Мужчина как женщина: Мужчина как женщина – КиноПоиск

Содержание

Лучшие годы (2019) смотреть онлайн в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Эпиграф. Лучшие годы – это то время, которое мы еще не успели прожить. Виктор Гюго.

Закадровый голос Анны Готье. Мне с ним было очень хорошо, но в конце концов мы расстались. Может быть, оттого, что было так хорошо. Настолько, что это пугало.

В приюте для престарелых его руководительница проводит викторину с пациентами. Мы с вами попробуем вспомнить, какие события происходили в мире за последние 50 лет. Вам они хорошо знакомы. Заодно и память потренируем. Когда в отставку подал Шарль де Голль? Когда на Луне высадился первый человек? Как его звали? В каком году умер Пикассо? Правильно. В этом же году избрали Миттерана? А смертную казнь – когда отменили? Верно, тоже в 1981 году. Как погибла Грейс Келли? А в каком году Яник Ноа выиграл Ролан Гаррос? Туннель под Ла Маншем в каком году был открыт? Нет, не верно. Дата смерти леди Ди? Когда рухнули башни-близнецы? Нет, не год, а точную дату.

Жан-Луи Дюрок не принимает участия в викторине. Он дремлет в инвалидном кресле, за его спиной стоит сын Антуан. С тобой все хорошо, папа? Антуан уезжает из приюта.

Дюрок сидит в кресле на лужайке приюта. Закадровый голос. Лучшие годы – это когда позади страх, когда много солнца в холодной воде, когда можно жить ни о чем не жалея.

Кадры из фильма «Мужчина и женщина» Клода Лелуша 1966 года. Анна Готье по телефону диктует текст телеграммы Дюроку: браво! С победой! Я вас люблю. Дюрок под дождем едет на машине. Звучит его закадровый голос. Это был отважный шаг, не обычный. Чтобы красивая женщина сама решилась на такое – я бы не смог. Итак, я приеду в Париж ранним утром. Она будет еще спать. И приду к ней, позвоню в дверь. Она встанет не сразу, потом спросит: кто там? Я скажу – Жан-Луи Дюрок. Нет, так нельзя. Лучше я скажу: папа Антуана. Она мне откроет, мы окажемся лицом к лицу. Конечно, она будет смущена. Еще бы, после такой телеграммы! Но потом она впустит меня внутрь, предложит выпить с дороги кофе.

В магазинчик, принадлежащий Анне, приходит ее внучка. Как дела у матери? Она страшная зануда. Анна: все мы хотя бы немного зануды. Внучка просит бабушку рассказать, как она познакомилась со своим мужем. Но я же тебе уже 100 раз об этом рассказывала. Все равно, хочу услышать еще раз. Анна: он был каскадером, буквально упал на меня с неба. Я была сценаристкой. Он заболел, я стала за ним ухаживать. Он не захотел потом со мной расставаться.

К магазину подъезжает автомобиль с надписью на борту: ветеринарная лечебница. Оттуда выходит дочь Анны Франсуаза, она входит в магазин. Представляешь, он мне звонит, говорит, что собака при смерти. Я мчусь туда, а собака жива-здорова. А он как начал на меня орать! Анна: это любовь. Франсуаза: да нет там никакой любви. Анна: кофе с нами выпьешь? Франсуаза: мне пора ехать, у меня кобыла рожает. А ты что тут делаешь? Вот решила посвятить денек бабушке, помочь ей. Франсуаза: верно. Лишь бы школу прогулять. Она обращается к Анне: балуешь ты ее. Ну, еще бы! Такие губки красивые.

В магазин входит Антуан. Анна: чего желаете? Вы меня не узнаете? Последний раз, когда мы виделись, я еще вот такой был. Я сын Жана-Луи Дюрока. Анна: и как он? Признаться, не очень хорошо. Мы были вынуждены поместить его в специальное учреждение. У него проблемы с памятью, он все забывает. Поэтому я приехал к вам, хорошо бы, вы его навестили. Анна знакомит Антуана с дочерью и внучкой. Антуан напоминает, что они с Франсуазой были знакомы. Я говорил с врачом, он считает, что ваш визит пойдет отцу на пользу. Вы – его главное воспоминание. Анна: но мы с ним не очень хорошо расстались. Он был гонщиком, но гонял не только на автомобилях, но и за юбками. А вам сколько лет? Антуан: мы с Франсуазой ровесники. Вам же сейчас 57 плюс-минус лет? Звонит телефон Франсуазы: я побежала, у меня кобыла жеребится. Антуан: жеребится? Франсуаза: да, коровы телятся, а кобылы жеребятся. Антуан: какое все-таки смешное слово.

Директриса приюта сообщает пациентам, что сейчас перед ними выступит артист. Музыкант садится за рояль, играет на нем, исполняет песню. Директриса замечает стоящую у входа в зал женщину. Это Анна. Вам кого? Мне нужен месье Дюрок. Его здесь нет, он не любит подобные мероприятия, предпочитает одиночество, любит свое кресло на лужайке. Там он дремлет, мечтает, читает стихи. Он очень много стихотворений помнит. Это хорошо, что вы приехали, он о вас часто вспоминает. Пойдемте, я вас провожу.

Анна присаживается на кресло рядом с Дюроком. Тот вполголоса читает стихи: «… потаскухи глаза, а сама, как пантера, красива…» (Гийом Аполлинер). Вы новенькая? Нет. Я на разведку. Верно, вы еще слишком молоды. Анна: вам здесь хорошо? Дюрок: терпимо. Как говорит мой сын – из двух зол это меньшее. Анна: а кем трудится ваш сын? Дюрок: не знаю. В детстве он хотел пожарным стать, но у него в сердце маловато огня оказалось. А у вас сын есть? Нет, у меня дочь. Кем работает? Ветеринаром. А специализация какая? Она животных лечит. Дюрок: да, ветеринар! Анна: но она часто занимается лошадьми. Дюрок: женщины их любят. Вы дочь любите? Да, хотя мы часто с ней ругаемся. Но это – любя. Дюрок: вот и мы с сыном так же. Анна: вы здесь дано живете? Дюрок: здесь не живут, тут доживают. Анна: боитесь смерти? Дюрок: смерть – это налог на жизнь. Анна: у вас тут есть развлечения? Да. К нам привозят грустных клоунов, чтобы мы помирали от смеха. А я дохну от скуки. И мне снятся сны про красивых женщин. Я ведь в молодости был недурен собой, очень их любил. Я предпочитал молчать, и женщины считали меня не только красивым, но и умным. Особенно я любил одну, вы на нее похожи. И голос у вас такой же. Она могла стать моей женой, но я был ослом. А еще – гонщиком и красавцем. Анна: вы и сейчас красивы. Дюрок: это ложь. Женщины умеют так красиво лгать. Я и сам был тот еще враль. Она мне не смогла простить. Анна: что – простить? Других женщин. Анна: как ее звали? Дюрок: Анна. Потом он произносит наизусть номер телефона. Это был ее номер, тогда ведь никаких сотовых еще не было. Анна: а вы ее искали? Нет. Она, наверное, теперь старая и страшная, как я. Я не пытался, потому что был ослом. Мы с ней ездили проведать наших детей, они учились в одном пансионе. Анна: а чем она занималась? Дюрок: работала в кино. Сценаристкой. У нее муж был каскадер, доставил нам массу хлопот. Анна: и чем же? Дюрок: тем, что он умер. Но только не для нее. Тяжело, знаете ли, конкурировать с покойным. Анна: какая печальная история! Дюрок: в любви все так и бывает. Это только в кино все хорошо заканчивается. Анна: так вы были гонщиком? Дюрок: кто вам такое сказал? Вы, только что. Дюрок: я вам еще не наскучил? Меня здешнее старичье не любит, утверждают, что я нытик и развалина. Анна: вы не подходите под это описание. Дюрок: вот поэтому я их и не люблю. Анна: а сын вас часто навещает? Дюрок: а вы упрямая, все твердите мне про несуществующего сына. Если бы у меня был сын – он не запер меня в этой богадельне. Видите, вон там, калитку? Я на нее постоянно смотрю, готовлюсь к побегу. Здесь словно срок в тюрьме отбываешь. Анна: и куда вы хотите бежать? Дюрок: туда, где не существует никаких запретов. У меня тут нет друзей, здесь лишь старые идиоты, которые ненавидят молодых. Анна: а вы не могли бы попросить сына иногда вас забирать отсюда? Дюрок: а у меня разве есть сын? А у вас? Нет, только дочь. Дюрок: хотите, мы вместе отсюда сбежим? Анна: да.

Дюрок вытаскивает из кармана будильник, заводит его. Вот, завтра в пять утра, когда все еще спят, у калитки. Анна: я не могу так сразу, у меня есть магазин. Дюрок: зачем он вам? Анна: это часть моей жизни. Дюрок: попросите дочь присмотреть за магазином. Вы давно совершали безрассудные поступки? У вас есть машина? Да. Какая? Ситроен «двушка». Дюрок: так, две лошади, по одной на брата. И почему вы на такой рухляди ездите? Анна: я храню ей верность. Дюрок: все мы храним верность, пока не найдем чего-то получше. Это относится к машинам, мужчинам и женщинам. Анна: я так не думаю. Дюрок: как красиво вы сейчас волосы поправили, как она делала, тем же жестом. Очень красиво. Можно еще раз? Анна поправляет волосы. Дюрок достает из кармана снимок, протягивает его Анне. Уже 50 лет его ношу. Оба мы тут молоды. Анна: он вам нужен? Да. Анна: что же, мне пора. Дюрок: мне понравилось говорить с вами о ней. Анна: а за вас все сказал этот снимок. Дюрок: я помню ее, как вчера. А что было вчера – не помню. С каждой минутой вы все больше походите на нее. Так как насчет побега? Анна: нельзя мне. Дюрок: вы замужем? Анна: я вдова. Дюрок: и почему вдовы такие красивые? Анна: вы всегда будильник с собой носите? Да, он помогает мне ощутить ход времени. Я ставлю на четыре часа, а в пять мы встречаемся у калитки. Согласны? Анна: да. Дюрок: ладно, до встречи. А сейчас у меня зарядка. Раньше я бегал, потом стал ходить. Сейчас ковыляю.

К Дюроку и Анне подходит директриса заведения. Она благодарит Анну за визит и зовет Дюрока на ужин: пошли, ворчунишка. А ты со мной спать сегодня ляжешь? Зависит от твоего поведения.

Дюрок видит сон. Они с Анной едут на ее автомобиле в Довиль. За рулем Дюрок. Их останавливают жандармы за превышение скорости. Анна достает револьвер и убивает жандармов. Проснувшись, он видит перед собой Анну. Дюрок не узнает ее. Анна называет свое имя. Дюрок говорит: не может быть. Если бы вы были ею, я бы женился на вас. Анна: 50 лет назад вы сделали такую попытку.

Она предлагает Дюроку провести с ней один день в поездке. Дюрок: но один день – так мало. Анна: иногда за день можно прожить целую жизнь. Дюрок: только очень короткую.

Анна везет Дюрока в Нормандию. Там они останавливаются в том же отеле, что и 50 лет назад, входят в тот же самый номер. Но Дюрок по-прежнему ничего вспомнить не может.

Эпизод из фильма 1966 года, события, происходившие в номере отеля. Влюбленные расстаются, Анна на поезде возвращается в Париж.

Дюрока навещает его дочь Елена, но он ее не узнает. Потом, постепенно, вспоминает ее.

Директриса пансиона беседует с Антуаном. Она говорит, что, по ее мнению, его отец симулирует свои болезни. На самом деле у него прекрасная память, он помнит множество стихов. Он просто потешается над нами. Иногда его чуточку заносит.

Анна привозит Дюрока к своему дому. Они сидят в уличном кафе, беседуют о прошлом. Дюрок начинает вспоминать первые эпизоды знакомства с Анной.

Анна навещает Дюрока в пансионе. Кто вы? Вы новенькая? Да. Хотите, я вам организую экскурсию по пансиону? Анна помогает Дюроку перебраться в инвалидное кресло, везет его по лужайке пансиона.

Мужчина и женщина. Т. 1

Описание
    Мужчина и женщина : их взаимные отношения и положение, занимаемое ими в современной культурной жизни : [в 3 т.] : коллективный труд, в котором приняли участие: проф. Т. Ахелис, В. Бельше, И. Блох, Боринский, Лили Браун, Ю. Вейс, В. Габерляндт, Т. Геллер, И. Коллер, Р. Коссман, Альб. Молль, Фр. Цанн, Э. Цуккеркандль и др. / авторизованный перевод с немецкого под редакцией и с дополнениями: проф. А. С. Догеля, Д. С. Клеменца, женщины-врача А. Н. Шабановой и М. А. Энгельгардта. — Санкт-Петербург : книгоиздательское товарищество «Просвещение», 1911. -3 т. ; 25 см. —
В томах №№ 2, 3 год издания не указан.
.
I. Ахелис, Томас (1850-1909). II. Бельше, Вильгельм (1861-). III. Блох, Иосиф-Самуил (1850-). IV. Браун, Лили (1865-1916). V. Догель, Александр Станиславович (1852-1922). VI. Клеменц, Дмитрий Александрович (1848-1914). VII. Шабанова, Анна Николаевна (1848-1932). VIII. Энгельгардт, Михаил Александрович (1861-1915).1. Народ (коллекция). 2. Гендерная психология. 3. Гендерная история. 4. Человек — Биология. 5. Мужчины. 6. Женщины.
ББК 63.5-53
ББК 88.323
ББК 28.95
Источник электронной копии: ПБ
Место хранения оригинала: Государственная библиотека Югры
    Т. 1 / перевод Р. М. Маркевич ; под редакцией и с дополнениями А. С. Догеля, А. Н. Шабановой. — 1911. -XIV, [2], 739, [1] с., 22 с. ил. : ил.. — .
I. Маркович, Р. М.. II. Догель, Александр Станиславович (1852-1922). III. Шабанова, Анна Николаевна (1848-1932).1. Народ (коллекция). 2. Гендерная психология. 3. Гендерная история. 4. Человек — Биология. 5. Мужчины. 6. Женщины.
ББК 63.5-53
ББК 88.323
ББК 28.95
Источник электронной копии: Государственная библиотека Югры
Место хранения оригинала: Государственная библиотека Югры

«Я снимаю много, быстро и как в последний раз» – Огонек № 30 (5575) от 05.08.2019

В мировой прокат вышла картина Клода Лелуша «Лучшие годы жизни» — продолжение всемирно известной «Мужчины и женщины» 1966 года. Еще никому в истории кино не удавалось снять фильм с теми же актерами спустя 53 года. «Огонек» поговорил с Клодом Лелушем о том, что это был за опыт — для него и для истории кино.

Беседовала Татьяна Розенштайн

— Оставим в стороне вполне объяснимые маркетинговые выгоды: многие люди, конечно, будут смотреть ваш новый фильм потому, что первый давно уже стал классикой… Но лично вам чем так дороги герои «Мужчины и женщины», отчего вы возвращаетесь к ним вновь и вновь?.. (в 1986 году на экраны вышел еще один фильм Лелуша «Мужчина и женщина: 20 лет спустя». — «О»).

— Я влюблен в Анн Готье и Жана-Луи Дюрока (так зовут главных персонажей фильма «Мужчина и женщина» 1966 года, роли которых исполняют Анук Эме и Жан-Луи Трентиньян. —

«О»). А когда кого-то любишь, всегда хочется знать о том, что происходит с этим человеком. Это как с закадычным другом, с которым хочется встречаться снова и снова… Вот и сейчас мой интерес достиг таких размеров, что я снова вернулся к своим персонажам, а также к актерам, которые сыграли этих героев 53 года назад. Кажется, это первый подобный случай в кино.

«Мужчину и женщину» я, конечно же, считаю фильмом всей своей жизни. С него начались мои признание и успех. Однако и то и другое в свое время стало для меня большим сюрпризом.

Сначала мы взяли «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале в 1966 году, затем «Золотой глобус» и еще примерно 40 других наград, в том числе «Оскаров». Последнее стало самым сюрреалистичным моментом в моей жизни, особенно после всего, что мы пережили во время съемок нашей картины 1966 года.

Мы ведь тогда работали без ассистентов, сами монтировали и носили оборудование. Я был сценаристом, режиссером, продюсером и оператором в одном лице. Актеры сами делали себе макияж. Наш стилист одновременно укладывал волосы и отвечал за костюмы. Бюджет у картины был весьма ограниченным. Поэтому, когда мы оказались на церемонии вручения «Оскаров», это казалось каким-то волшебством. Я до сих пор помню тот вечер и как я поднимался по ступеням на сцену, и особенно — когда во время объявления нашей картины весь зал поднялся. Голливуд тогда аплодировал французскому кино стоя.

— Вы правы, мы возвращаемся к старым друзьям, но во время таких встреч мы часто замечаем, что наши друзья сильно изменились… И после таких встреч наступает разочарование. Как было у вас?

— Вы правы. В сущности, любое кино посвящено воспоминаниям, а этот фильм, можно сказать, целиком посвящен им… Воспоминания, конечно, важны, но одновременно они означают, что ты живешь прошлым, а не настоящим… Мне хотелось, конечно, избежать этого чувства в кино. Хотя, с другой стороны, от них никуда не деться. Мне повезло, что я когда-то встретил Анук (Эме. —

«О») и Жана-Луи (Трентиньяна. — «О»). Когда я встретил их вновь, я убедился, что внутренне они мало изменились — они так же подшучивали друг над другом, как делали это много лет назад. Тогда я сразу прямо предложил им: «Давайте снимем еще один фильм про ваших героев». Анук никогда не могла мне отказать, но Жан-Луи поначалу испугался: «Зачем? Кому это нужно?» Я начал его успокаивать: «Если не понравится результат, мы можем просто не выпускать картину». Но когда эти двое увидели себя на экране — в тот момент, когда их герои вновь встречаются, — у обоих стояли на глазах слезы. И они в один голос заявили, что хотят выхода этой картины. Идея нового фильма пришла ко мне, как и все другие, из жизни. С возрастом я начал задаваться вопросом: «Что произойдет, если потерять… свои воспоминания?..» К этому вопросу меня подтолкнул один очень личный эпизод из моей жизни.

Анн Готье и Жан-Луи Дюрок (Анук Эме и Жан-Луи Трентиньян, «Мужчина и женщина», 1966 год)

Фото: Les Films 13

Я был близок с актрисой Анни Жирардо, нас связывала многолетняя дружба и много совместных воспоминаний. Но в конце жизни у нее обнаружилась болезнь Альцгеймера. Единственным, кого она иногда узнавала, был я. Ее настроения часто менялись; иногда я мог зайти к ней, разложить подарки — и она начинала благодарить и радоваться, как ребенок. А несколько мгновений спустя она неожиданно спрашивала: «Кто вы и что вы здесь делаете?» Такие моменты навсегда остались в моей памяти. Мне хотелось смеяться от радости в те мгновения, когда она меня узнавала, и плакать от отчаяния, когда передо мной сидел человек, потерявший память. Эти эмоции я и описал в своем третьем фильме про «Мужчину и женщину». Я представил себе, что герой Жана-Луи Трентиньяна потерял память. Но, несмотря на все, что с ним в его жизни произошло, он помнит из всей своей жизни одну-единственную женщину, которую когда-то любил. Герои моих картин напоминают людей, которых я знал в реальной жизни. Однако пятьдесят лет назад у меня еще не было такого опыта. Тогда толчком к съемкам «Мужчины и женщины» послужил образ женщины с собакой, которых я однажды ранним утром встретил на Довильском пляже в Нормандии. Этот образ не выходил у меня из головы. Помню, как после этой встречи я поспешил на рассвете в Париж, чтобы сохранить это воспоминание, а также создать много новых других. Нынешний фильм продолжает историю, которая произошла в 1966 году. Я исхожу из того, что история, которую я рассказал тогда, должна была оставить сильный след в душе каждого из них. И первый, и нынешний фильмы — это все на самом деле размышления о следах, которые оставляют наши встречи в каждом из нас. В первой картине Анн посылает Жану-Луи телеграмму с текстом: «Я люблю тебя». В конечном итоге эти слова переворачивают их жизни. Все начинается с того необыкновенного момента, когда у женщины хватает смелости первой сказать это мужчине. Самое сложное в жизни — признание, но, как только это происходит, жизнь мгновенно приобретает смысл. Внезапно вы чувствуете, что не зря родились на свет, что все страдания и слезы стоят трех простых слов: «Я люблю тебя». Свои фильмы я строю на этой идее. Кино способно делать чужие воспоминания нашими собственными. С того момента, как мы посмотрели фильм, они также принадлежат нам, и мы как будто сами пережили этот роман. Теперь «я люблю тебя» из «Мужчины и женщины» принадлежит всему миру.

— Вы говорите, что все ваши герои — реальные люди. Были ли вы знакомы с гонщиком, который стал прообразом вашего героя — того самого, который поехал наперегонки с поездом, чтобы успеть на встречу с любимой?..

— Действительно, сегодня это выглядит глупо, не так ли?.. Может ли себе представить такой поступок поколение, которое выросло в эпоху интернета?.. На самом деле этим гонщиком был я сам. Я терпеть не могу опаздывать на встречи. Потому что пунктуальность — это уважение к другим. Не опаздывая, мы сигнализируем людям, что мы ждем с ними встречи и рады их видеть. И однажды мне пришлось рискнуть жизнью, чтобы вовремя прийти на свидание. Это то, что эпоха интернета убила, на мой взгляд, — романтические моменты. Поэтому, когда я снимал «Мужчину и женщину», я одновременно чувствовал гордость и стыд.

Мне было стыдно за то, что я показал на экране безответственное и легкомысленное вождение автомобиля. Нельзя рисковать своей жизнью и жизнью других людей, даже если ты гонщик и любишь скорость. Но одновременно я испытываю гордость за свою картину, потому что в ней мне удалось разрушить многие стереотипы о жизни, любви, мужчине и женщине. Мой герой Дюрок часто произносит сокровенные мысли вслух. Я, как мужчина, знаю, как иногда нам сложно признаться в чем-то таком. В какой-то степени этот фильм может служить метафорой того, чем может гордиться человек и чего он должен стыдиться. Успешный фильм всегда похож на великую историю любви. Всегда трудно объяснить, почему мы любим кого-то. Но еще труднее понять, почему все заканчивается. Когда любовь плохо заканчивается, мы ищем причины неудачи, но в случае с «Мужчиной и женщиной» я так и не нашел никаких причин.

— Как, по-вашему, изменилось кино за прошедшие пятьдесят лет? Я, конечно, не имею в виду технический прогресс, это как раз легко предположить…

— Когда я снял «Мужчину и женщину», мне было двадцать шесть лет. Анук и Жан-Луи уже тогда были звездами: Анук была известна своими работами у Федерико Феллини, а Жан-Луи — у Роже Вадима. Я работал над своей картиной так, как будто она была последней. Когда вы делаете что-то в последний раз, вы отдаете все, что у вас есть, так как вам нечего терять. Кстати, она и могла стать моей последней. Тогда я написал тридцать страниц сценария, но не нашел ни одного продюсера, который желал бы поддержать меня. В то время начали выходить первые фильмы о Джеймсе Бонде, и это был единственный сюжет, который тогда хотели поддерживать продюсеры. Поэтому я потерял всякую надежду, влез в долги и решил сам финансировать фильм. Я знал, что, если фильм потерпит неудачу, мне придется поменять профессию. Мой подход к съемкам с тех пор совсем не изменился.

Съемки фильма «Мужчина и женщина 20 лет спустя», 1986 год

Фото: Les Films 13

Я снимаю много, быстро и делаю это словно в последний раз. Нынешнюю картину мы сняли за тринадцать дней. Я снова написал очень короткий сценарий, даже еще короче, чем пятьдесят лет назад, около пятнадцати страниц, и по ходу съемок продолжал добавлять некоторые сцены. Обычно я предпочитаю объяснять актерам основную идею картины, а во время съемок подсказываю строки из диалогов. Но бывают моменты, когда я оставляю их просто играть. Как пятьдесят лет назад, так и сейчас, у нас не было никаких репетиций. Наша команда встретилась, как и много лет назад, в Нормандии, и мы начали снимать первую сцену. Это была сцена в магазине с детьми, теми самыми, которые были малышами в первом фильме. Знаете, этот фильм важен не своими смыслами или диалогами, а эмоциями. По-моему, актеры не должны пытаться что-либо анализировать. Им просто нужно жить в настоящем моменте, как в реальной жизни. Мой кинематограф об этом. У меня нет сцен, а есть жизненные ситуации, те самые, свидетелем которых я был сам. Просто позднее я помещаю в них других персонажей и даю им шанс жить и выжить. Самым важным в кинематографе я считаю «ощущение удивления». Объяснения и ненужная рационализация лишь усложняют и искажают и кино, и саму жизнь. В современном кино существенно изменились лишь технологии. В этот раз мне повезло носить более легкую камеру, например, чем много лет назад. Сегодня техника во многом облегчила жизнь режиссера и актеров, хотя одно осталось неизменным — мы все так же стоим за и перед кинокамерой.

— Картина «Мужчина и женщина» запомнилась в том числе и благодаря музыкальному оформлению, которое вы повторяете в своей нынешней картине…

— Автора звуковой дорожки, Франсиса Лея, с нами больше нет. Его музыка, как и Анук Эме или Жан-Луи Трентиньян, также является одним из важных героев моей картины. Франсис имел особый дар обращения к зрителю, если вспоминать его знаменитые произведения, написанные для фильмов «История любви», «Пассажир дождя» и, конечно же, для «Мужчины и женщины». По-моему, музыка — язык бога. Как иначе можно объяснить выражение иных лиц во время музыкального концерта?.. Кажется, словно они находятся на небесах. Музыка связана с бессмертием, поэтому она всегда звучит в фильме в тот момент, когда мысль нельзя выразить словом, когда смертный человек пытается приблизиться к вечному.

Музыка приходит в тот момент, когда кончается наше сознание. Это послание надежды, которое заставляет нас принимать невозможные и необъяснимые вещи. Где бы я ни был, когда бы я ни почувствовал себя плохо — я в первую очередь лечу себя музыкой. Если это не помогает, тогда уже прибегаю к антибиотикам. Музыка входит в мой фильм, когда персонажи слишком серьезны или отяжелены мыслями. Музыка — особый персонаж. Как бы это объяснить… вот возникает ситуация, в которой моему герою нужна поддержка, и… я прошу музыку войти. Кино без музыки было бы слишком рациональным, а я думаю, что человек по своей природе — существо иррациональное. А музыка — это иррациональная часть нашей жизни, которая позволяет сердцам биться немного сильнее.

— Ваше творчество приходится на период «новой волны» во французском кинематографе. Считаете ли вы себя представителем этого направления?

— Мне всегда говорили, что я сильно отличаюсь от той толпы французских критиков-кинематографистов… В отличие от них я любил рано встать, например… Я занимался бегом, не пил и не курил. Все это было непонятно рядовому французу, тем более французскому кинематографисту. Поэтому, несмотря на мои прекрасные отношения с режиссерами «новой волны», они всегда считали меня странноватым типом. Однако кое-что меня с ними и объединяло. Мое кино всегда было полной противоположностью моей реальной жизни. Я снимал очень инстинктивно, спонтанно и нерационально. Сам себя я считаю режиссером-любителем, потому что съемки фильмов — это слишком красивое и радостное занятие, чтобы называть его работой. Я снял 49 фильмов — это значит, что я 49 раз побывал в отпуске. Каждый раз я выбирал новый пункт назначения и пробовал новые вещи, включая новую технику. Даже сегодня я не потерял былого интереса и мотивации.

Герои вновь находят друг друга (кадр из фильма «Лучшие годы жизни», 2019 год)

Фото: Davis-Films

Недавно я снял свой 50-й фильм на мобильный телефон, фильм выйдет в конце года во Франции. Но, когда я оглядываюсь назад и смотрю на то, чего мне удалось достичь в своей жизни, самым большим моим достижением я считаю то, что я всегда проживал свою жизнь как свободный человек. После успеха «Мужчины и женщины» я начал получать невероятные предложения от американских киностудий. У меня была бы возможность снимать картины с Марлоном Брандо, который уже сам по себе был символом кино. Но со временем я понял, что на самом деле эти студии предлагали мне стать их пленником и эта позиция полностью лишена творческой свободы. Количество диалогов и крупных планов для того или иного актера фактически заранее оговаривалось еще до съемок. Это не то, что я называю кино, поэтому я вежливо отклонял все предложения. Я всегда жаждал свободы, как человек и как кинематографист, отказываясь от проектов, о которых мечтали другие. Моим сценаристом была сама жизнь, единственно правдивый и лучший источник из всех, которые я знаю. Все мои герои — живые люди и взяты из реальной жизни. Я никогда не чувствовал себя частью ни «новой волны», ни какого-либо другого направления. Единственное, что для меня имеет значение, — это фильм и то, что он значит в нашем обществе. А мои фильмы всегда были адаптацией моей собственной реальности. Когда я был богатым, я снимал про богатых, когда оказывался бедняком, моими героями становились бедные. Но самое лучшее во всем этом: несмотря на жизненные обстоятельства, я всегда был свободен. Я — свободный режиссер, не представляющий никаких движений и тенденций, а лишь самого себя.

Фильм Клода Лелуша «Мужчина и женщина» показали на спецсеансе Каннского кинофестиваля — Культура

КАНН, 15 мая. /Спец. корр. ТАСС Дмитрий Горохов/. Специальный сеанс Каннского кинофестиваля был посвящен ленте режиссера и сценариста Клода Лелуша «Мужчина и женщина» (Un homme et une femme, 1966).

«Я никогда не думал, что пятьдесят лет спустя буду снова смотреть свой фильм на Каннском фестивале», — сказал постановщик, которому в момент создания картины было 28 лет.

Реставрированная копия

Включенный в мае 1966 года в последний момент в конкурсную программу Каннского фестиваля фильм Лелуша завоевал высшую награду — «Золотую пальмовую ветвь».

«В действительности погода непредсказуема», — этой творческой заповеди Лелуш особенно прилежно следовал в своей кинопритче. Фабулу ленты он придумал несколькими месяцами раньше на знаменитых нормандских пляжах.

История замысла

«Когда у меня возникают какие-либо проблемы, я всегда приезжаю в Довиль, — признался создатель картины. — И вот в ненастный осенний день иду по пляжу и вижу вдали женщину, показавшуюся мне необычайно красивой».

На эту тему

Режиссеру немедленно захотелось познакомиться с загадочной красавицей, которая прогуливалась по берегу вместе с маленькой девочкой: «Приближаясь к ним, я лихорадочно придумывал предлог для знакомства и так на ходу сочинил историю, которая потом легла в основу фильма».

Завершив сценарий, Лелуш вызвал телеграммой из Бразилии французского актера и музыканта Пьера Бару: «Приезжай, нужна музыка».

Бару привез босанову, исполнение которой стало отдельным эпизодом в фильме. Свою домашнюю заготовку предложил затем и композитор Франсис Лэй. Лелуш загорелся, только услышав главную мелодию. Автору пришлось сыграть ее еще два десятка раз и спеть вместе с режиссером.

Звездный час Анук Эме

«Вы не можете руководить актерами, если их не любите», — убежден создатель легендарной кинокартины. Поэтому на главные роли он выбрал исполнителей, к которым давно проникся доверием.

На эту тему

Образ главной героини постановщик предложил воплотить Анук Эме. К тому времени французская актриса, начавшая работать в кино в 14 лет, была уже звездой. Федерико Феллини, у которого она играла в двух культовых лентах «Сладкая жизнь» (La Dolce Vita, 1959) и «Восемь с половиной» (8 1/2, 1963), сравнивал ее с легендарными Гретой Гарбо и Марлен Дитрих.

Ее партнером в картине стал Жан-Луи Трентиньян, великолепный актер театра и кино, прошедший блестящую сценическую школу у театрального педагога русского происхождения Татьяны Балашовой. «Обаяние — это то, что не передается словами», — считает Лелуш. В своем — подчас безмолвном — дуэте с Эме Трентиньян по-настоящему виртуозен.

Сюрприз в финале

Фильм был готов в рекордные сроки: месяц подготовки, три недели съемок и три недели монтажа.

На эту тему

Последнюю сцену режиссер придумал уже во время съемок, решив, что в конце картины вновь соединит своих героев. Удивление на лице Анук в финальной сцене было поэтому подлинным: она не была посвящена в замысел, и появление в этот момент на съемочной площадке Трентиньяна стало для нее сюрпризом.

Наряду с главным призом Каннского фестиваля в 1966 году фильм Лелуша получил в следующем году сразу две премии «Оскар» в США («Лучшая иностранная картина» и «Лучший сценарий»).

Роман с советским кинематографом

Успех ждал картину и в Советском Союзе, где ее выпустили в прокат в 1968 году. Ее посмотрели почти 28 миллионов зрителей. Впрочем отношения французского режиссера с советским кинематографом были давними и взаимными.

В начале карьеры Лелуш, в то время оператор французской кинохроники, оказался на студии «Мосфильм» в момент съемок ленты «Летят журавли». Он был поражен лиризмом интонации и творческими новациями фильма Михаила Калатозова и решил обязательно перейти в игровое кино.

Маршрут всех влюбленных

Влюбленные со всего света вот уже несколько десятилетий приезжают в Довиль, чтобы побродить по тем местам, где встретились герои культового фильма Лелуша. Его именем названа городская площадь. В следующем месяце торт, украшенный 50 свечами, будет ждать режиссера в другом нормандском городе — Кабуре. Картина будет показана там на Днях романтического кино.

Каннский кинофестиваль. Досье

Мужчина и женщина

Наталия Лебина

Мужчина и женщина

Тело, мода, культура. СССР — оттепель
3-е издание

2018. 165 x 240 мм. Твердый переплёт. 208 с.

ISBN 978-5-4448-0798-9

Купить электронную книгу:

Аннотация:

Исследование доктора исторических наук Наталии Лебиной посвящено гендерному фону хрущевских реформ, то есть взаимоотношениям мужчин и женщин в период частичного разрушения тоталитарных моделей брачно-семейных отношений, отцовства и материнства, сексуального поведения. В центре внимания — пересечения интимной и публичной сферы: как директивы власти сочетались с кинематографом и литературой в своем воздействии на частную жизнь, почему и когда повседневность с готовностью откликалась на законодательные инициативы, как язык реагировал на социальные изменения, наконец, что такое феномен свободы, одобренной сверху и возникшей на фоне этакратической модели устройства жизни.

Пресса

  • «Советское общество было не мужское и не женское». Интервью (Нина Назарова, «Горький»)
  • 29 книг об оттепели в СССР (Сергей Сдобнов, Strelka Magazine)
  • Аркадий Арканов развелся с Майей Кристалинской через газету (Дарья Хальзова, «Комсомольская правда»)
  • Стильный оранжевый галстук (Ксения Букша, «Прочтение»)
  • Книга «Мужчина и женщина: тело, мода, культура» рассказывает о том, как любили и одевались в эпоху оттепели (Майя Кучерская, «Ведомости»)
  • Антон Кораблев, Таня Коэн («Метрополь»)
  • Как хрущевская оттепель вернула секс и моду в СССР. Алексей Павперов (LAM)
  • Танцы после Сталина (препринт, «Русская планета»)
  • Большой стиль и дефицитные кальсоны. 10 книг о жизни в СССР («Теории и практики»)
  • Велюр и дефицитные кальсоны: как советская мода выживала в годы хрущевской оттепели (отрывок, «Теории и практики»)
  • От истории партии к истории повседневности. Научная биография историка Наталии Лебиной (Мария Нестеренко, «Горький»)
  • Шеф-редактор журнала «Теория моды» Людмила Алябьева: «Если хотите меньше бояться нового и непонятного, изучайте историю моды». Интервью (Анна Николаева, «Теории и практики»)

Другие книги автора

Новинки серии Библиотека журнала «Теория моды»

10 фактов о мужском мозге, которые должна знать каждая женщина

Как правило, наиболее популярные представления о мужском мозге основаны на исследованиях молодых людей в возрасте от 18 до 22 лет. Отсюда понятны гипотезы о том, что мужчины только и думают, как о сексе, и мечтают о свободе. На самом деле, с возрастом мужчины меняются.

Короче, девчонки, вот что вам нужно знать о парнях, по мнению экспертов научного издания livescience:

  • Тоже мечтает о семье. То, что женщины хотят остепениться, а мужчины мечтают о свободе, может быть одним из самых больших заблуждений. Согласно исследованию, проведенному среди взрослых мужчин, измены у них чаще всего возникают до того, как мужчинам исполнится 30 лет. После этого они в первую очередь сосредотачиваются на обеспечении своих семей.

  • В доме должен быть хозяин. Не стабильная семейная иерархия может вызвать у мужчин серьезное беспокойство, вплоть до снижения тестостерона. Мальчики уже в возрасте 6 лет мотивируют себя, как мужчину и пытаются доминировать.

  • Хороший отец. Мужской мозг становится готовым к ответственности за свою семью за несколько месяцев до появления ребенка. У будущих отцов происходят гормональные изменения — пролактин повышается, тестостерон понижается — что способствует отцовскому поведению, как показало исследование 2000 года.

  • Мудрость приходит с возрастом. Исследования показали, что мужчинам старшего возраста менее привлекательно стремление к превосходству. Вместо этого они уделяют больше внимания отношениям и улучшению семейных отношений.

  • Папа может. Характерные для отцов способы игры с детьми — более грубое обращение, поддразнивания, могут помочь детям лучше учиться, быть более доверительными и подготовить их к жизни.

  • Защитник территории. С точки зрения эволюции, часть мужской заботы — защищать территорию. Мужчины склонны к насилию, когда сталкиваются с угрозой своей личной жизни или территории.

  • Глазами хотят. Тестостерон отвечает за либидо, и у мужчин в крови в шесть раз больше этого гормона, чем у женщин. Тестостерон отключает область мозга, контролирующую импульсы, вот почему мужчины засматриваются на других женщин, но, забывают о них, когда те находятся вне поля зрения.

  • Сочувствуют, но по-своему. Хотя считается, что женщины более чуткие, чем мужчины, на самом деле это не так. Просто мужчины больше озабочены решением проблемы, чем проявлением солидарности в чувствах.

  • Страдают от одиночества. Исследования показывают, что пожилые мужчины особенно уязвимы перед одиночеством. Мужчины в стабильных отношениях, как правило, более здоровы, живут дольше и менее подвержены стрессу.

  • Скрывают эмоции. Взрослые мужчины имеют более сильные эмоции, но умеют их скрывать, считая «не мужскими». В то же время, подавление своих чувств может лучше подготовить мужчину к более обдуманной реакции на причину, которая их вызвала, предположили исследователи.

  • Ранее «Кубанские новости» рассказали о связи между недосыпом и слабоумием.

    Писатель Евгений Водолазкин: «Мужчина и женщина: равенство не подразумевает тождества»

    Писатель Евгений Водолазкин: «Мужчина и женщина: равенство не подразумевает тождества»

    <h3>Старому Свету с его феминизмом определенно есть, чему поучиться у России в вопросах отношения к браку и равноправию полов. Равно как и нам стоит кое-что позаимствовать у Запада. Например, не бояться проявлять знаки привязанности как это делают супруги-иностранцы, которые всюду ходят за ручку, и обратить внимание на духовную природу брака, как стали делать на Западе. Именно такую тенденцию в странах Старого Света видит писатель, филолог Евгений Водолазкин, много лет живущий в успешном браке. Наша беседа состоялась в преддверии Восьмого Марта, на церемонии объявления длинного списка номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», организованной при поддержке компании Samsung, в жюри которой входит Евгений Водолазкин. Разговор был посвящен взаимоотношениям женщин и мужчин, а также тому, как эта сфера находит отражение в произведениях зарубежных авторов.</h3> <br> <span><b>— В преддверии Восьмого Марта хотелось, чтобы вы рассказали </b></span><span><b><b>— </b> как современная зарубежная литература видит отношения между мужчиной и женщиной?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Западная литература всегда была в этом направлении более радикальной, чем наша. Но в России странным образом многие вопросы, которыми задаются сейчас на Западе, были решены еще в советское время, например, в отношении равенства полов. Это звучит парадоксально, но это так. Хотя думаю, что далеко не все женщины были рады решению, которое предлагалось советской действительностью. А вообще, литература, естественно, реагирует на жизнь. Вот, скажем, только что я прочитал наиболее, может быть, публицистический роман из всех, поданных на премию «Ясная Поляна». Это роман Матея Вишнека «Превентивный беспорядок». И там как раз все проблемы и все скандалы упоминаются, начиная от истории с Домиником Стросс-Каном. Вообще, конечно, взаимоотношения женщин и мужчин приобрели какой-то скандальный оттенок. Все эти истории с харассментом уже перехлестывают через край – мне кажется, что всем надо успокоиться.</span><br> <span> </span><br> <b> </b><span><b> — Что вы имеете в виду под вопросами, решенными в советское время?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Например, то, что женщины у нас достигли равенства гораздо раньше, чем на Западе. Кстати говоря, вопреки всей мифологии Россия очень неплохо выглядит на западном фоне. Например, уже в XVI-XVII веках женщина была субъектом права на Руси в отличие от Запада. Она могла распоряжаться своим имуществом не через мужчину — мужа или отца, а самостоятельно. Если вспомнить об Ульянии Лазаревской, боярыне Морозовой, то можно увидеть, что женщины были гораздо более самостоятельными, чем на Западе.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— И без приданого могли замуж выйти в отличие от Европы.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Да, вообще у нас на многое закрывали глаза. Вот и в советское время фактически у нас было равенство между полами во многих вещах. Правда, не думаю, что право класть шпалы радовало наших женщин. Мне кажется, что они в советское время стремились не столько к равенству, сколько…</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— К неравенству?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Если хотите, к неравенству – если понимать под этим заботу мужчины о женщине. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Зато равенство финансовое давало возможность выбора спутника жизни, скажем, не по кошельку, а просто по взаимной симпатии, по чистой любви в отличие от современной российской модели, когда мужчина рассматривается как источник ресурсов.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Ну, знаете, валютой могло быть все, что угодно. Она ведь не обязательно существует в денежном виде. В советское время тоже были мезальянсы, когда расплачивались положением, московской и ленинградской пропиской. Но, пожалуй, на Западе — а я неплохо представляю ситуацию там — браки, которые я видел, были, как правило, свободны от каких-то меркантильных составляющих. Но при этом родовым пятном западного отношение к браку остается, например, брачный договор, который меня всегда ужасал. По нему жена, допустим, оплачивает расходы, связанные с машиной, муж — связанные с домом. У них раздельные счета. Я даже однажды вступил в диалог на этот счет с немцем, сказав, что в этот договор заложена мысль о разводе, которая провоцирует его. Он ответил, что так и должно быть: «Разве красивее делить все по чашке? А так проблем нет. Мы готовы к разводу, все будет очень симпатично». По его словам, у русских такой проблемы не было, потому что и денег у нас не было. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Как все-таки в западной литературе выглядит идеальный брак, идеальная схема отношений между мужчиной и женщиной?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Знаете, мне надо тут напрячься и вспомнить все, что я читал. Ну, вот, например, великолепный роман Джулиана Барнса «Одна история», он в прошлом году участвовал в длинном списке премии «Ясная Поляна». Это роман о совершенно невероятном гражданском браке между 45-летней женщиной и 18-летним юношей и о трагическом конце этого супружества. Казалось бы, в Англии не может быть никаких табу, никаких проблем с толерантностью по отношению к тому, кто и с кем вступает в брак. Но роман показывает, что на самом деле это общество по-своему традиционалистское. В книге описано глухое осуждение этого брака.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— А вы осудили бы такой брак?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Нет, я вообще стараюсь не осуждать. Потому что если люди вступают в какие-то отношения, даже если между ними такая громадная разница в возрасте, значит, к этому есть какие-то основания. И вообще не надо осуждать других. Каждый из нас способен найти достаточно материала для осуждения в себе самом. </span><br> <span> </span><br> <b> </b><span><b> — Мне кажется, осуждают, потому что это союз молодого мужчины и женщины, которая вряд ли родит ребенка. Вот цель брака — это рождение ребенка, или чувства?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Рождение ребенка — конечно, это одна из целей брака, но есть браки, в которых не рождаются дети. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Но одно дело, когда так сложилось, и другое — когда заранее эта мина заложена: ему 18, ей 45.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Все-таки нельзя так прагматично подходить к браку – мол, если поздно женщине рожать, то она уже недостойна брака. Нет, ведь есть человеческие отношения, которые определяют влечение друг к другу. Видите, если говорить об этих вещах, то надо еще разобраться с тем, что такое любовь. Любовь — это страсть мужчины к женщине, которая первоначально выглядит как чистое сумасшествие. А потом она переходит в совершенно другое качество — в духовную любовь. Любовь, которая не имеет отношения к страсти. Ведь любят же друг друга люди пожилые, пожилые супруги заботятся друг о друге. Вспомните, как у Тютчева: «О, как на склоне наших лет. Нежней мы любим и суеверней…» </span><br> <span> </span><br> <b> </b><span><b> — Насколько я помню, у него была молодая возлюбленная.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Для нас важно, что поэтически он занимался решением этой проблемы. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Может быть, я ошибаюсь, что мне кажется, что на Западе более стабильные супружеские отношения.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Ну, знаете там ведь, как и здесь, совершенно разные браки. Есть те, кто хранят верность друг другу всю жизнь, а есть те, кто рассматривает брак как одну из многочисленных форм отношений. И эти формы отношений существуют параллельно. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— А все-таки, чем отличается российский брак от западного кроме брачного договора?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Могу поделиться лишь внешним впечатлением. Если этот брак сохраняется, есть какая-то сентиментальность. Я не видел, чтобы наши туристы ходили друг с другом за пальчик взявшись, а западные старички ходят, они утюжат так все музеи и выставки. Западного человека можно сразу отличить по этому движению — взявшись за пальчик. Это вот некоторая сентиментальность, свойственная западным людям, и кроме того, может быть, даже традиция. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Получается, что они более прагматичны, чем в России, а с другой стороны, сентиментальны?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Вы знаете, прагматизм, на мой взгляд, уходит. Он не тот, что был в пору расцвета капитализма. Прагматические отношения уступают место каким-то другим. Сытые люди давно не думают о том, что еще купить, потому что фантазия уже отказывает, они понимают, что есть настоящие ценности, и начинают заниматься ими. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— То есть в России не ходят за ручку, потому что голодные?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Ну, может быть, и у нас скоро начнут ходить за ручку, вы знаете, потому что ситуация-то очень поменялась в сравнении с девяностыми.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— А за ручку все равно не ходят.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Понимаете, русские, может быть, менее сентиментальны. Западные люди всегда говорят о том, что у нас люди мрачные на улице. Европейцы не только за ручку ходят, они улыбаются в общественном транспорте, не выясняют, кто прав, кто неправ, когда кто-то кому-то на ногу наступил. Помните этот замечательный стих Пригова о столкновении в метро, когда лирический герой не стал отвечать женщине: «Просто я как личность выше был». Так вот, этих выяснений на западном фронте я не видел. Там, если кто-то кого-то задел, оба мгновенно извиняются. Хотя из этого не следует, что они лучше, просто у нас другая внешность, другие манеры. Кстати говоря, западного человека всегда можно узнать по такому ненапряженному выражению лица. Он идет, и у него нет оборонительного рефлекса в глазах, он идет расслабленно. Я думаю, что у нас тоже так будет, потому что мы перенимаем очень многое. Возвращаясь к литературе. Если взять XVIII век, когда мы переориентировались с христианского Востока на христианский Запад, западная литература учила наших людей быть галантными, красиво чувствовать. Потому что мы еще не умели обозначать свои чувства ни в текстах, ни мимически. А так все начали поднимать брови, изящно складывать губы. И этот стиль западный перешел и в русскую культуру. Точно так же, я думаю, он скажется и на нынешнем поколении.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Измениться, наверное, должны будут мужчины в первую очередь?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Мужчина вообще должен быть инициатором всех перемен. Ну, если не всех, то многих. Потому что, если смотреть фактам в глаза, мы живем в мире, где мужчина является ведущей стороной. При этом никогда — ни на минуту не сомневался в равенстве мужчины и женщины. И когда в моем присутствии начинаются, допустим, саркастические разговоры о «женской литературе», я прошу эти разговоры прекращать. Вместе с тем, равенство, конечно же, не подразумевает тождества. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Мне кажется, настоящее равенство только во Христе может быть. В реальной жизни все-таки есть разница в физиологии, психологии.</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Есть разница в физиологии, которая предполагает различные задачи, но в высшем духовном смысле и в смысле интеллектуальном существует равенство. Я повторяю, меня раздражают разговоры о том, что это «женское исследование», это «женская проза». Есть литература и нелитература. Я не делю ее на мужскую и женскую, и мне все равно, кто написал «Уж сколько их упало в эту бездну» — это неважно, важно, что это прекрасные стихи. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Вы, мне кажется, сейчас оправдываетесь, потому что вы все равно считаете, что мужчина инициатор…</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Ну да, это реальность и с нею надо считаться. Мне кажется, выдумывать тут ничего не стоит. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— А на Западе выдумывается феминистическая идея или нет?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — На Западе это гипертрофированно. Допустим, есть такая феминистка известная Алиса Шварцер, очень радикальная дама. Вот ее все приглашают, она очень модный персонаж. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Жалуется на мужчин?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Не без того. Описывает свою непростую жизнь на планете мужчин. Ничего, кроме улыбки, это не вызывает. В то же время я понимаю, что есть проблемы, и они должны, безусловно, решаться. Должны и какие-то изменения фиксироваться, которые происходят в обществе.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— А какие происходят изменения?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Равенство женщины и мужчины — в целом мы идем в этом направлении. Но когда это истерически делается, то это производит плохое впечатление. Одна из форм истерики, я считаю — феминитивы, которые искусственно создаются: авторка, блогерка, редакторка. У нас же есть феминитивы, которые не вызывают абсолютно никаких вопросов. Это слова, спокойно созданные самой жизнью: писательница, журналистка. Они не несут никаких отрицательных коннотаций. В то же время феминитивы, которые создается и внедряются искусственно, несут на себе большой негативный груз. </span><br> <span> </span><br> <b> </b><span><b> — Какой лучше брак — западный или российский?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Конечно, российский. Вы знаете, когда-то меня спросили в интервью в Германии: «Вы столько лет женаты, можете сказать, что в вашем браке царит демократия?» Я ответил на это, что, собственно говоря, брак создавался вовсе не для демократии, и что демократия приходит в действие там, где кончается любовь, и пока у нас существует в браке любовь, нам не нужна демократия. Не потому, что она отвергается, а потому что не является предметом размышлений. Наша любовь 30 с лишним лет назад была одним чувством, сейчас это несколько другое чувство, но теперь оно гораздо глубже, богаче и мне кажется, что вот так же рука об руку мы пойдем в вечность. Я очень в это верю, потому что иначе многое теряет смысл.</span><br> <span> </span><br> <b> </b><span><b> — Я сейчас вспомнила про «Старосветских помещиков».</b></span><br> <span> </span><br> <span> — Это моя любимая вещь.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Получается, что и русской культуре свойственна такая любовь, а не только западной?</b></span><br> <span> </span><br> <span> — У нас все-таки по-другому. Знаете, мы с женой читаем на ночь вслух. Время от времени мы перечитываем как раз «Старосветских помещиков» и плачем — настолько это хорошая вещь. Понимаете, от противного все подчеркивается только резче. Вот вроде бы речь идет о двух старых, простите, идиотах. Две прорехи на человечестве. Они рассуждают только о еде. На завтрак они говорят о том, что будут есть на обед. За обедом говорят о том, что будут есть на ужин. В их беседах существуют только наливки, пампушки какие-то — больше ничего. А потом когда умирает Пульхерия Ивановна, Афанасий Иванович вдруг понимает, что тот райский сад, в котором они жили, это декорация. И что сейчас этот картон каким-то образом разорвался, и веет из этой дыры таким страшным холодом. Это вещь невероятного масштаба. И Гоголь понимает, что это была великая любовь. Также, кстати, как и «Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» тоже — совсем не сатира. Это кажется только, что сатира. На самом деле вспомните, там есть слова о том, что поссорились «два единственные человека, два единственные друга». Несмотря на весь идиотический фон, который окружает действие, это очень трагическая печальная вещь, космически печальная. Гоголь — это великий мастер. Пользуясь набоковским выражением, великий мастер делать из комического космическое. </span><br> <span> </span><br> <span> <b>— Мир меняется, сохранятся в будущем брачные отношения, когда люди выбирают друг друга на всю жизнь?</b></span><br> <b> </b><span><b> </b></span><br> <span> — Я убежден, что сохранятся. Сейчас в отрицании брака маятник дошел до верхней точки. И он обязательно двинется в другую сторону. На Западе интерес к духовной природе брака опять возрождается, потому что все остальные стороны брака уже изучили, испробовали любыми способами. Брак сохранится, потому что он сохранялся при самых разных обстоятельствах. Вот Дмитрий Сергеевич Лихачев очень ценил брак, подчеркнуто ценил. Я думал когда-то — почему? И понял, что в тридцатые годы, когда он женился и когда страшно было даже друзьям что-то сказать, единственным, кто не предавал, был супруг. И даже в старости у Лихачева главные его друзья были его родные, жена в первую очередь. Я это очень хорошо понимаю. Они прошли через разные времена, но их чувство осталось неизменным.</span><br> <span> </span><br> <span> <b>Елена Сердечнова </b></span> <p> </p>

    Писатель Евгений Водолазкин: «Мужчина и женщина: равенство не подразумевает тождества»

    Писатель Евгений Водолазкин: «Мужчина и женщина: равенство не подразумевает тождества»

    Писатель Евгений Водолазкин: «Мужчина и женщина: равенство не подразумевает тождества»

    Отмена мужчины и женщины

    Расхожее предположение американского либерализма, что суды просто председательствуют в состязаниях за права, скрывает безграничную власть судебной власти решать вопросы истины, не задумываясь о них глубоко или даже честно. Босток против округа Клейтон — тому пример. Постановление гласит, что сексуальная ориентация и «идентичность» включены в определение «пол» в соответствии с разделом VII Закона о гражданских правах 1964 года. Судья Нил Горсух, написавший для большинства, утверждает, что это узкое постановление о дискриминации по признаку пола в сфере занятости. оставив такие заботы, как раздевалки и свобода вероисповедания, для будущих судебных разбирательств.За этой ложной скромностью кроется гораздо более фундаментальное решение с огромными последствиями.

    Суд вмешался в горько оспариваемый вопрос — вопрос философии прежде, чем он стал вопросом закона — и систематизировал радикально новую концепцию человеческой природы с сомнительной идеологической историей. Он закрепил в законе отмену мужчины и женщины.

    Аргумент дела, повторяемый на 30 страницах, заключается в том, что неблагоприятные решения о приеме на работу, основанные на «гендерной идентичности», обязательно являются формой «дискриминации по признаку пола».» Почему? Потому что невозможно принимать эти решения, не обращаясь с «одинаково расположенными» людьми по-разному в зависимости от их пола. Если бы служащий-мужчина, который «идентифицирует» себя как женщину, на самом деле был женщиной, а не мужчиной, он не пострадал бы от неблагоприятного обращения. Следовательно, большинство уверенно утверждает, что «она» обязательно является жертвой дискриминации по признаку пола.

    Это было бы смешно, если бы последствия этого не были столь катастрофичны для человека. Крайне важно наблюдать за предпосылками аргумента.Судья Горсух считает, что мужчина, который «идентифицирует» себя как женщину, находится в том же положении, что и женщина, которая «идентифицирует» себя как женщину. Неизложенная предпосылка состоит в том, что отношения между нашим воплощением как мужчиной и женщиной и нашей личной субъективностью (выраженной в «идентичности») по сути произвольны, и поэтому им не хватает какого-либо органического или естественного единства. Эти предположения также подразумевают, что мужчина, который «идентифицирует» себя как женщину, может на самом деле быть женщиной, что быть женщиной — это психическое состояние, что мы действительно картезианские «призраки в машине».Без таких предположений судья Горсуч не мог утверждать, что такие мужчина и женщина находятся в одинаковом положении.

    Это метафизические суждения. Тем не менее судья Горсух не понимает, что суть его аргументов опирается на них и эффективно систематизирует их. Вопрос о дискриминации по признаку пола при приеме на работу относительно не важен по сравнению с серьезным наложением законом этих весьма сомнительных философских положений с их последствиями для общества.

    Гендер — это нечто большее, чем «мужчина» и «женщина»

    ЭМИ ГАЛЛО: Вы слушаете книгу «Женщины за работой» из Harvard Business Review.Я Эми Галло.

    НИКОЛЬ ТОРРЕС: Я Николь Торрес.

    ЭМИ БЕРНШТЕЙН: А я Эми Бернштейн. В нашем подкасте мы много говорим о гендерной предвзятости и о том, как она влияет на опыт женщин на работе. Но как быть с людьми, которые не соответствуют полу, указанному при рождении? Или кто в одни дни одевается и ведет себя более женственно, а в другие — более мужественно?

    ЭМИ ГАЛЛО: Исследования показывают, что люди, не соответствующие принципам гендерной бинарности, борются. Менеджеры или HR часто плохо обращаются с ними, и их даже полностью исключают из рабочей силы.

    НИКОЛЬ ТОРРЕС: И все же все больше и больше людей выражают свою подлинную гендерную идентичность на работе. И, бросая вызов традиционным нормам, они также бросают вызов гендерным предубеждениям.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Мы рисуем эти коробки для стереотипов. Итак, если я знаю, что отношусь к мужчинам по-другому, а к женщинам по-другому, как я буду относиться к вам, кто небинарный? Как мне обращаться с этим человеком, о котором я даже не слышал? И я не думаю, что в абсолютно равноправном обществе это будет проблемой.

    ЭМИ ГАЛЛО: Это наш приглашенный эксперт, Лили Чжэн. Я брал у нее интервью пару месяцев назад, когда был на конференции для женщин. Она изучала опыт людей на рабочем месте, которые идентифицируют себя как трансгендерные, небинарные, гендерно-флюидные или как-то иначе. Лили объединилась с социологом Элисон Эш Фогарти, чтобы проанализировать интервью, которые Элисон давала людям в районе залива Сан-Франциско. У многих людей был негативный опыт. Независимый архитектор сказал, что клиенты не будут нанимать ее после того, как она перейдет.Ветеринар сказал, что менеджер назвал их трансгендерами своим коллегам. Один писатель сказал, что они бросили работу в газетах и ​​журналистику после того, как коллеги перестали использовать свои любимые местоимения. Лили и Элисон написали книгу, основанную на историях из 25 интервью. Он называется Гендерная неоднозначность на рабочем месте: трансгендеры и гендерная дискриминация .

    LILY ZHENG: Вы знаете, для исследователей это золотая жила, верно? Я не удивлен, что исследователям нравится изучать транс людей.И как транс-человек, который был исследователем, там было так много содержания; мы могли бы исследовать это в течение нескольких дней. Но часто материальная польза от этого исследования никогда не доходит до трансгендерных людей, с которыми мы разговариваем, поэтому эта книга была так важна для меня, потому что, если бы она не стала книгой, мы бы провели все эти исследования и нашли бы все это. вещи, и он навсегда остался бы в каком-нибудь пыльном уголке Интернета.

    ЭМИ ГАЛЛО: Теперь Лили приносит результаты этих исследований организациям.Она ведет семинары о гендерной идентичности и самовыражении. Она также помогает лидерам разрабатывать политику, которая открыта для всех и приветствует всех сотрудников, независимо от того, как они себя идентифицируют.

    LILY ZHENG: Я делаю все это для того, чтобы трансгендеры могли получить шанс в жизни, в некотором смысле, правильно, чтобы трансгендеры могли зарабатывать деньги и иметь основное достоинство, чтобы существовать в этом мире.

    ЭМИ ГАЛЛО: Откуда взялась вся эта дискриминация, вся эта ненависть к трансгендерам?

    LILY ZHENG: Я бы просто сказала о гендерной бинарности, и я имею в виду, что в нашем обществе у нас очень, очень жесткие представления о том, что значит быть мужчиной или женщиной.И мы построили коробки вокруг каждой из этих идей. Итак, как смотреть, или не смотреть. Как действовать или не действовать. Как чувствовать или не чувствовать. Например, мужчин наказывают за плач. Женщин наказывают за то, что они проявляют активность и берут на себя ответственность. А транс люди показывают, что все эти рамки произвольны, и показывают, как на самом деле могут быть нарушены границы этих рамок. И это действительно страшно. Потому что то, что делают многие цисгендеры — а цисгендеры — это люди, идентифицирующие себя с полом, который им был присвоен при рождении, — то, что делают многие цисгендеры, — это они адаптировались к этим идеям, этим действительно ограничительным представлениям о мужественности и женственности, подчиняясь им.И хотя это прекрасная стратегия выживания, зачастую она бессознательна. Мол, люди не осознают всех способов, которыми они пытаются приспособиться к общественному определению пола. И поэтому, когда цисгендерные люди трансформируют людей, которые бросают вызов этим ящикам, часто возникает очень внутреннее чувство дискомфорта или даже угрозы. Это основная идея хорошего, если этот человек мог бы отреагировать на то же самое, делая эти вещи, разбивая коробки, толкая конверты, оставаясь самим собой, почему я тоже не могу этого сделать? И это мгновенно вызывает все эти неприятные чувства по поводу пола, идентичности, аутентичности и компромисса.И это неудобно. Это очень неудобно. И, к сожалению, один из способов, которыми цисгендеры могут разрешить этот диссонанс, — это оттолкнуть трансгендерных людей назад, чтобы цисгендеры чувствовали себя более комфортно. И это — основа многих предрассудков и дискриминации. Это не слепая ненависть. Это скорее дискомфорт, возникающий из-за того, что вы можете воспринимать гендер так иначе, чем то, как мне приходилось заставлять себя вписываться в эти рамки.

    ЭМИ ГАЛЛО: Я хочу убедиться, что понимаю, потому что это звучит так, будто вы говорите в некотором роде зависти, что трансгендерные люди делают то, что большинство из нас, цисгендерных людей, хотели бы.Это правильно?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Да. Думаю, это то, что я бы сказал. Я не думаю, что это однозначно, и я думаю, что в некотором смысле все мы действительно хотим испытать гендер достоверно. Все мы действительно хотим раздвинуть границы того, что мы можем и чего не можем. И это не значит, что все цисгендерные люди чувствуют себя неловко со своим полом. На самом деле многие из них. Но я думаю, что трансгендерные люди поднимают вопрос о возможности существования вариантов для людей, которые никогда раньше не думали, что они могут быть.И это может быть глубоко освобождающим опытом — увидеть кого-то и уйти, вау, я тоже мог бы это сделать. И это тоже может быть очень неприятным опытом. Итак, мы видим, что это своего рода двоичный опыт. Когда я впервые в жизни увидел трансгендера, моей первой мыслью было: «О нет, верно, я не хочу знать, что это возможно, потому что тогда я мог бы быть им». И у меня был тот же внутренний дискомфорт, который, я думаю, есть у многих людей. Думаю, это просто вопрос знакомства. Когда вы встречаетесь с большим количеством трансгендеров, вы знаете больше трансгендеров, вы начинаете понимать, что это всего лишь разновидность того же опыта, что и у всех нас.

    ЭМИ ГАЛЛО: Что происходит на работе, когда трансгендерный человек или даже цисгендерный человек не соответствует гендерным нормам?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Итак, что происходит на рабочем месте, когда трансгендерные люди существуют не так, как это происходит, — это то, что обычно на рабочем месте предпринимаются шаги, чтобы исправить это. Итак, под рабочим местом я подразумеваю аппарат, машину — все. Каждый отдельный сотрудник играет свою роль. Каждый специалист по персоналу играет свою роль. В основном, к сожалению, люди работают вместе, чтобы укрепить эти гендерные роли и исправить то, что они считают неверным.Итак, мы увидели весь подобный опыт в проведенном нами исследовании. Мы видели опыт трансгендеров, которых считали женщинами, но делали это неправильно. И поэтому другие женщины вмешивались и говорили: «Нет, нет, нет, вот как это сделать правильно, дорогая». Вы не понимаете, что делаете. Вот как наносить макияж. Делать это нужно так. И мы видели все эти типы дискриминации, потому что трансгендеров часто не спрашивали. Их не спрашивали, хотят ли они, чтобы их учили или учили таким образом.В нашей книге мы описываем термин «гендерное обучение». И такого рода принуждение людей к этим гендерным рамкам без согласия — лишь одна из вариаций того, как, я думаю, цисгендерные люди все время так поступают с самими собой. Вы всегда видите, как мужчины говорят другим мужчинам быть мужчинами, делать определенные вещи и действовать определенным образом. Вы видите, что многие женщины также «наставляют» других женщин о том, как быть подходящими женщинами на рабочем месте. А транс-люди — еще один вопиющий пример того, как все на рабочем месте бессознательно работают над укреплением этих ящиков.

    ЭМИ ГАЛЛО: Вы упомянули макияж, и, когда я был молодым человеком в организации, один из моих наставников сказал мне, что мне нужно начать пользоваться макияжем. Я не красилась. Так я и сделал. Я потратил много времени и денег, изучая, как пользоваться косметикой, пользоваться косметикой, и недавно я снимал видео о женщине, которая не пользовалась косметикой. И у меня была очень интуитивная реакция, когда я злился на нее. Я начал расспрашивать. Я подумал, сколько тысяч долларов я потратил на макияж, и мне не нужно было этого делать.И мне интересно, является ли это чем-то вроде параллели с тем, что люди чувствуют, что вы описываете, цисгендерные люди чувствуют, когда видят трансгендеров в работе.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Я думаю, что это прекрасный пример, и именно о чем я говорю. То, как трансгендеры контролируются на рабочем месте, во многом совпадает с тем, как цисгендерные люди контролируются на рабочем месте. И то, что я попытался сделать с этим исследованием, — это показать, что дискриминация трансгендеров реальна, но также и то, что все это лишь часть того, как гендерная бинарность усиливает себя, и как все мы добиваемся этого через гендер. двоичные друг на друга.Дело не в том, что трансгендерные люди — это экзотическая группа, которая испытывает эти уникальные формы дискриминации, о которых никто никогда не слышал в мире. Нет, это больше похоже на то, что у нас есть опыт того, что по ряду причин СМИ сделали сенсацию, но все сводится к тому факту, что всех нас заставляют участвовать в том, что нам на самом деле не нравится. И поскольку мы все это усвоили, все мы стали полицейскими друг для друга. Я видел, как трансгендерные люди полицейские друг друга точно так же, как вы только что описали.И это делается из понимания того, что это единственный способ выжить в мире. Вы должны сделать это, чтобы выжить. Итак, когда вы видите кого-то, кто действительно прекрасно выживает, не делая ничего из этого, у вас есть именно тот опыт, о котором вы говорили. Вы начинаете спрашивать, какого черта я все это сделал? Что я делал со своей жизнью? Я думал, что меня это устраивает, но на самом деле мне все время было неудобно, и я просто поглощал это, потому что я думал, что это то, как ты должен был быть.Но, возможно, мы все сможем выразить свой гендер более аутентично, независимо от того, называем мы себя цис или транс, и ощутить подлинность независимо от того, как это выглядит для нашей гендерной идентичности, для нашего гендерного выражения.

    ЭМИ ГАЛЛО: Отлично. Чем отличается опыт работы транс-мужчин и транс-женщин на рабочем месте?

    LILY ZHENG: Итак, это действительно интересный вопрос, и я хотела бы немного погрузиться в исследование. Мы обнаружили, что на удивление транс-мужчины и транс-женщины не подвергаются лечению на основании их идентичности.Они переживают лечение на основе того, как их воспринимают другие. Итак, с транс-мужчинами, которых считали мужчинами-мачо, обращались очень хорошо. Им были предоставлены почти все мужские привилегии, которые они могли получить, которые были у других цисгендерных мужчин. Если хотите, их приняли в клуб мальчиков. К транс-мужчинам, которых относили как к мужчинам-женщинам, относились совершенно по-другому. С ними обращались, как с женщинами, но с мужчинами на работе обращаются немного лучше, чем с женщинами.Так что к ним тоже относились неплохо. Но были и некоторые транс-мужчины, с которыми обращались как с женскими мужчинами, а с женскими мужчинами на рабочем месте обращались не так хорошо. Другие мужчины подавили их. Другие мужчины следили за своим полом.

    Что касается транс-женщин, некоторые люди считали транс-женщин девиантными мужчинами, и к ним относились хуже всех, с кем мы разговаривали. Потому что с ними вообще не обращались как с женщинами. С ними взаимодействовали как с трансвеститами, потому что люди думали, что они «ненормальные».«И мне больно говорить это, потому что ни одна транс-женщина не хочет, чтобы ее видели таким образом. Но из-за того, что их так воспринимали на рабочем месте, они испытали столько дискриминации, а иногда даже насилия. С другими трансгендерными женщинами, которые считались цисгендерными, обращались как с женскими цисгендерными женщинами. И, как мы все знаем, на некоторых рабочих местах это хорошо, а на некоторых — не так. Но все это лишь вариации на тему. Это просто зависит от того, как люди воспринимают транс людей. И меня так расстраивает, что вся эта дискриминация происходит и до некоторой степени выходит из-под нашего контроля как трансгендеров.И это так много объясняет, почему трансгендерам необходимо постоянно контролировать нашу внешность на рабочем месте и управлять тем, как другие люди видят нас. Потому что людей, дискриминирующих нас, не волнует, что мы о себе говорим. Они только смотрят на нас и на основании этого решают делать предположения.

    ЭМИ ГАЛЛО: Итак, как транс-женщины, с которыми вы беседовали, рассказали о своем восприятии привилегий, которые у них были на работе до и после перехода?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Многие трансгендерные женщины, с которыми мы разговаривали, рассказывали, что у них был гораздо лучший опыт работы до перехода.Многие из них описывали, что их воспринимали как цисгендерные, гетеросексуальные мужчины, и многие из них идентифицировали себя как цисгендерные, гетеросексуальные мужчины до того, как осознали, что они трансгендеры. Итак, некоторые описали опыт работы, где их явно продвигали быстрее, чем других женщин на их рабочем месте, или где им давали преимущество сомнения, где никто другой не получил бы преимущества сомнения, и все классические виды мужские привилегии вещей. Но когда они поняли, что они трансгендеры, произошло то, что все начало меняться.Многие из них начали экспериментировать с гендером на рабочем месте, и их наказали так, как мы уже говорили. Мы поговорили с Алексом, я думаю, руководителем, с которым обращались очень и очень хорошо. И она справилась со своим гендерным исследованием, сначала накрасив ногти и отрастив волосы. И ее начальник позвонил ей через день и просто сказал: что происходит, тебе нужно перестать это делать, а на собраниях все пялились на ее ногти. И вдруг ей стало по-настоящему неудобно, и она решила, что на самом деле она не может переходить на это рабочее место, потому что оно просто не было для нее гостеприимной средой.И она ушла. Итак, у нас есть эти очень суровые, бинарные переживания, когда вы испытываете привилегию в некотором роде, потому что вас воспринимают как мужественного; в некотором роде вы можете даже идентифицировать себя как мужчина. Но как только вы начинаете оспаривать это, вы понимаете, что мужские привилегии хрупки, что они очень хрупкие и что вы теряете их почти сразу же, как только начинаете стремиться к женственности на рабочем месте. Вот что такое мужские привилегии в целом. Это не должно быть чем-то стабильным.Причина в том, что мужчины все время ломают себя, чтобы завладеть мужскими привилегиями, даже малейшими их частичками.

    ЭМИ ГАЛЛО: Итак, вы слышали от людей, участвовавших в вашем исследовании, которые не идентифицируют себя ни как мужчина, ни как женщина, что они чувствовали на работе давление, заставляющее их выбрать пол. Почему коллегам не нравилось думать о них как о гендерно-изменчивых или небинарных?

    LILY ZHENG: Итак, мы поговорили со многими небинарными людьми, и мы убедились, что у цисгендерных людей нет места в их представлениях о гендере, чтобы люди могли существовать вне рамок.На самом деле люди даже не любят думать о гендере в терминах ящиков. И поэтому, когда появляются небинарные люди, люди, которые не идентифицируют себя ни с мужчинами, ни с женщинами, это привлекает внимание к тому факту, что за пределами этих ящиков есть место. И, как мы уже говорили, это очень неудобно. Потому что людям не нравится думать, что есть что-то еще. И это влияет на рабочее место, потому что мы используем эти рамки для стереотипов. Мы рисуем на этих коробках, чтобы решить, как обращаться с людьми. Итак, если я знаю, что отношусь к мужчинам по-другому, а к женщинам по-другому, как мне относиться к вам, небинарному? Как мне обращаться с этим человеком, о котором я даже не слышал? И я не думаю, что в абсолютно равноправном обществе это будет проблемой.Но реальность такова, что наше общество далеко не равное, и поэтому люди изо всех сил пытаются быть такими, как я не понимаю, как относиться к вам, и это очень неудобно. На самом деле это опасно. Итак, выберите, пожалуйста, коробку, чтобы я мог понять, как даже начать с вами общаться. И вы видите, что, когда люди отказываются брать коробку, иногда люди перекатываются с ней, а затем обращаются с ними как с мусором, а иногда люди не принимают «нет» в качестве ответа. Был один человек, с которым мы говорили, который разговаривал с интервьюером по телефону, и интервьюер сказал, что вам нужно выбрать одного.И этот человек сказал, что мне все равно. Почему бы тебе просто не выбрать кого-нибудь? И этот человек сказал: «Нет». Вам нужно выбрать один прямо сейчас. И это заставило сделать этот выбор человека, который в тот момент сказал: «Я выберу женщину, потому что, возможно, меня возьмут на работу больше, верно». Но это было поспешное решение, которое было крайне неудобно. И это потому, что люди не умеют справляться с двусмысленностью. И люди не умеют иметь дело ни с мужчинами, ни с женщинами. А для людей с изменчивым гендером это еще хуже, потому что это привлекает внимание к тому факту, что мы по-разному относимся к мужчинам и женщинам.Мы поговорили с Роуэном, техническим работником, который в некоторые дни выглядел более мужественным, а в другие — более женственным. И все были в ужасе. Все были о, нет. Вам нужно понять, что происходит, потому что им было неудобно. Они выяснили, что, когда Роуэн представляла женское начало, все относились к ним хуже. А потом, когда представили мужского пола, все стали относиться к ним лучше. И люди знали, что это происходит, и это им очень неудобно. Конечно, Роуэну было неудобнее, но он привлек внимание к тому факту, что на рабочем месте существует гендерное неравенство, и никто не хотел об этом говорить.Итак, все эти вещи как бы обернуты таким образом, что небинарные и гендерно изменчивые люди существуют на рабочем месте, и мы просто не готовы к такому разговору. Или, по крайней мере, люди, с которыми мы разговаривали, описали рабочие места, которые не были готовы к такому разговору.

    ЭМИ ГАЛЛО: В вашей книге меня по-настоящему поразили переживания женщин-бучей. В частности, из-за того, о чем вы только что говорили, как это подчеркнуло гендерные предубеждения, существующие на большинстве рабочих мест.Не могли бы вы рассказать мне немного о том, что вам показалось интересным в этом опыте?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Конечно. Итак, в основном то, что мы обнаружили в ходе исследования, заключалось в том, что женщины-хулиганы, или женщины-мужчины, добились довольно хороших результатов на рабочем месте. Буч-женщины меньше подвергались дискриминации, получали больше приглашений в мужские пространства. И способ, которым они достигли этого, заключается в том, что их внешняя мужская внешность каким-то образом узаконивала, что они в большей степени, давайте просто назовем это агентным мужским, цитируемым без кавычек, поведением.И если в прошлом у вас была женственная женщина, которая берет на себя руководство на рабочем месте, вы бы назвали ее стервой. Но для этих женщин-хулиганов, которые вели себя более мужественно, казалось, что этот внешний вид облегчает им быть более уверенными и брать на себя ответственность. Итак, до определенного момента у них был действительно хороший опыт работы, что очень интересно. Мы обнаружили, что есть вещь, которую мы придумали, это «потолок сучка», который заключался в идее о том, что чем больше вы получите, тем лучше с вами будут обращаться на рабочем месте, пока вы не станете настолько жестким, что вас могут принять за мужчину. .Потому что тогда руководители не видят в вас человека, похожего на проточеловека, или человека, близкого к мужчине. Они видят в вас кого-то, кто действительно может их заменить, или кого-то, кто по какой-то причине борется за свое мужество. И, конечно же, женщин-палачей это вообще не волнует. Это просто проекция, которая есть у мужчин на рабочем месте. Но когда они переживают это, они внезапно сворачивают в хвост и отвечают насилием, дискриминацией, и мы видели этот опыт с Джорданом, который очень мужественно выглядел на рабочем месте таким образом, что их коллеги чувствовали себя очень неуютно, и они отвечали угрозами смерти, или все.И поэтому мы нашли это супер-увлекательным, потому что даже более мужественная презентация для женщин не является верной стратегией. Фактически, это имеет неприятные последствия, потому что на рабочем месте женщин-хулиганов заставляли давать показания против других женщин. Их вводили в мужские пространства, и мужчины шутили с этими женщинами-хулиганами, лишали легитимности и сексуализировали других, более женственных женщин на рабочем месте. И женщины-мясники были поставлены в такое положение, когда им приходилось продавать, если хотите, других женщин, чтобы сохранить свой статус с этими мужчинами на рабочем месте.Это грязно. Это действительно настраивает женщин друг против друга. Итак, хотя женщины-мясники и имели действительно хорошие результаты для себя, как личности, мы действительно исследовали тот факт, что в конечном итоге покупка патриархата никому не приносит пользы.

    ЭМИ ГАЛЛО: Мы много говорили о влиянии дискриминации на трансгендеров. Однако мы еще не говорили о финансовых последствиях. Можете ли вы объяснить, что вы видели в своем исследовании и что вы видите в других исследованиях о финансовых последствиях дискриминации?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Честно говоря, это калечит.Мы увидели не то, что трансгендерные люди потеряли зарплату из-за отсутствия на работе. Многие так и поступили. Я считаю, что это Робин работала в профсоюзе, где после перехода она увидела огромное сокращение своей зарплаты, а также предоставила цифры. Итак, у нас есть отличный пример того, сколько денег вы теряете при переходе. Но более коварным результатом всего этого является то, что мы видели, как многие люди, с которыми мы говорили, обратились к предпринимательству. И хотя это звучит великолепно — я люблю транс-предпринимателей. Мы молодцы.Есть так много людей, у которых есть творческие идеи о том, как начать свой бизнес — когда вы погружаетесь в истории, оказывается, что ничего из этого не было сделано по их собственному желанию. Они буквально нигде не могли устроиться на работу. Это не была неполная занятость, это была безработица. Никто не хотел их нанимать. В некоторых случаях охотник за головами сказал одному из людей, с которым мы говорили, никто не возьмет вас на работу, потому что вы трансгендер. Ни один рекрутер не хочет выдвигать кандидата с недостатками. Конец цитаты. Итак, когда вы сталкиваетесь с такой средой, трансгендерные люди систематически исключаются из трудовой жизни.В условиях такой дискриминации трансгендеры не играют никакой роли на рынке труда. И поэтому мы видели это снова и снова. Транссексуалов медленно и систематически вытесняют с работы.

    ЭМИ ГАЛЛО: Меня поразила строчка в начале вашей книги, в которой вы говорите, что подавляющее большинство людей не придерживается прототипических гендерных норм. Я уверен, что многие из наших слушателей не разделяют эти нормы. Итак, что, по-вашему, опыт трансгендерных, небинарных, гендерно-изменчивых людей может научить нас о рисках и преимуществах оспаривания гендерных норм на рабочем месте?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Я думаю, что один из самых важных уроков заключается в том, что вы не можете самостоятельно оспаривать гендерные нормы.Затраты огромны. И, например, когда трансгендерные люди публично переходят на работу, они часто делают это сами. Обычно вы не увидите группу из трех или четырех трансгендеров, которые все переходят в одну группу, хотя это было бы довольно круто. И затраты действительно высоки. Часто их делают мучениками. И, к сожалению, цис-люди и другие трансгендерные люди, которые могут быть замкнуты, усвоили неправильный урок. Один из людей, с которым мы говорили, видел, как другая транс-женщина переходит на работу, и в результате перспективы карьерного роста этой транс-женщины рухнули.Повышение по службе ей так и не было предоставлено. На этом ее карьера закончилась, и она не могла никуда пойти. Ее не уволили, но для этого человека это не очень обнадежило. Итак, я бы сказал, что я хочу, чтобы цис-люди отказались от этого: вы можете бросить вызов гендеру, но вам всем нужно бросить вызов гендеру. Перестаньте ждать, пока трансгендеры это сделают, потому что мы сами погибаем. И трансгендерам было бы намного легче это сделать, если бы это сделали и цис-люди. Если бы больше цис-людей на рабочем месте сказали: «О, я собираюсь представить себя супербучей», и ваш работодатель спросит: «О, вы транс? А ты вроде нет.Я просто хочу быть мясником. Чем больше мы видим такого рода гендерное несоответствие со стороны людей из СНГ, тем более приемлемым будет то, что трансгендерные и гендерно разнородные люди будут делать то же самое. Тем более будет очевидно, что трансгендерные и гендерно-разнородные люди — всего лишь вариации на том же опыте, что и у цис-людей. Нет причин, по которым цис-люди не могут оспаривать гендер. На самом деле, у цис-людей больше возможностей бросить вызов гендерным вопросам, чем у трансгендеров, потому что цис-люди за это меньше наказываются.

    ЭМИ ГАЛЛО: Это невероятно замечательно — то, как транс люди подчеркивают серьезность гендерных предубеждений, я думаю, это также невероятный взгляд на привилегии.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Да, полностью. Я снова думаю, что трансгендеры освещают все вокруг. И мы очень дорого за это платим, я бы сказал. Транссексуалы подвергаются одним из самых жестоких форм насилия в этой стране, особенно темнокожие и коричневые транс-женщины. Почти все транс-убийства, произошедшие за последнее время, я не знаю сколько лет, были черными или коричневыми транс-женщинами.В наших общинах эпидемия. В частности, темнокожие трансгендерные женщины убивают гораздо чаще, чем любое другое население в США. Итак, мы должны создать мир, который лучше подходит для трансгендерных женщин. Мы не можем позволить транс-женщинам мучить себя снова и снова, чтобы преподать нам урок. Итак, то, что я делаю в своей работе, — это исследование пространств и стремление быть видимой транс-женщиной, чтобы другим транс-женщинам на рабочем месте не приходилось это делать. Потому что каждая транс-женщина, которая высказывается на рабочем месте, постоянно превращается в мученицу.И каждый транс-мужчина и каждый небинарный человек рискуют своим опытом и историями и отказываются от личной жизни, чтобы улучшить рабочие места. И это глубоко самоотверженный труд, и я очень его ценю. Но я сделал это делом своей жизни, потому что не хочу, чтобы люди больше сжигали себя ради общего блага. И я надеюсь, что люди прочитают эту книгу, чтобы выучить эти истории, и нам не придется постоянно рисковать собой, говоря прямо, чтобы помочь людям из СНГ понять это.

    ЭМИ ГАЛЛО: Давайте поговорим немного о балансе, потому что вы говорите, что для трансгендеров существует баланс между аутентичностью и безопасностью. Кроме того, существует баланс между тем, что правильно для человека, и тем, что правильно для сообщества трансгендеров. Как вы посоветуете трансгендерам думать об этих двух балансах?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Да, это отличный вопрос. Я думаю, что то, что нам сегодня выгодно, — это то, что этой работой занимается так много людей.Так много трансгендеров делают эту работу. Я упоминаю об этом, потому что нам важно понимать, что не каждый трансгендер должен выполнять эту работу. А в прошлом, я думаю, когда люди чувствовали себя более изолированными, казалось, что мир был на ваших плечах. Вы были единственным знакомым трансгендером. Конечно, нужно защищать. Конечно, вам нужно идти по следу, чтобы каждому трансгендеру, который приходит после вас, было легче. Как я уже сказал, это сделало всех мучениками.Все выгорели для движения. И из-за их жертв и из-за их работы сегодня нам не нужно этого делать. У нас есть организации по всей стране, работающие над проблемами трансгендеров. В центре внимания нас много трансгендеров. Лаверн Кокс, Джанет Мок и другие очень известные трансгендеры, работающие над этими проблемами. А для трансгендерных людей, рассматривающих возможность выхода, я думаю, что времена другие. И я бы посоветовал любому трансгендеру, который думает выйти, сказать, сколько из этого для вас, а сколько из-за того, что вы чувствуете, что у вас есть обязательства? И сначала сосредоточьтесь на себе.Ваша безопасность важнее, и если уж на то пошло, люди, которые приходили до вас, отказались от своей безопасности, чтобы вы могли получить свою. И то, что мы связаны с нашей историей как транс-людей, позволяет нам, я думаю, лучше заботиться о себе и не повторять это бесконечно, нам нужно навредить себе и стать мучеником за движение, потому что есть организации, которые делают это каждый раз. день. Я действительно хочу бороться за мир, в котором трансгендерным людям не придется ни за что бороться. И я думаю, что другие трансгендеры, выполняющие ту же работу, что и я, сказали бы похожие вещи.Итак, я думаю, что для молодых трансгендеров, для начинающих трансгендеров, для пожилых трансгендеров, которые только рассматривают это, я бы сказал: расслабьтесь и помогите, если можете, но сегодня так много людей делают эту работу. И в некоторой степени, может быть, просто оставьте это нам. Как и мы, мы сделали это делом своей жизни. И если трансгендерные люди могут спокойно спать, думая, что им не нужно делать это, это поддерживает меня.

    ЭМИ ГАЛЛО: Во второй части моего разговора с Лили мы говорим о том, что менеджеры и коллеги могут сделать, чтобы помочь своим трансгендерам и коллегам из разных полов.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Мой опыт работы, когда я не работал на себя консультантом, полностью зависел от наличия хорошего руководителя, хорошего начальника, хорошего менеджера, который понимал это и мог поддержать меня. И это имело самое большое значение. Во многих случаях даже не имеет значения, где я работал, потому что этот менеджер был всем.

    ЭМИ ГАЛЛО: Что конкретно сделал ваш менеджер, что заставило вас почувствовать себя включенным и поддерживаемым?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Меня не волновало, что мой менеджер каждый раз правильно определял гендерный аспект.Меня волновало, что мой менеджер сделает ошибку, а потом исправит ее. Это имело для меня самое большое значение. И у меня были менеджеры, которые этим занимались. У меня были менеджеры, которые неправильно меня понимали на глазах у всех, и это было больно, и это было ужасно, и это разбило мне сердце, потому что они мне действительно нравились. Итак, я поговорил с этим менеджером и сказал, что это ужасно. И они сказали, что вы правы. Это было ужасно. Я тебя обидел. Это было ужасно. Я никогда не должен был этого делать, но я сделал это. Мне жаль. Как мне поправиться? И я сказал, только не надо меня унижать, и они сказали, хорошо.И они этого не сделали. Итак, ключевой характеристикой здесь является отсутствие идеального менеджера, потому что я думаю, что менеджеры, я много работаю с менеджерами. Они очень боятся придерживаться этих стандартов — никогда не ошибаться, потому что менеджеры — это люди. Люди лажают. Самая важная черта здесь состоит в том, что менеджеры могут принять неудачи и действительно извлечь из них уроки, а также изменить свое поведение на их основе. И что менеджеры могут слушать трансгендеров, когда трансгендерные люди выражают свои потребности, и доводят до конца то, о чем просят транс-сотрудники.Вот что я считаю наиболее важными качествами хороших менеджеров, которые у меня были.

    ЭМИ ГАЛЛО: Я думаю, что менеджеры очень заинтересованы в том, чтобы их люди поступали правильно. По крайней мере, хорошие менеджеры. А сделать это не всегда легко. Есть ли у вас какой-либо конкретный совет для менеджеров, которые могут управлять кем-то из разных полов или трансгендеров, о том, как они могут поступить правильно с ними?

    LILY ZHENG: Я думаю, что самое важное для менеджеров в конце дня — это спрашивать. Все очень просто.Спросите своих сотрудников, различающихся по полу, чем вы можете помочь. Предложите способы, которыми вы можете помочь. Итак, поздоровайтесь, я знаю, что вам может быть интересно обратиться к HR. У меня там есть контакт. Если вы хотите связаться с ними и сообщить мне, если это вас интересует. Вот и все. Итак, если сотрудник обращается к вам, вы помогаете ему. Если они этого не сделают, вы им не поможете. И вы можете сказать во время своей первой встречи один на один: «Эй, я хочу помочь вам получить наилучшие впечатления от работы на рабочем месте». Есть что-нибудь, что у тебя на уме? В любом случае, что я могу вам помочь? Вот и все.Если они говорят «нет», то вы говорите «отлично». Тогда ничего нет. Я действительно сомневаюсь, что это пять вещей, которые вы всегда должны делать, потому что нет пяти вещей, которые вы всегда должны делать для своих сотрудников, различающихся по полу. Потому что весь смысл гендерного разнообразия в том, что их гендеры очень разнообразны, и почему я собираюсь дать вам один способ взаимодействия со всеми из них? Просто спроси. Кроме того, мы только что говорили о неудачах, о том, что все сделали неправильно. Будьте скромными, если ошибетесь. И дело не в том, что вы ошиблись, а в том, когда вы ошиблись.И это относится ко всему в пространстве включения разнообразия, а не только к полу. Это применимо к расе, классу, сексуальности и так далее. Вы споткнетесь. Все спотыкаются. Вместо того, чтобы пытаться быть совершенным и составить список слов, которые вы не должны говорить, хотя есть список слов, которые вы не должны говорить. Вы должны учиться на своих ошибках и устранять причиненный вред. И ты навредишь. Вы навредите своим подчиненным. Вероятно, они тоже сделают что-нибудь, чтобы навредить друг другу. Итак, мы должны признать, что лучший способ управления — это тот, который признает вред и продвигается вперед, чтобы принять потребности вашего сотрудника.

    ЭМИ ГАЛЛО: Итак, чего вам не следует делать?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Не используйте букву Т. Не говори «транссексуал». Не искажайте гендерную принадлежность своих сотрудников даже в шутку. Только не надо шутить о трансфобии. Не пытайтесь использовать гендерную полицию даже в шутку. Гендерная полиция комментирует, как люди выглядят или одеваются, и так далее. Не задавайте личных вопросов. Часто менеджеры чувствуют себя так, будто этот трансгендер переходит. Когда вы собираетесь сделать эту операцию? И, вроде бы, никого не спросишь, когда ему сделают операцию на гениталиях.Вы просто задаете этот вопрос не на рабочем месте. Так что не делай этого. Я могу думать о множестве других вещей, но это не в моей голове.

    ЭМИ ГАЛЛО: Отлично. Итак, позвольте мне спросить вас. Был ли у вас когда-нибудь менеджер, который что-то делал, вы упоминали, что у вас был менеджер, который неправильно интерпретировал вас перед другими людьми. Было ли что-то еще вопиющее или действительно вредное из того, что сделал менеджер, чего вы бы посоветовали избегать другим менеджерам?

    LILY ZHENG: Итак, со мной случилось то, что кто-то неправильно меня оценил, как бы то ни было, это нормально.Я их поправил, тоже нормально. И следующие 10 минут они извинялись. И это было нехорошо. Так вот, они просто постоянно говорили: извините, извините, мне так жаль. Мне очень жаль. Я не это имел в виду. Я действительно не это имел в виду. Надеюсь, вы не думаете, что я это имел в виду. Мне очень жаль. И это продолжалось. И в конечном итоге мне пришлось быть их терапевтом. Я должен был сказать нет, все в порядке. Все хорошо. Все будет хорошо. Я тебя не ненавижу. Все будет хорошо. Они такие, вы уверены? Вы уверены? Я правда не знал, я неплохой человек.Я не это имел в виду. И это продолжалось, и я подумал, когда это закончится? Пожалуйста, остановись. Пожалуйста, перестань извиняться. Итак, первый неверный гендер не был таким уж плохим. Вы сделали его плохим, каким бы ни был этот спектакль прямо сейчас. Я понял. Ты неплохой человек. Но часто люди чувствуют, что им нужно защищаться от причинения вреда. Но я думаю, тебе стоит просто смириться с этим. Вы сделаете людям больно. Хорошо. Нельзя сказать, что постоянно причинять людям боль — это нормально, но такое случается.Итак, владейте им. Скажите, что вам жаль. Сделай лучше в будущем. Это все, что хотят трансгендеры. Нам не нужны униженные извинения. На самом деле это еще хуже. Так что этот опыт был ужасным, и в следующий раз мне пришлось сказать этому человеку: слушай, если ты продолжаешь так отвечать, когда я тебя исправляю, я тебя не исправлю. Я исправляю мисгендеринг благодаря вам. Я позволяю тебе, что достаточно доверяю тебе, чтобы поправиться. Если вы продолжите делать это, я просто не буду доверять вам настолько, чтобы поправиться, и просто буду игнорировать вас, когда вы меня искажаете, и не буду дружить с вами.Я большая девочка. Я могу принимать собственные решения. И я не собираюсь подчиняться тому, что вы только что сделали. И у этого человека был этот момент. Они были такие: о, мне очень жаль. И я посмотрел на них, и я подумал: «Мне очень жаль, и они вроде, поняли». Не сделаю этого снова.

    ЭМИ ГАЛЛО: Итак, я хочу поговорить о HR. В книге было несколько историй о том, как HR приставал к транс-людям из-за их гендерной идентичности. Что вы будете делать, если обнаружите, что HR против вас или, по крайней мере, даже не поддерживает вас?

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Итак, здесь мы начинаем разбираться в неоптимальных стратегиях книги.Когда вы попадаете в ситуацию, когда вы проигрываете, проигрывайте. И это скорее борьба с ущербом, чем поиск лучшего решения. Мне не нравится, что я должен говорить об этих вещах, но на самом деле для многих трансгендеров выживание имеет большее значение, чем что-либо еще. И так что да, когда HR — ваш враг, вам будут действительно тяжелые времена. Единственное, что я могу порекомендовать, это то, что если уйти с этого рабочего места неразумно, вам нужно найти менеджера, который будет вашим щитом. Если у вас нет этого менеджера, вам нужно перейти на должность, которая может быть менеджером или руководителем, который может быть этим человеком для вас.Потому что HR не поддержит вас. Если ваш руководитель дискриминирует вас, HR ничего не сможет сделать. Даже если у вас иногда есть отличные кадры, ваш менеджер может пройти через них. В некоторых историях, которые мы рассмотрели в книге, говорится о том, что их менеджер дискриминационен по отношению к ним. И когда они сообщили об этом в отдел кадров, отдел кадров попытался отчитать руководителя, но тот мог уволить одного из сотрудников отдела кадров. Я не понимаю, что это была за компания, но этот менеджер просто заменил сотрудника отдела кадров, который решил сделать ему выговор.Итак, в конечном итоге в основе всего лежит менеджер. Если HR ужасный, вам нужен щит. Вам нужно найти менеджера на борту. И если это возможно, пожалуйста, уходите. Если вы не можете уйти, здесь вы начинаете применять некоторые из менее удачных стратегий. Вы можете скрыть свою личность на рабочем месте. Вы можете не общаться с людьми. Вы можете свести к минимуму взаимодействие с клиентом или клиентом, чтобы свести к минимуму вероятность появления отчетов. Мне не нравится, что я должен рекомендовать что-либо из этого, но это настоящие стратегии выживания, которые люди должны использовать.И когда мы начинаем говорить о рабочих местах, которые очень, очень сильно отстают, эти стратегии становятся жизнью или смертью.

    ЭМИ ГАЛЛО: И насколько устойчивы эти стратегии? Скрытие своей личности или попытки избежать взаимодействия с определенными группами людей.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Нет. Они ужасные. Я бы никогда не рекомендовал их никому, у кого есть лучший выбор. Я думаю, что в действительности многие трансгендеры на многих рабочих местах делают это каждый день и постоянно. Многие трансгендеры не могут позволить себе роскошь работать на рабочем месте, где существует какая-либо кадровая политика в отношении дискриминации.Многие трансгендерные люди даже не живут в штатах, где изначально действует политика недискриминации. Итак, эти стратегии стали обычным явлением. Вы видите, как многие трансгендеры живут двойной жизнью и работают как представители одного пола, а затем в своей общественной жизни являются представителями другого пола, и это работает для некоторых людей. Все это не оптимально. Мы не хотим, чтобы трансгендеры жили таким образом. Но для некоторых это работает. Они выживают несмотря ни на что. Итак, я бы просто сказал, делайте то, что вам нужно, чтобы выжить, несмотря ни на что.Надеюсь, люди, которые работают над этим с точки зрения национальной политики и политики на уровне штата, смогут объединиться и внести изменения. Но я не собираюсь просить транс-сотрудников рисковать собой в надежде, что кто-то в Вашингтоне что-то сделает. Просто делайте то, что вам нужно, чтобы прожить день. Делайте то, что вам нужно, чтобы получать зарплату, платить за квартиру, выжить. Это самое главное.

    ЭМИ ГАЛЛО: Итак, у меня есть последний вопрос. Если один из ваших коллег выступает как трансгендер, как вы можете заставить его чувствовать себя комфортно?

    LILY ZHENG: Итак, «сделать их» — очень интересный выбор слов, потому что вы никогда не сможете заставить кого-то чувствовать себя комфортно.Но, как я уже сказал ранее, вы всегда можете спросить. Вы можете сказать, что вы сейчас переживаете, если хотите чем-то поделиться. И вот кое-что, что мне нравится делать. Вы можете им что-то предлагать. И это наиболее актуально для людей, облеченных властью, но давайте будем реальными. Каждый имеет некоторую власть на рабочем месте, даже если она просто влияет на рабочее пространство. Верно? Это какая-то сила. Даже если просто провести встречу. Это какая-то сила. Вы можете сказать, что я заинтересован в этих 10 вещах. Что-нибудь из этого принесет вам хоть какую-то пользу? Итак, вы можете сказать, было бы вам интересно, если бы наше рабочее место инвестировало в маленькие гендерные таблички для наших столов? И они могут сказать «нет», но они могут сказать «да».Но самое главное — не навязывать их трансгендеру. Вы не говорите, хорошо. Ты транс, правда? Итак, вот пять вещей, которые я собираюсь сделать, чтобы вы чувствовали себя хорошо на этом рабочем месте. И, возможно, есть трансгендерный человек, который на самом деле вообще не хочет быть на виду и не хочет, чтобы кто-либо когда-либо говорил о том, что он трансгендер. Итак, лучшее, что вы можете сделать, — это ничего не делать. Но вы не узнаете этого, пока не спросите их. Так что, да, относитесь к своим коллегам-трансгендерам как к коллегам и спрашивайте их о вещах.Это мой стандартный ответ на любой вопрос D&I. Все сводится к тому, чтобы не делать маленькие списки агрессивно нехороших вещей. А потом обо всем остальном спросите, поговорите об этом. Обсудите, через что они проходят, и о том, в какой степени вы можете предложить помощь. Кроме того, поймите, что иногда вы не тот человек, который имеет большое значение. Может быть, трансгендер на рабочем месте действительно нуждается в хорошей политике перехода от HR. А если вы не HR, то с этим ничего не поделать.Или, может быть, если вы дружите с HR, вы можете защищать их. Но опять же, вопрос просто в том, чтобы спросить, что вы можете сделать, и согласиться с любым ответом, который вы получите.

    ЭМИ ГАЛЛО: Прежде чем мы закончим, я просто должна рассказать вам историю о том, что я забирала свою дочь из школы, и я спросила другую маму, как у нее дела, и она сказала: о, у меня все плохо. Это был настоящий хаос. Это было действительно сложно. И я сказал, что происходит? И она сказала: «Я думаю, мы переходим к матриархату, и какое-то время будет полный хаос».И я просто, я подумал, что это такой освежающий разговор, и мне просто нравилось это чувство, что чувствовать себя некомфортно — это нормально. Это нормально, что это не кажется постоянным и нормальным, и этот сдвиг будет трудным для всех нас.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Да. Это будет действительно очень сложно. И я даже не говорил о небинарной революции. Но это будет огромно. Ни одно из наших рабочих мест не подготовлено к этому. Мы с трудом справляемся с переходом трансгендерных людей по очень двоичным сценариям.Что мы будем делать, когда поколение Z на 50 процентов небинарно и гомосексуально? Никто из нас к этому не готов. Честно говоря, на эту тему есть целая книга. Но да. Я думаю, что дела, как всегда, будут довольно бурными. Но мы как-нибудь переживем это, как всегда.

    ЭМИ ГАЛЛО: Мы преодолеем это вместе.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Да, будем.

    ЭМИ ГАЛЛО: Лили, большое вам спасибо. Это был очень полезный разговор для меня, и я надеюсь, что он будет полезен и нашим слушателям.

    ЛИЛИ ЧЖЕНГ: Да. Большое спасибо, что пригласили меня. Было очень весело.

    ЭМИ ГАЛЛО: Мы с Лили были на этой женской конференции в Сан-Хосе, Калифорния. Там было около 7000 женщин. И это было интересное место, чтобы взять интервью у кого-нибудь о гендерном разнообразии, потому что это была конференция, посвященная женщинам. И после интервью мы с Лили вернулись в конференц-зал. Мы пошли и увидели выступление Серены Уильямс. Позже в тот же день я увидел Лили на ее панели о включении разнообразия, и я должен сказать, что весь мой взгляд на этот опыт изменился.Итак, мне показалось, что она надела на меня новые очки или сняла очки, которые были на мне. И я просто ходил вокруг и смотрел на людей совсем по-другому, типа, кто соответствует гендерным рамкам? Кто их ломает? Кто им бросает вызов? На самом деле мы сидели, мы с Лили сидели, смотрели, как говорит Серена Уильямс, и они разместили этот слайд о женщинах, которые живут с мужчинами, и Лили прошептала мне, но что, если вы женщина, которая живет с женщиной? И я сказал, а что насчет двоичного файла? И она сказала, что двоичные файлы повсюду.Этого нам не избежать. Так что это было просто, это было одновременно и поучительно, и заставило меня немного пошатнуться. Я чувствовал, что мой взгляд на мир изменился.

    ЭМИ БЕРНШТЕЙН: Вы подписались на тиранию двоичного кода до этого?

    ЭМИ ГАЛЛО: Черт возьми, полностью, даже не осознавая этого. Я имею в виду, что я думаю, что это было то, что было шатким: все было не так ново, и я больше оглядывался назад на то, как я только что сделал все эти предположения.И с тех пор, особенно с тех пор, как я много путешествую, я буду сидеть в аэропортах, просто смотреть на людей и говорить: интересно, насколько их гендерное выражение является выбором? И еще я замечаю, как мой мозг быстро распределяет мужчину, женщину. А если его нельзя классифицировать, он прилипает, как палки, как застрявшая пластинка, и это типа: что там происходит, что там происходит?

    НИКОЛЬ ТОРРЕС: Когда вы говорите о бинарности, это не просто мужчина / женщина, это также, мужское / женское начало?

    ЭМИ ГАЛЛО: Я думаю, что в моей голове это были мужчины, мужчина и женщина.Но теперь после интервью я начинаю думать об этом немного по-другому. Каким был двоичный файл, на ваш взгляд?

    НИКОЛЬ ТОРРЕС: Я думаю, что это было, я имею в виду, то же самое, но я всегда видел эту жесткую грань между мужским и женским. И я видел и ощущал плавность между этими двумя вещами. Но я все еще рассматриваю их как нечто вроде этих двоичных, противоположных выражений. Итак, ваше интервью с Лили заставило меня задуматься об этих коробках.Есть мужская коробка и женская коробка. И можно приписать то или иное. Но я думаю, что это может быть намного более плавно. Я думал о том, что я — все мои друзья знают это — я одержим брюками и люблю носить костюмы. И я стараюсь надевать костюмы, когда могу. Думаю, это более мужское выражение. И это осознанный выбор, чтобы на него смотрели определенным образом. Может быть, он трансгрессивный, или, мне кажется, забавный и игривый, но, может быть, он более мощный, потому что менее женственный.

    ЭМИ БЕРНШТЕЙН: Что ж, женщины тоже могут делать это без общественного порицания.Мужчины не могут, и Лили подчеркнула это.

    НИКОЛЬ ТОРРЕС: Верно. Это заставило меня задуматься, случается ли это в одних местах и ​​регионах чаще, чем в других. Я достиг совершеннолетия или что-то в этом роде в Нью-Йорке, где я чувствовал, что многие люди все время раздвигали границы с точки зрения того, что они носят и как они выражаются. Так что для меня это довольно рано стало нормой. И у меня нет опыта поступления на работу и поступления в университет, как в других местах, где это может быть не так хорошо.

    ЭМИ БЕРНШТЕЙН: Я работала в компании из списка Fortune 500 на Среднем Западе, и женщины одевались определенным образом. Большинство руководителей пользовались косметикой, и каблуки были в порядке вещей. Боже мой, высокие каблуки. И это было именно то, как здесь все делали, что почти определяет организационную культуру. Это предположения о том, как мы, как мы выражаем себя в этом месте. Это правила дорожного движения. И поэтому для меня это был один из центральных вопросов в вашем интервью с Лили, потому что то, что Лили говорила вам, Эми, заставило меня подумать, что вы знаете что, мы не можем вступать в какие-либо отношения на рабочем месте с предположениями.Мы действительно должны сами их контролировать.

    ЭМИ ГАЛЛО: Верно. Я также задаюсь вопросом, связано ли это с поколением, так что местоположение, а затем поколение. Например, моя дочь учится в классе из 32 детей, двое из которых определились как небинарные и используют гендерно-нейтральные местоимения. И я думаю, что Лили … говорит, что мы приближаемся к гендерной революции. Будет больше людей, которые не будут идентифицировать себя ни с одним из них, и нам нужно будет выяснить, как с этим справиться в корпоративной Америке.

    ЭМИ БЕРНШТЕЙН: Это наше шоу! Я Эми Бернштейн

    НИКОЛЬ ТОРРЕС: Я Николь Торрес.

    ЭМИ ГАЛЛО: А я Эми Галло. Наш продюсер — Аманда Керси. Наш менеджер по аудиопродукции — Адам Бухгольц. Морин Хох — наш главный редактор. Мы получаем техническую помощь от Роба Экхардта. Эрика Трукслер составляет наши руководства для обсуждения. JM Olejarz — наш редактор. И спасибо Саре Шеве за запись моего интервью с Лили.

    Паула Уильямс прожила жизнь как мужчина и женщина. Теперь она борется за гендерное равенство

    Харт Ван Денбург / Новости CPR Пола Уильямс в студии CPR в среду декабря.19 2018.

    Преподобная Паула Уильямс почти всю свою жизнь знала, что она женщина.

    Некоторое время она верила, что придет «гендерная фея» и изменит то, как мир видел ее с мальчика на девочку. Но фея так и не пришла, и Уильямс упал на корточки во лжи.

    Когда она стала трансгендерной женщиной, Уильямс потеряла работу, телешоу и проповеднические выступления в мегацеркови, не говоря уже о друзьях и даже семье.

    Но Уильямс превратилась в консультанта по ЛГБТК для церквей и защитника гендерного равенства.Выступление на TEDx Mile High в прошлом году, которое стало вирусным, подняло ее платформу, и теперь она путешествует по миру, выступая с речами, и даже находится на предварительных этапах создания фильма о ней.

    Путешествуя по миру, представляя себя мужчиной и женщиной, Уильямс имеет уникальный взгляд на гендерное неравенство.

    «Хорошо образованный белый мужчина никак не может понять, насколько культура склоняется в его пользу. Он никак не может понять этого, потому что это все, что он когда-либо знал и все, что он когда-либо узнает», — сказал Уильямс.«И наоборот, женщина никак не может понять весь смысл этого, потому что быть женщиной — это все, что она когда-либо знала. Что ж, у меня был уникальный опыт жизни в обоих направлениях, и различия огромны».

    Уильямс была более осведомлена о проблемах, которые затрагивают всех женщин, таких как разрыв в оплате труда и домогательства, благодаря своему личному опыту на рабочем месте и в общественных местах.

    «Я замечаю, что мне постоянно приходится доказывать себя снова и снова», — сказал Уильямс.

    В прошлом месяце Уильямс и ее сын Джонатан вместе выступили на другом выступлении TED на TED Women.Речь будет размещена в Интернете 7 января 2019 года. Ее сын также является пастором и удалился из жизни Уильямс на шесть месяцев после того, как она вышла. Теперь Джонатан также работает над тем, чтобы религиозные сообщества стали более открытыми для ЛГБТ, и написал книгу «Она мой папа: переход отца и искупление сына».

    «Одна из вещей, которые я обнаружил, заключалась в том, что трансгендеры не могут понять, какое влияние это окажет на их семью. Они будут недооценивать влияние, потому что семьи стараются быть очень гендерными», — сказал Уильямс.

    В какой-то момент во время их совместной беседы Джонатан спрашивает: «Существовал ли когда-нибудь мой отец?» Далее он приходит к выводу, что эти воспоминания реальны и достоверны. Сама Уильямс до сих пор работает над соединением разных эпох своей жизни.

    «Я должен признать, что пытаться сохранить преемственность между моей жизнью Пола и моей жизнью Паулы сложно», — сказал Уильямс. «Для меня все еще есть часть интеграции, и я могу говорить только за себя, а не за других трансгендеров, особенно в том, что касается родительского опыта.Мои дети до сих пор называют меня папой. Это действительно похоже на две отдельные главы ».

    Бог — это не мужчина (или женщина)

    Для меня воскресенье — это не только день мессы и продолжительной молитвы, но и день отдыха в социальных сетях. Вместо того, чтобы публиковать что-либо удаленно Это противоречиво, я стараюсь делиться более иреническими блюдами в Интернете. Поэтому по воскресеньям я обычно публикую два размышления в социальных сетях. Первое — с сайта The Jesuit Post, дочернего сайта America Media, который предлагает короткие и энергичные «Одноминутные проповеди» от младшие иезуиты.(Технически говоря, это не проповеди, так как они не проводятся в контексте мессы, и некоторые из иезуитов не посвящены в сан; они вместо этого являются отражениями.) множество одаренных мирян и религиозных женщин со всего мира (включая богословов, ученых, учителей, писателей и пастырских помощников), чтобы прокомментировать воскресные чтения Евангелия. В их список соавторов входят некоторые из наиболее уважаемых руководителей церкви, в том числе Барбара Рид, О.П.; Helen Prejean, C.S.J .; Norma Pimentel, M.J .; Лиза Соул Кэхилл и М. Шон Коупленд.

    На прошлой неделе я слушал размышления Вики Макбрайд, директора службы кампуса средней школы Сен-Мартин-де-Поррес (Кристо Рей) в Кливленде, штат Огайо. Как обычно, я скопировала на свою страницу в Facebook описание этого отражения, данное католичками-женщинами-проповедниками, а также краткое изложение биографии мисс Макбрайд. Для удобства я ретвитнул ссылку на отражение в Twitter.

    Через несколько часов друг написал мне и сказал: «Вы определенно взбудоражили ситуацию!» (Не то, что мне нравится слышать в воскресенье вечером.Как оказалось, текст, который я разместил в Facebook, содержал слово «Она», относящееся к Богу, идея, которая была частью размышлений мисс Макбрайд.

    Большинству комментаторов в социальных сетях понравилась беседа. Но некоторые люди, как указал мой друг, были возмущены, обвиняя ее (и меня в публикации) в ереси, отступничестве и богохульстве, главным образом за использование оскорбительного слова «Она». Я подумал о том, чтобы прокомментировать: «Я просто репостил краткое изложение проповеди католических женщин». Но это означало бы, что у меня были проблемы с тем, чтобы называть Бога «Ее».«А я нет.

    Бог не человек. И хотя Иисус Христос был (и остается) мужчиной и предлагает нам называть Бога Отцом, это не означает, что Бог является мужчиной или что Бог является только мужчиной. Использовать женские образы о Боге так же богословски, как и мужские. Это также не противоречит нашей вере, поскольку это часть Писания, хотя и упущенная из виду и даже игнорируемая.

    И хотя Иисус Христос был (и есть) мужчиной и предлагает нам называть Бога Отцом, это не означает, что Бог мужской или что Бог только мужской.

    Но и Бог не женщина. Тайна Триединого Бога выходит за рамки пола или гендера. Удивительно, что это до сих пор вызывает гнев, не только потому, что должно быть очевидно, что Бог находится за пределами человеческих категорий, но также из-за того, насколько вредно представлять Бога как только один пол.

    На протяжении большей части последних 2000 лет в преимущественно патриархальных культурах христиане были приучены думать о Боге не только как о мужчине, но и исключительно как о мужчине. Это имеет самые разные последствия для нашего богословия, того, как мы поклоняемся вместе, как мы молимся самостоятельно, и как мы ведем свою жизнь как христиане.Это также имеет серьезные последствия для нашего взгляда на женщин. Как говорится, «если Бог — это мужчина», «тогда мужчина — это Бог».

    Почти 30 лет назад я прочитал знаковую книгу Элизабет Джонсон Она, Кто Есть: Тайна Бога в феминистском теологическом дискурсе . Ее научная работа посвящена тому, как представления о Боге как земном монархе, если взять только один образ, породили «угнетающий и идолопоклоннический» образ Бога как буквального патриарха. В ответ Джонсон показывает, как божественная сила проявляется и может проявляться в женских образах, потому что, как учит церковь, Бог превосходит категории.Как писал святой Августин: «Если вы это поняли, то то, что вы поняли, не является Богом».

    Сестра Джонсон, ныне заслуженный почетный профессор богословия в Фордхэмском университете, указывает на многочисленные библейские образы Бога, такие как Шекина (божественное присутствие или «божественное участие») и особенно Мудрость (или София), которые могут помочь чтобы уравновесить преимущественно мужской образ, к которому привыкло большинство христиан.

    Обладая внимательными исследованиями и обширными исследованиями, Джонсон показывает, как логотип или «слово» (в основном мужской термин в эллинистической мысли) «победил» концепцию Бога как Софии.Она называет это «подавлением Софии», что привело к более узко патриархальному способу говорить о Боге, отличному от древней и более богатой еврейской традиции Софии.

    Сам Иисус использует женские образы Бога, например, женщину, ищущую свою потерянную монету.

    Ее продолжительное обсуждение Софии в Книге Мудрости может удивить тех, кто привык думать о Боге как о полностью мужском человеке. Она описывает Софию как «наиболее развитое олицетворение присутствия Бога в Еврейских Писаниях, выраженное гораздо точнее, чем Дух, Тора или Слово.Хотя сам термин женский по гендерному признаку на иврите, греческом и латинском языках, Джонсон больше сосредотачивается на том, как София, олицетворение Бога, постоянно изображается как женщина, как сестра, мать, возлюбленная женщина и многие другие «женские» образы.

    В своей книге Джонсон также указывает на многие другие образы божественного в Ветхом и Новом Завете, в которых используются женские образы. Она рассматривает материнский образ «Бога, который родил вас» во Второзаконии (32:18), который повторяется в Исайи, где Бог говорит: «Теперь я буду кричать, как роженица / Я буду задыхаться и задыхаться» ( 42:14).Позже Исайя пишет: «Как мать утешает своего ребенка, так Я утешу тебя; утешитесь в Иерусалиме »(66: 13).

    Сам Иисус использует женские образы Бога, например, женщину, ищущую свою потерянную монету: «[W] женщина, имеющая десять серебряных монет, если она потеряет одну из них, не зажигает лампу, не подметает дом и тщательно искать, пока она не найдет? Найдя ее, она созывает своих друзей и соседей и говорит: «Радуйтесь вместе со мной, потому что я нашла потерянную монету.«Именно так, говорю вам, в присутствии ангелов Божьих есть радость об одном грешнике, который кается» (Лк 15: 8-10).

    Этот поразительный образ Бога зажат между двумя другими: Добрым Пастырем и Блудным Сыном. Но какие из них были предметом более художественных представлений? Какие образы больше принадлежат христианскому сознанию? И почему? Спросите себя, как часто вы говорили о том, что кто-то является «заблудшей овцой», а не «потерянной монетой». Почему это могло быть?

    Этому воображаемому дисбалансу на протяжении всей истории бросали вызов несколько святых женщин и мужчин.Джулиан Норвич в своей книге Divine Revelations of Divine Love написал: «Как Бог — наш Отец, так и Бог — наша Мать». (Это можно найти на этом веб-сайте Ватикана.) Папа Иоанн Павел I сказал о Боге: «Он наш Отец, тем более он наша мать». Новые способы говорить о Боге, который является тайной, не следует отвергать просто потому, что они новы. Св. Фома Аквинский ссылается на это в Summa Theologica , говоря о термине «человек» для обозначения Троицы, говоря, что «необходимо найти новые слова, чтобы выразить древнюю веру в Бога.Далее, говорит Фома Аквинский, «не следует пренебрегать и такой новизной; поскольку это ни в коем случае не оскверняется, поскольку не уводит нас от смысла Писания ».

    Более важно, что Бог воплотился как человек, а не только как человек.

    Когда я прочитал Она, Кто Есть , я почувствовал, что мой образ Бога изменился, расширился, углубился. Каждая страница, казалось, учила меня чему-то, что я уже должен был понимать о нашей «древней вере»: Бог является нашей «Матерью-Создателем» в такой же степени, как и «наш Отец.«Более важно, что Бог воплотился как человек, а не только как человек. И Троица — это не сообщество трех человек, связанных друг с другом. Бог больше, чем наши категории; Бог превосходит пол; Бог выше нас.

    Может быть, именно это до сих пор вызывает такую ​​злость. Это отражает некоторые реакции, которые мы видим в Евангелиях, когда Иисус предлагает людям думать о Боге большим, чем они первоначально себе представляли: более справедливым, более любящим, более милосердным, более сострадательным, более приветливым.Одним словом, крупнее.

    Подумайте о реакции учеников на встречу Иисуса с самарянкой (Иоанна 4: 1-42). Ученики описаны на греческом языке как ethaumazon , изумленный, слово, которое чаще всего используется для описания ошеломления из-за чуда. И это просто разговор! И вспомните еще более гневную реакцию начальника синагоги, когда Иисус исцеляет «наклонившуюся женщину» в субботу (Лк 13: 10-17). Правитель описывается как «возмущенный».

    Ученики и фарисеи были набожными евреями, а не плохими или продажными людьми.Они изо всех сил старались следовать тому, что считали своими традициями. Но, по крайней мере, поскольку Евангелия рассказывают эти истории, Иисус переворачивает их ожидания и расширяет их представления о Боге, как это часто делает Бог. И это удивляет и вызывает возмущение. Точно так же слова «Наша Мать» в дополнение к «Нашему Отцу» бросают вызов нашим представлениям о Боге и могут вызвать негодование.

    Джонсон обратился к этому в статье 1993 года в Commonweal, озаглавленной «Теологические аргументы в пользу Бога-Она»:

    Однако для некоторых верующих, мыслящих буквально, христианское сообщество не имеет права расширять свой язык о Боге.Они утверждают, что сам Иисус говорил с Богом и о Боге как об отце (‘abba) и что он учил своих учеников поступать так же. Такой аргумент слишком узок. Речь Иисуса о Боге далеко не исключительна, она разнообразна и красочна, что можно увидеть в созданных им творческих притчах. Женщина, ищущая свою потерянную монету, пастух, ищущий свою потерянную овцу, пекарь, замешивающий тесто, странствующий бизнесмен, ветер, дующий, куда хочет, опыт рождения, который вводит людей в новую жизнь, работодатель, оскорбляющий рабочих своим щедрость: Иисус использовал эти и многие другие человеческие и космические метафоры для божественной тайны в дополнение к добрым и любящим вещам, которые делают отцы.
    В свете того, что использовал сам Иисус, становится очевидной трудность ограничить наши слова о Боге одним словом «отец». Речь, которая изначально была многогранной, тонкой и подрывной, впрессовывается в исключительную, буквальную и патриархальную форму. Это не соответствует ни языку Иисуса, ни его пониманию Бога. Более того, он не может исследовать пагубный эффект, который почти полностью полагался на символ отца в христианской истории. Разнообразные образы Бога, в том числе женские, не только правдоподобны; они необходимы и оправданы Писанием.

    За свою жизнь я сказал, наверное, миллион наших отцов. Я говорю это не реже одного раза в день на мессе. И мой главный способ представить первое лицо Троицы — это Отец. Для меня отношения Иисуса с Авва глубоко трогают, и использование им образа отца в притче о блудном сыне (которого некоторые называют «блудным отцом» за его безграничную любовь) преобразило мою жизнь и всю жизнь. жизни многих людей, которых я консультировал. Итак, мой первичный образ для Бога, помимо Иисуса, — это образ Отца.Вероятно, это верно для многих, если не для большинства католиков.

    И это одна из веских причин, почему следует использовать больше женских образов для Бога: чтобы восстановить равновесие, расширить наш разум и напомнить нам, что Бог больше, чем наши самые любимые, ценные и традиционные образы. Как писал священник-иезуит Карлос Валлес: «Если вы всегда представляете Бога одним и тем же образом, каким бы правдивым и прекрасным он ни был, вы не сможете получить дар новых путей, которые он приготовил для вас».

    Итак, Бог есть Отец, Творец, Основа всего сущего, Тайна Любви.Бог — это также Мать, София, Премудрость, Шекина , Та, Кто есть. Слава Ей!

    Еще из Америки:

    Между мужчиной и женщиной — для вашего брака

    Почему католическая церковь учит, что брак может существовать только между мужчиной и женщиной?

    Брак как естественный институт и священный союз коренится в Божьем плане творения. Истина о том, что брак может существовать только между мужчиной и женщиной, глубоко вплетена в человеческий дух.Таким образом, учение Церкви о браке выражает истину, которая может быть воспринята в первую очередь человеческим разумом. Эта истина подтверждена Божественным Откровением в Священном Писании.

    Почему брак может существовать только между мужчиной и женщиной?

    Естественная структура человеческой сексуальности делает мужчину и женщину дополнительными партнерами для выражения супружеской любви и передачи человеческой жизни. Только союз мужчины и женщины может выразить сексуальную взаимодополняемость, которую Бог желает для брака.Эта уникальная взаимодополняемость делает возможными супружеские узы, лежащие в основе брака.

    Почему однополый союз не эквивалентен браку?

    Однополый союз противоречит природе и целям брака. Он не основан на естественной взаимодополняемости мужчины и женщины. Он не может достичь естественной цели полового союза, то есть сотрудничать с Богом для создания новой жизни. Поскольку люди, состоящие в однополом союзе, не могут вступать в настоящий супружеский союз, неправильно приравнивать их отношения к браку.

    Какой уникальный вклад вносит брак между мужчиной и женщиной в общество?

    Брак — это основа отношений между мужчиной и женщиной. Он вносит свой вклад в общество, поскольку моделирует образ жизни женщин и мужчин взаимозависимо и стремится добиваться блага друг друга. Брачный союз также обеспечивает наилучшие условия для воспитания детей, а именно стабильные, любящие отношения матери и отца, присутствующие только в браке. Государство признает эти отношения публичным институтом в своих законах, потому что эти отношения вносят уникальный и существенный вклад в общее благо.

    С годами представления о браке изменились. Разве однополые браки — это не еще одно изменение?

    Институт брака претерпел множество изменений. Некоторые из них связаны с нашим современным пониманием равенства мужчин и женщин. Эти изменения способствовали укреплению брака, но ни одно из них не противоречило основной цели и природе брака. Предложения узаконить однополые браки радикально изменили бы определение брака.

    Если люди одного пола любят и заботятся друг о друге, почему им нельзя жениться?

    Любовь и преданность — ключевые составляющие брака, и Церковь признает, что основной целью брака является благо супругов.Другая цель, однако, — это размножение и воспитание детей. Между браком, который может породить детей, и другими отношениями существует фундаментальная разница. В браке между мужчиной и женщиной обычно рождаются дети. Это остается могущественной человеческой реальностью, даже если в каждом браке не рождаются дети. Это делает брак между мужчиной и женщиной уникальным институтом.

    Какая разница для супружеских пар, если однополым партнерам будет разрешено вступать в брак?

    Нам нужно ответить на этот вопрос не просто как личности, но как члены общества, призванные работать на общее благо.Если бы однополые браки были легализованы, это привело бы к значительным изменениям в нашем обществе. Мы бы сказали, что основная цель брака — подтвердить и защитить интимные сексуальные отношения. Все остальное было бы второстепенным. Хотя мы не можем точно сказать, какими будут последствия этого изменения, опыт показывает, что оно будет негативным. Брак больше не будет символизировать приверженность общества будущему: нашим детям. Скорее, брак будет символизировать приверженность нынешним потребностям и желаниям взрослых.

    Разве Церковь не дискриминирует гомосексуалистов, выступая против однополых союзов?

    Нет. Христиане должны свидетельствовать обо всей истине и, следовательно, выступать против как безнравственных как гомосексуальные акты, так и несправедливую дискриминацию в отношении гомосексуалистов.

    Несправедливо отказать в правовом статусе однополым союзам, потому что брак и однополые союзы — это, по сути, разные реальности. Фактически справедливость требует от общества этого.

    Юридическое признание брака, включая связанные с ним льготы, касается не только личных обязательств, но и социальных обязательств, которые муж и жена берут на себя в интересах благосостояния общества.Было бы неправильно давать новое определение браку ради предоставления преимуществ тем, кто не может по закону вступить в брак. Следует отметить, что некоторые льготы, к которым в настоящее время стремятся лица, состоящие в гомосексуальных союзах, уже могут быть получены независимо от семейного положения. Например, отдельные лица могут договориться о совместном владении имуществом и обычно могут назначить любого, кого они захотят, бенефициаром своей воли или принимать решения в области здравоохранения в случае, если они станут некомпетентными.

    Где я могу узнать больше об этой проблеме?

    The U.С. Конференция католических епископов выступила с инициативой под названием «Брак: уникальность по какой-то причине». Его цель — помочь католикам разъяснить значение брака как союза одного мужчины и одной женщины. Ресурсы, включая видео и катехизические материалы, доступны на сайте.

    РЕСУРСЫ:

    Между мужчиной и женщиной: вопросы и ответы о браке и однополых союзах — это заявление Конференции католических епископов США от 2003 года.

    С другими заявлениями Конференции католических епископов США и Ватикана можно ознакомиться здесь.

    Католическая конференция Массачусетса имеет много информации по этой теме на своем веб-сайте.

    Почему женщины не смешные | Vanity Fair

    Независимо от вашего пола, вы наверняка слышали следующее от подруги, которая перечисляет прелести нового (мужского) сжатия: «Он действительно очень милый, и он добр к моим друзьям, и он знает все, и он такой смешной .. . «(Если вы сам парень и знаете человека, о котором идет речь, вы часто говорите себе:« Забавно? Он не узнает шутки, если она будет подана на подушке из салата с соусом бернез ». Однако есть кое-что, чего вы никогда не услышите от друга-мужчину, который воспевает свой последний (женский) любовный интерес: «Она настоящая милая, у нее своя собственная жизнь. . . [перерыв для атрибутов, которые не относятся к вашему делу]. . . и, чувак, она когда-нибудь смешит их?

    Итак, почему — это это? Я имею в виду, почему это так?Почему женщины, в которых находится весь мужской мир, не смешны? Пожалуйста, не делайте вид, что не понимаете, о чем я говорю.

    Хорошо, попробуйте по-другому (как сказал епископ официантке). Почему мужчины в среднем и в целом смешнее женщин? Ну, во-первых, им было чертовски лучше. Главная задача в жизни, которую должен выполнить мужчина, — произвести впечатление на противоположный пол, а мать-природа (как мы ее со смехом называем) не так добра к мужчинам. Фактически, она снабжает многих товарищей очень небольшим вооружением для борьбы.У обычного мужчины есть только один шанс: ему лучше уметь рассмешить даму. Рассмешить их было одной из важнейших забот моей жизни. Если вы можете стимулировать ее к смеху — я говорю об этом настоящем, вслух, запрокинутой головой, открыты рот, чтобы обнажить-полную-подкову-прекрасных-зубов, непроизвольном, полном и глубоком- горловое веселье; такого рода, который сопровождается шокирующим удивлением и легким (нет, сделайте это громким ) возгласом восторга — ну, тогда вы, по крайней мере, заставили ее расслабиться и изменить выражение лица.Я не буду вдаваться в подробности.

    У женщин нет соответствующей необходимости обращаться к мужчинам подобным образом. Они уже обращаются к мужчинам, если вы уловили мое мнение. Действительно, теперь у нас есть все радости научного исследования, которое проливает свет на разницу. В Медицинской школе Стэнфордского университета (где, как оказалось, я однажды прошел очень забавную процедуру с сигмоидоскопом), мрачные исследователи показали 10 мужчинам и 10 женщинам образцы из 70 черно-белых мультфильмов и заставил их оценить шутки по «шкале смешности».”Чтобы приложить на мгновение неудачный язык отчета, как он был резюмирован в Biotech Week:

    Исследователи обнаружили, что мужчины и женщины во многом схожи. юмористическая система; оба в одинаковой степени используют часть мозг, ответственный за семантическое знание и сопоставление, и часть, участвующая в обработке языка. Но они также обнаружили, что некоторые области мозга были активированы больше у женщин. К ним относятся левые префронтальной коры, что предполагает больший акцент на языке и исполнительная обработка у женщин и прилежащее ядро.. . который часть мезолимбического центра вознаграждения.

    В этом есть все очарование и адрес попытки ученого профессора Скалли определить улыбку, как цитирует Ричард Усборн в его трактате о П.Г. Вудхауза: «отклонение назад и легкое поднятие углов рта, которые частично раскрывают зубы; загибание носогубных борозд. . . «Но не бойтесь — ситуация становится еще хуже:

    .« Женщины, похоже, меньше ждали награды, которая в данном случае была изюминкой мультфильма », — сказал автор отчета д-р.Аллан Рейсс. «Поэтому, когда они дошли до кульминации шутки, они были ей больше довольны». В отчете также было обнаружено, что «женщины быстрее находили материалы, которые они считали несмешными».

    Медленнее получать это, более приятно, когда они это делают, и быстрее находить несмешное — для этого нам нужна медицинская школа Стэнфордского университета? И помните, это женщины, когда сталкиваются с юмором. Стоит ли удивляться, что они отстали в его создании?

    Это не означает, что женщины лишены чувства юмора или не могут быть остроумными и юмористическими.И если бы они не действовали на волне юмора, было бы мало смысла в том, чтобы наполовину убить себя, пытаясь заставить их корчиться и кричать (громко). В конце концов, остроумие — это неизменный признак интеллекта. Мужчины будут смеяться почти над чем угодно, часто именно потому, что это — или они есть — чрезвычайно глупо. Женщины не такие. А смекалка и смекалка среди них вне всякого сравнения: Дороти Паркер, Нора Эфрон, Фрэн Лебовиц, Эллен ДеДженерес. (Хотя спросите себя, была ли Дороти Паркер когда-либо действительно забавной?) Очень смелая — или я так думала — я решил позвонить мисс.Лебовиц и мисс Эфрон, чтобы проверить мои теории. Фрэн ответила: «Культурные ценности — мужские; для женщины сказать, что мужчина смешной, равносильно тому, что мужчина скажет, что женщина красивая. Кроме того, юмор в значительной степени агрессивен и превентивен, а что может быть более мужским, чем это? » Мисс Эфрон не возражала. Однако она сделала то, что я считал слегка кошачьим, обвинила меня в плагиате тирады Джерри Льюиса, в которой говорилось примерно то же самое. (Я только однажды видел Льюиса в действии, в The King of Comedy, , где действительно была Сандра Бернхард, которая была забавной.)

    Во всяком случае, моя аргументация не говорит о том, что достойных женщин-комиков не бывает. Есть более ужасные комики-женщины, чем ужасные комики-мужчины, но есть и впечатляющие дамы. Однако, если взглянуть на ситуацию, большинство из них — здоровенные, или глупые, или евреи, или какая-то комбинация из трех. Когда Розанна встает и рассказывает байкерские анекдоты и приглашает людей, которые не любят ее задницы, пососать ее член — понимаете, о чем я? И у фракции Sapphic могут быть свои причины желать того, чего я хочу, — сладкой сдачи женского смеха.В то время как еврейский юмор, кипящий от тоски и самоуничижения, по определению почти мужской.

    Замените термин «самоистязание» (который, как я действительно слышал, однажды случайно использовали), и почти все мужчины сразу же рассмеются, хотя бы для того, чтобы скоротать время. Однако если присмотреться немного глубже, вы поймете, что имел в виду Ницше, когда описывал остроту как эпитафию о смерти чувства. Мужской юмор предпочитает смеяться над чьим-то счетом и понимает, что жизнь, вполне возможно, для начала — это шутка, а зачастую и очень дурная шутка.Юмор — это часть брони, с помощью которой можно противостоять тому, что и без того достаточно фарсовое. (Возможно, не случайно, как бы они ни были избиты гребаной природой, мужчины склонны относиться к самой жизни как к сукам.) В то время как женщины, благословляя свои нежные сердца, предпочли бы, чтобы жизнь была справедливой и даже сладкой, а не грязным беспорядком. это действительно так. Шутки о пагубных визитах к врачу, психиатру или в туалет, или о том, что сексуальное расстройство изливается на пушистых домашних животных, — это мужское дело.Должно быть, это был человек, который придумал фразу «смешно, как сердечный приступ». Из всех миллионов мультфильмов, в которых пациент с угрюмым лицом слушает врача («Нет лекарства. Нет даже гонки за излечением»), помните ли вы хоть один, где пациентом является женщина? Я так и думал.

    Именно из-за того, что юмор является признаком интеллекта (и многие женщины считают, или чему их научили их матери, что они становятся угрозой для мужчин, если выглядят слишком умными), может быть так, что мужчины каким-то образом не хотят женщин. быть смешным.Они хотят, чтобы они были аудиторией, а не соперниками. И есть огромный, наполненный до краев резервуар мужского беспокойства, который женщинам было бы слишком легко использовать. (Мужчины могут рассказывать анекдоты о том, что случилось с Джоном Уэйном Боббитом, но они не хотят, чтобы это делали женщины.) У мужчин есть предстательные железы, достаточно истерично, и они имеют тенденцию отказываться вместе с сердцем, и это должно быть можно сказать, их члены. Это смешно только в мужской компании. По какой-то причине женщины не находят собственное физическое разложение и абсурд настолько забавным, поэтому мы восхищаемся Люсиль Болл и Хелен Филдинг, которые действительно видят в этом забавную сторону.Но это настолько редкое явление, что д-р Джонсон сравнивает женщину, проповедующую собаке, идущей на задних лапах: удивительно, что это вообще делается.

    Очевидным фактом является то, что физическая структура человека — это сама по себе шутка: плоское, грубое, неопровержимое опровержение любой чепухи про «разумный замысел». Репродуктивная и элиминационная функции (близость которых является источником всей непристойности) были явно связаны в аду каким-то подкомитетом, который жестоко хихикал, выполняя свою работу.(«Думаете, они наденут это? Ну, у них будет , чтобы получить ».) Возникающая в результате путаница является источником, возможно, 50 процентов всего юмора. Грязь. Это то, чего хотят заказчики, и мы все время от времени знаем, что такое стендап-исполнители. Грязь и ее много. Грязь в огромных количествах. И еще один принцип, который помогает исключить представительницы прекрасного пола. «Мужчины, очевидно, любят грубые вещи», — говорит Фрэн Лебовиц. «Почему? Потому что это по-детски. Следите за этим последним словом. Аппетит женщин к разговорам об этом прекрасном продукте, известном как Depend, ограничен.Как и их пристрастие к приколам о преждевременной эякуляции. («Преждевременно для кого?» , как возмущенно требует знать мой друг.) Но «ребенок» — ключевое слово. Для женщин воспроизводство — это если не единственное, то, безусловно, главное. Это не только дает им совершенно иное отношение к грязи и смущению, но и придает им серьезность и серьезность, на которые мужчины могут только вытаращить глаза. Эту женскую серьезность хорошо уловил Редьярд Киплинг в его стихотворении «Самка вида.Заметив, что мужское «непристойное веселье отвлекает его гнев» — что верно в отношении большинства работ над этим великим мужским эквивалентом родов, которым является война, — Киплинг настаивает:

    Но Женщина, которую дал ему Бог,
    каждый волокно ее каркаса
    Доказывает, что она запущена для одной единственной задачи,
    вооружена и снабжена двигателем для той же самой,
    И для решения этой единственной задачи,
    , чтобы не потерпели поражение поколения,
    Самка вида должна быть на
    смертоноснее, чем самец.

    Слово «выпуск», которым мы так жалко злоупотребляем, возвращается к своему истинному значению родов.Как продолжает Киплинг:

    Та, кто сталкивается со Смертью пытками по
    за каждую жизнь у себя под грудью
    Может не выражать сомнений или жалости —
    не должна отклоняться из-за фактов или шуток.

    Мужчины боятся, если не сказать, боятся способности женщин производить детей. (На просьбу женщины-интеллектуала резюмировать различия между полами, другой епископ ответил: «Мадам, я не могу забеременеть».) Это дает женщинам неоспоримый авторитет. И одно из первых известных нам истоков юмора — это его роль в насмешке над авторитетом.Сама ирония была названа «славой рабов». Таким образом, вы можете возразить, что, когда мужчины собираются вместе, чтобы поразвлечься, и не ожидают, что там будут присутствовать женщины или шутки, они на самом деле прогуливают занятия и неявно признают, кто на самом деле главный.

    Древние ежегодные праздники Сатурналий, на которых рабы играли хозяев, были временным освобождением от власти боссов. Целый ряд подрывного мужского юмора также зависит от представления о том, что женщины на самом деле не босс, а всего лишь объекты и жертвы.Киплинг увидел это насквозь:

    Итак, получается, что Человек, трус,
    , когда он собирается посовещаться,
    Со своими товарищами-храбрецами в совете
    не осмеливаются оставить для нее место.

    Неважно, мужчина вы или женщина

    Цифровой век создаст возможности для всех, независимо от пола

    Кадровая политика Huawei сосредоточена на личном вкладе в удовлетворение потребностей клиентов, а не на том, мужчина они или женщина, — пишет Чен Лифанг.

    В Европе в цифровом секторе — возможно, в нашей самой современной отрасли — работает в три раза больше мужчин, чем женщин.Это аномалия, если учесть, что более половины выпускников школ, продолжающих дальнейшее образование, составляют женщины, но при этом они составляют лишь 13% выпускников ИКТ. Почему для них не более привлекателен цифровой сектор? И если это привлекательно для них, почему они не проходят через систему, чтобы найти работу в секторе, который отчаянно пытается заполнить рабочие места?

    Возможно, самое крупное на сегодняшний день исследование Women in the Digital Age , заказанное Европейской комиссией, пришло к очень интересному выводу, который скорее отражает опыт моей собственной компании Huawei.Это гендерное неравенство в цифровой сфере, по сути, является результатом стойких неосознанных предубеждений в отношении того, что уместно и какими возможностями обладает каждый пол, а также в отношении самих технологий. Было обнаружено, что для исправления ситуации «культурные изменения и инициативы на микроуровне могут помочь развитию женского цифрового предпринимательства». Разнообразие касается людей, а не одного пола, и непрерывное образование и развитие навыков будут основным фактором, способствующим необходимым культурным изменениям.

    Итак, как вы справляетесь с этими «сильными бессознательными предубеждениями»? В Huawei мы не склонны выделять пол как «проблему» как таковую. Наш ответ — относиться ко всем сотрудникам компании одинаково. Независимо от того, является ли он мужчиной или женщиной, старым или молодым, ветераном или недавним студентом, наша кадровая политика фокусируется на вкладе этого человека в удовлетворение потребностей наших клиентов. Хотя у нас может быть больше сотрудников-мужчин, мы не делаем различий между мужчинами и женщинами на работе. У нас уже есть много успешных женщин-лидеров, и в моей команде много женщин, возглавляемых мной.

    Расширение возможностей подключения приведет к большему охвату цифровых технологий

    Первым шагом к обеспечению справедливых возможностей для всех во всем мире является установление более широких возможностей подключения. Чем больше регионов и людей могут получить доступ к технологиям благодаря более широкому охвату и более легким связям, включая сельские и более бедные районы, тем более равноправным может стать общество.

    Более 3,8 миллиарда человек по-прежнему не в сети и 1 миллиард не имеют доступа к мобильной широкополосной связи, многие из которых, конечно же, женщины.Это побудило Huawei в начале этого года запустить TECh5ALL, инициативу по включению цифровых технологий, цель которой — помочь еще 500 миллионам людей во всем мире напрямую извлекать выгоду из цифровых технологий в следующие пять лет. Однако это больше, чем просто возможность подключения. Нам необходимо расширить определение «цифровой интеграции», включив в него приложения и навыки.

    А это означает передачу навыков людям, поскольку в беднейших регионах у них нет средств, чтобы приехать к нам. Например, в Бангладеш Huawei и национальный оператор мобильной связи Роби Аксиата помогают правительству обучать цифровым навыкам четверть миллиона женщин через мобильные учебные школы, автобусы, оснащенные современным оборудованием, которые посетили 64 района страны.

    Мы уделяем особое внимание расширению прав и возможностей женщин в более бедных сообществах, таких как Южная Африка, где женщины занимают 50% мест в наших выпускных программах, и Нигерия, где мы обучили тысячи молодых девушек специальным программам, связанным с ИКТ.

    Новые технологии могут дать больше свободы многим женщинам

    Хотя это может показаться клише для руководителей высшего звена в сфере занятости в сфере ИКТ, многие женщины по-прежнему неравномерно привязаны к домашним обязанностям.Новые технологии, такие как 5G (новое поколение технологий мобильной связи), искусственный интеллект, Интернет вещей, системы умного дома и робототехники, должны сыграть роль в демократизации дома и предоставить женщинам большую свободу для карьерного роста и ведения бизнеса. .

    5G и соответствующий всплеск использования больших данных также должны сделать доступ к информации более демократичным. В Интернете будет больше данных, и соединение будет проще. Профессиональные знания станут более доступными, и у нас появится больше возможностей для установления контактов и экспериментов в Интернете, где бы мы ни находились, в нашей повседневной жизни.5G и искусственный интеллект также снизят нагрузку на физический труд и предоставят каждому больше возможностей для роста.

    Но я возвращаюсь к образованию. В Европе одной из наиболее важных на сегодняшний день инициатив по устранению гендерного разрыва в ИКТ является План действий в области цифрового образования, принятый Европейской комиссией в 2018 году.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.