Не продолжай я понял что ты: не продолжай я понял, что ты дура, Мем Брежнев сообщает

Содержание

мы не смогли потратить небо

Содержание

  • Не продолжай Я понял что ты мудак, Мем Брежнев
  • не продолжай, я понял, что ты дурочка с переулочка, Мем брежнев
  • Виталя не продолжай я понял, что ты мудак, Мем брежнев
  • Ульянов, не продолжай! Я понял, что ты мудак!, Мем брежнев
  • Не продолжай! я понял,что ты ебаный ОЛЕНЬ, Мем брежнев
  • не продолжай, я понял, что ты …пельмень, Мем брежнев
  • Исключите лишние программы из списка автозагрузки
  • Почистите компьютер от мусора, вирусов и другого вредоносного ПО
  • Освободите место на системном диске
  • Обновите драйверы
  • Отключите лишние службы Windows
  • Переустановите или восстановите Windows
  • Убедитесь, что компьютер не перегревается
  • Установите более мощные комплектующие

Не продолжай Я понял что ты мудак, Мем Брежнев

Мем Брежнев

Не продолжай Я понял что ты мудак Мем Брежнев

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!

Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

не продолжай, я понял, что ты дурочка с переулочка, Мем брежнев

Мем брежнев

не продолжай, я понял, что ты дурочка с переулочка Мем брежнев

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!

Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

Виталя не продолжай я понял, что ты мудак, Мем брежнев

Виталя не продолжай я понял, что ты мудак Мем брежнев

Создать мем Прокомментируй, будь мужиком, блеать!
Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

Ульянов, не продолжай! Я понял, что ты мудак!, Мем брежнев

Ульянов, не продолжай! Я понял, что ты мудак! Мем брежнев

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!

Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

Не продолжай! я понял,что ты ебаный ОЛЕНЬ, Мем брежнев

Не продолжай! я понял,что ты ебаный ОЛЕНЬ Мем брежнев

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!

Имя (необязательно) Запостить Похожие картинки:

не продолжай, я понял, что ты …пельмень, Мем брежнев

не продолжай, я понял, что ты …пельмень Мем брежнев

Создать мем

​ ​ ​

Лайфхакер собрал восемь несложных способов ускорить ваш ПК.

Исключите лишние программы из списка автозагрузки

После установки некоторые программы автоматически добавляются в список автозагрузки. Такие приложения запускаются сразу после Windows независимо от того, используете вы их или нет. Они остаются всегда активными, а потому расходуют оперативную память и мощность процессора.

Когда программ в списке автозагрузки становится слишком много, на них уходит заметная часть системных ресурсов. В результате компьютер начинает работать медленнее, чем обычно. Особенно если он не может похвастать мощной аппаратной начинкой.

Чтобы проверить список автозагрузки, нажмите клавиши Windows + R. Когда откроется новое окно, вставьте в него команду msconfig.exe и нажмите Enter. В следующем окне откройте вкладку «Автозагрузка». Если увидите надпись «Открыть диспетчер задач», кликните по ней.

Когда наконец появится нужный список, уберите из него все программы, в постоянной работе которых вы не нуждаетесь. Для этого кликайте по ним правой кнопкой мыши и выбирайте «Отключить».

Почистите компьютер от мусора, вирусов и другого вредоносного ПО

Со временем на компьютере накапливаются остаточные файлы и другой программный мусор. Кроме того, некоторые приложения содержат скрытые рекламные модули и засоряют ими систему при установке. Всё это очень часто приводит к медленной работе ПК. Чтобы быстро очистить компьютер от рекламы и мусора, используйте специальные утилиты.

Источником проблемы также могут быть вирусы и другое вредоносное ПО. Избавиться от них поможет надёжный антивирус.

Освободите место на системном диске

Для быстрой работы Windows и установленных программ важно, чтобы на системном диске оставалось достаточно свободного пространства. Проверьте, не переполнен ли локальный диск, на который установлена ОС. Обычно это диск C. Желательно, чтобы объём свободного места как минимум вдвое превышал количество установленной оперативной памяти.

Если системный диск переполнен, удалите с него неиспользуемые программы и файлы или перенесите их на другой локальный диск. Но не сотрите элементы, необходимые для работы системы. Если сомневаетесь, нужен ли вам тот или иной файл, лучше не удаляйте его.

Можете воспользоваться бесплатной утилитой TreeSize Free. Она проанализирует диск и отсортирует его файлы и папки по размеру. Так вы быстро увидите, что именно занимает свободное пространство.

Обновите драйверы

Мини-программы, известные как драйверы, управляют работой комплектующих, из которых состоит компьютер. Со временем производители видеокарт и других аппаратных частей совершенствуют драйверы для своих устройств, добиваясь их максимальной производительности. Таким образом, свежие версии драйверов могут повышать скорость работы компьютера.

Существуют специальные сервисы, которые проверяют систему на предмет устаревших драйверов и при необходимости устанавливают обновления в автоматическом режиме. Воспользуйтесь одним из них или скачайте свежие версии драйверов с сайта производителя вашего ПК и установите их вручную.

Отключите лишние службы Windows

Службы Windows — это специальные программы, которые в фоновом режиме выполняют различные системные функции. Некоторые службы действительно важны для корректной работы компьютера. Необходимость в других возникает крайне редко или вообще никогда.

Вы можете отключить неиспользуемые службы, чтобы ускорить работу системы. Но ощутить результат смогут разве что владельцы очень слабых компьютеров.

Переустановите или восстановите Windows

Разработчики Microsoft хорошо оптимизировали десятую версию операционной системы, поэтому она работает быстрее, чем Windows Vista, 7 и 8. Если у вас одна из этих устаревших версий, подумайте над установкой Windows 10. Это может ускорить ваш компьютер.

Если у вас уже установлена десятая версия, обновите её до актуального состояния в «Центре обновления Windows». Если компьютер продолжает тормозить даже после установки последнего обновления, попробуйте восстановить Windows. Это поможет, если скорость системы упала в результате программного сбоя.

Убедитесь, что компьютер не перегревается

Причиной сильного падения производительности может быть перегрев компьютера. Особенно часто от такой проблемы страдают ноутбуки. Обычно это происходит во время игр или работы с тяжёлыми программами. Компьютер может тормозить, самостоятельно закрывать игры и программы или даже выключаться. Корпус устройства, как правило, становится горячим.

Заметив признаки перегрева, попробуйте его устранить. Убедитесь, что кулеры работают и ничто не мешает хорошей вентиляции. Если с этим всё в порядке, лучше всего разобрать устройство и почистить его от пыли.

Разборка компьютера может привести к потере гарантии, а неправильные действия — повредить комплектующие. Если не уверены в себе, не рискуйте.

Если компьютер тормозит только во время игр, возможно, высохла термопаста. Это вещество наносят на процессор и видеокарту, чтобы они лучше отдавали тепло. В таком случае при чистке компьютера стоит нанести новую термопасту. Поищите видео, где это проделывают с компьютером, максимально похожим на ваш. Тогда вам будет несложно заменить термопасту самостоятельно. Или сразу обратитесь к специалисту.

Установите более мощные комплектующие

Если ничего из перечисленного выше не помогло, ваш компьютер может быть просто слишком слаб для возложенных на него задач. Тогда поможет только замена всего устройства или его отдельных комплектующих. Сильнее всего на скорость работы компьютера влияют процессор, оперативная память и жёсткий диск. Производительность во время игр также сильно зависит от видеокарты.

Отнесите компьютер в магазин. Тогда продавец сможет подобрать и установить аппаратные части, которые максимально ускорят ваш старый компьютер. Если у вас ноутбук, то, скорее всего, придётся заменить его на более мощную модель.

В этой статье мы рассмотрим как легко и быстро вставить звуковой сигнал «ПИК» в начало музыки для художественной гимнастики. А также Вы можете скачать несколько готовых вариантов звуков «Пик», «Бип», «Beep».

Для того чтобы вставить звук «Пик» в музыку нам нужна будет программа для работы со звуком и сам звук «Пик».

Вы можете прослушать и скачать 4 варианта звуковых сигналов:

Пример 1 Пример 2
Пример 3 Пример 4

В качестве примера мы будем рассматривать бесплатную программу для работы со звуком Audacity. На мой взгляд это наиболее простой и удобный аудиоредактор с поддержкой русского языка, работает как на Windows, так и на Mac. Скачать последнюю версию программы можно с официального сайта: либо кликнув по кнопке ниже:

Установка программы осуществляется быстро и просто. Все настройки можно оставить стандартными и везде нажимать «Далее»:

После установки запускаем программу с ярлыка на Рабочем столе. И перед нами открывается рабочее поле программы.

Далее мы вставляем в программу музыку, в которую нужно добавить «Пик» и, соответсвенно, сам звук «Пик». Для этого в верхнем меню программы выбираем Файл — Импортировать — Звуковой файл:

Теперь мы видим в программе наши 2 звуковые дорожки, расположенные друг под другом на временной шкале:

Далее при помощи инструмента «Перемещение» (в верхней панели инструментов) отодвигаем музыку по временной шкале немного правее. Таким образом у нас получается, что сначала звучит «Пик» и через некоторое время начинает звучать музыка. Для удобства можно увеличивать масштаб и проверять звучание нажимая на кнопку «Воспроизведение» или пробел:

Вот и всё! Осталось теперь правильно сохранить наш файл. Для этого кликаем в верхнем меню «Файл — Export Audio…» и перед нами открывается новое окно, в котором нам нужно выбрать папку для сохранения файла, название и формат записи. На счёт папки и названия я думаю трудностей не возникнет, а вот выбор формата записи рассмотрим немного подробнее.

Если Вы планируете записывать файл на диск, то Вам желательно сохранить музыку в формате WAV. Поэтому в графе «Тип файла» выбираем «WAV (Microsoft) signed 16 bit PCM» (обычно это значание стоит по умолчанию):

После чего нажимаем кнопку «Сохранить». В появившихся после этого окнах нажимаем «OK». Всё, наш файл с вставленным вначале звуком «Пик» готов!

Если же Вам нужно сохранить музыку в формате MP3, чтобы уменьшить размер файла, то для этого Вам нужно будет скачать маленькую программку LAME MP3 Encoder для Audacity. Ссылка на скачивание программы: http://lame.buanzo.org/Lame_v3.99.3_for_Windows.exe

Установка очень простая — везде нажимаем кнопку «NEXT»:

После чего также заходим в верхнем меню «Файл — Export Audio…» и в графе «Тип файла» выбираем «Файлы MP3» и ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЖИМАЕМ НА КНОПКУ ПАРАМЕТРЫ и устанавливаем максимальное качество — «320 Кбит/с» и режим каналов — «Стерео»

Вот и всё! Наша музыка в формате MP3 и вставленным вначале «ПИКом» готова.

Если у Вас возникли вопросы, пишите их в комментариях, я помогу разобраться.

Для зарегистрированных на сайте пользователей я вставляю «ПИК» бесплатно! Для этого, отправляйте письмо мне на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. с пометкой «Вставить ПИК».

Удачного выступления! С уважением, Евгений, звукорежиссер.

Алексей Алипов: в Токио я был увереннее, чем в Афинах 17 лет назад

https://rsport.ria.ru/20210801/alipov-1743831551.html

Алексей Алипов: в Токио я был увереннее, чем в Афинах 17 лет назад

Алексей Алипов: в Токио я был увереннее, чем в Афинах 17 лет назад — РИА Новости Спорт, 01.08.2021

Алексей Алипов: в Токио я был увереннее, чем в Афинах 17 лет назад

Олимпийский чемпион 2004 года, бронзовый призер Игр-2008 в стендовой стрельбе Алексей Алипов рассказал Анатолию Самохвалову, почему в Токио можно не попасть в… РИА Новости Спорт, 01.08.2021

2021-08-01T08:23

2021-08-01T08:23

2021-08-01T08:23

олимпиада 2020

олимпийские игры

стендовая стрельба

стрелковый спорт

алексей алипов

интервью риа спорт

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e5/08/01/1743831465_0:214:2048:1366_1920x0_80_0_0_ae48e37aa6300dcc41da5d920e405ca7.jpg

Олимпийский чемпион 2004 года, бронзовый призер Игр-2008 в стендовой стрельбе Алексей Алипов рассказал Анатолию Самохвалову, почему в Токио можно не попасть в финал, стреляя великолепно, и за счет чего он сохраняет в себе силы продолжать карьеру.Время до Парижа пролетит очень быстро- Алексей, что не получилось у вас в миксте трапа?- У меня не получилось попасть во все мишени, попал в 73 из 75.- У партнерши Даши Семьяновой?- Это у нее надо спрашивать. Но она очень старалась, выкладывалась, понимала, что надо, так же, как и я, попадать в высокий результат. Ее винить в этом нельзя, просто так в воздух она не стреляла.- Молодая?- Не взрослая, но уже с определенным опытом, с пониманием и со стержнем.- В личном зачете и у вас не вышло, учитывая, что в финал не попали.- Почему не вышло? Я же не сильно отстал от лидеров, плотность результатов высокая. Я результатом доволен. Если бы мне сказали до Олимпиады, что 122 будет заходить с перестрелкой, я мог бы сильно удивиться, но было понимание того, что здесь собрался весь цвет стендовой стрельбы и случайных людей здесь практически не было. После первых тренировок я понял, что борьба будет за каждое очко и относительно неудачная серия может стать роковой для любого стрелка.- В пулевой стрельбе у нас праздник, а в стендовой – ни одной медали.- Нельзя объединять пулевую стрельбу и стендовую, это два абсолютно разных вида спорта, с кардинально разными подходами и отношением. Понятно, что все это называется стрельбой, но нас и меньше, чем ребят из пулевой стрельбы, и… В общем, все старались, были нацелены на максимально хороший результат, но не получилось.- Не обидно, что там — праздник, а у вас — неудача?- Ну как не обидно? Я думаю, что у любого спортсмена есть доля сожаления и неудовлетворения, потому что каждый, отправляясь на Олимпийские игры, ставил перед собой максимальные задачи.- Да, вы мне говорили, что хотели бы стать призером в Токио.- Возможности и силы у меня были и результат достаточно высокий. Перестрелка, лотерея…- Карьеру продолжаете?- Продолжаю.- Париж-2024 через три года.- Да, пролетит очень быстро. Три – не четыре. Времени на раскачку достаточно мало. Учитывая подготовку к Токио, понял, что теперь я не буду делать больших перерывов между тренировочными и соревновательными днями. Тренироваться и соревноваться не прекращу, на этой Олимпиаде спортивная жизнь не заканчивается. У меня еще чемпионат России впереди, чемпионат мира среди военнослужащих. Есть к чему готовиться и куда дальше двигаться.Скучаю по дому- Не сильно форма изменилась со времен ваших удачных Игр в Афинах и Пекине?- Нет, я сейчас намного увереннее и сильнее, чем тогда.- То есть сейчас вы сильнее, чем олимпийский чемпион Алексей Алипов 2004 года?- Ну да. По результату, по исполнению выстрела. По технике я усовершенствовал некоторые моменты.- Олимпийская чемпионка 1988 года Нино Салуквадзе, которая после Токио завершила карьеру, призналась, что начинаются со временем проблемы с глазами.- У меня были проблемы с глазами. Возрастной астигматизм. Я испытывал некоторое время дискомфорт, но, попав на одну итальянскую фирму, решил свои трудности. Они мне сделали великолепные стрелковые очки. Четвертые соревнования я выступаю в них и остаюсь очень довольным.- Сейчас вам нужен отдых?- Да. Но небольшой. Неделю. Хочется выдохнуть, я месяц вне страны, вне дома, это сложно. Я не очень сильно хотел сюда приезжать за такой длительный период до начала Олимпиады, но, наверное, все-таки правильно, что выехали заранее. И акклиматизация имеет колоссальное значение, и температурный режим. По первым тренировочным дням я понимал, что у меня здесь будет очень высокий результат. Я два дня не допускал промахов, я видел, что даже в какой-то степени запаздываю с техническим движением, но все равно за счет опыта и физической формы я попадал в мишени. Первые три дня я был очень доволен и осознавал, что при идеальных погодных условиях, даже при такой жаре, результат будет очень высоким у всех.- Отдых дома – это что?- Дача, охота, рыбалка. Я очень скучаю по детям, родителям, друзьям и близким людям, которых давно не видел. Охота сейчас разная откроется – на кабана, на утку. У меня великолепная легавая собака породы курцхаар по кличке Карат, близкий мне по духу питомец. Это родной человечек для меня пяти лет от роду. На все сто процентов отвечает всем своим охотничьим качествам.- Жизнь не спасал пес?- Нет, задача Каратика – птички. Он не для экстремальной охоты. Вообще я сейчас погулять просто хочу по лесу и искупаться в реке. Это позволит мне войти в состояние внутреннего равновесия. Когда радуешься ты победе или огорчаешься поражению, эти чувства не должны быть обостренными, как иглу запускать их глубоко в вену нельзя, иначе ты будешь слишком гордиться победой или корить себя изо всех сил за проигрыш. Я же ровно десять минут помню об успехах и неудачах. Как стрелять, я знаю.

https://rsport.ria.ru/20210731/strelba-1743737072.html

https://rsport.ria.ru/20210731/strelba-1743730858.html

https://rsport.ria.ru/20210730/prakaten-1743652960.html

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://rsport.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/08/01/1743831465_0:22:2048:1558_1920x0_80_0_0_18f4b081631525d4d7c3cc52909c9aca.jpg

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

олимпийские игры, стендовая стрельба, стрелковый спорт, алексей алипов, интервью риа спорт

Олимпийский чемпион 2004 года, бронзовый призер Игр-2008 в стендовой стрельбе Алексей Алипов рассказал Анатолию Самохвалову, почему в Токио можно не попасть в финал, стреляя великолепно, и за счет чего он сохраняет в себе силы продолжать карьеру.

Время до Парижа пролетит очень быстро

— Алексей, что не получилось у вас в миксте трапа?

— У меня не получилось попасть во все мишени, попал в 73 из 75.

— У партнерши Даши Семьяновой?

— Это у нее надо спрашивать. Но она очень старалась, выкладывалась, понимала, что надо, так же, как и я, попадать в высокий результат. Ее винить в этом нельзя, просто так в воздух она не стреляла.

— Не взрослая, но уже с определенным опытом, с пониманием и со стержнем.

— В личном зачете и у вас не вышло, учитывая, что в финал не попали.

— Почему не вышло? Я же не сильно отстал от лидеров, плотность результатов высокая. Я результатом доволен. Если бы мне сказали до Олимпиады, что 122 будет заходить с перестрелкой, я мог бы сильно удивиться, но было понимание того, что здесь собрался весь цвет стендовой стрельбы и случайных людей здесь практически не было. После первых тренировок я понял, что борьба будет за каждое очко и относительно неудачная серия может стать роковой для любого стрелка.

31 июля, 10:00Олимпиада 2020Стрелок Алипов продолжит карьеру после Олимпиады в Токио

— В пулевой стрельбе у нас праздник, а в стендовой – ни одной медали.

— Нельзя объединять пулевую стрельбу и стендовую, это два абсолютно разных вида спорта, с кардинально разными подходами и отношением. Понятно, что все это называется стрельбой, но нас и меньше, чем ребят из пулевой стрельбы, и… В общем, все старались, были нацелены на максимально хороший результат, но не получилось.

— Не обидно, что там — праздник, а у вас — неудача?

— Ну как не обидно? Я думаю, что у любого спортсмена есть доля сожаления и неудовлетворения, потому что каждый, отправляясь на Олимпийские игры, ставил перед собой максимальные задачи.

— Да, вы мне говорили, что хотели бы стать призером в Токио.

— Возможности и силы у меня были и результат достаточно высокий. Перестрелка, лотерея…

31 июля, 08:53Олимпиада 2020Испанцы завоевали золото Олимпийских игр в трапе среди смешанных команд

— Карьеру продолжаете?

— Париж-2024 через три года.

— Да, пролетит очень быстро. Три – не четыре. Времени на раскачку достаточно мало. Учитывая подготовку к Токио, понял, что теперь я не буду делать больших перерывов между тренировочными и соревновательными днями. Тренироваться и соревноваться не прекращу, на этой Олимпиаде спортивная жизнь не заканчивается. У меня еще чемпионат России впереди, чемпионат мира среди военнослужащих. Есть к чему готовиться и куда дальше двигаться.

Скучаю по дому

— Не сильно форма изменилась со времен ваших удачных Игр в Афинах и Пекине?

— Нет, я сейчас намного увереннее и сильнее, чем тогда.

— То есть сейчас вы сильнее, чем олимпийский чемпион Алексей Алипов 2004 года?

— Ну да. По результату, по исполнению выстрела. По технике я усовершенствовал некоторые моменты.

— Олимпийская чемпионка 1988 года Нино Салуквадзе, которая после Токио завершила карьеру, призналась, что начинаются со временем проблемы с глазами.

— У меня были проблемы с глазами. Возрастной астигматизм. Я испытывал некоторое время дискомфорт, но, попав на одну итальянскую фирму, решил свои трудности. Они мне сделали великолепные стрелковые очки. Четвертые соревнования я выступаю в них и остаюсь очень довольным.

— Сейчас вам нужен отдых?

— Да. Но небольшой. Неделю. Хочется выдохнуть, я месяц вне страны, вне дома, это сложно. Я не очень сильно хотел сюда приезжать за такой длительный период до начала Олимпиады, но, наверное, все-таки правильно, что выехали заранее. И акклиматизация имеет колоссальное значение, и температурный режим. По первым тренировочным дням я понимал, что у меня здесь будет очень высокий результат. Я два дня не допускал промахов, я видел, что даже в какой-то степени запаздываю с техническим движением, но все равно за счет опыта и физической формы я попадал в мишени. Первые три дня я был очень доволен и осознавал, что при идеальных погодных условиях, даже при такой жаре, результат будет очень высоким у всех.

30 июля, 16:28Олимпиада 2020День Пракатень: российские гребцы завоевали два серебра на Играх в Токио

— Отдых дома – это что?

— Дача, охота, рыбалка. Я очень скучаю по детям, родителям, друзьям и близким людям, которых давно не видел. Охота сейчас разная откроется – на кабана, на утку. У меня великолепная легавая собака породы курцхаар по кличке Карат, близкий мне по духу питомец. Это родной человечек для меня пяти лет от роду. На все сто процентов отвечает всем своим охотничьим качествам.

— Жизнь не спасал пес?

— Нет, задача Каратика – птички. Он не для экстремальной охоты. Вообще я сейчас погулять просто хочу по лесу и искупаться в реке. Это позволит мне войти в состояние внутреннего равновесия. Когда радуешься ты победе или огорчаешься поражению, эти чувства не должны быть обостренными, как иглу запускать их глубоко в вену нельзя, иначе ты будешь слишком гордиться победой или корить себя изо всех сил за проигрыш. Я же ровно десять минут помню об успехах и неудачах. Как стрелять, я знаю.

Математик Данила Демин: «Мечтаю решить задачи тысячелетия»

Обладатель золотой медали Международной математической олимпиады 2020 года сочинец Данила Демин участвовал в тринадцати программах «Сириуса». Именно здесь он увлекся математикой по-настоящему и решил, что она станет делом его жизни. Сейчас Данила – студент МФТИ. Не так давно он вернулся в Образовательный центр уже как стажер-преподаватель научной школы по математике и программированию. Выпускник «Сириуса» рассказал, о чем мечтает, что для него было самым сложным перед Международной олимпиадой и с какими трудностями он столкнулся в студенческой жизни.

— Данила, ты рассказывал, что впервые погрузился в олимпиадную математику на программе в «Сириусе» в 2015 году. А до этого ты участвовал в олимпиадах?

— Да, но не так часто, как хотелось бы. Ездил на муниципальный этап ВсОШ, иногда на региональный. Но после «Сириуса» жизнь кардинально изменилась. Когда я приехал сюда впервые, меня заметил Дауд Казбекович Мамий и начал приглашать на математические мероприятия. Благодаря его наставничеству я стал гораздо умнее, а олимпиады давались все лучше и лучше. Потом я попал на занятия к Кириллу Андреевичу Сухову (руководитель сборной России по математике, педагог Президентского Санкт-Петербургского физико-математического лицея № 239 – прим. ред.) и там вырос еще сильнее. На Всероссийской олимпиаде школьников по математике я взял диплом победителя за 9-й класс, а потом попал на отбор в сборную России. Вообще, я много времени проводил в «Сириусе», потому что часто мероприятия для математиков проходили именно здесь. Поэтому с Образовательным центром у меня связано столько классных воспоминаний.

— А до профильных программ тебе нравилась математика?

— Нравилась, но тогда у меня почти не было представления об олимпиадной математике. А в «Сириусе» был очень насыщенный месяц в кругу единомышленников, так что я почувствовал всю крутость олимпиадной математики. И понеслось. 

— В 2020 году ты покорил международную олимпиаду – вершину, которая для многих так и остается недостижимой. С какими трудностями ты сталкивался на пути к победе и как с ними справлялся?

— Я был в числе кандидатов в сборную два года подряд, но в первый раз не прошел. Конечно, я расстроился. Но меня поддерживали родители, поэтому я смог смириться с поражением и относительно быстро вернуться в рабочее состояние, чтобы продолжать заниматься и снова попробовать свои силы. Вообще, не стоит сильно переживать из-за неудач. Даже если ты пробуешь что-то и не получается, то за это время все равно сильно умнеешь. У меня так было с первым отбором. Я понял, что, даже если не проходишь в сборную, ты все равно выигрываешь и во время подготовки многое узнаешь.

— Как ты себя чувствовал после победы?

— Я очень радовался, потому что достиг одной из своих по-настоящему больших целей. Нам сначала вручили медали в Петербурге, и это был просто восторг. Потом дома в Сочи меня все поздравляли, и это тоже было невероятно приятно. Я шел к этой цели два года, ежедневно решал задачи, много часов занимался и наконец-то смог. У меня ощущение, что путь к победе – вся моя жизнь. Хотя у участников нашей сборной этот путь от начала и до финала олимпиады очень разный. Например, Максим Туревский из Санкт-Петербурга, который в 9-м классе попал на международную олимпиаду и сразу завоевал серебро, – довольно крутой. 

— Как ты во время турнира справлялся с волнением?

— Каждый раз перед олимпиадой я дней пять вообще не решаю задачи. Понимаете, совсем не решаю. А математика – мое самое любимое занятие, и даже несколько дней без нее – это сложное испытание. Зато потом, когда я прихожу на олимпиаду и вижу все эти нерешенные задания, я уже даже и не думаю, какое это важное мероприятие. У меня в голове только что-то вроде: «Наконец-то! Я могу порешать задачи!» Я просто прихожу и кайфую от процесса, так что волнение уходит само собой.

— Насколько тебе помогли педагоги и тренеры? 

— Все мои педагоги внесли неоценимый вклад, потому что каждый рассказывал про классные идеи и способы решать задания, у каждого из них свое представление об олимпиадной математике. Ты можешь их всех послушать и на основе этого сложить свое представление, которое поможет тебе решить самую сложную задачу. И чем больше будет людей, с которыми ты пообщаешься, тем лучше сложится картина и тем проще тебе решать.

— Среди математиков-олимпиадников существует конкуренция, как у спортсменов? 

— Мы смотрим друг за другом, следим, кто на каком месте в общей таблице результатов. Но в общении это никак не проявляется. Мы все друзья, и это хорошо. И если ты не прошел дальше, то виноват не соперник, который написал лучше тебя, а виноват ты сам, потому что недостаточно подготовился. Поэтому я чувствую, что ответственность всегда только на мне. Вообще, на результат олимпиады влияет множество параметров. Может, если взять на тур темную шоколадку, а не молочную, можно написать его хуже. Я, конечно, утрирую, но это все действительно невозможно определить.

— Ты уже выбрал будущую профессию? 

— Я еще сомневаюсь с выбором, но пока по ощущениям хочу быть математиком.

— Как ты попал на программу по математике и компьютерным наукам, но уже в статусе ассистента, а не ученика? 

— Мне предложил поучаствовать один из руководителей программы, известный математик Станислав Константинович Смирнов, и я согласился. Очень круто приехать в «Сириус» в качестве ассистента, когда только недавно сам был учеником. Здесь много интересной математики и умных людей, с которыми можно пообщаться. И даже если ты преподаватель, все равно узнаешь что-то новое, потому как ученикам иногда приходят просто невероятные мысли. Я продолжаю учиться и у школьников, и у преподавателей, которые их учат. Математика – это огромная наука. В «Сириусе» много ребят, они все знают разные факты, могут пообщаться и вместе узнать гораздо больше, чем по одиночке.

— Сейчас ты учишься на первом курсе МФТИ. Ты мог выбрать любой вуз, почему остановился на этом? 

— Я подумал, что нужно заниматься не только математикой, но и компьютерными науками. И поступил на факультет прикладной математики и информатики. Но в итоге с программированием у меня небольшая беда: из-за олимпиады я пропустил первый месяц учебы и мне пришлось самостоятельно нагонять за однокурсниковами. А так как до этого я вообще почти ничего не умел программировать, то далось мне это тяжело. Было сложно перестроиться после олимпиадной математики. Ведь раньше я чувствовал, что все эти  многочасовые занятия я делаю только для себя, потому что мне это интересно. А в вузе ты должен делать, потому что так надо. И я заметил у себя странную психологическую штуку: даже если сам хочу что-то сделать, то как только мне сказали это сделать – теряю интерес., сСтараюсь бороться с этим эффектом, последнее время вроде получается.

— А чего ты хочешь по-настоящему? У тебя есть мечта?

— Я мечтаю совершать открытия в математике, вот это было бы неплохо. Как раз осталось всего-то шесть нерешенных задач тысячелетия! Но, конечно, надо бы сильно поумнеть, чтобы сражаться с ними. И не факт, что получится, совсем не факт.

— Но ты уже подступался к этим задачам?

— Нет, только читал про них. Нужно много учиться, чтобы понять хотя бы формулировку многих задач. Но при этом, есть открытые проблемы математики, в которых формулировка понятна даже школьникам. Например, теорема Ферма – сейчас, правда, это уже не открытая проблема. У нее простая формулировка, но с ней долго сражались, а в итоге решили очень жесткими методами, до которых тоже надо дорасти. Есть и задачи, которые очень просто формулируются. Например, существует ли прямоугольный параллелепипед, у которого все ребра, диагонали граней и диагональ самого параллелепипеда — это целые числа? Пока ответа на этот вопрос никто не знает. Единственное, проверили, что при довольно маленьких сторонах это не получается осуществить, но возможно ли в целом – неизвестно.

— Сейчас, когда уже нет олимпиад, ты решаешь задачи в свободное время?

— Да, я стараюсь уделять время математике. У меня бывает настроение, когда я думаю: «Вау, я такой крутой, а не сразиться ли мне с какой-нибудь открытой проблемой математики?». И я устраиваю такие сражения, иногда даже в несколько раундов. Пока что, конечно, побеждают открытые проблемы: как ни странно, они оказываются сложными. Но я продолжаю бороться. 

— Нашел ли ты в вузе других увлеченных математиков, единомышленников, как в команде математиков – кандидатов в сборную? 

 Конечно, нашел. С некоторыми однокурсниками мы и раньше общались во время подготовки к олимпиадам, поэтому друзей у меня много. А если олимпиадники разбегаются по разным вузам, мне кажется, это все равно неплохо, ведь они продолжают общаться между собой.

— Что для тебя математика?

— Математика – это жизнь, очень прикольная вещь, но я не могу точно сформулировать. Это нужно чувствовать. 

— Что бы ты пожелал ребятам, которые в этом году поедут на олимпиаду? 

— Я хочу, чтобы они получали удовольствие от происходящего, от математики и особенно от задачек.

 

о наших выборах в науке

Поделитесь с друзьями


Пьер Абеляр в «Истории моих бедствий» рассказывает, как сменил военную карьеру на академическую: «отрекся от участия в совете Марса ради того, чтобы быть воспитанным в лоне Минервы» и «променял все прочие доспехи» на «оружие диалектических доводов». Чем руководствуются в выборе своих «доспехов» нынешние ученые? Как говорится в одном широко цитируемом позднесоветском методологическом труде, «научный работник не может заниматься “наукой вообще”, а должен вычленить четкое и узкое направление работы…». В феврале с.г. Лаборатория историко-культурных исследований ШАГИ РАНХиГС провела круглый стол «“Я променял все прочие доспехи на эти”: о наших выборах в науке».  О своих выборах направлений в науке и взглядах на природу и задачи научной деятельности рассказали шестнадцать исследователей-гуманитариев, представители разных дисциплин и поколений.
 
В этих совершенно, казалось бы, непохожих рассказах о разных научных траекториях обнаружились совпадения и переклички, во-первых, в видении факторов, стоящих за выбором профессии, будь то случайность или необъяснимый интерес, тяга к открытию нового в архивах или любовь к детективу и стимуляция загадками, ожидание мистических совпадений, решение экзистенциальных проблем или ответственность перед объектом изучения, а во-вторых, в озабоченности такими вопросами, как наличие учеников и преемственность знания, допустимость «метаний» в научной биографии или принесение пользы обществу. Мы публикуем подборку из нескольких выступлений на этом круглом столе.

«Выбор профессии был продиктован сопротивлением той ситуации, в которой мы все жили»

Лёля Кантор-Казовская
Искусствовед
Hebrew University of Jerusalem, Israel

С одной стороны, как известно, нет ничего более приятного, чем говорить о самом себе, это можно делать бесконечно, но в то же время есть определенные сложности в том, чтобы осмыслить по-настоящему то, что было сделано давным-давно, когда я делала свой выбор профессии, в 1978 году. Я специалист по итальянскому искусству XVIII века и, более конкретно, по архитектурным фантазиями и по искусству Джованни Баттиста Пиранези, но у меня есть и другая область деятельности: я очень много занимаюсь проблемами неофициального искусства 60-х годов в Москве. Кажется, что это вещи совершенно между собой не связанные, и действительно, очень сложно профессионально двигаться в двух разных направлениях. 

Конечно, я сегодня совершенно другой человек, чем была, когда сделала этот выбор, и могу посмотреть уже на того человека со стороны. Я должна сказать, что все, что кажется очень личным и субъективным, на самом деле всегда имеет объективные причины. И как сейчас я вижу, в той реальности, в которой оба выбора состоялись, это было продиктовано сопротивлением той ситуации, в которой мы все жили. Сопротивляться можно двумя способами. Первый – это идентифицироваться с чем-то далеким от этой реальности и жить всей душой в Средних веках, во Флоренции или в Венеции XVIII века, стать ученым в этой области, которого ничто окружающее не касается. Это путь благородного эскапизма, культурного плюрализма, эстетической отзывчивости, которая кроме всего прочего просто противостоит той изоляции, в которой мы все находились. Это попытка преодолеть ситуацию, из которой не было никакого реального выхода. И мне кажется, что в России это есть до сих пор, туризм по Европе – это ритуал, наполненный остаточным идеализмом, романтизмом, политическим самосознанием. Есть люди, которые вообще переселяются в страну своей мечты и живут где-нибудь в Венеции или во Флоренции. Часто это люди диссидентского склада. Вот таким романтизмом был окрашен мой выбор заниматься европейскими архитектурными фантазиями. Но есть и другая возможность, это идти по пути нового искусства, новой культуры, официально не разрешенной. Моим вторым увлечением была эта среда, ее интересы. Но это раздвоение было не совсем раздвоение, внутренний смысл был один и тот же. 

А вот что со временем из этого вышло, это довольно интересно. Как специалист по истории искусства, я свою мечту осуществила – мечту влиться в международное комьюнити специалистов по Пиранези. Я тоже эмигрировала из России, я живу в Израиле. У меня получилось «поиграть с большими мальчиками», которых в студенческое время я знала только по именам и никогда не чаяла встретить. И то, чем я стала, это была не я, а то, чем я когда-то захотела быть. Это дает некоторое счастье, но как обрести счастье быть самим собой? Я себя спрашивала, должна ли я окончательно обытальяниться или, наоборот, обамериканиться, чтобы быть профессионалом того уровня, какого хочу. Я стала различать эти школы в изучении итальянского искусства и со временем поняла, что, когда человек занимается своим, тем, в чем он родился, это совершенно другой взгляд на вещи. Поэтому в какой-то момент от меня можно было слышать такие задорные фразы, что все-таки заниматься итальянским искусством должны только итальянцы, французским – французы и так далее. Верно это или не верно, я не могу сейчас сказать, но так или иначе мне это помогло перенести акцент в своих действиях на русское искусство. Я стала заниматься московским неофициальным искусством 60-х годов, перенесла акцент на историю, которая начинается в том месте, откуда я родом, и в год моего рождения, потому что именно на Фестивале молодежи и студентов в 1957 году произошло знакомство с современным искусством Запада, которое повлияло на все происходившее в неофициальной культуре. И должна сказать, что то, что ваш выбор правильный, вы начинаете чувствовать по какому-то особому ощущению посетившей вас догадки, когда вы начинаете уверенно описывать и исследовать ваш материал. История русского искусства советского периода – это поле хорошо исследованное и в то же время непаханое. Кажется, так много уже известно про это, что только и осталось, что разделить материал между сотрудниками института и написать историю. Но на самом деле базовые проблемы: кто мы, откуда и куда мы идем – не решены, и это придает всему какой-то фантасмагорический оттенок, эта история не пишется, не пишется и не пишется. Исследователь советского искусства, как правило, очень боится исследовать свой предмет. Он его умеет описывать, каталогизировать, воспевать его живописность, рассказывать увлекательные биографии, но только не исследовать, как это делается с другим материалом. А уж если мы начнем задавать этому искусству те же вопросы, которые мы задаем, допустим, Пиранези: как было устроено его производство, его бизнес, кто платил, кто покупал, как это влияло на тему, стиль, выбор объектов, какой был расклад сил, как складывались отношения со спонсорами – то выводы будут очень неутешительными в отношении советского официального искусства. Придется произвести очень тяжелый суд над самими собой и над людьми, которых мы очень любим. Поэтому никто с нормальными инструментами к советскому искусству не приближается. Так что студенту я посоветовала бы заниматься именно этой проблемой, потому что без ее решения жизнь наша – а я продолжаю себя отождествлять, хоть я и не живу в Москве, с московской жизнью – никуда не продвинется. Но лично мне свойственно писать об искусстве неофициальном, свободном, о той пропасти, которая отделяет его от официального и подцензурного, несмотря на все попытки эту пропасть замазать и сделать акцент на искусстве серых зон между тем и другим. Мне посчастливилось работать в уникальном архиве этого искусства, который собрал Михаил Гробман, и его художественная биография помогла мне поставить несколько проблем теоретического плана, например, как действует в России художественное поле, как вписать эту очень изолированную систему современного искусства обратно в контекст искусства мирового. Вот этим я сейчас и живу.


Китайский ученый муж как ролевая модель

Роман Шапиро
Филолог-китаист
Masaryk University, Czech Republic; National Central Library, Taiwan
 
Я хочу рассказать о китайском ученом муже как о ролевой модели. Я подумал, что и для меня он может быть ролевой моделью. 

Я окончил институт лингвистики РГГУ, первая специальность у меня лингвистика, кандидатская диссертация у меня была по китайской диалектологии и по компаративистике. Но в то же время я окончил и Институт стран Азии и Африки при МГУ, где больше углублялся в китайскую литературу, я переводил и перевожу художественную литературу с китайского языка. А потом я совершил резкий прыжок, потому что я еще закончил музыкальный факультет академии Маймонида как классический певец. Поэтому у меня много чего в жизни присутствует. И я подумал, что это можно объяснить не только какими-то бестолковыми метаниями, а примером из китайской классики. 

В Китае с древности, еще с династии Чжоу, как минимум с середины I тысячелетия до нашей эры были известны так называемые шесть искусств благородного мужа. Благородный муж должен был владеть ритуалом, музыкой, стрельбой из лука, каллиграфией, уметь управлять колесницей и знать математику. Уже ближе к нашей эре, когда стал окончательно оформляться конфуцианский канон, были выделены еще дополнительно четыре искусства ученого мужа, которые перекликались с этими классическими шестью искусствами: это игра на струнном инструменте, го, китайские шашки, аналог шахмат, что связано с военной стратегией, а значит со стрельбой из лука и управлением колесницей, каллиграфия, она уже в шести искусствах упоминалась, она не только расценивалась как эстетика, но и как самовоспитание, а соответственно, ритуал, потому что соблюдение ритуала главной целью имеет именно самовоспитание, самосовершенствование. Ну и, конечно, четвертое искусство, живопись, было связано с эстетикой. И потом все это было включено в экзамены на чиновничью должность. Китай это страна, где раньше всего сложились традиции отбора на службу не на основании происхождения, а на основании прохождения экзаменов. Древнейшие такие экзамены упомянуты в памятниках первого тысячелетия до нашей эры, окончательно эта система сложилась в династию Тан, в VII–VIII веках нашей эры, и просуществовала аж до 1905 года. Это был источник социальной мобильности, потому что практически любой мужчина, если только он не был сыном проститутки или сыном актрисы, мог сдать экзамены на чиновничью должность. Существовало три степени, самая низшая это «цветущий талант», вторая – «возвышенный человек», третья, как бы доктор наук, называлась «продвинутый муж». Экзамен на третью степень сдавался уже императорской столице и часто сам император принимал этот экзамен. Нужно было написать восьмичленное сочинение, оно состояло из восьми частей и структура его была строго фиксирована. Когда я писал диссертацию, я вспоминал это восьмичленное сочинение, потому что есть что-то общее: очень строгие правила, иногда немножко схоластические. Кроме того человек должен был написать стихи по определенным правилам, должен был показать знание канона, знание каллиграфии. Только 1% экзаменующихся успешно сдавал этот экзамен. И в XIX веке сама эта идея, что чиновникам надо сдавать какой-то экзамен, стала популярной и в Европе, придя туда от китайцев. Под конец я хочу рассказать о знаменитом китайском ученом Фан Сяожу.  Он считается образцом китайского ученого мужа. Дело в том, что он не захотел перейти на службу императору-узурпатору, на сторону династии Мин, и не захотел написать научную работу, в которой обосновывалась бы закономерность этого узурпаторства. И тогда император сказал, что он казнит все девять поколений его семьи – это была традиционная, самая страшная казнь в Китае. Но Фан Сяожу, как настоящий ученый, не испугался и сказал – да хоть десять казни. В результате его казнили, распилили пополам, а вместе с ним 873 человека. Зато в истории китайской науки он считается примером научной принципиальности, а также славится как противник плагиата. В каком-то смысле он может быть и нашим идеалом, хотя, конечно, не надо доводить до таких крайностей.

«Неприятная сторона науки: делаешь много работы, получаешь маленький результат и, как правило, о нем не знают»

Лев Масиель Санчес
Историк архитектуры
НИУ ВШЭ, НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства

Я все время не хочу заниматься наукой, всю жизнь занимаюсь тем, что пытаюсь ее бросить, но пока мне это не удалось. 

Я медиевист по образованию. Поступая в университет, я хотел заниматься историей искусства, но на историю было проще поступить, а я боялся армии, поэтому поступил на историю. История мне очень нравилась, но мне не хватало всегда фактической причастности к истине. Я занимался историей ментальностей, и мне нужно было самому выстраивать эти стратегии, как мы бы сейчас сказали, но мне всегда казалось, что ты их выстраиваешь, а где проверка? В этом некий произвол. Это меня смущало, и искусство мне продолжало нравиться – помните, как у Бодлера: «там всё – порядок, красота, роскошь, нега и покой». Хотелось не только красоты, не только просто смотреть на произведения, но и хотелось в научной мысли большего порядка, большей проверенности. И в один прекрасный момент я жаловался Ольге Сигизмундовне Поповой, с которой очень дружил, а она говорит: «Хотите, я вас завтра сделаю искусствоведом? Позвоню Комечу, он вас возьмет в аспирантуру». И я перекочевал из одной науки в другую. Когда есть мотивация – сразу все поменял, сдал все экзамены по истории искусства и за два года написал диссертацию, которую в целом считаю весьма успешной, про сибирское барокко. 

И вот здесь мне понравилось, что можно одно с другим сопоставлять, но дальше получалось, что каждый новый научный шаг – это опять какие-то мелкие детали, они дают новую истину, это здорово, но мне всегда хотелось широкого нового знания, понимания. Его мне дают, скорее, путешествия, которые являются моей главной профессией, и в них – постоянные исследования архитектуры и искусства. И потом я очень полюбил преподавание, потому что в нем можно широко обобщать, можно придумывать новые курсы, просто все новое, что ты хочешь, вот такими широкими сопоставлениями делать. Я уже несколько лет преподаю в Вышке, и там эта возможность до недавнего времени была.
Но в Вышке есть условие – заниматься наукой. Если ты не занимаешься наукой, ты в Высшей школе экономики не работаешь, ты не можешь просто преподавать. И я всегда думал, что бы я делал, если бы не было этой формальной нужды заниматься наукой. Но, наверно, я в ней все-таки какое-то удовольствие нахожу.

В результате поездок я набрал очень много материала, написал много разных статей про разные явления в русской провинции XVIII века и как-то нужно было обобщить мой опыт и делать диссертацию. А я еще работаю в Институте теории и истории архитектуры и градостроительства, и вот там я представил этот проект, все похвалили, сказали, что все здорово, и как-то мне стало тоскливо и скучно, и так все очевидно, как это будет выглядеть, и одно я уже написал там, другое написал там, и это такая неприятная сторона науки: делаешь много работы, получаешь маленький результат, но главное, что те немногие, кому он адресован, как правило, о нем не знают, если ты еще не проводишь огромную работу, чтобы его донести. Ты сделал новые датировки церквей, и все люди, которые туда ездят или пишут общие книжки, продолжают делать вид, как будто ничего не было. И я просто бросил это, решил сменить сферу занятий. Сейчас я занимаюсь советской архитектурой первой половины ХХ века, в частности, меня очень интересуют колониальные сюжеты внутри этой архитектуры. Мне очень нравятся студенты, они очень хорошего качества, у меня в прошлом году было 8 дипломов и 14 курсовых, вот раздаешь студентам те темы, которыми ты бы занялся, если бы у тебя было время и было бы не так скучно копаться в деталях. И в этом, может быть, мой научный потенциал, потому что новые идеи у меня возникают, но потом как представишь – ехать куда-то в архив, сколько это займет времени и почти наверняка там не будет того, что ты хочешь. Конечно, иногда бывают открытия, но такие, небольшие. 

Вроде наука у меня на последнем месте. Если брать вторую часть этой формулы Бодлера, «роскошь, нега и покой», то, конечно, путешествия на первом месте, потому что громадные открытия, эмоциональные переживания, я очень люблю возить группы людей, рассказывать, это непосредственный выход твоих научных знаний. Преподавание – чуть однообразнее, но тоже замечательно. А наука на последнем месте, но в сопоставлении с другими она абсолютно необходима, и особенно новыми сюжетами я с удовольствием занимаюсь. Я вот послушал, как все увлечены, и тоже вспомнил про свою увлеченную часть, потому что в минуты тягостных раздумий думаешь о каких-то менее приятных сторонах этих занятий. 

«С фундаментальным образованием не решился бы на такие отчаянные поступки»

Юрий Зарецкий
Историк
НИУ ВШЭ

За сорок с лишним лет мои исследовательские траектории менялись неоднократно, причем очень драматично. Историей я стал заниматься случайно, сначала поступил на исторический, точнее, историко-английский факультет педагогического института. Это провинциальный Ростов-на-Дону, но у меня были замечательные преподаватели, в частности, преподаватель, который читал у нас Средние века, он читал прекрасно, но кроме того предлагал для чтения самые лучшие в то время книги – тогда же стали выходить книги Гуревича, Баткина, и я стал отчасти медиевистом уже тогда, хотя только в душе. Долго вынашивалась тема кандидатской диссертации, выбор был тоже отчасти случаен. Мне попался в Библиотеке академии наук в Санкт-Петербурге английский перевод автобиографического сочинения Пия II. Возник вопрос: как это было возможно, неужели римский папа мог вот так о себе писать – восторженно? Эту загадку нужно было разгадать. Потом появился оригинальный латинский текст этого сочинения, я подучил языки и стал серьезно работать. Спустя годы появилась диссертация, потом книжка, и я стал связывать свою работу не столько с культурой итальянского Возрождения, сколько с текстом автобиографического характера – мне были интересны рассказы людей о себе. Прошло еще какое-то время и возник новый вопрос: с итальянским Возрождением мне все более или менее понятно (тогда появилось несколько ярких текстов и т.д.), а что было раньше, в Средние века? Затем появились другие: почему я интересуюсь западноевропейскими автобиографическими сочинениями, а как обстояло с ними дело в России? Оказалось, что автобиографий у нас было написано немного, но они все интересные. Все знают «Житие протопопа Аввакума», но есть и еще другие. Вопросы продолжались. Помимо христианской традиции существовала в Европе еще и иудейская – рассказывали ли принадлежащие к ней люди о себе? Ответ на этот вопрос найти было еще сложнее, особенно из-за трудностей с языками, но что-то сделать все же удалось. Так получилась еще одна диссертация, докторская, и еще одна книга. В конце концов, лет десять назад, заниматься этим надоело, и я увлекся другими сюжетами. 

Как раз тогда мои коллеги активно обсуждали проблемы исторического знания, и я задался вопросом об истории его становления в России. Поскольку я довольно много времени провел в США, работая в американских университетах, потом в европейских, меня занимал вопрос, почему там историческое знание устроено по-другому – не только преподавание, но и историописание. Появилась мысль сделать обзор развития исторического знания в России, из которой у меня ничего не получилось по той простой причине, что истории исторического знания у нас не было и до сих пор нет, а есть историография: Авраам родил Исаака, кто чей ученик и так далее. Проект этот угас очень скоро, но благодаря этому провалу появились другие. Я задал себе вопрос: вот Московский университет, главное научное учреждение страны – а кто были первые его историки, что они писали, какие учебники были ими созданы? Выяснилось, что никто об этом почти ничего не знал и, самое главное, что никого это не интересовало. Так появилось несколько моих работ о первом историке Московского университета, его книге, о том, как вообще было устроено там преподавание в XVIII в. Скоро стало ясно, что эта тема почти не изучена и потому неисчерпаема. Сами собой стали появляться новые вопросы: какая книга по всемирной истории была напечатана на русском языке первой, как появились первые учебники в России и так далее. И вот пока я здесь, в этой теме. Все сказанное – в основном перечисление некоторых основных исторических сюжетов, которыми мне приходилось заниматься, и причин их появления. Со стороны все это выглядит странно, но получилось так, как получилось. 

Почему меня шатало из стороны в сторону, почему я хватался за все эти такие разные темы? Я думаю, во-первых, из-за отсутствия базового образования. Если бы человек обладал фундаментальным образованием, которого у меня никогда не было, он не решился бы на такие отчаянные поступки. То есть, если бы я выучился на кафедре истории Средних веков в Московском университете, то вряд ли бы взялся за русскую историю XVIII века. Во-вторых, любопытство, может быть, смешанное с излишней самоуверенностью – некоторые мои проекты сегодня мне кажутся почти безумными. В-третьих, неудовлетворенность существующими ответами на вопросы, которые я задавал – иначе, недовольство сложившейся историографической ситуацией. Например, первые историки Московского университета до сих пор почти никому не известны. Я спросил у коллеги: послушай, ты же работаешь в Московском университете, ты же историк, неужели никому из вас не интересно узнать о своих самых ранних предшественниках? Ответ меня поставил в тупик: у нас никто историей образования этого времени не занимается. Узкая специализация. У меня ее не было, и это, наверное, давало свободу. То же самое и о других темах: я задаю вопрос, который мне кажется важным и интересным, и вижу, что на него мои коллеги-историки или не отвечают, или отвечают не так. Это – мощный стимул к тому, чтобы вести новый поиск. Хотя стимулы были разные, иногда случайные. Вот как, например, мне пришлось углубиться в теорию и историю исторического знания. Когда-то я обещал для публикации в «Одиссее» статью и, не укладываясь в срок, позвонил Арону Яковлевичу Гуревичу с извинениями. А он в ответ говорит: «Ну ничего, бывает, вы же автор, можно чуть позже… А вот у нас будет конференция по феодализму – не хотите поучаствовать?» Я говорю: «Спасибо, на это не моя тема, вряд ли я могу что-то сказать дельное…» Но, поскольку отказать мэтру было неудобно, я прибавил: «…ну разве что что-то самое общее». И получил в ответ: «Вот хорошо, общее и расскажите». Так появилась работа почти на три листа под названием «Феодализм, исторический источник, история, наука: “Модный” взгляд на старые вещи». В ней я пытался показать, как в конце XX – начале XXI века возникли новые взгляды на эти традиционные понятия и как ими оперируют в историографии (в основном англо-американской). 

Что еще влияло на эти мои неожиданные повороты? Удивление от того, что видишь вокруг. Например, однажды я оказался на конференции в городе Мышкин, где с докладом выступил местный краевед и сообщил, что в одной из близлежащих деревень в начале 1990-х появился новый субэтнос под названием кацкари. Неужели такое возможно? Чтобы разобраться, пришлось писать статью. Еще, честно признаться, на мои повороты, влияли и соблазны самого разного рода: возможность получить исследовательский грант, выступить лекцией в престижном университете, принять участие в интересной конференции и т.д. И еще, наверное, мой американский опыт, позволивший смотреть на многие вещи совсем по-другому. Я имею в виду не только в смысле академическом, но и вообще. Посмотреть со стороны на нас, на нашу академическую среду, на наше общество и на многое. На самого себя тоже, конечно. И последнее: я очень рад, что все эти мои повороты и все метания имели место в прошлом и, похоже, не продолжаются. 

«Читаешь книжки для того, чтобы писать другие книжки»

Иван Болдырев
Континентальный философ, историк экономической науки
Radboud University Nijmegen, Netherlands

Я гуманитарий, я учился на философском факультете МГУ, но параллельно учился в Вышке на экономическом факультете и начиналось это как очень понятная вещь, то, что немцы называют Brotstudium: философ – это смешно в качестве профессии, значит, нужно еще какую-то профессию получить. Но с самого начала мне было понятно, что в одной дисциплине ужасно скучно. Жить в какой-то одной дисциплине, называть себя каким-то одним именем… Потому что дисциплина это не только практика – это идентичность: как себя идентифицировать, на кого ориентироваться. Вот мне не хотелось этого, мне хотелось существовать между дисциплинами, и я всегда тянулся к таким людям. Мой научный руководитель в Берлине был и остается человеком невероятно междисциплинарным, литературоведом, который пишет книги про экономику. С моими соавторами и соавторками, с которыми мне чрезвычайно повезло, тоже было взаимодействие междисциплинарное. И это определило вообще все, что я делал и делаю на протяжении пятнадцати лет. 

Мне не хотелось заниматься философией экономической науки, но я к этому все-таки пришел, и получилось соединение экономической науки и философии, а карьеры и интеллектуальные траектории в этих науках очень разные. Потому что экономика чрезвычайно стандартизированная дисциплина, она предполагает просто овладение определенным инструментарием и применение этого инструментария, она очень ремесленная, техническая. Я сейчас говорю исключительно про международную среду, я давно уже в российском контексте не существую, не участвую, не пишу по-русски. У меня была возможность посмотреть, как вообще устроена академия, как устроена академическая работа в разных странах, в разных институциях, даже в Москве в МГУ и в Вышке учили по-разному, и этот опыт очень обогащал. 

На всем этом протяжении было несколько моментов, когда мне приходилось выбирать какие-то вещи. Например, если ты ученый-гуманитарий, ты непременно должен знать древние языки, иначе ты неполноценен. Так меня учили. И я помню этот момент, что у нас была латынь, по ужасному учебнику, и я хорошо помню, как я проходил на латынь семестр или даже два, и я понял количество усилий, которые я должен приложить для того, чтобы освоить латынь на каком-то приемлемом уровне, и я сознательно сказал: нет, я буду все-таки заниматься экономикой как наукой, а латынь отложу. Это была такая развилка. 
Когда я занимаюсь философией, у меня был и есть такой странный, чувственный критерий: я читаю текст и, если я чувствую интенсивность, которая исходит из этого текста, я продолжаю его читать. Если я не чувствую этого просто на полуфизическом уровне, если мне скучно, я не двигаюсь дальше и забрасываю его. Это отчасти было связано с тем, почему я не стал аналитическим философом, каковыми являются подавляющее большинство философов в мире, а стал континентальным. Понятно, что заниматься хочется тем, где ты видишь, что можешь сделать что-то новое, если ты чувствуешь, что здесь у тебя что-то получится. Это тоже мотивирует. 

В какой-то момент передо мной встала задача – и жизненная, и отчасти интеллектуальная: я захотел стать не российским гуманитарием, а интернациональным гуманитарием. И здесь возникло то неизбежное, с чем сталкиваются 95% людей, которые занимаются гуманитарными науками и которые что-то хотят сказать миру: если у тебя русские имя и фамилия, значит, ты специалист по России. Мне отчетливо этого не хотелось, я это просто принципиально отторгал, как отторгал впоследствии все русские, связанные с Россией академические и карьерные паттерны. Поэтому я поехал в Берлин писать диссертацию по германистике, и защитил ее, и писал по-немецки, что тоже не очень хорошо для visibility, потому что никто не читает по-немецки, даже немцы уже не читают по-немецки. Очень трудно, когда твое жизненное пространство, твое существование, твоя зарплата зависят от твоих академических достижений и твоих выборов в интеллектуальной жизни. Это очень неприятная история. В России она сейчас начинает чувствоваться, и она очень хорошо чувствуется в мире, где людям, бывает, некуда податься, нет работы, а академия кажется местом, в которое можно прийти, но из которого нельзя уйти или уход из которого считается личным поражением. Мне это ужасно не нравилось, но я вдруг оказался там, в этой системе, где своя конкуренция, свои группы, и это было очень травматично. Я очень рад, что я больше не немецкий академик, хотя долгое время был им, и ужасно счастлив, что сбежал из Германии, где гуманитарная наука построена совершенно ужасно. 

Отнесясь к вопросу, на который отвечал Николай Гринцер: я занимался всегда максимально не утилитарными вещами. Я занимался немецкой литературой и философией конца XVIII – начала XIX века, а последнюю диссертацию я написал про Гегеля и «Феноменологию духа». Это совершенно не то, что можно описать как социально релевантное, общественно полезное и прочее. Но мне кажется, что это рассуждение тоже некоторая ловушка: делаю ли я что-то полезное для общества или нет. Дело в том, что сама грань между наукой и ненаукой, или между академией и реальным миром, сейчас все более проницаема в очень разных аспектах. С одной стороны, наука трансформируется очень сильно и производство науки, а с другой стороны, все становятся учеными не потому, что все в теорию заговора начинают верить, а чтобы ориентироваться в мире. Есть огромная потребность в науке любого типа: от эпидемиологии до философии как прояснении мира вокруг себя. Невероятная потребность везде, это очень хорошо видно и понятно. Поэтому я бы не ставил так вопрос: как же так, я занимаюсь наукой, которая ничего не приносит. Мне кажется, здесь это не работает. 

Я очень долго относился к познанию внешнего мира как к какому-то способу самообогащения без производства чего бы то ни было. Став академиком, я понял, что ты читаешь книжки для того, чтобы писать другие книжки. И ты превращаешься в такую машину по производству текстов, используешь ресурс одних текстов для того, чтобы делать какие-то другие тексты. И это странная такая ловушка, которую, мне кажется, имело бы смысл отрефлексировать, которая меняет способы жизни, по крайней мере, в моем случае. 

Как описать научные траектории научно…

Михаил Гронас 
Филолог, лингвист
Dartmouth College, USA

Такого обычно ожидаешь от студента, но я человек вполне взрослый, а при этом, правда, не считаю себя специалистом ни в чем, и это не кокетство. Я иногда, по необходимости, становлюсь почти специалистом в каких-то областях, которыми в данный момент занимаюсь или увлечен. То есть бываю специалистом на время. В моем случае важнее даже не собственно научные интересы, а любопытство и любовь к разгадыванию загадок. Названия большинства моих статей (а я их написал совсем немного) – вопросительные предложения. Я пытаюсь ответить на конкретные, эмпирические вопросы, и для этого погружаюсь в соответствующие области знания. А поскольку я иногда это делаю с бухты-барахты, мои ответы поверхностны и часто, наверняка, неверны. Потому что правильно отвечать на такие вопросы, занимаясь этим всю жизнь. Но это ничего. Все равно, когда кажется, что что-то открыл, нашел, ответил – пусть это, возможно, и иллюзия, – появляется чувство ликования, ощущение, что найденное существует помимо тебя. На химическом уровне это, наверно, дофамин с серотонином. А на смысловом – избавление от эго, чувство, что получилась или нашлась какая-то вещь, которая теперь существует сама по себе и от тебя совершенно не зависит. Такое же чувство (и так же редко) у меня бывает, когда удается сочинить хорошее стихотворение.
Тема, о которой мы сейчас говорим, – научные траектории – меня очень интересует. Мы с коллегами, компьютерными лингвистами, data scientists (Анна Румшиская, Дмитрий Ильвовский, Алексей Ступников) сейчас как раз пробуем описать научные траектории научно. Для этого мы представили пространство научных публикаций как геометрическое (векторное) пространство, а научную биографию ученого (не только гуманитария, любого ученого) – как множество точек (или кривую) в этом пространстве. Мы взяли майкрософтовскую базу из нескольких десятков миллионов научных статей, попробовали измерить расстояния между всеми статьями (на основе общих отсылок) и получили геометрию научного пространства. Публикации каждого ученого могут либо располагаться в этом пространстве кучно, близко друг к другу, либо рассеянно, то тут, то там.  То есть ученые либо прыгают от одной темы к другой, как я это делаю, либо находятся все время в каком-то тесном подпространстве этого громадного многомерного универсума. Это свойство (скученность – рассеянность публикаций) мы называем фактором ежа и лисицы, в честь знаменитого эссе Исайи Берлина. Ну и пытаемся с помощью этой модели ответить на несколько эмпирических вопросов: как зависит средняя кучность – рассеянность публикаций от области знаний, дисциплины, связан ли этот фактор с индексами научного влияния и т.д. Мы ожидали, что гуманитарии более «прыгучи/рассеяны», потому что их предметные области менее строго определены.  Но результаты (мы их пока не опубликовали) показывают, скорее, обратное: внутри этой геометрии представители точных наук «рассеяннее» и «подвижнее», то есть свободнее.

Авторы

Подготовили текст Галина Зеленина, Мария Неклюдова

Читать больше историй

Как охотиться на фантастических тварей в архиве, находить редкие источники и превращать научное исследование в детектив? 10 ученых-гуманитариев рассказывают о своих научных путях на сайте Арзамас. Подробнее


«Молодец, хорошо отпираешься». Можно ли выйти из СИЗО, если ты невиновен? :: Пермь :: РБК

О чем говорили?

Мне стали объяснять про уголовное дело, про какую-то переписку с ребенком, про то, что она велась с компьютера с моим IP-адресом. Через некоторое время я понял приблизительно, о чем речь, стал объяснять, что это IP-адрес не моего компьютера, а прокси-сервера и прочее. У них были какие-то папки с документами, в которые они периодически заглядывали (видимо, сверяли то, что я говорю, с материалами дела). Разговор вели жестко, настаивали на том, чтобы я признался, что совершил что-то противозаконное, но сознаваться мне было не в чем.

Это был какой-то официальный допрос, в присутствии адвоката? Вели протокол?

Нет, ни протокола, ни адвоката не было. После допроса меня тщательно обыскали – думаю, надеялись обнаружить наркотики или другие законные поводы для задержания. Ничего не нашли, но все-таки надели на меня наручники. Потом посадили в машину повезли ко мне домой проводить обыск. Мне объяснили, что его задача – собрать все электронные носители информации. В качестве понятых пригласили двух моих соседей. Им рассказали подробности уголовного дела, в связи с которым проходит обыск, пояснили, что в СКР уверены, что именно я совершил это тяжкое преступление, и считают мою вину полностью доказанной. Для меня это был очень тяжелый момент: с понятыми я был знаком с детства, и вдруг им рассказывают, что я, оказывается, преступник. И все это время они видят меня пристегнутыми наручниками – видимо, чтобы не оказал противодействия или не убежал. Обыск происходил на глазах моей мамы, которая в это время как раз была в квартире – она, не молодая женщина, тоже была вынуждена все это слышать и видеть.

Читайте на РБК Pro

Сотрудники полиции собрали все, что считали нужным, погрузили в машину, посадили в нее меня и снова куда-то повезли. Мне кажется это был какой-то отдел полиции на левом берегу Камы, но я не знаю точно, какой именно и в каком районе.

Что было там?

Там сотрудники полиции, приехавшие из Москвы, снова задавали те же вопросы, пытались убедить, что надо признаться в совершенном. Я снова и снова объяснял, что признаваться не в чем. «Ну ты, Фёдор, конечно, молодец, хорошо отпираешься», сказал кто-то из них, намекая, видимо, на то, что я продолжаю настаивать на своей невиновности.

Через какое-то время они пошли обедать, оставив меня в кабинете в наручниках. Пока мы были в этом отделе, мои родные успели найти адвоката. Он выяснил, куда меня увезли, и приехал. И оперативникам пообедать не удалось: им сообщили, что пришел адвокат, и они вернулись, но пообщаться с защитником мне не дали. Потом стали решать, как меня везти в Москву (на самолете или на поезде). Все трое москвичей были с пистолетами, они обсуждали, что с оружием сопровождать меня на самолете будет сложно. Кроме того, изъятые у меня вещественные доказательства, в том числе два системных блока компьютеров, надо сдавать в багаж, а это вещественные доказательства, и нет гарантий, что они не будут повреждены в багажном отделении.

Повезли поездом?

Да. Технику помогли донести до вагона местные полицейские. Ехали в купе, полицейские снова задавали вопросы, говорили, что у меня последний шанс сознаться – это будет явка с повинной. Мол, когда приедем в Москву, такой возможности не будет. На ночь пристегнули наручниками.

Они вам так и не поверили?

Мне кажется, у них уже при первом разговоре в Перми появились сомнения в том, что я виновен, а потом только усиливались. Во всяком случае в Москве с поезда меня уже вели без наручников – вероятно, уже не ожидали, что могу скрываться или оказать сопротивление. К разговору со следователем они меня готовили словами «Тебе нужно очень сильно постараться ему все это объяснить, чтобы он понял. Ведь если следователь тебя сейчас поместит в СИЗО, то оттуда ты уже точно не выйдешь». Мне кажется, они уже понимали, что доказательств следствия не достаточно для помещения меня в СИЗО. Ну а потом приехали в Головинский отдел СКР, где все началось сначала.

Теперь допрашивал следователь?

Да, но уже с адвокатом: пока мы ехали поездом, он выяснил, куда меня везут, прилетел в Москву и даже успел просмотреть материалы дела. Нам дали немного пообщаться, потом был допрос – про IP-адрес, «Селектел» [компания – провайдер услуг связи, которыми пользовались разработчики Kate Mobile – РБК-Пермь] и т.д. Мне только в этот день предъявили обвинение – все время до этого я был свидетелем по делу.

Следователь молодой – похоже, это было одно из первых его дел. Говорил, будто установлено, что IP-адрес преступника связан с моей электронной почтой, и это доказывает мою вину. В ответ я утверждал, что это доказывает лишь то, что неустановленный злоумышленник воспользовался моим прокси-сервером. На каких основаниях они считали, что этим злоумышленником являюсь я, никто мне до сих пор не объяснил.

При допросе следователь постоянно выходил из кабинета – мне кажется, он бегал с кем-то советоваться, что дальше делать. Потом пришел его начальник: посмотрел на меня, и, не вникая, сказал «увозите уже».

Время шло к ночи, но везти меня в изолятор временного содержания не было конвоя, и ночь провели в отделе. В кабинете был диван – на нем разместились оперативники. Я провел ночь сидя на стуле. На следующий день, 3 ноября 2019 года, меня повезли в суд арестовывать. Там все было очень быстро, никто особо не вникал в детали. Из суда повезли в СИЗО «Водник».

Как там было?

После всех процедур досмотров и т.д. поместили в карантин на 10 дней. Затем перевели в восьмиместную камеру, где было 14 человек и они спали по очереди. Меня не могли поселить в обычную, так как обвиняли меня по статье, которая не в почете в уголовной среде. Это была какая-то специальная камера, в ней были разные люди – обвиняемые в распространении наркотиков, бывшие сотрудники правоохранительных органов, насильники и… такие «насильники», как я. Меня очень удручала обстановка. Мама и все родные, кому я должен помогать, остались в неведении, что со мной происходит, переживали. В камере все говорили, что, раз уж я попал в СИЗО, значит отсюда теперь только в колонию – других вариантов нет. Надо мной посмеивались из-за того, что я все еще надеялся доказать свою невиновность. Но я невиновен, я верил, что выйду, только не знал когда.

Как там встречали Новый год?

Хм… Я бы не хотел об этом рассказывать… Старался поспать. Утром мне надо было рано вставать… А вообще жизнь в камере достаточно монотонная. Регулярные обыски с переворачиванием всего кверху дном. Можно читать книги, смотреть телевизор (если он есть в камере). В СИЗО знакомился с тюремными порядками, узнал много новых для себя слов. На прогулку выводили редко, хотя по закону положено ежедневно. Место прогулки – это примерно такая же закрытая со всех сторон камера, только без потолка. И еще в СИЗО я постоянно думал, как еще я могу подтвердить свою невиновность, делал записи для адвоката. Отправлял множество жалоб в самые разные инстанции – суды, прокуратуры разных уровней, уполномоченным по правам человека, по правам предпринимателей и так далее. Ни одного ответа не получал.

В «Воднике» я провел 3,5 месяца: в феврале 2019 года судья отказал следствию в продлении содержания меня в СИЗО – меня отпустили под домашний арест. Но вернуться в Пермь я, конечно, не мог – я был обязан находиться в Москве, и адвокат мне снял жилье. Сначала из дома выходить было нельзя, затем разрешили часовые прогулки. Пользоваться телефоном и другими средствами связи было запрещено. Так прошло полгода, а затем судья вновь сменил меру пресечения – меня отпустили под залог.

Когда вы поняли, что в расследовании в отношении вас что-то меняется к лучшему? Когда выпустили из СИЗО?

У меня вообще все это время было ощущение, что в отношении меня в деле ничего не происходит. Меня не возили на следственные мероприятия, адвоката с материалами дела не знакомили. Каждый раз при продлении меры пресечения следователь приводил один и тот же довод – нужно провести какую-то экспертизу, и это требует времени. В какой-то момент даже у судьи возникли вопросы – что это за экспертиза такая, что ее столько месяцев не могут сделать? Ее вообще назначили? Насколько я понимаю, все мои объяснения вообще никак не были проверены. Сервера, которые играют ключевую роль в расследовании, никто не изучал – оператор их просто выключил и удалил после того, как я несколько месяцев не имел возможности за них платить. Мне не известно, чем занималось следствие все те месяцы.

Мне кажется, мне просто повезло – о моем деле узнали СМИ – вышел сюжет на федеральном телеканале, были публикации на интернет-ресурсах, мою ситуацию активно обсуждали в соцсетях, зоозащитница Галя Море создала петицию. Вскоре после этого с меня и адвоката взяли подписки о неразглашении материалов предварительного расследования, и журналисты лишились источника информации. Но они продолжали задавать вопросы следствию, писать запросы – это внимание в моем случае помогло.

Ну и, конечно же, в снятии обвинений большая заслуга моего адвоката Александра Струкова. Он занялся моим делом спустя две недели после ареста, вел свое расследование, требовал, чтобы материалы подшивались в уголовное дело. Он настаивал на освобождении меня из СИЗО, приводил аргументы и доказательства моей невиновности – вероятно, в какой-то момент его позиция в суде стала выглядеть более убедительно, чем версия следствия. Но даже если в суде все аргументы адвоката намеренно игнорируются, работа защитника очень важна – ее результаты все-таки вынуждены учитывать, так как они прикреплены к делу. Если нет хорошего адвоката, шансов мало: я на своем примере убедился, что следствие не расследует преступление, а доказывает вину, и это очень удручает.

Я понял, что очень важно сохранять спокойствие. По моему мнению, сотрудники полиции к такому оказываются не готовы: они ожидают, что ты запаникуешь, начнешь врать, а если честно отвечаешь на все их вопросы, то они теряются, не знают, что делать дальше.

Уголовное дело, в рамках которого был арестован Фёдор Власов, было возбуждено в сентябре 2018 года Головинским следственным отделом СКР Москвы. Фёдор Власов был задержан в начале ноября 2018 года, ему было предъявлено обвинение и избрана мера пресечения в виде ареста. Он провел в СИЗО 3,5 месяца. В феврале 2019 года суд изменил меру пресечения на домашний арест. В августе при продлении меры пресечения суд изменил домашний арест на залог, который внесла пермская IT-компания. После этого Фёдор смог вернуться в Пермь, а следствие в отношении него продолжалось. В декабре 2019 года следственные органы сняли обвинения «по реабилитирующим обстоятельствам». Таким образом СКР признал, что преследование разработчика Kate Mobile было безосновательным. Он имеет право потребовать от государства компенсации морального вреда, нанесенного ему в связи с обвинением и во время расследования.

Ранее РБК-Пермь сообщал о деле Федора Власова и снятии обвинений.

Для тех, у кого есть мечта — Челси и все-все-все — Блоги

Авторский перевод материала The Players Tribune. Повествование ведется от лица Жоржиньо. Обязательно подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы читать еще больше материалов по АПЛ – Breakeven’s (@breakevens).

У нас были грязные комнаты. Мы ели одно и то же три раза в день.

В душевых не было горячей воды. Даже зимой.

Снаружи бродили местные бандиты, которые не стеснялись нас обворовывать.

Но худшим моментом во всем этом стал день, когда уволилась уборщица. Нет способа рассказать эту историю в приятном ключе… но что, если вам надо сходить в туалет? А что если вы идете туда по большому? В том туалете в сам унитаз кидать бумагу было нельзя – он мог засориться. Поэтому надо было бросать бумагу в мусорное ведро. Но когда ведро не выносили на протяжении нескольких недель… да, я думаю вы догадались, куда летела бумага.

Это было в моем футбольном лагере в Гуабирубе, Бразилии.

Я жил в более чем сотне миль вдали от своей семьи.

Черт, мне было всего 13 лет.

Тринадцать.

Это было похоже на службу в армии. Тренировки дважды в день, затем учеба. Пятьдесят человек, спящих на двухъярусных кроватях, выстроенных максимально близко друг к другу. Перед этим я был на просмотре в трех клубах Сан Паоло, но все отказались от меня. Поэтому мне пришлось вернуться в мой родной город, Имбитубу, где один итальянский агент пригласил меня в тот самый лагерь, которым он сам и заправлял. Он сказал, что игроки, которые хорошо показывали себя в этом лагере, имели невысокую вероятность попасть в Италию. Кто в детстве не мечтал бы попасть в Европу, правда?

Я был в лагере уже какое-то время, когда начались реальные проблемы. Как я и сказал, уборщица уволилась, потому что ей перестали платить, поэтому нас на разделили на смены по пять человек, у каждой смены был свой день уборки. Конечно, так было попросту дешевле. Но в один день одна из смен решила не убираться. Что произошло на следующий день? Вторая группа тоже решила ничего не делать. Цепочка запустилась, и так продолжалось неделями – грязь попросту аккумулировалась. В туалетах было особенно ужасно – приходилось задерживать дыхание, чтобы в них зайти.

Возможно вас это удивит, но для меня такая жизнь стала нормой. Правда. Я понял, что люди могут адаптироваться к чему угодно. Порой кажется безумием, к чему ты можешь привыкнуть, когда понимаешь, что другого выбора у тебя нет.

Когда хочешь чего-то так сильно, что сдаться просто невозможно.

Когда мне было пять лет, мой папа спросил меня, кем я хочу стать, когда я вырасту. Я сказал: «Футболистом.»

Папа мудро отметил: «Но быть футболистом это не то же самое, что ты видишь по телевизору. Они будут ранить тебя, они будут отбирать у тебя все что можно, они будут заставлять тебя рыдать. Ты захочешь вернуться домой. Тебе захочется сдаться. Я спрошу еще раз – кем ты хочешь стать, когда будешь взрослым?»

Я не сдался: «Футболистом.»

Я был готов сделать что угодно. Но спустя пару недель после того, как уволилась уборщица, моя мама приехала навестить меня в лагере. Она сходила в ванную и, когда вернулась, сказала: «Собирай вещи. Мы едем домой.»

Я сказал: «Мама, я никуда не уеду.»

Она была непреклонна: «Я знаю, что это твоя мечта. Но мой сын не будет жить в таких условиях.»

Я сказал ей, что если она заберет меня домой, и я потом не стану футболистом, я буду винить ее в этом всю оставшуюся жизнь.

«Нет, подожди…пожалуйста, не говори так…»

Она начала плакать.

«Мама, это мой шанс. Мне совершенно не важно, что мне придется терпеть и страдать. Я могу есть одно и то же в течение 10 дней. Я могу ходить в грязный туалет. Для меня это ничто!»

Она посмотрела на меня.

«Мама, я серьезно.»

Она ушла в слезах.

Это был один из самых сложных моментов в моей жизни. Просто представьте, что это значило для нее. Она не из тех мам, которые не понимали футбол. Нет, мои друзья. Она та, кто передала весь свой талант мне. Я знаю, что папа сердится, когда я так говорю, но, папа, ты знаешь, что это правда! Она из семьи футболистов, она до сих пор играет! Когда мне было пять, мы постоянно играли с мамой в мяч на пляже неподалеку от дома. Мы просто веселились, но когда я ошибался в приеме мяча, она говорила: «Не ставь стопу так, правильно по-другому.»

Я слушался ее совета, и все получалось! Черт побери, она права!

Она была очень строгой. Если я ошибался в простейших передачах, черт… она конкретно наезжала на меня. И я думал: «Боже, мне всего пять лет!».  Ха-ха, сейчас я вспоминаю об этом с улыбкой.

Но она хотела, чтобы я высвободил лучшую версию себя. Поэтому я не поехал домой, хоть ее это и ранило. Я наблюдал, как большое количество очень талантливых ребят покинули этот лагерь. Они сдались. Я же провел там два года.

И, слава Богу, это вознаградилось, потому что в 15 лет меня подписала «Верона». Они поселили меня в старом монастыре. Нас было шестеро в маленькой комнатушке с трёхъярусными кроватями. Было тесно, но я был в предвкушении.

Италия! Теперь все было возможно.

Первые три месяца были прекрасными. Но потом резко стало тяжело, потому что я понял, что не знаю, когда теперь смогу попасть домой. Я жил на 20 евро в неделю, которые давал мне мой агент (тот самый, который пригласил меня в лагерь). Я тратил эти деньги всегда одинаково. Пять евро на звонок семье в Бразилию, немного больше на шампунь, дезодорант и зубную пасту. В выходные оставшиеся евро я отдавал в интернет кафе, чтобы пообщаться с друзьями и семьей в мировой сети.

Когда мне хотелось наградить себя чем-то, я шел на главную площадь Вероны и покупал себе молочный коктейль в местном МакДональдсе. Он стоил 1 евро. Картошка фри? Бургер? Забудьте! Хэппи милы были для богатых детей. А я брал свой коктейль, садился на перила на уголке площади и просто наблюдал. Я смотрел, как вокруг ходят люди. Я смотрел на птиц, туристов и просто плыл по течению своих мыслей. Так проходили мои субботние вечера.

Честно говоря, это просто было одинокое существование. Я прожил так полтора года, просто живя одним футболом. Но в 17 лет, когда я уже начал тренироваться с профессиональными футболистами в «Вероне», мы с моим агентом поссорились. Я не хочу особо углубляться в детали, но мы очень серьезно поссорились. Это разбило меня.

Я страдал два года в вонючем грязном лагере в Бразилии.

Я 18 месяцев сводил концы с концами на 20 евро в Италии.

А теперь еще и это?

Я позвонил маме, будучи в слезах: «Мама, я сдаюсь. Для меня это слишком. Я скучаю по тебе. Я еду домой.». Мыслями я уже был в Имбитубе.

Но она неожиданно ответила: «Дверь я тебе не открою.»

«Э…что?»

«Ты не вернешься домой. Если ты появишься у порога моего дома, я тебя не пущу.»

Я был в шоке. Вы можете себе представить, что собственная мать вам такое сказала?

Я позвонил отцу. Они с мамой тогда уже жили раздельно, поэтому я подумал, что может быть смогу пожить у него. Но он мне сказал то же самое – дверь закрыта.

Потом мои родители объединились и позвонили мне уже вместе. Они сказали что-то вроде «Жорж, ты уже тренируешься с профессионалами, неужели сейчас ты хочешь сдаться? После всего, через что тебе пришлось пройти? В этом нет смысла. Верь. Двигайся вперед. Твоя мечта станет реальностью.»

Моя старшая сестра позднее рассказала мне, что когда мама повесила трубку, она взорвалась в слезах.

Спасибо Богу, что мои родители проявляли силу и выдержку тогда, когда это было крайне необходимо.

К счастью эти слова привели меня в чувства, я послушал родителей. Я нашел нового агента, Жоао Сантоса, который до сих пор представляет меня. Я также должен отдельно поблагодарить Рафаэля, который был вратарем «Вероны» и который стал для меня словно родным братом за это время. Когда я жил на 20 евро в неделю, Рафаэл приглашал меня к себе домой, давал мне еду и одежду. Жоао и Рафаэл сыграли большую роль в том, что я оказался в первой команде «Вероны» в 2011 году. Я никогда не забуду, что они сделали для меня.

Когда я переехал в «Наполи» в 2014 году, я оказался в совсем другом городе. Мы все знаем, какие бывают неаполитанцы, да? Вау, эта страсть, это что-то! Они относятся к футболистам как к богам! Я не мог спокойно выйти в супермаркет. Я не мог выйти погулять в парк. Без шансов! Мне приходилось напяливать кепку на лицо и скрываться в огромных мешковатых кофтах с капюшоном. Мой папа говорил, что я выглядел как какой-то беглец!

Однажды друг приехал навестить меня на выходные. Обычно мы играли по воскресеньям, но на этот раз игра была в субботу, поэтому у меня перемешались дни в голове. Я взял своего друга в центр города в пять часов вечера, повсюду были пробки. Боже, настоящий хаос! Машины повсюду.

Я подумал: «Что ж, как-то слишком загружено для понедельника, не так ли? Может, час пик?»

На всякий случай я решил уточнить у друга, какой сегодня день недели.

«Воскресенье.»

«НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!»

Я тут же выпалил: «Приготовься, дружище. Теперь мы в руках Божьих!»

Мы постарались подойти к ситуации тактически грамотно. Я надел свою кепку и худи, после чего мы пошли по пешей улице, а я прятался за другом. Я говорил: «Продолжай идти и ни в коем случае не останавливайся.» Мы пришли в какой-то шумный бар на Пиазза дель Плебискито. Сработало. Меня никто не узнал.

Посидев там какое-то время, мы решили выдвигаться тем же путем. Но как только мы вышли из бара, угадайте, кто схватил меня за плечо и попросил сфотографироваться? Официант!

Мужик, что за фигня?! Мы же уже вышли из бара! Я не хочу проклинать кого-то, но черт побери, мужик! Было бы намного проще сделать фото внутри бара. Я сказал ему: «Бро, ты шутишь. Почему ты не попросил об этом пока мы были в баре?».

Он ответил: «Если бы я попросил там, я бы потерял работу.»

«То есть ты можешь во время рабочего дня покинуть свое место и не потерять работу?» В этом не было смысла!

Но, скажу честно, в Неаполе смысл часто где-то теряется, хахаха!

В любом случае теперь мы были в опасности, потому что на площади была уйма людей. Пока меня увидел только официант, но было уже темно. Угадайте, что произошло дальше? Официант включает фонарик! Он нажимает кнопку. Вспышка! Мое лицо подсвечивается. Будто бы вся площадь оборачивается и видит меня. Начинаются крики: «ЖОРЖИНЬО!»

Я сказал своему другу: «Сейчас начнется война.»

Каждый начал кричать мое имя. Каждый хотел фото, даже те, кто меня не знал! Они кричали: «ФОТО! ФОТО! ЭЙ, А ЭТО ВООБЩЕ КТО?». Я клянусь, перед тем, как сделать хотя бы шаг, мне приходилось сфотографироваться 3-4 раза. И забудьте о вежливых: «Можно с вами сфотографироваться?». Неаполь это не Лондон, друзья! Они давили и требовали. Я думал, что мы никогда не доберемся до дома. Через 30 минут, мы прошли всего половину улицы.

К счастью, какой-то большой парень, который был членом организованного фан клуба «Наполи», спас меня. Он вытащил меня из толпы и крикнул остальным: «Эй, отпустите его домой!»

Я сказал: «Спасибо тебе огромное!»

«Но теперь моя очередь, так? Можно сделаем фото?» «Бро, ты спас меня. Делай хоть 10!»

Неаполь…сумасшедший. Но я любил этот город. Я любил неаполитанцев.

Спустя 4,5 года мне было очень тяжело уезжать.

Старт моей карьеры в «Челси» заставил меня скучать по Италии еще больше. Мы все помним, что они говорили, правда? Что я был слишком медленным. Слишком слабым. Сынком Сарри. Черт, это меня очень злило.

Но слушайте, они меня недооценили. Вы заметили по моей истории, что начало моей карьеры в каждом клубе было тяжелым. В каждом. Это невероятно. Когда я приехал в «Верону», никто не хотел меня там видеть. Они отправили меня в аренду в четвертый дивизион. Там я тоже не был никому нужен. Но я продолжал работать и заработал уважение. Я вернулся в «Верону», и мы вышли в Серию А. В «Наполи» первый год тоже был тяжелым, но потом пришел Сарри и изменил все. Ситуация в «Челси»? Пф! Я просто использовал критику как топливо. Я просто думал: «Этим людям потом будет стыдно за свои слова.»

А теперь я нахожу здесь, выиграв Лигу Европы и Лигу Чемпионов. Поэтому, для всех своих критиков, у меня есть только одна вещь, которую я хочу сказать.

Спасибо вам. Правда, спасибо вам всем.

Победа в Лиге Европы была очень эмоциональной. Мы отмечали взятие титула в отеле в Баку с нашими семьями, когда я потерял из виду свою маму. Я нашел ее, стоящую одной на балконе, откуда открывался отличный вид на море и город. Было пять утра, рассвет – вид был действительно потрясающий.

«Мама, ты что, плачешь?»

«Это слезы наслаждения и радости.»

Потом она начала говорить о том, как далеко я смог дойти, как моя семья гордиться мной, как невероятен тот факт, что ребенок из Имбитубы смог достичь таких высот. Она всегда очень эмоциональна, правда. Я подумал: «Ох, мама как всегда!». Но когда она закончила, я сам чуть не разрыдался.

«Мам, не хочу тоже начинать плакать. Давай пойдем внутрь.»

Она, конечно же была права. Все, что произошло, было действительно невероятно.

В день финала Лиги Чемпионов, я не ел. Слишком тревожно, слишком много нервов. Каждая секунда длилась словно час. Это был самый длинный день в моей жизни. Но когда игра началась, ты думаешь только о том, что обязан сделать.

Потом забивает Кай, потом рефери свистит, матч закончен, но ты вообще не понимаешь, что происходит. Это невозможно объяснить. Ты испытываешь уйму эмоций, все разом. Я взорвался слезах, как и моя мама.  Эмоций было слишком много… Слишком.

Я толком не успел их переварить, потому что почти сразу отправился на Евро. Играть за Италию для меня многое значит. Выбрать в пользу этой сборной было очень просто. Бразилия не дала мне возможности воплотить свою мечту. Италия же выбрала меня, они хотели, чтобы я играл за них, даже несмотря на то, что я родился в другой стороне. Для меня это дорогого стоит. Мой дедушка был итальянцем, что позволило мне играть за сборную. Я ощущаю себя итальянцем. Я почти половину жизни провел в этой стране. С каждым днем я люблю эту страну все больше и больше.

И я никогда не забуду, что, когда мне нужна была помощь, Италия помогла мне. Поэтому как я мог отвернуться от этой страны, когда она нуждалась во мне?

Но буду честен: мне было обидно, что меня не вызвали ни на один матч квалификации к чемпионату мира. Меня позвали лишь в ноябре 2017 года, когда мы проиграли в стыковых матчах Швеции. Это было тяжко. Помню, как рыдал Буффон. Он заслужил лучшего прощания со сборной.

К счастью мы быстро снова встали на ноги. Огромная заслуга в этом принадлежит Манчини. Некоторые тренеры заставляют игроков адаптироваться к определенному стилю, который этот тренер предпочитает использовать. Но Роберто сделал наоборот – он адаптировался под нас. Он видел, что мы не особо сильны физически, но мы способны хорошо играть в пас и двигаться. Мы могли играть. Стоит сказать, что для нас все обернулось очень здорово. Я был уверен в том, что забью свой пенальти в финале. У меня свой стиль исполнения, не так ли? Это трюк, который я начал использовать, когда играл с Хенрике на тренировка в «Наполи». Но Пикфорд хорошо меня изучил, за что ему большое уважение. Когда мяч не зашел в сетку, я подумал: «Нет, это невозможно…». Потом я сказал несколько фраз, которые не стоит дублировать в этом тексте.

Тяжело описать это чувство – чувство, что ты подвел целую нацию. Я просто молился, что Джиджио спасет меня: «Ради Бога, давай!»

Когда он сделал это, я просто упал на газон. Я не мог поверить, что мы стали чемпионами Европы. Очевидно, что когда мы выиграли, мой промах уже ничего не значил. Но, если честно, он меня никогда теперь не покинет. Промах с пенальти – всегда очень болезненное событие. Промах в финале – и в таком финале – поверьте мне: если кто-то скажет вам, что смог такое забыть, он просто лжет.

Но я все равно был ужасно рад. Моя мама, конечно же, плакала. Я чувствовал себя примерно так же, как и после финала Лиги Чемпионов. У тебя есть мечта, да, но ты никогда бы и не подумал, что зайдешь так далеко. А когда доходишь, все кажется сюрреалистичным. Ты начинаешь думать о том, откуда и как ты добрался до этого самого момента.

Футбольный лагерь.

Монастырь.

Звонки родителям.

А теперь ты вдруг покорил Европу? Дважды?

Сюрреализм, друзья. Это единственное слово, которое может все описать.

Бедный папа. После финала он сказал мне: «Жорж, ты не можешь сделать это со мной. Мне придется навестить кардиолога.» Надеюсь он просто шутил.

Конечно же я знал, что я бы никогда не достиг этих высот без их с мамой поддержки. Я скорее всего бы вернулся в Имбитубу, а футбол смотрел бы по ТВ. Я просто еще раз хочу подчеркнуть важность моих родителей перед вами, дорогие читатели. А также таких людей, как Рафаэл и Жоао. Да, это история про преследование своей мечты до самого конца. Но еще это история о том, какие прекрасные люди могут и должны окружать вас. Люди, которым не все равно, которые переживают за вас и хотят для вас лучшего.

Друзья, вы можете быть хороши настолько, насколько захотите. Но я могу сказать вам точно: в футболе и в жизни вы никогда не достигните вершины одни. Это невозможно.

Недели после Евро были волшебными. Я провел немного времени в Вероне, куда я не заезжал довольно давно. Я посетил монастырь. К сожалению, все были в отпуске, но все равно было очень эмоционально вновь увидеть место, которое было моим домом 14 лет назад. Потом я пошел на главную площадь, зашел в Макдональдс, купил себе молочный коктейль. Я сел на перилла, на том же месте, где будучи подростком проводил субботние вечера, и просто наблюдал.

А потом я просто закрыл глаза, и вернулся обратно во времени. Я будто бы наблюдал за собой 15-летним, который сидит рядом со мной. Никто не обращал на него внимание. Никто не знал, что он чертовски скучает по дому и разговорам с родителями.

Он был просто скромным, худощавым ребенком, потягивающим молочный коктейль за 1 евро.

Но я-то знал о всех трудностях, которые ему пришлось встретить, я знал и о тех, которые ему еще предстоят. Поэтому я наклонился к нему и шепнул на ухо то, что я бы сказал любому ребенку, который гонится за своей мечтой.

Я сказал: «Не сдавайся, дружище.»

Что бы ни случилось, не сдавайся.

Перевод выполнен автором телеграм-канала Breakeven’s. Подписывайтесь — там еще больше интересных материалов!

«Закончилась „корона“ — началась война» – Журнал «Сеанс»

На фестивале Doker «Война Раи Синициной» стала победителем зрительского голосования. Лара Павлова поговорила с автором фильма, дебютантом Ефимом Грабоем, о переезде и жизни в Израиле, его героине и мистических уроках, которые дает кино.

Ефим Грабой — выпускник Школы кино и телевидения Стива Тиша. «Война Раи Синициной» — его полнометражный дебют. Картина получила награды за лучшую режиссуру и лучшую операторскую работу на DocAviv 2020, а также за лучший дебютный полнометражный фильм и операторскую работу от Израильской ассоциации документального кино. Российская премьера состоялась на кинофестивале Doker, где фильм получил Приз зрителей.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020

Ефим, в финальных титрах сказано, что «Война Раи Синициной» задумывался как короткометражный фильм. Почему в итоге полтора часа?

Да, сначала я планировал сделать короткий метр, думал, что это будет фильм-портрет — просто описание Раи. Короткий метр ведь отличная платформа для экспериментов. Мне приходили цвета, образы всякие, но вдруг я понял, что с этим героем мы можем погрузиться глубже. И тогда хронометраж начал расти: с 20 минут до 30, потом стало 45, потом 65, а потом я решил не ограничивать себя вообще.

Обычно я составляю план, но когда снимаю, забываю о нем. Свободно иду с тем, что чувствую в конкретный момент. Больше свободы во мне только когда монтирую. Для меня монтаж — это такое жонглирование материалами. Когда позволяешь себе ошибаться, выходят совершенно неожиданные вещи. Я вообще верю, что все искусство работает на ошибках. Точнее, ты думаешь, что сделал ошибку, а по правде в ней есть невероятная прелесть. От монтажа я получаю оргазм, вот по-настоящему. Мучаешься в какой-то момент, конечно, но эта мука глобальная — такая обсессия. Ты живешь картиной, думаешь о ней, когда ложишься спать, когда идешь с друзьями гулять, она все время сидит внутри тебя. Есть в этом мучение, но и кайф.

Делая фильмы о пожилых людях, я каждый раз переживал. Сначала, что боюсь постареть, потом — что боюсь умереть

Путь к этой свободе был долгим?

Ощущение свободы выработалось со временем. На 14-й день рождения мне подарили камеру, которую я очень хотел, и я сразу начал снимать. Сначала это были ежедневные мелодраматические сцены с родителями — моя задача была показать им, что я вижу. Я снимал, и раз в несколько месяцев мы делали просмотры. Там были очень жесткие сцены их отношений, как они друг с другом разговаривают. Совершенно неосознанно я занимался видеотерапией. Мой папа, например, если просто с ним говорить, ничего не скажет. Никогда не узнаешь, что этот человек чувствует. Камера позволяла быть в диалоге. У него сейчас деменция, он уже вообще почти не разговаривает, а я продолжаю его снимать.

Свой первый фильм я сделал в двадцать лет. Наивный, юношеский, очень личный. Там я показал своих родителей во множестве разных ситуаций. Фильм был о нашей репатриации. О том, как мы переехали из России в Израиль, и насколько травматичным для меня было видеть, как они живут в новой стране. После этого я понял, что на самом деле не умею говорить на языке кино и нужно идти учиться.

Мой самый любимый курс был — экспериментальное кино. Сумасшедшие вещи, которые я видел, были сделаны в 60-70-х годах. И я сам стал позволять себе играться с формой и с информацией, которая под ней лежит. Постепенно начал вырабатывать свой стиль. В какой-то момент ушел в художественное кино, но сердце лежало к наблюдению, а сейчас я больше снимаю что-то гибридное. Моя камера обычно художественная, а мир, в котором она снимает, документальный. И сцены, в которые я иногда ставлю своих персонажей, будто постановочные. Положить, например, Раю в поле в медалях — значит бросить ее в состояние молодости, позволить вспомнить что-то важное. Я мог взять интервью и у нее в комнате, но это было бы не то же самое. Если бы не моя камера, мы бы не легли там и не разговаривали о жизни и войне.

На съемках фильма «Война Раи Синициной». Фото: Майя Лузон Кот Барсик и другие — Что смотреть на фестивале «Докер»?

А что предшествовало этим разговорам, помнишь свое первое впечатление от встречи с Раей?

Меня познакомил с ней друг фотограф, который снимал ветеранов к 9 мая, а потом мы с ней созвонились и вместо 15 минут проговорили два часа, после чего она сказала: «Я не люблю особо по телефону разговаривать, люблю сидеть напротив человека и чувствовать его физически. Приходите ко мне в субботу в десять часов утра, я буду вас ждать». Оставила дверь открытой. Когда я вошел, там был необыкновенный запах трав и свежести. По дому гулял ветер. Я совершенно иначе представлял себе квартиру пожилого человека, там могло пахнуть сыростью, старостью. Но ее дочь все время «чистит энергию» в доме, даже в фильме видно это — когда она жжет травы. У меня там сразу появилось прекрасное ощущение: я знал, что останусь. Не мог объяснить это, не мог знать тогда, что проведу там три года, но чувствовал, что попал куда нужно.

Было невероятно круто смотреть, что в 94 года человек может жить так.

К слову, о старости. Перед нашим интервью ты рассказывал, что тебя вообще притягивают пожилые люди. Своеобразный интерес для молодого кинематографиста.

Я родился, когда моему папе было 50 лет. Его часто спрашивали обо мне: «Это ваш внук?» Так я вырос, с людьми, которые уже в возрасте. И когда я видел своих родителей угасающими, мучающими друг друга и себя, меня это очень пугало. С 20 до 30 лет я очень сильно боялся старости, искал способ доказать себе, что она необязательно должна быть такой, может быть иначе. У меня шесть коротких фильмов — четыре из них о пожилых людях. Один о доме престарелых в Сербии, очень волшебном месте. Один про пожилую одинокую женщину. Еще один про Нюсю — 92-летнего ветерана войны, который был потрясающим человеком. Тема войны для меня всегда была закрытой…

Конкретной войны или вообще войны?

Нет, конкретной. Если кто-то хочет получить грант на кино, пусть снимает про Вторую мировую, обязательно дадут. Это такая коммерческая тема. Я всегда отдалялся от нее, но в один прекрасный день мне позвонили и сказали: «Ефим, мы хотим, чтобы ты снял фильм, про Ньюсака Вайса. Он ветеран Второй мировой войны». Сначала я к этому отнесся скептически, а потом подумал ладно, всего два съемочных дня, почему нет.

Они сделали ресерч, принесли досье, но в нем не было фотографий. Я читал и представлял себе какого-то супергероя войны — здорового мужчину с татуировками на всем теле. У него и такая медаль, и такая, и за такую заслугу, и за такую. Я приехал познакомиться, захожу в клуб ветеранов и вижу маленького щупленького одессита. Он метр пятьдесят с чем-то небольшим. Совсем не то, что я ожидал. Даже в моих представлениях о ветеране войны много советского пафоса. Герой — это большой памятник. А Нюся был романтиком, он до сих пор любил женщин. Они манили его, он все время о них говорил. И оказалось, что все его татуировки касаются женщин. Все! Тогда я решил, что этот фильм будет не о войне, а о человеке. Поставил перед собой задачу снять с Нюси медали. И так же, как я снимал с него медали, я снимал с него одежду. Мне было интересно рассмотреть его.

Делая фильмы о пожилых людях, я каждый раз переживал. Сначала, что боюсь постареть, потом — что боюсь умереть. И каждый раз они доказывали мне обратное, что ничего страшного, можно постареть, можно и умереть, можно даже подождать своей смерти. Все в порядке. При этом постоянно была тематика следующей жизни. Чувствуешь, что они все время на границе, каждый день могут уйти.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020

Видимо, к моменту съемок «Войны Раи Синициной» твое ощущение пограничности миров, приближающегося финала текущей жизни и нового витка прошлой достигло апогея. Отсюда рассуждения о реинкарнации?

Рая полна жизни, духа войны — и меня это завораживало! Было невероятно круто смотреть, что в 94 года человек может жить так. Мистическая линия пришла позже, я ее даже не осознавал, когда все начиналось. Но со временем понял, что это необыкновенная кармическая встреча.

Во время съемок я начал вспоминать свои сны, точнее видения, сон все же чем-то отличается, потому что я всегда видел одно и то же — с одних и тех же ракурсов, с одним и тем же концом. Я там солдат, у меня есть ружье, я иду с группой других солдат и слышу, как прямо на нас пикирует самолет. Я поворачиваюсь и вижу, что он сбрасывает бомбы. Мы начинаем бежать по улице — это такая старая европейская улица… мог быть и Питер. Вижу, как самолет пролетает надо мной, и я взрываюсь, разлетаюсь на кусочки. Я чувствовал эту смерть — и на этом моменте всегда просыпался. Первый раз, это когда я помню, сон пришел ко мне в четыре года. Потом он снился мне буквально каждый месяц, постоянно повторялся.

Наверное, в этом вообще вся прелесть документального кино: приходит человек, приносит камеру и дает герою максимальное количество своего внимания.

Спустя несколько лет я рассказал о нем маме, а она, конечно же, как любой взрослый материалистичный человек, решила, что я что-то увидел по телевизору: «Папа что-то смотрел, а ты оттуда схватил. Не может это касаться никаких прошлых жизней». И я поверил в это. Но когда мы погрузились вглубь процесса с Раей, я понял, что между нами очень сильная, глубинная связь. Я всеми путями возвращал ее в молодость, а параллельно сам начал что-то вспоминать. И вдруг задался вопросом, а что я здесь делаю? Почему я, такой молодой, провожу так много времени с этой женщиной? В какой-то момент я сказал себе, что точно знаю, что мы встречались когда-то, но не мог это объяснить. Я думал, как ей об этом рассказать, а в тот день, когда решился, она вдруг сама сообщила мне, что чувствует себя со мной «молодой Раечкой», а я для нее — один из тех солдат, которые были с ней на войне.

Многие зрители не замечают этого, но для меня фильм о том, как неотпущенная душа солдата в новом цикле своей жизни пытается обрести любовь и человечность. Так много людей погибло… их души где-то здесь, среди нас. И я чувствовал, будто я — одна из них. Мне хотелось их отпустить, попрощаться с ними. Это же не просто так происходит именно сейчас, когда остались последние свидетели этого кровавого события. Я пришел к концу эпохи, и для меня этот фильм как молитва, прощальное письмо.

Почему тебе было важно вернуть ее в молодость, а не опереться, например, на рефлексию пережитого в те годы?

Я хотел, чтобы она прочувствовала переломный момент, где случилось что-то, что сделало ее той, кто она сейчас. Меня интересовали не факты, а именно память войны, чувство травмы молодой девушки. Ведь Рая и есть олицетворение травмы. Она сильная, всю жизнь борется. До сих пор. Иначе не может существовать. Она до своего возраста дожила, потому что на войне постоянно. С любыми вещами: с маленькими деталями, с дочерью, за права ветеранов, за внимание, за обстоятельства завтрашнего дня. Во всем лежит борьба, настоящий fight. Но война — лишь фоновый шум. Когда идет война — это тоже жизнь. Со своими хаотичными законами. А какой девочкой она была, как любила?.. 

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020

Ты часто повторяешь, что это фильм про любовь, но в нем же сквозит одиночество.

Безусловно, есть в этом одиночество. Однажды она сказала мне: «Фима, ты знаешь, я всю жизнь чувствую, что не была услышана. И тут пришел ты и просто меня слушал». Наверное, в этом вообще вся прелесть документального кино: приходит человек, приносит камеру и дает герою максимальное количество своего внимания.

Может сидеть бабушка напротив внука и рассказывать ему то и се. Но все, что говорила Рая, я пропускал сквозь себя. Думаю, в этом очень много любви. Это про обретение близкого человека в тот момент, когда остаешься совершенно одна. Хотя она всю жизнь прожила довольно-таки одинокой. Рая избавилась от дочки, когда той было 20 лет, она отослала ее к бабушке в Днепропетровск, потому что та мешала ей жить своей жизнью. И эта драма в их отношениях чувствуется до сих пор, хотя они живут вместе уже 12 лет.

Рая нелегкий человек, по правде. Она никогда никого не подпускала к себе. Я, кстати, такой же. Могу быть очень разговорчивым, могу увлеченно слушать, но я не пускаю в свои тайники, не даю никому войти и посмотреть на тот закат красивый, который вижу сам. С Раей я позволил этому случиться, потому что знал, что она откроется лишь в ответ. Подари человеку что-то, и он подарит что-то тебе, так вы создадите совместное пространство. У нас с Раей вырос совместный сад. Есть в этом что-то романтическое. Мы, конечно, никогда не занимались любовью, но мои друзья спрашивали, не было ли у нас романа. Я отвечал: «Нет-нет, вы что! Не в этой жизни во всяком случае».

И это ее совершенно естественный феминизм.

Насколько я поняла, дочка и внучка Раи тоже одиноки. Ты пунктиром даешь эту линию, но в контексте фильма — война, утраты, женская доля — она очень любопытна. Героини живут в мирное время, а из мужчин вокруг только дети и глубокие старики. 

Они живут в мирное время, да, но во всем СНГ сейчас мирное время, при этом есть много детей, которые не знают своих отцов. В Израиле, например, если у тебя развелись родители, ты с отцом продолжаешь общаться. В России — полный дисконнект. Отец ушел, и все, ты его знал чуть-чуть или вообще не знал, а потом вы не общаетесь всю жизнь. К 20-30 годам можешь начать искать, найти и понять, что он чужой тебе. Сколько у меня таких знакомых! Думаю, это отголоски войны.

Рая познакомилась со своим мужем в госпитале. Она забеременела от него, война закончилась, они ездили туда-сюда друг к другу два месяца, а потом ее мама сказала, что хватит играться, нужно выходить замуж. Они поженились, но быстро развелись и больше не общались. Ее дочка тоже рассталась с отцом своего ребенка. И у Лили, внучки Раи, тоже серьезные проблемы с отношениями.

И мама Раи, кстати, была вынуждена оставить семью. Она была очень большим человеком и попала под «дело врачей» в Ленинграде, когда чистили евреев. В один страшный день за ней приехали и сказали собирать вещи, повезли в какой-то темный лес, где была психиатрическая клиника. Там ее должны были посадить, но ей удалось бежать. Рая много рассказывала про маму, она очень любит ее и скучает. Довольно трагическая женская линия в их семье.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020 Не прием, а правда — «Мы против нас» Андры Тарара

Это участь многих семей постсоветского пространства. Революция, войны, репрессии действительно оставили след на «коллективной женской судьбе».

Это не вошло в фильм, потому что меня не интересовало сравнение мужчин и женщин, но Рая видит женщин намного более сильными во время войны и блокады. Она рассказывала, что первыми умирали мальчики. От голода и холода их умирало гораздо больше. Девочки же были более стойкими. Не то что они такие героини, просто женщины лучше адаптируются. Особенно женщины того времени. У них высокая выживаемость. Видно, женщинам в те времена было очень тяжело жить и поэтому они хорошо подготовились к войне.

То же могу сказать про свою маму. Когда мы репатриировались в Израиль, папа слег с депрессией на несколько лет. В России у него была престижная работа, он был популярен. А когда мы переехали, у него все разрушилось, он просто не смог адаптироваться к новой реальности. Поэтому мама тащила телегу на себе. Она намного лучше выучила язык, работала больше, чем он. Такое часто происходит в российских семьях, когда мужчины начинают выпивать или просто ломаются.

Но в моем фильме важно, что Рая — одна женщина среди мужчин. Посмотри на них, как они поют песни свои, и Рая — последняя выжившая женщина среди этих мужиков. Она по струнке их ставит. Они боятся, когда она начинает говорить. Чувак, который стоит слева от нее, когда они поют, — один из главных в Израиле ветеранов войны. Я как-то видел про него статью, где он рассказывает, как голыми руками вытащил нож и начал рубить немца. Такой вот дядя. А Рая не видит его вообще, ей все равно, что он сделал в жизни. И это ее совершенно естественный феминизм.

Мы могли поругаться, покричать, я даже пытался вставить это в фильм, но это не было важно.

Несмотря на всю воинственность и независимость Раи ты проявляешь к ней много нежности. И один из самых сильных образов фильма довольно феминный — бескрайнее поле цветов. Это про контрасты или гармонию полярных противоположностей?

Я негативно относился к любой форме героизации войны, идеализации победы. Для меня это что-то очень неживое. А когда я начал снимать, приходил к Рае в клуб на 9 мая, видел армию пожилых людей, таких старичков, которые с трудом уже дышат, в глазах которых невероятная тяжесть. Они могут танцевать, петь, но глаза… Ты смотришь в них и понимаешь, что там происходит что-то совершенно необъяснимое. И я подумал, что хочу их оживить.

Как я могу показать армию пожилых солдат? Решил, что хочу в поле, где Рая — один из главных цветков, все остальные — фон. Я хотел желтенькие цветочки, потому что она ассоциировалась с желтым цветом. Тогда было лето, а в Израиле оно беспощадное — не остается вообще никаких цветов. Но один друг рассказал мне, что сейчас на юге Израиля цветут подсолнухи. Я до этого ни разу не видел поле подсолнухов, а когда увидел, был просто ошеломлен готовым образом. У меня было представление о них, что это такие красивые маленькие цветы, которые смотрят наверх — на солнце. Такова их суть. Но я увидел, как они склоняют свои головы вниз и с них падают семечки. Они засыхают, им тяжело, они хотят, чтобы эта голова уже отошла. Кстати, когда закончил делать фильм, узнал, что в израильском кино, оказывается, очень часто образ подсолнечных полей ассоциируют с войнами.

Каждый раз, когда я приходил снимать ветеранов, мог быть последним разом, когда я вижу кого-то из них. В определенный момент я привык к этому ощущению. Когда у меня не было настроения, я говорил себе: «Фима, если ты сегодня не пойдешь снимать, этого может больше не произойти». И я ходил, через силу иногда, а потом мне говорили, что этот человек уже умер. Я как-то свыкся с мыслью засыхающего поля. А потом стал замечать, что Рая дарит всем подсолнухи, что у нее на окне в кухне висит занавеска с подсолнухами, что ее дочь расставляет фотографии с подсолнухами. Образ сильно врос в фильм.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020 Твой внук Роман Лапшин — «Портрет» Билли Минтца

Какие еще образы фильма особенно ценны для тебя?

Мой любимый фильм вообще и антивоенный фильм — «Иди и смотри». А самая важная киносцена — та, где герой расстреливает портрет Гитлера, и все отматывается назад. Помню, когда впервые смотрел, подумал, что это самое крутое, что я когда либо видел в кино. А потом я забыл, что такая сцена существует, и когда сделал аналогичную у себя, понял, как вдохновился. Это же волшебство кино, как оно может вытащить реальность на другой уровень. В жизни я не могу вернуть время назад, не могу спасти этих ребят, а в кино могу сказать, что всего этого не происходило. Для меня это самый красивый образ, он вырос из работы с материалами, с архивами, которые в один момент перестали быть «фактологическими» (это случилось там, а это — там) и стали более чувственными, как будто коллективная и личная память слились в одной сцене.

Однажды я пришел к ней, а она спросила: «Фима, ты употребляешь марихуану?»

Тяга к чувственному повествованию в тебе действительно ощутима. Расскажи о чувстве, на котором ты строил сюжет. Правда влюбился в Раю?

Всю жизнь мне было намного легче передавать свои чувства через камеру. Она не может врать. Я смотрел на то, как снимаю Раю, что показываю — да, для меня это была очень большая любовь. Если человек, который захочет посмотреть этот фильм, попытается понять его головой, он, наверное, не сможет. Но если он отпустит на секундочку охоту понять и откроет сердце…

Отношения с Раисой Борисовной формировались как с любимым человеком, они были запутанными. Когда мы только познакомились, мне было тяжело, она все контролировала, а я поддавался ее силе. К тому же требовалось много терпения слушать взрослую женщину. Иногда она повторяла вещи, которые я уже прекрасно знал. Но потом я записал себе в блокноте: «Фима, будь с ней честен. Если тебе что-то не нравится или ты чего-то хочешь, скажи ей напрямую». Спустя время я начал чувствовать себя достаточно свободно, чтобы попросить ее перейти к сути. Бывало, я так злился на нее. Просто потому что приходил нетерпеливый или у нее было не то настроение. Я пытался ее режиссировать, а она сопротивлялась. Мы могли поругаться, покричать, я даже пытался вставить это в фильм, но это не было важно.

Важна только любовь?

А что такое любовь вообще? Я обрел любовь к себе в определенный момент, любовь к ней. Были дни, когда я приходил просто так, чтобы ее проведать. Говорил, что мне нужно снимать, но камера была лишь предлогом, на самом деле мне хотелось провести с Раей время, рассказать ей что-нибудь и чтобы она мне что-нибудь рассказала. Часто, когда уходил от нее, я садился в машину, вздыхал, и ощущал, как хорошо себя чувствую. И вот это ощущение, что ты в правильном месте и это место, этот человек делают тебе хорошо — наверное, и есть любовь.

На пике этого всего я показывал ее красивейшей женщиной. Причем сейчас она мне намного больше нравится, чем Рая молодая. Если бы мы с ней встретились в этой жизни, и она была молодой, скорее всего она мне не приглянулась бы. Я показывал ее так, как я вижу ее, в моих глазах это было красиво, а она взамен была готова сделать для меня все. Ей было плевать, задумал ли я сделать что-то хитрожопое для кино, она говорила: «Фима, делай что хочешь, или скажи мне, что делать». А потом: «Фим, я правильно все сделала? Я послушная?»

В одной из сцен, которая не вошла в фильм, я хотел поставить ее в поле, чтобы на нее подул ветер, а когда он дует, она падает. Я сказал ей: «Раиса Борисовна, смотрите сюда, а когда на вас подует ветер — упадите». Вокруг высокая сухая трава. У нас long shot. Я, главный оператор, осветитель и мои друзья стоим далеко от нее. И мы ей: «Начинаем!» Раиса Борисовна так страшно падает, что кажется, не встанет больше никогда. За кадром голоса: «Фим, ты что делаешь, ты ее убьешь». Я: «Ребят, успокойтесь, все хорошо, она в порядке». Иду к ней, поднимаю ее, а она: «Ну как я упала?» Никто не понимал, что мы там делаем, а мы просто кайфовали.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020

Зато в фильм вошла другая сцена, где вы кайфовали.

Я представлял себе скандальные заголовки: «Молодой режиссер из Израиля обкурил ветерана войны!» Но Рая сама меня попросила, это был ее первый раз. Однажды я пришел к ней, а она спросила: «Фима, ты употребляешь марихуану?» У нее что-то болело, ей дочь-врач посоветовала. Не то что я предложил: «Раиса Борисовна, давайте курнем и покажем им всем, что значит быть ветераном войны». Она просто открытый ко многим вещам человек. Удивительно, что в своем возрасте, со всеми вещами, которые Рая в себе уже не может изменить, она достаточно гибкая.

Мой внутренний бунтарь очень горд, что удалось получить бюджет и показать по израильскому национальному телевидению полнометражный фильм, снятый на русском языке.

Портрет Раисы Борисовны сложился. Теперь давай вернемся в то время, которое стало переломным для тебя. Когда ты переехал в Израиль?

Мне было 10 лет. Это было очень травматичное время. Сначала, в 1995 году, из Казани уехала моя старшая сестра. Случилось это под предлогом проблем с законом. Якобы ее в чем-то пытались обвинить, и она решила, что лучше не рисковать. Но когда я говорил с ней об этом в последние годы, узнал, что она просто уехала от мамы. Не могла ее больше терпеть, та душила ее.

Позже родители сказали, что не могут жить без дочери, и моя мама буквально заставила папу уехать, а потом они вместе разными трюками уговорили меня. И так мы оказались в Тель-Авиве. Мама ни разу не была в Израиле до этого. Папа был одним из первых программистов в Советском союзе, а в Израиле он убирал подъезды. Родители едва сводили концы с концами. В 10 лет ко мне постучалась жестокая реальность. Меня вдруг кинули и ничего мне не объяснили. Пообещали одно, а получил я другое. Поэтому я очень злился на родителей, стыдился их.

Конечно, есть какая-то травма. Знаешь, когда барашки ходят стаей… я хотел чувствовать себя частью группы, где тебя принимают или, во всяком случае, понимают.  Я чувствовал, что отделен от коренных израильтян. Эта страна была мне чужой. Мне еще в детстве дали понять, где мое место и кто я такой для них. В школе годами твердили не разговаривать на русском языке — и учителя, и одноклассники.

Люди из России были мне намного ближе и интереснее, мной двигало желание делать кино о русскоговорящих. Мне казалось это миссией. Все фильмы, которые я делал, сняты либо за границей, либо непонятно, что в Израиле. Можно сказать, что «Война Раи Синициной» — мой самый израильский фильм. И мой внутренний бунтарь очень горд, что удалось получить бюджет и показать по израильскому национальному телевидению полнометражный фильм, снятый на русском языке.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020 Кому нужен док? — По итогам конференции «Флаэртианы»

К этому и веду. Ты снимаешь фильм на русском языке в стране, граждане которой стали одними из главных жертв войны, которая большой отпечаток оставила на России. И все это о твоих корнях. Может быть, твои сны — генетическая память, великое коллективное бессознательное?

В Израиле полтора миллиона русскоговорящих, но они живут как будто в параллельной реальности. А уж особенно эти ветераны. Где-то там субкультура какая-то, но эта субкультура искренне верит, что Израиль не был бы возможен, если бы они не пожертвовали своими жизнями, если бы не воевали. В Израиле им не отдают такой большой чести. В израильских книжках истории говорят про это, но там все очень ориентировано на Запад. Русские — это просто странные чуваки, которые надевают медали 9 мая. Мне было важно показать, что есть евреи, которые здесь живут, пожалуйста, знайте, что они думают вот так и чувствуют вот так.

При этом, пока я снимал «Войну Раи Синициной», смотрел фильмы про Вторую мировую, которые делают в России, навещал российские памятники, видел, как реконструировали музей в Волоколамске. Там дети могут прийти и интерактивно выбрать себе форму солдата и оружие. Это просто не укладывается в моей голове. Как можно использовать войну в таком виде? Меня все время это подначивало. Я хотел разбить иллюзии. И поэтому я считаю, что этот фильм не только для Израиля, он очень для России. Израиль вообще, как и весь мир, конечно, но он в частности — это результат Второй мировой, результат Холокоста…

Израильтяне очень любят войну. Очень.

И каково тебе сейчас, в стране, где бушует вооруженный конфликт?

Ой, это ужас. Я вообще пацифист и не знаю, как пошел в армию. Меня, видимо, в правильном возрасте взяли, в 19 лет, когда я ничего не понимал. У нас армия обязательная. Девушки служат два года, парни — три. Я ненавидел каждую свою секунду там. Для меня это была не просто трата времени, я был не на своем месте. Просто я тогда не понимал, как оттуда уйти.

В Израиле сильно внедренное чувство патриотизма. Чувство единства. Ты должен что-то стране. Те же диалоги о победе. Израильтяне очень любят войну. Очень. Они говорят, что страдают, что война — это кошмар. Но каждый раз, когда начинается война, это шанс соединиться вместе, помочь солдатам, приготовить паек, дети пишут им письма. Эта система неосознанно кайфует и одновременно страдает от абьюза. Причем понятно, что конфликт очень запутанный. Нет там правых или виноватых. Люди воюют со своими страхами. И пока эти страхи существуют, пока люди боятся друг друга, это будет подпитываться и дальше существовать.

Мне очень тяжело от того, что происходило в последнее время в Израиле. Проходишь этот год с «короной», думаешь, может быть что-то изменится у нас, может быть мы соединимся. Нифига. Закончилась «корона» — началась война. Ну а что.

«Война Раи Синициной». Реж. Ефим Грабой. 2020

После завершения фильма о Рае тебе снились сны, которые привели к его созданию?

Нет. Я даже скучаю по ним. Когда закрываю глаза, могу увидеть эти образы. Могу зарисовать, как это выглядит. Но с тех пор, как я начал монтировать этот фильм, они перестали мне сниться.

Читайте также

Тексты песен, содержащие термин: реализовано

Текст:

 твоя жизнь, наша жизнь
Моя жизнь, твоя жизнь, наша жизнь
Моя жизнь
Еще я  реализовал 
( реализовано )
( реализовано )
Я всегда остаюсь здесь, вспоминаю
Еще я  реализовал 
( Реализовано  
 Только для вас
Только для тебя
Только для тебя
Моя любовь
Whoa-whoa-whoa для вас
Только для тебя
Моя любовь

Ого да моя дорогая, я наконец  понял 
Я наконец  понял  
 гордости делают тебя сильнее, чем ты притворяешься
Я не шучу, я  понял  я сломался
Не думаю, что я  понял  все это время мои глаза выглядят безнадежно, 
 Мир такой странный, а она собака
Ее нельзя изменить, ее нельзя любить
А-А-А-А

Вы никогда не поймете   эту девушку
Ничего особенного  реализовал  для нее
Никогда 
, если ты не видишь Его
Не теряйте целостности
Пытаясь доставить им удовольствие
Я не могу дать этому времени
Потому что я  понял, что  я королевский
Это не может быть у меня на уме 
 не могу объяснить это за вас
Нет, никогда не будет так просто
Нет, я не могу вам объяснить

Если вы просто понимаете, что я только что понял  
Тогда у нас было 
 не могу объяснить это за вас
Нет, никогда не будет так просто
Нет, я не могу вам объяснить

Если вы просто понимаете, что я только что понял  
Тогда у нас было 
 должен сделать
О, что мне делать, детка

Когда я так зацепился за тебя
Тогда я  понял , ох, я  понял 
Что ты чужой парень, о, 
 это была мечта
  Реализовано  это то, чем кажется
Я действительно отстой
Я действительно посчитал сливки
  Реализовано  Я мяч как Карим и вот только из 
 должен сделать
О, что мне делать, детка

Когда я так зацепился за тебя
Тогда я  понял , ох, я  понял 
Что ты чужой парень, о, 
 объясните это для вас,
Нет, никогда не будет так просто
Нет, я не могу объяснить это тебе

Если вы просто понимаете, что я только что понял  ,
Тогда мы были бы идеальными 
 дома, я к этому привык
Молитесь, чтобы вы вернулись домой, как будто я к этому привык.
Я  понял,  мы можем править миром
Я  понял, что  мы можем править миром (о да, о 
 у вас есть  реализовано  вы не должны уходить
Вы бы  реализовали , вы не должны уходить

Сколько часов в моей постели
Желая неба, это не то, что вы 
 штуки
Разве вы не видите, что они не помогают
 
Я  реализовал , Я  реализовал 

Ага
Я  понял , что они никогда не помогут
И мы идем через ад
Нет, они никогда не 
 подчеркивал
Все мои планы никогда не реализовывались  , натыкаясь на Runner's High!
Высокий стресс, вот что я чувствую
Неудивительно, что я не чувствую дерьма
Это всегда жизнь 
  Понял , что я наконец встретил Бога
Когда я посмотрел на себя в зеркало
(Ага-ага)
  Осознал , что я все еще могу быть мужчиной
Когда эмоции действительно проявляются в 
  понял , что распространение света - вот то, как я исправляю ошибки
Человек каждый день, я живу жизнью как значок
Вот почему они празднуют меня до того, как моя жизнь ушла

Ежедневно 
 (да)
Думаю, я что-то чувствую

Для тебя (тебя)
Что я могу сделать? (делать)
Что мы хорошего?
Когда я не знаю себя


(Когда я не знаю)
Я так и не понял   что смог 
 вместе
Я  понял , что только мы можем сделать это лучше
Я чувствую, что пришло время нам собраться вместе
Я  понял , что только мы можем сделать это лучше
Я чувствую себя 
 мои глаза, ты оставишь меня, девочка

Тогда я  понял , это сумасшедший мир
Когда он исчез в своей машине
Я был ошеломлен и не знал, что делать 
 знаю, что
Я искал тебя?
Я  понял , что ничто другое меня не удовлетворит
Я так рада, что нашла тебя
Теперь, когда я изменился, никто не может удержать меня 
, как я здесь, мы все здесь

Я думаю, что сегодня я впустую
Я  понял , что я сделал это сегодня вечером
Вы должны услышать, как я сделал это сегодня вечером
Потому что это 
 Это налетело на меня в спешке
Когда я  понял , что я так тебя люблю
Иногда я плачу, но не могу сказать, почему
почему я чувствую то, что чувствую внутри 
 конкурс
Оставьте это учителям в школе
Надо сохранить свои традиции

'Bout time вы  реализовали 
Вы по специальности
Нет никого похожего на тебя
Потратить 

10 цитат из жизни, которые (в случае их применения) навсегда изменят ваш взгляд на мир | by Ayodeji Awosika

Почему мы так любим цитаты из жизни?

Думаю, у меня есть ответ.Цитаты из жизни имеют способ пробить бубны. и шум вокруг нас. Цитаты из жизни — это мечи, которые разрезают гордиев узел шума и раскрывают сущность жизни, которую мы знаем в глубине души, но склонны забывать.

Я писатель, а значит, люблю цитаты. Но я также понимаю, насколько они могут быть одновременно проницательными и бесполезными. С цитатой можно сделать одно из двух: использовать ее в качестве вдохновляющей ерунды для публикации в Instagram или использовать ее для изменения своей жизни. Мудрость цитат чрезвычайно эффективна в применении.

Я собрал цитаты, к которым я возвращаюсь снова и снова, когда моя жизнь не выровнена, мне нужно напоминание или просто хочется поразмышлять о красоте самой жизни.

Я мог бы легко найти несколько цитат и вставить их в сообщение в блоге. Вместо этого я буду использовать только цитаты, которые могу вспомнить по памяти, рассказывать о том, как я использовал их в своей жизни, и предлагать вам способы сделать то же самое.

«Мы все умрем, все мы, что за цирк! Одно это должно заставить нас полюбить друг друга, но это не так.Нас терроризируют и унижают пустяки, нас ничто не съедает ». — Чарльз Буковски

Большие проблемы не сбивают нас с толку. Маленькие мелкие неприятности в совокупности выводят нашу жизнь из равновесия. Офисная политика на работе, ваши поездки на работу, дела, бессмысленные новости, сплетни, крошечные приступы зависти, социальные сети и так далее. Подумайте, сколько времени вы тратите на значимые дела и сколько времени вы потратили, позволяя жизненным мелочам поглотить вас целиком.

Знаете, что мне больше всего нравится в писательстве? Я убегаю от шума.Когда я вхожу в это состояние потока, я ухожу от хаоса жизни и делаю что-то, что (по крайней мере для меня) что-то значит. Я строю свою жизнь вокруг идеала увеличения своего значимого времени и уменьшения количества мелочей, с которыми мне приходится иметь дело.

Жизнь не всегда трагична. Иногда это печально просто потому, что вы тратите их впустую и не понимаете этого, пока не станет слишком поздно.

Что напоминает мне…

«Вы смертны во всем, чего боитесь, и бессмертны во всем, что хотите» — Сенека

Вы думаете, что у вас есть время.Вы этого не сделаете. Вы боитесь смерти, но ведете себя так, будто у вас есть неограниченное время для жизни. Люди странные. Мы склонны перевернуть полезную истину, чтобы удовлетворить наше эго. Полезная правда, которой я придерживаюсь, является обратной цитатой Сенеки.

Я часто работаю так, будто завтра умру. Это фактически заставляет меня меньше бояться смерти. Я предполагаю, что через несколько лет я достигну точки, когда со мной все будет в порядке, если я умру. Дайте мне еще несколько книг, вех, важных моментов и воспоминаний с людьми, которых я люблю.Я буду в порядке.

Конечно, я не хочу умирать. Но чем полнее вы живете настоящим, тем меньше вы боитесь смерти. Сенека также говорит: «Жизнь длинна, если ты знаешь, как ею пользоваться». Я делаю то, что люблю, почти каждый день. После того, как я это сделал, время кажется «домашними деньгами».

Почему бы в вашем случае не перевернуть уравнение смертности? Почему бы не жить так, как будто ты завтра умрешь? Потому что ты боишься.

Бесполезно бояться смерти, потому что ты не можешь контролировать, когда она случится. Но вы можете контролировать, как вы используете свое время прямо сейчас.

«Если вы видите мошенничество и не говорите о мошенничестве, вы — мошенник». Нассим Талеб

Я потратил много времени, рассказывая обо всех б.н. общество нас кормит. Вас приучили и научили чувствовать себя беспомощным. Общества возникают для того, чтобы сдерживать мобильность людей из-за необходимости, и люди попадают в нее каждый день.

Они верят новостям, которые на 99 процентов являются пропагандой. Они слепо следуют статус-кво. Мы коллективно позволяем этим институтам произвольно разделять нас, даже если все мы более или менее хотим одного и того же от жизни — любви, семьи, радости, значимой работы, просто.

Все больше и больше я пытаюсь избавиться от лишних слов и говорить прямо. Моя новая книга и мои недавние статьи были сосредоточены на идее, что большинство убеждений, которые вы питаете, являются абсолютной ерундой и что индивидуальная ответственность — не идеал, которому нужно соответствовать, но ваш — единственный выбор , потому что люди, которых вы Надеемся спасти вас мошенники. 100 процентов из них.

Кстати о фальшивых общественных представлениях…

«Запомните это.Мир хочет назначить вам роль. И как только вы примете эту роль, вы обречены ». Роберт Грин

Приняли ли вы роль, которую дает вам общество? Вы свободны? Вы умеете думать самостоятельно и принимать собственные решения? Будь честным. Больше никого нет.

Я люблю сериал «Сорняки». И музыкальная тема для шоу прекрасно передает менталитет, жертвами которого мы становимся:

И люди в домах
Все пошли в университет,
Где их поместили в коробки
И они все равно вышли,
И есть врачи и юристы,
И руководители предприятий,
И все они сделаны из тупого, липкого
И все они выглядят одинаково.

(Автор Мальвина Рейнольдс)

Неужели это действительно американская мечта? Маленькая коробочка на склоне холма? Это то, ради чего вы так много работаете? Подумайте о том, чтобы поменять свою жизненную цель, чтобы не отставать от Джонсов, смотреть Netflix по ночам, иметь два дня в неделю, чтобы отыметься, и несколько недель отпуска, чтобы справиться со всем этим.

Я знаю, что мой маршрут не для всех. И я также уверен, что некоторым людям нравится жить в маленьких коробках. Однако многие люди этого не делают.Они хотят вырваться, но не знают, как это сделать. Вы один из этих людей? Я написал несколько книг об этом процессе, но краткий ответ заключается в том, чтобы понять, что вы, по сути, были приучены к этим убеждениям, и попытка отучиться от них может быть столь же жесткой, как и сама обусловленность.

Приступай к работе.

«Вам нужна похвала людей, которые бьют себя каждые 15 минут. Похвала людей, презирающих себя? » — Марк Аврелий

Мне нравится обдумывать это, потому что когда вы это делаете, вы понимаете, насколько абсурдно заботиться о том, что думают другие люди.

Подумайте о том, насколько вы озабочены собой. Очень сильно.

Вы постоянно занимаетесь центром вселенной. Вы постоянно боретесь со своим внутренним критиком и сомневаетесь в себе. Не проходит и дня (а может, и часа), чтобы что-то не напоминало вам о вашей несостоятельности. Иногда вы можете быть откровенным невротиком.

Все такие, но почему-то мы представляем всех остальных безопасными и уверенными в себе людьми, судящими о нас по своим башням из слоновой кости.

Никто не знает, что мы, черт возьми, делаем.Как сказал печально известный Канье Уэст: «Мы все застенчивы, я просто первый, кто это признает».

Когда я получаю отрицательный комментарий к одному из моих сообщений в блоге, я вспоминаю, что человек оставил этот комментарий как незащищенный человек. Не небезопасный , потому что они оставляют комментарий, , но небезопасный как состояние по умолчанию.

По сути, я постоянно напоминаю себе о внутренней работе умов других людей, чтобы уменьшить страх смущения, критики, отказа и так далее.Часть игры в жизнь — это осознание того, что это игра. Я много работаю, но не отношусь к себе так серьезно, потому что… никто другой не делает. И вы не должны.

«Лучше следовать своему искреннему интеллектуальному любопытству, чем следовать тому, что приносит деньги».

«Интернет значительно расширил пространство для возможной карьеры. Большинство людей этого не понимают ». — Naval Ravikant

Мне платят полный рабочий день, чтобы я рассказывал о том, что меня интересует.Это дико. Это не только дико, но еще десять лет назад мне было бы в десять раз сложнее сделать это.

Это связано с приведенными выше цитатами об обществе, которое пытается научить вас быть беспомощным. Очень сложно найти оправдание своим неудачам в карьере в 2019 году. Это просто так.

Вы можете опубликовать книгу на Amazon, бесплатно пройти уроки в Йельском университете и Гарварде, запустить канал на Youtube и стать миллионером до достижения половой зрелости, научиться программировать без предоплаты в таких местах, как Lambda School, создать электронную коммерцию бизнес практически с нулевыми деньгами, фриланс, я действительно мог продолжать и продолжать.

Интернет отчаянно умоляет вас повысить уровень, но вы этого не сделаете. Почему? Потому что вы застряли в ментальной тюрьме, построенной на индустриальной и корпоративистской ментальной модели. Эти учреждения полностью мертвы. Просто они этого еще не знают.

Собираетесь ли вы оказаться на правильной стороне истории? Это зависит от…

«Матрица — это система, Нео. Эта система — наш враг. Но когда вы внутри, вы смотрите вокруг, что вы видите? Бизнесмены, учителя, юристы, плотники.Сами умы людей, которых мы пытаемся спасти. Но до тех пор, пока мы этого не сделаем, эти люди все еще являются частью этой системы, и это делает их нашими врагами. Вы должны понимать, что большинство из этих людей не готовы к отключению. И многие из них настолько приучены, настолько безнадежно зависят от системы, что будут бороться за ее защиту ». — Морфеус

Люди не только отчаянно не хотят избавиться от статус-кво, но они также будут сражаться насмерть, чтобы поддержать его. Раньше я пытался обратить этих людей, пока не понял, что некоторых людей спасти невозможно.

Я не спорю с этими людьми. Вместо этого я просто живу своей жизнью в надежде подать пример другим и разговаривать с людьми, которые готовы услышать то, что я хочу сказать.

Дьявол, которого вы знаете, лучше, чем тот, которого вы не знаете. Опять же, привязываемся к приведенной выше цитате о мелочах, сбивающих с толку людей. Большинство людей не терпят серьезных неудач, столкнувшись с трудностями. Нет, они постепенно впадают в самоуспокоенность, пока это не закрепится в их личности.

Некоторым людям не нравится их обстоятельство, но они недостаточно удовлетворены, чтобы измениться.

Я много раз рассказывал историю о том самом дне, когда решил изменить свою жизнь. В комнате моей дрянной квартиры, когда я был безнадежным, сломленным и полностью застрявшим, я встал и закричал во все горло: «Я, блядь, больше так не живу !!!»

Я был искренне сытым по горло. Я понял, что если я собираюсь жить так, как хочу, то это должно происходить на моих условиях.Это так просто.

Ваше мировоззрение вас устраивает? У вас это работает? Как ваша модель реальности влияет на вашу повседневную жизнь? Вы довольны тем, что живете в матрице, или хотите принять красную таблетку?

Неудобно. Нео перешел из своей кабинки и квартиры в холодный, голый и испуганный на борту корабля, пересекающего апокалиптическую плоскость. Но он также стал героем.

Ты тоже можешь.

«Мы все выросли на телевидении, чтобы поверить в то, что однажды мы все станем миллионерами, богами кино и рок-звездами.Но мы этого не сделаем. И мы медленно осознаем этот факт. И мы очень, очень зол. — Тайлер Дёрден

Вы попались на сказочный крючок, леску и грузило. Я вспоминаю то время, когда учился в колледже. Все были в восторге от будущего. Общество с изяществом проложило дорогу, по которой они будут скользить.

Возраст 22-25 — это то место, где вы видите последние остатки надежды и волнения примерно для 90 процентов людей. Развилка дороги разваливается. Многие выбирают маршрут, который начинает их постепенно раздражать.Некоторые выбирают менее популярный путь. Какой из них вы взяли?

Послушайте, смысл этого не в том, чтобы никого атаковать. Я просто спрашиваю вас лично, честно и прямо, не злитесь ли вы на то, как сложилась ваша жизнь. Вы чувствуете себя обманутым, обманутым, обманутым? Если ты так себя чувствуешь, хорошо.

Используйте это. Положительные эмоции переоцениваются. По большей части моя мотивация была вызвана недовольством.

Может быть, ты не будешь богом кино или рок-звездой, но держу пари, ты можешь сделать намного больше, чем то, что делаешь сейчас.Бьюсь об заклад, вы верите в то же самое.

«Безумие редко встречается у людей, но в группах, государствах и обществах оно является нормой». — Фридрих Нейтче

Мне немного жаль людей, охваченных этой массовой истерией, основанной на войне между двумя произвольно разделенными и пугающе похожими политическими партиями (прочтите эту статью о людях, которые притворяются, что ненавидят друг друга. ТВ все вместе тусовались в Хэмптоне), но смотреть интересно.

Люди принадлежат к племенным животным. Чтобы выжить, мы разработали стратегии группового сплочения. Компании социальных сетей, новости и проницательные генералы культурной войны знают об этом и используют это, чтобы вызвать групповое мышление на стероидах.

Позвольте спросить, почему вы так заботитесь о «своей команде»? Что ваша команда делает для вас именно? Нет, правда, я хочу знать.

Это мышление связано с цитатой Марка Твена:

Всякий раз, когда вы оказываетесь на стороне большинства, пора остановиться и задуматься.

Думаете ли вы сами или вас научили думать определенным образом?

Легко сказать. Если вы скажете мне свою позицию по актуальному вопросу, например, по контролю над оружием, и я смогу правильно угадать каждое ваше мнение по всем остальным острым вопросам, вы не критически мыслите. Ты талисман.

Думать самостоятельно сложно и неудобно, потому что вы подвергаете себя отчуждению. Но кем бы вы предпочли быть? Одинокий и свободный? Или петь кумбайю с другими членами вашего безумного идеологического культа?

Выбор за вами.

«Если вы судите рыбу по ее способности лазить по дереву, она сочтет ее глупой». Альберт Эйнштейн

Позвольте мне немного смягчить тон. Не зная вас, я искренне думаю, что вы способны сделать что-то великое в своей жизни. Что это такое? Я не знаю. В игру вступают многие факторы — ваши сильные стороны, обстоятельства, текущая карьера, системы убеждений и так далее.

Вы могли бы сказать, что некоторым людям действительно дерьмо досталось.И ты был бы прав. Честно говоря, я не знаю, что делать с этими людьми, и могу это признать. Но для большинства из нас — людей из среднего класса, которые, возможно, просто приняли неправильные решения — возможно построить жизнь, которая будет соответствовать тому, кем вы являетесь на самом деле. Не то, что «вы» общество хочет, чтобы вы были. Не «вы», которое делает то, что вы ненавидите, в обмен на ничего по-настоящему ценного.

Вы можете согласовать свою жизнь с «собой», которое вы когда-то знали. Тот, который был взволнован и интересовался жизнью.Тот, который любил писать, рисовать, шутить, делать бумажные самолетики, решать математические задачи для развлечения (да, такие люди существуют), притворяться телеведущим по воскресеньям после обеда, что угодно.

У вас есть умение, талант, вам идеально подходит место в этой вселенной. Найти его и удвоить на всю оставшуюся жизнь — практически единственный совет успеха, который вам нужен.

Чем больше вы знаете, тем больше понимаете, что не знаете

Аристотель написал знаменитую фразу: «Чем больше вы знаете, тем больше вы понимаете, что не знаете.«

На изображении выше вы можете увидеть, как это влияет на уверенность по мере роста опыта. Изначально ваша уверенность низка, поскольку вы знаете, что у вас нет опыта. Однако через некоторое время вы начинаете «понимать» и попадаете в зону комфорта. В зависимости от того, насколько требовательна ваша среда, вы можете оставаться в ней надолго, но если вас будут толкать, вы, скорее всего, быстро упадете в «долину отчаяния», поскольку поймете, что у вас есть гораздо больше. пока не освоил.Оттуда, как правило, ваша уверенность растет по мере увеличения вашего опыта. Это известно как эффект Даннинга-Крюгера.

Подумайте, как это соотносится с синдромом самозванца, при котором уверенность в себе намного ниже, чем следовало бы полагаться на собственном опыте. Этот график хорошо противопоставляет их друг другу:

Источник

Даннинга-Крюгера в основном применяется только тогда, когда у вас ограниченный опыт и вы слишком уверены в себе. Синдом самозванца вступает в игру, когда у вас есть опыт и навыки, но вы чувствуете себя неадекватным по отношению к другим.Это две стороны одной медали, и лучший способ бороться с ними обоими — окружать себя сверстниками с разным уровнем опыта и ставить себя в ситуации, когда ваши способности могут быть измерены в той или иной форме и реагировать на реальную обратную связь, скорее чем просто прислушиваться к собственному подсознанию.

Я слышал, как кто-то описал взаимосвязь между опытом и уверенностью, используя метафору расширяющегося круга. Ваши знания представлены внутренней частью круга, а все, что вы еще не знаете, находится снаружи.По мере того, как вы узнаете больше, вы толкаете круг наружу, увеличивая его площадь. Но вы также увеличиваете окружность круга, , тем самым увеличивая контакт с вещами, которых вы еще не знаете . Я подумал, что это отличный способ взглянуть на это, и сделал набросок, чтобы продемонстрировать идею:

Знающие и неизвестные

Конечно, вы можете расширить эту диаграмму и применить знаменитую цитату Рамсфельда о неизвестных неизвестных. Чем больше у вас опыта, тем больше вы знаете, что знаете.Но также, чем больше вы знаете, вы не знаете. И несмотря ни на что, всегда будет большое (возможно, бесконечное) количество неизвестных неизвестных:

Известные, известные неизвестные и неизвестные неизвестные

По мере того, как вы набираетесь опыта, постарайтесь обдумать его. Возможно, теперь у вас есть более глубокие познания в определенной теме или технологии. Вероятно, есть вещи, о которых вы даже не подозревали, и о которых теперь вы, по крайней мере, знаете. Постарайтесь иметь в виду, что большинство вещей, о которых вы имеете поверхностное представление, но которые на самом деле вам известны как неизвестные, вероятно, схожи в том, что если бы вы действительно погрузились в них, вы бы обнаружили, что они намного больше чем вы понимаете сейчас.Это дает несколько преимуществ. Это помогает держать ваше эго под контролем. Это помогает сохранить ваше любопытство и желание учиться. И это помогает вам развивать и поддерживать уважение к другим людям, которые, возможно, нашли время, чтобы узнать больше о теме, о которой вы только прикоснулись. В чем обратная сторона?

Эпизоды подкастов «Мои еженедельные советы разработчикам» теперь появляются на YouTube с визуализацией One Squiggly Line . Ознакомьтесь с ними и подпишитесь здесь .

30 Мне не нужны цитаты, высказывания и изображения

Достаточно ли вас для себя? Мы собрали некоторые из лучших «Мне не нужны твои цитаты, поговорки, пословицы» (с изображениями и картинками), которые помогут вам лучше выразить свои чувства.

В жизни бывают случаи, когда ваши друзья или семья не приходят, чтобы поддержать вас или быть с вами, когда они вам больше всего нужны. Когда вы чувствуете, что люди игнорируют вас или не заботятся о вас, наступает момент, когда с вас достаточно.Вы понимаете, что вам не нужно в жизни ни на кого полагаться, и вам достаточно для себя. #IDontNeedYou

Связано: Преодоление невзгод в жизненных цитатах

Итак, если вы столкнулись с предательством, разочарованием в любовных отношениях с друзьями или семьей, то это должно было вас потрясти. Но со временем вы научитесь двигаться дальше по жизни и научитесь быть независимыми. Я надеюсь, что эти цитаты могут вдохновить вас стать сильнее в жизни и поверить в свои способности и силу сильной женщины.

Статья Рози Белл — Прочтите здесь

Известные цитаты на тему «Вы мне не нужны»

  1. «Забудьте тех, кто вас забывает».

  2. «Меня не волнует, что вы обо мне думаете!»

  3. «Все продолжается, с вами или без вас».

  4. «Не волнуйся о мире, просто будь собой».

  5. «Жизнь станет лучше, если ты перестанешь слишком заботиться».

  6. «Вам не нужны те, кто не нуждается в вас! Двигаться дальше.

  7. «Я не бессердечный, я только что научился пользоваться своим бессердечием».

  8. «Я никогда не перестану заботиться, но если вы решите оттолкнуть меня, я уйду».

  9. «Ты ей больше не нужен, потому что ты научил ее быть одной».

  10. «Я доволен собой и доволен собой, мне никто в жизни не нужен».

  11. «Мне не нужно твое одобрение, дорогая, это для незащищенных людей».

  12. «Самое умное, чему может научиться женщина, — это никогда не нуждаться в мужчине.»

  13. « Если вы не пицца, ответ — да, я могу жить без вас ». — Билл Мюррей

  14. «Не притворяйтесь, что вас это волнует. Ты мне не нужен как анестетик. — Дженни Даунхэм

  15. «Перестань беспокоиться о ком-то, кто не беспокоится о тебе». — Митчелл Перри

  16. «Пожалуйста, никогда не думайте, что вы мне нужны в моей жизни… bcoz в какой-то момент мы не знали друг друга, и у меня все было хорошо.

  17. «Если у вас нет еды, воды или убежища, перестаньте действовать так, как я нуждаюсь в вас. Я буду в порядке без тебя.

  18. «Если ты не можешь быть рядом, когда дела обстоят плохо, тогда ты мне не нужен, когда все хорошо».

  19. «Забавная вещь о настоящей женщине. Вы им не нужны. Они хотят тебя. И если ты начнешь расслабляться, то и без тебя можно будет довольствоваться ».

  20. «Моя жизнь — доказательство того, что ты мне не нужен, чтобы делать то, что я делаю. Если некому будет, я посмотрю.»- Абель Феррара

  21. « Мне не нужен мужчина в моей жизни; Я независимая женщина. Так что, если я ХОЧУ, чтобы ты был в моей жизни, знай, что ты особенный ».

  22. «Готово. Сначала я тебе написала. Надеюсь, ты позвонишь, и я уже плакала, пока не заснула. Ты просто этого больше не стоишь «.

  23. «То, что вы скучаете по кому-то, не означает, что вы должны бежать к нему. Иногда вам приходится скучать по ним, пока однажды утром вы не проснетесь и не поймете, что больше их нет.

  24. «Слишком поздно. Вы ей больше не нужны, и она больше по вам не скучает. И все потому, что ты никогда не делал ее приоритетом. Вы считали само собой разумеющимся, что она всегда будет рядом, ожидая, когда вы подадите ей остатки своего времени. Это забавно, потому что, когда она ждала, пока ты осознаешь, что у тебя есть… она наконец поняла, что ей не нужно то, что ты предлагал ».

  25. Боже, ты мне был нужен, — пробормотал он. «Я даже не могу сказать, сколько раз я думал об этом.Самое смешное, что теперь ты мне меньше не нужен. Думаю, ты мне нужен больше ».
Мне не нужны вы цитатыНе нужны вы цитаты ИзображенияЯ не хочу, чтобы вы в моей жизни Цитаты Цитаты Мне не нужны YouQuotes о Мне не нужен кто-нибудь

Ищете более вдохновляющие цитаты об извлеченных уроках жизни?

Подробнее;

Разочарованный цитатами друзей, фото

Цитаты и высказывания о вреде в отношениях

Эгоистичные высказывания и цитаты друзей и людей

Не верьте никому в жизни цитаты, лучшие

Цитаты о выпадении из любви

Цитаты о том, что вас игнорируют, трогательно

Красивые новые цитаты для начала

Если вам нравятся эти цитаты, и они вам нравятся, поделитесь ими с друзьями и семьей в своем статусном сообщении или в социальных сетях (Facebook, Instagram, Whatsapp, Pinterest, Tumblr).Есть чем поделиться с нами? Если да, мы хотели бы показать это здесь.

сообщить об этом объявлении
Об авторе
Ананья Бхатт

Я Ананья выпускник Холмс-колледжа в Сиднее. Я профессиональный оратор, и мне нравится мотивировать людей и вдохновлять их реализовывать свои мечты. Я был активным участником The Random Vibez последние 2 года. Делитесь цитатами, пословицами и высказываниями великих авторов, чтобы затронуть жизнь людей и сделать ее лучше.

20 цитат для использования возможностей

Некоторые из самых успешных предпринимателей в мире не являются лучшими программистами или продавцами, а просто действительно умеют использовать большие возможности.

Создавая свою компанию Porch.com, мы поняли, что лучшие возможности — это когда вы действительно можете помочь решить чужую проблему, в нашем случае помочь улучшить свой дом.

Ниже приведены цитаты, которые подчеркивают важность использования момента для достижения величия.

1. «Если появится окно возможностей, не опускайте шторы». Tom Peters

2. «В мире, который меняется очень быстро, единственная стратегия, которая гарантированно потерпит неудачу, — это не рисковать». Марк Цукерберг

3. «Пока вы все равно будете думать, думайте масштабно». Дональд Трамп

4. «Мы всегда прокладывали свой путь из-за любопытства и нового взгляда на возможности». Майкл Делл

5.«Кто-то сидит сегодня в тени, потому что давным-давно посадил дерево». Уоррен Баффет

6. «Следуя своим увлечениям, вы становитесь более интересными, а интересные люди очаровывают». Гай Кавасаки

7. «Решите, чего вы хотите, а затем действуйте так, как будто потерпеть неудачу невозможно». Брайан Трейси

8. «Каждый потерянный момент, оглядываясь назад, не дает нам двигаться вперед». Хиллари Клинтон

9. «Чтобы оставаться впереди, ваша следующая идея должна ждать своего часа.» Розабет Мосс Кантер

10.» Пессимист видит трудности в каждой возможности; Оптимист видит возможности в каждой трудности ». Уинстон С. Черчилль

11.« Мудрый человек сделает больше возможностей, чем он найдет ». Фрэнсис Бэкон

12.« Сколько я упустил просто потому, что я боялся пропустить его ». Пауло Коэльо

13.« Если возможность не стучит, сделай дверь ». Милтон Берл

14.«Я буду готовиться, и однажды у меня появится шанс». Авраам Линкольн

15. «Большинство людей упускают возможность, потому что они одеты в комбинезоны и выглядят как рабочие». Томас А. Эдисон

16. «Каков рецепт успешного достижения? На мой взгляд, есть всего четыре основных ингредиента: выберите карьеру, которую вы любите, сделайте все возможное, используйте свои возможности и будьте член команды «. Бенджамин Франклин Фэйрлесс

17.«Неудача — это просто возможность начать все сначала, на этот раз более разумно». Генри Форд

18. «Успех — это место, где встречаются подготовка и возможность». Бобби Ансер

19. «Возможности подобны рассветам. Если вы ждете слишком долго, вы их упускаете». Уильям Артур Уорд

20. «К черту обстоятельства, я создаю возможности». Брюс Ли

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Tampa Bay Buccaneers QB Том Брэди нашел «другой путь» для достижения успеха в НФЛ

За 20 сезонов Том Брэди знал только один путь — «Путь патриота» — но потребовался всего один дополнительный сезон, чтобы понять, что это не так. Это не единственный способ добиться успеха.

«Когда вы находитесь в одном месте в течение 20 лет, вы думаете, что это единственный способ», — сказал Брэди в интервью телеканалу ABC «Доброе утро, Америка» в среду. «И я думаю, что когда ты идешь в другое место, ты понимаешь:« Ух ты, есть другой способ, которым люди делают что-то ».'»

Позже он добавил:» Знаешь, я был новеньким впервые. И это был совершенно другой опыт ».

Эти новые впечатления привели к знакомому результату, так как Брэди выиграл еще один чемпионат Суперкубка — его седьмой в общем зачете — в своем первом сезоне с Tampa Bay Buccaneers. Он подписал контракт с Bucs как свободный агент в последнее межсезонье, оставив после себя наследие, которое он создал с New England Patriots

«Я думаю, что это большая часть футбола», — сказал Брэди GMA.«Дело не в том, что вы сделали в прошлом году. Это вроде того, что вы собираетесь делать в этом году. Так что для меня это было то, что я собирался сделать для Букс в прошлом году. Я до сих пор так считаю. »

«Это большая часть того, что я понял в прошлом году: все будет по-другому. Я стараюсь работать в рамках того, что происходит в настоящее время, но все же стараюсь делать все, что могу. Все это было действительно, действительно потрясающе — очевидно, из-за того, как закончился сезон — так что это был отличный год ».

2 Родственные

Это был также первый сезон, в котором он играл за другого главного тренера, кроме Билла Беличика из Новой Англии.

«[Брюс Арианс] — отличный мотиватор», — сказал Брэди о тренере «Букс». «У него отличное чувство команды … отличный импульс к тому, что происходит в раздевалке, отличная интуиция, отличная оценка таланта».

И в возрасте 43 лет Брэди полагался на мотивацию, чтобы поддерживать свой боевой огонь на пути к своей пятой награде за звание лучшего игрока Суперкубка.

«Меня всегда мотивировали люди, которые говорили:« Ты не можешь этого сделать », — сказал Брэди. «Вы знаете:« Ты недостаточно хорош, ты недостаточно быстр, недостаточно велик, недостаточно хороша рука ».«У меня был объем работы в течение определенного периода времени, и … быстро забываешь».

Эта часть работы еще не закончена. Брэди привязан к Bucs в течение сезона 2022 года после того, как согласился на продление этого срока. межсезонье, которое сэкономило 19 миллионов долларов против потолка заработной платы на 2021 год. И с этими деньгами Bucs сохранили группу, и все 22 игрока в атаке и защите вернулись в команду, чтобы защитить свой титул.

«Я не думаю, что это доказывает. Это для меня мотивация, — сказал Брэди GMA. — Я все еще хочу играть.У меня как бы маленькая болезнь, которая просто хочет закрутить чертову спираль, понимаете, о чем я?

«Как только вы остановитесь, вы не сможете вернуться и сделать это. У меня осталось еще немного футбола [осталось во мне]. Я имею в виду, не много — и я это знаю. Но то, что у меня осталось, я собираюсь пойти и отдать все, что у меня есть «.

«Я ненавижу людей» — что делать, если люди вам не нравятся

Мы включаем продукты, которые, по нашему мнению, полезны для наших читателей. Если вы совершите покупку по нашим ссылкам, мы можем получить комиссию.

Если вы похожи на меня, вы от природы склонны не любить людей.

Вот что я узнал после многих лет изучения того, как люди работают, и почему кажется, что все прекрасно ладят, в то время как мы единственные, кто думает: «Я ненавижу людей».

Это ты? Тогда это руководство для вас

Согласны ли вы с некоторыми из следующих утверждений?

  • Большинство людей считают мелкими и глупыми
  • Многие из тех, в кого вы действительно вложили время и эмоции, закончили тем, что предали вас
  • Вы пришли к выводу, что под поверхностью на самом деле человека не волнуйтесь о других и теряйте интерес к тусовкам, когда им это не подходит
  • Вам надоели светские разговоры и поверхностная любезность .
  • Если вы когда-нибудь приходите домой после дня общения с другими и думаете: « Я ненавижу людей », это для вас.

Вот и хорошие новости:

Почему некоторые из нас не любят людей и почему это хорошо

Обычно надоедать людям и даже ненавидеть их. Личности А-типа (мы, которые ценим выполнение дел, а не болтовню и обмен любезностями) склонны не любить людей. (Исследование)

Исследователи называют эту черту враждебностью к миру .

Враждебность имеет значение. Кто-то должен довести дело до конца, и тогда может помочь проявление агрессии.

Вы когда-нибудь задумывались, почему люди всегда говорят одно и то же о таких людях, как Стив Джобс, Ангела Меркель, Илон Маск, Тереза ​​Мэй и Билл Гейтс?

«Да, они очень успешны. Но я слышал, что они настоящие придурки ».

Почему? Они ценят результат важнее приятного и приятного.

(Знаете ли вы, что менее приятные люди, как правило, более успешны? Это потому, что они осмеливаются встать и бороться за то, что для них важно, в то время как другие предпочитают никому не наступать на ногу.)

Плохая новость:

Когда становится проблемой не любить или ненавидеть людей

Если вы похожи на меня, вам могут надоесть люди. Но вам также нужна человеческая связь. Даже если какая-то часть вас рассталась с остальным человечеством, другая часть все еще хочет поддерживать связь с другими.

Возможно, вы все еще ищете единорога — человека, который не бывает мелким и глупым.

Когда ненависть к людям изолирует нас, это становится проблемой.Почему? Потому что, что бы мы ни думали, мы социальные животные. Нам нужен человеческий контакт.

Тысячи лет назад наши предки на собственном горьком опыте узнали, что наличие небольшого племени друзей — это разница между жизнью и смертью. Когда соседнее племя напало, лучше надеяться, что рядом будут люди, которым можно доверять.

Мы не можем понять это, но быть одному просто нехорошо. (Даже если бы мы хотели, чтобы мы могли просто нажать на кнопку, чтобы нам не пришлось встречаться с людьми.)

Ненависть ко всем может означать доверие

Если вы чувствуете, что ненавидите всех или почти всех, это может быть признаком того, что вам трудно доверять другим людям. Может быть, вас предали в прошлом или вы видели, как сильно было больно другим, когда они были преданы.

Рекомендация

Если вы хотите улучшить свои социальные навыки, уверенность в себе и способность общаться с кем-то, вы можете пройти нашу 1-минутную викторину.

Вы получите 100% бесплатный персонализированный отчет с областями, которые нужно улучшить.

Начать викторину

Ощущение, что вы ненавидите всех, может быть утомительным. Если вы научитесь доверять другим людям, пусть даже немного, это поможет вам расслабиться среди других и начать создавать сеть поддержки.

Научиться доверять другим людям может быть медленным процессом. Не поддавайтесь искушению заставить себя подавлять свои инстинкты. Это часто может быть способом саботажа, позволяя вам сказать «Видите ли, я знал, что людям нельзя доверять» .

Вместо этого идите на небольшой риск.Предлагайте небольшие фрагменты личной информации, которые не вызывают дискомфорта. Со временем вы можете обнаружить, что ваше недоверие уменьшилось. Хороший терапевт может помочь вам поработать и преодолеть проблемы с доверием.

Мы рекомендуем BetterHelp для онлайн-терапии, так как они предлагают неограниченный обмен сообщениями и еженедельные сеансы, а также намного дешевле, чем поход в кабинет настоящего терапевта. Они также дешевле, чем Talkspace, из-за того, что вы получаете. Вы можете узнать больше о BetterHelp здесь.

Как люди работают

Люди общаются и заводят друзей по эгоистическим причинам.

  1. Почему людям нужны друзья? Чтобы не чувствовать себя одиноким. (Эгоистическая потребность)
  2. Почему люди хотят встретиться с другом? Хорошо провести время = испытать положительные эмоции (эгоистическая потребность)
  3. Почему люди хотят пойти и заняться чем-то со своими друзьями? Поделиться опытом. (Эгоистическая потребность развивалась на протяжении всей истории)

Итак, мы не должны забывать, что мы с вами развиваемся одинаково. Мы ТАКЖЕ хотим иметь (не глупых) друзей, чтобы они не чувствовали себя одинокими, испытывали положительные эмоции и делились опытом.

ВЫБИРАЙТЕ:

Да, люди эгоистичны. Но мы с вами тоже. Эгоистическая социализация — это система, настолько запрограммированная, что ни мы, ни кто-либо еще не собираемся менять ее в ближайшее время.

Важно: Можно пожелать, чтобы люди были разными. Но дело не в том, что у всех плохое отношение. Дело в том, что мы, люди, устроены так, как не можем. Мы должны принять этот факт о нас, людях, точно так же, как мы должны признать, что все мы должны ходить в туалет.

Другими словами:

Если мы не будем удовлетворять эмоциональные потребности людей, им не понравится быть с нами, и они исчезнут из нашей жизни.Не потому, что они злые, а потому, что мы все так устроены. Позвольте мне показать вам, что я имею в виду…

Почему люди не заботятся, теряют интерес и предают

Представьте себе любой из этих сценариев:

Сценарий 1: «Поддерживающий» друг

Скажите, что вы прошли через тяжелое время, и у вас был друг, о котором вы говорили с этим. Поначалу друг поддерживает вас, но затем, по прошествии недель или месяцев, вы понимаете, что им все равно, и они просто были вежливы.Они все хуже и хуже отвечают на ваши звонки и, кажется, игнорируют вас.

Прежде чем мы расскажем, почему, рассмотрим еще один сценарий.

Сценарий 2: Предатель

Допустим, вы были вместе со своим партнером до такой степени, что действительно доверяете ему или ей. Вы доверяете этому человеку, потому что он заверил вас, как много вы для него значите. Вы ослабляете бдительность и открываете ту сторону, которую немногие когда-либо видели.

Затем внезапно, без предупреждения, окончательное предательство: они дали вам знать, что встретили кого-то другого.Или, что еще хуже, ВЫ обнаруживаете, что они встречались с кем-то другим.

ПОЧЕМУ ЭТО НРАВИТСЯ?

Ну, придурки найдутся всегда. Но если это закономерность в нашей жизни, возможно, мы были настолько озабочены своими собственными эмоциональными потребностями, что забыли об их.

Наши эмоциональные потребности (когда речь идет о дружбе):

  1. Ощущение того, что нас слушают
  2. Ощущение признательности
  3. Ощущение сходства (Нам нужно иметь возможность общаться и видеть себя в других)

Если есть закономерность в нашей жизни, что люди исчезают, мы должны спросить себя:

  • Мы хорошо слушаем?
  • Показываем ли мы, что ценим людей?
  • Мы строим наши отношения на сходствах и общих чертах, а не сосредотачиваемся на различиях?

Мы можем говорить о трудностях с друзьями, но если это главное, о чем мы говорим, они будут чувствовать себя опустошенными и (поскольку общение — это эгоистический акт) они предпочтут других друзей, которые заставят их почувствовать себя заряженными.

Пройдите этот тест и узнайте, как вы можете улучшить свою социальную жизнь.

Пройдите этот тест и получите индивидуальный отчет, основанный на вашей уникальной личности и целях. Начните повышать свою уверенность в себе, свои разговорные навыки или способность связываться — менее чем за час.

Начать викторину.

Прежде чем мы станем полностью человеконенавистниками, мы должны помнить, что мы с вами работаем одинаково.

Take away:

Мы все хотим друзей, с которыми нам нравится быть рядом: людей, которые заставляют нас чувствовать себя хорошо.И если мы хотим, чтобы они оставались рядом, нам нужно убедиться, что им тоже хорошо рядом с нами. Люди не злятся на всех, только на тех, кто им не нравится.

Почему люди ЛЮБЯТ бессмысленные светские разговоры?

Вы обедаете, и все, кажется, одержимы разговорами о бессмысленных вещах. Погода. Слух. Какая вкусная еда. Вы думаете про себя: « Я не могу быть здесь единственным здравомыслящим человеком, ». Итак, вы попробуете переключить передачу.

Вы поднимаете то, о чем действительно интересно поговорить.Философия, мировые проблемы, политика, психология — все, что не лоботомировано. Люди выглядят смущенными, некоторые просто смотрят на вас.

«Мне жаль, что я на самом деле говорил о том, что имело смысл!»

ПОЧЕМУ ЭТО НРАВИТСЯ?

Когда я погрузился в социальную психологию, меня ждал сюрприз: я узнал, что светская беседа имеет очень конкретную цель. (Если каждый делает что-то, казалось бы, бессмысленное, за этим часто скрывается скрытый смысл.)

Светская беседа — это два человека, которые просто шумят ртом, в то время как тысячи вещей происходят под поверхностью:

Мы улавливаем мета . общение другого человека.

  1. Мы проверяем, кажутся ли они дружелюбными или враждебными
  2. Если они кажутся подчеркнутыми (возможно, это означает, что они что-то скрывают)
  3. Если кажется, что они находятся на одном интеллектуальном уровне
  4. Каков их уровень социальной энергии
  5. Их социальный уровень статусный уровень в группе
  6. Если они кажутся уверенными или заниженной самооценкой

И многое другое. Все для того, чтобы понять, стоит ли нам дружить с этим человеком или держаться от него подальше.

Это то, что мы подсознательно определяем, когда говорим о погоде и о том, как мы с нетерпением ждем этих тендеров на курицу.

Чему мы можем научиться у социально подкованных людей

Когда я подружился с чрезвычайно социально квалифицированными людьми, когда мне было чуть больше двадцати, я узнал, что они смотрят на светскую беседу иначе, чем я.

Вот чему меня научили:

Вам нужно говорить о незначительных вещах, чтобы людям было комфортно говорить о важных вещах .

Сегодня я могу это подтвердить:

У меня прекрасные отношения с друзьями, с которыми я каждый день говорю о глубоких и интересных вещах.Но когда мы только встретились, мы немного поболтали (пока пытались выяснить, подходим ли мы).

Сказать «нет светской беседе» = Сказать «нет» новой дружбе.

Хотя у светской беседы есть цель, мы не хотим в ней зацикливаться.

Такова внутренняя работа светской беседы. Это дает людям время подсознательно понять друг друга.

Какой вы тип социального чрезмерно мыслителя?

Пройдите этот тест и получите индивидуальный отчет, основанный на вашей уникальной личности и целях.Начните повышать свою уверенность в себе, свои разговорные навыки или способность связываться — менее чем за час.

Начать викторину.

С учетом сказанного, мы не хотим застрять в этом. Обычно достаточно нескольких минут светской беседы. После этого большинству людей становится скучно. Мы должны перейти от светской беседы к интересным вещам: мыслям людей, мечтам, увлекательным концепциям, интересным темам.

Здесь я говорю о том, как закончить светскую беседу.

Люди глупы?

Есть поговорка, которая поражает меня:

У половины населения мира интеллект ниже среднего .

Это правда по определению — где-то около 4 миллиардов человек ниже среднего не только по интеллекту, но и по всем параметрам, которые вы можете измерить.

Поэтому всякий раз, когда я вижу в мире что-то, что я не могу объяснить, потому что это слишком глупо, я должен напоминать себе, что большая часть населения просто не очень умна.

Но это только половина дела. Вот еще один факт:

Интеллект половины населения мира выше среднего .

Я умный человек.Я получил высокие баллы по тестам на IQ. Тем не менее, я встречаю людей, которые настолько умны, что выдувают меня из воды. Эти люди являются доказательством того, что мы не можем сказать: «Люди глупы», потому что это не выдерживает критики. Некоторые да, некоторые нет.

На самом деле глупо говорить, что люди глупы, потому что это грубое упрощение.

Я узнал, что мы не можем использовать фразу «Люди глупы» как причину для отказа от общения. Большая часть населения действительно умна (умнее, чем мы с вами). Мы можем научиться дружить с ними и заводить удивительные, обогащающие отношения.

TAKE AWAY:

Мы не должны позволять глупым людям мешать нам выходить на улицу и дружить с умными людьми.

Счастье других людей может быть трудным

Когда вам что-то тяжело, быть рядом с суперсчастливыми людьми может быть действительно тяжелой работой. Это особенно верно, если вы страдаете депрессией или тревожным расстройством.

Это отчасти потому, что мы часто создаем истории о том, насколько идеальной должна быть их жизнь.

Дело в том, что мы никогда не знаем, через что проходит кто-то другой.Многие люди, чья жизнь со стороны кажется счастливой и легкой, глубоко несчастны наедине.

В следующий раз, когда вы почувствуете, что злитесь на кого-то из-за того, насколько легка его жизнь, или даже ненавидите его, помните, что многие люди подчеркивают положительные стороны своей жизни, чтобы хорошо выглядеть для других. Напомните себе, что вы не знаете всей истории.

Сообщения в социальных сетях, в частности, часто создают неточно положительное впечатление о жизни других людей. Если вы особенно боретесь со счастьем других людей, подумайте о том, чтобы отдохнуть от социальных сетей на неделю или две.

Ненависть к обществу — это не то же самое, что ненависть к отдельным людям.

Многие из нас злятся на общество в целом. Это может быть из-за социальных правил, которым мы чувствуем давление, из-за того, что проблемы, которые мы видим, игнорируются, или из-за того, что мы чувствуем, что с нами обошлись несправедливо. Это может вызвать негативное отношение к окружающему миру и к тому, как люди терпят эти вещи.

Рекомендация

Если вы хотите улучшить свои социальные навыки, уверенность в себе и способность общаться с кем-то, вы можете пройти нашу 1-минутную викторину.

Вы получите 100% бесплатный персонализированный отчет с областями, которые нужно улучшить.

Начать викторину

Ненависть к обществу и социальным правилам не означает, что мы ненавидим отдельных людей.

Когда я учился в школе, у меня было всего несколько друзей. Может быть, один или двое из нас действительно понимали друг друга. В то время мне казалось, что это означало, что мне всегда было трудно найти людей, которые мне нравились и которые меня понимали.

Дело в том, что в моем году в школе было всего около 150 человек.Если бы я мог найти человека, который разделял мои убеждения и разочарования в группе из 150 человек, базовая математика подсказывала, что я смог бы найти 112 000 человек в Нью-Йорке.

Готов поспорить, что, если вы попытаетесь, вы сможете вспомнить хотя бы нескольких людей, которых вы любите и уважаете. Всегда есть люди, которые разделяют ваше мировоззрение и понимают ваше разочарование.

В следующий раз, когда вы почувствуете, что ненавидите общество, напомните себе, что есть тысячи людей, которые разделяют эти чувства и пытаются найти единомышленников.

Самоисполняющееся пророчество о ненависти к людям

Вот колесо, в котором я застрял.

Основная посылка: люди глупы

Колесо моих мыслей:

Не беспокоит светскую болтовню -> Не формируют глубокие связи -> Не говорит с другими о значимых вещах -> «Люди мелкие» -> Развивает негативное отношение к жизни -> Существующие друзья устают от негатива -> Люди глупы -> Повторяйте.

Основная посылка: с некоторыми людьми стоит подружиться

Колесо мыслей:

Признает ценность светской беседы и становится в ней хорошо -> Узнает, как также прекратить светские разговоры и связь -> Формирует новые связи -> Обслуживает потребности обоих в дружбе, которая углубляет существующие дружеские отношения -> Видит доказательство того, что есть великие люди -> Мотивированы продолжать совершенствоваться в социальном плане.

Если вы хотите углубиться в тему, ознакомьтесь с моими руководствами здесь:

Как завязать интересный разговор

Как найти новых друзей

Дайте мне знать, что вы думаете, в комментариях!

Бесплатное обучение: разговорные навыки для чрезмерно мыслящих

  1. Используйте «разговорную цепочку», чтобы избежать неловкой тишины
  2. Изучите проверенный метод, чтобы избавиться от пустых болтовни
  3. Совершенствуйте себя в социальном плане, не выполняя странных трюков, выходящих за пределы вашей зоны комфорта .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.