] процесса написания» для более ясного и лаконичного документа; слова типа соответственно , как таковые , в любом случае , , чтобы быть уверенным, , другими словами , , достаточно сказать , что больше , ясно и факт что .Подобные слова не «говорят».

    Много лет назад, обучая юристов совершенствованию своего письма, я заметил «знаки», которые присутствуют во всех письменных статьях, определенные слова, которые часто и надежно сигнализируют о наличии слов, которые нам не нужны, чтобы изложить нашу точку зрения. Эти словесные обозначения встречаются во всех приведенных выше фразах, которые Appellate Twitter рекомендует удалить: из , как , как , , что , как . За несколько лет я нашел дюжину этих знаков, а затем перестал их видеть и понял, что набор конечен, что заставило меня задуматься, можем ли мы использовать эти знаки для разработки технологии распознавания шаблонов из ненужных слов; не просто обнаружить соответственно и четко и удалить их, но понять контекст, в котором появляются эти ненужные слова, и определить, когда мы должны оставить их в покое, а когда мы должны их удалить.

    Когда мы основали нашу компанию по редактированию программного обеспечения, нашей целью было разработать технологию и алгоритмы, которые могли бы искать предложения и распознавать слова, не добавляющие смысла. Там нет никакого среднего. Слова либо помогают нам передать смысл, либо мешают другим словам передать смысл. Это еще один способ выразить то, что профессор Странк защищал еще в конце 19 века - никаких лишних линий на картине, никаких лишних деталей в машине, никаких лишних слов в предложении.

    После 10 лет доработки этого процесса и получения девяти патентов мы не только можем удалить отдельные слова, такие как , соответственно, и , четко , но также можем оценить контекст для десятков тысяч фраз и узнать, какие из них следует удалить. Один пример: тот факт, что может появляться 26 способами - возможно, больше, мы все еще ищем - и мы должны знать, в каком из этих 26 контекстов фраза является ненужной и как удалить ее, не меняя значения окружающих слов Это.Когда писатели нажимают кнопку «Rake», они должны быть уверены, что программа знает, что делать.

    Из 55 слов и фраз в списке Appellate Twitter, по крайней мере, 16 - это слова, которые в правильном контексте передадут смысл читателю - , однако , - никогда, , - нет , , возможно, ; или , и , но , чтобы начать предложение (сам Э. Б. Уайт делал это часто). Редко нам нужно избегать этих 16 слов. В результате в списке остается 39 ненужных слов и фраз, и из этих 39 WordRake знает, когда удалить 28 одним нажатием кнопки.Это программное обеспечение, которое мы придумали много лет назад, персональный редактор, который настаивает на каждом слове, чтобы помочь нам стать лучшими писателями, какими мы можем быть.

    Гэри Киндер преподавал более 1000 программ письма для Американской ассоциации юристов, Управления социального обеспечения, PG&E, Kraft, Microsoft и юридических фирм, таких как Jones Day, Sidley и WilmerHale.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *