Как вербуют – Профессия — закладчик. Как вербуют подростков для незаконного оборота наркотиков. | Сеть реабилитационных центров «Решение»

Шпион по объявлению. И прочие методы вербовки россиян

МОСКВА, 5 окт — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Американская разведка идет в ногу со временем и ищет новых агентов с помощью рекламы в Facebook. Ломаный русский ничуть не смущает вербовщиков. История помнит и куда более нелепые случаи, когда шпионы ходили по Москве с компасом в руках и миллионом долларов в карманах.

«Время наводить мосты»

На страницу ФБР в Facebook подписаны почти два с половиной миллиона пользователей. Адрес, контактный телефон, электронная почта, карта со схемой маршрута до здания разведки — все это есть в соцсети. Отдельный раздел посвящен истории бюро расследований и его современным задачам.

«Наша миссия — защищать безопасность Америки от терроризма и вмешательства иностранных разведок», — подчеркивает ведомство.

Обычно лента новостей сообщает о предотвращенных преступлениях. Иногда через соцсеть граждан предупреждают о маньяках, карманных мошенниках и наркоторговцах. Здесь же публикуют фото с подписью «Разыскивается».

Серьезный контент перемежается шутливыми фотографиями и видеороликами — как известно, чтобы привлечь аудиторию, ее надо развлечь. Вот и новый пост на ломаном русском сначала показался шуткой.

«Ради вашего будушего ради будушего, вашй семъи» (здесь и далее орфография и пунктуация сохранены) русскоязычной аудитории предлагают сотрудничать с ФБР. «Не пора ли вам сделатъ свой ход?» — гласила другая запись на фоне шахматной доски. Что, вероятно, отсылало к славной истории российской шахматной школы. И, наконец, третий пост сообщал: «Время наводить Мосты». Именно так — с большой буквы.

Ссылка под картинками вела прямиком на сайт контрразведки регионального отделения ФБР Вашингтона. И там снова на русском, только уже без ошибок, предлагали: «Если у Вас есть информация, которая поможет ФБР выполнить свою задачу, пожалуйста, посетите наш офис лично».

«Наши взаимодействия будут происходить в условиях взаимоуважения и безопасности», — гарантирует ведомство.

Найти крайних

Вместо разъяснений сотрудники ФБР кивнули в сторону России. Мол, это Москва развивает по всему миру агентурную сеть, и российские разведчики очень активны. «Что представляет серьезную угрозу безопасности США и союзникам», — заявил представитель американской разведки Алан Коннер.

Поэтому в бюро решили, что все способы сбора информации хороши. Сколько россиян удалось завербовать при помощи контекстной рекламы в соцсети, ведомство не уточнило.

«В большинстве случае российские граждане самостоятельно принимают решения стать шпионами. Контекстная реклама в Facebook — это неплохая идея, которая может подтолкнуть сомневающихся в сотрудничеству», — прокомментировал ситуацию бывший сотрудник ФБР Боб Баер.

Для убедительности сослались и на опыт Китая. «КНР вербует иностранцев через LinkedIn. В соцсети китайцы открыто пишут, что их интересует секретная правительственная информация, и предлагают сотрудничество», — пояснил глава Национального центра контрразведки США Уильям Иванин.

Театр шпионажа

Неуклюжая вербовка через социальные сети — не единственная нелепость в работе разведки США. Шесть лет назад в Москве задержали американского гражданина Райана Фогла, который пытался наладить контакты с российскими силовиками.

Он попросту отправлял письма сотрудникам ФСБ, курирующим северокавказское направление, с предложением помочь американским коллегам.

«Дорогой друг, я глубоко впечатлен вашим профессионализмом и хочу отблагодарить за него, — обращался незнакомец к силовикам. — Примите этот аванс от того, кто высоко ценит ваш труд и предлагает сотрудничество».

Неизвестный уточнял, что при первой встрече заплатит сотруднику ФСБ сто тысяч долларов. А если тот согласится поработать на американскую разведку, ежегодный доход вырастет до миллиона.

«Спасибо, что прочитали это. Мы с нетерпением ожидаем сотрудничества с вами. Ваши друзья», — заканчивалось письмо.

Когда ему в первый раз назначили встречу, американец пришел, но так и не дождался российского визави. Ситуация повторилась несколько раз.

Все это время органы российской контрразведки следили за вербовщиком и собирали на него информацию. Оказалось, что американец работает под прикрытием политического отдела посольства США. На постоянной основе он был трудоустроен в ЦРУ. Но удивляло не это.

Каждый раз на встречу Фогл приходил в новом парике и очках. То он блондин с пышной шевелюрой, то коротко остриженный брюнет. Цвет оправы очков тоже постоянно менялся. Передвигался по Москве Фогл при помощи компаса. Других гаджетов при себе не имел.

В итоге его взяли с поличным: когда американец попытался передать россиянину пачку денег. При аресте из карманов посыпались купюры. По Москве он разгуливал с миллионом долларов наличными. Также носил с собой перочинный нож, старую модель телефона Nokia и письменные инструкции для вербуемого гражданина.

Фогла объявили персоной нон грата и выслали из страны. На родине его прозвали «тупой, еще тупее».

«Я агент ЦРУ, полетели со мной»

Американские агенты не скрывают, что больше всего их интересуют иностранные ученые, занимающиеся сверхсекретными разработками. Например, высшим пилотажем считается вербовка физиков-ядерщиков из КНДР и Ирана.

Контакты с научным сообществом представители спецслужб обычно устанавливают на симпозиумах и конференциях. И здесь не обходится без курьезов. Десять лет назад иранского физика-ядерщика вербовали прямо в гостинице. В полночь кто-то постучал в дверь. Ученый не успел открыть, как мужчина европейской наружности заговорил с ним на арабском: «Здравствуйте, дорогой друг. Я агент ЦРУ, полетели со мной на самолете».

Иранец решил полюбопытствовать, как же покинуть отель незамеченным, на что сотрудник разведки предложил: «Возьми ведро со льдом. Если проснется охрана, скажешь что ходил за ним».

Заметив недоумение на лице собеседника, американец добавил: «Ты ж ученый, скажешь, что для опытов».

Самое интересное в этой истории то, что вербовка состоялась. И агент ЦРУ беспрепятственно покинул отель со своей «добычей».

Не потерять рассудок

Оценивая современные методы вербовки американских спецслужб, полковник в отставке и бывший сотрудник внешней контрразведки КГБ Олег Н. отмечает, что не стоит доводить ситуацию до абсурда.

Вербовка россиян через картинки в Facebook напоминает ему популярный в США жанр комиксов: простой рисунок и доходчивый текст. Иногда это работает.

Методы сотрудников ЦРУ бывший контрразведчик считает вполне допустимыми.

«Переодевания, смена париков, компасы — все это я называю театром шпионажа. Эффективны эти методы только при использовании всего комплекса оперативных средств. Но здравый смысл должен всегда превалировать над этой бутафорией», — заключает собеседник РИА Новости.

Памятка «Как понять, что тебя вербуют в ИГИЛ?» //Психологическая газета

По различным данным, только в России за последнее время было завербовано в ИГИЛ более 2500 человек, включая женщин и подростков. Своих жертв представители запрещенной в России ИГИЛ ищут в Интернете: соцсетях и, конечно, на сайтах знакомств. Рассказываем,  как вычислить вербовщика и не поддаться его влиянию.

Если Вы пользователь социальной сети:

Предварительно, перед знакомством для последующей вербовки ведется выбор жертвы путем исследования страничек в соцсетях — это кладезь для психоанализа и первичного отбора более подходящих для вербовки личностей. Фотографии, записи на стене, комменты, участие в группах дают представление об интересах  человека, круге его общения, комплексах и проблемах. Ограничьте доступ к своим фотографиям, записям и другим материалам только для круга друзей, которых хорошо знаете, с помощью соответствующих настроек!

Вербовщик вычисляет  свою  жертву  путем  анализа  переписки  в  различных  группах: мусульманских группах, группах, посвященных восточной культуре, группах брошенных жен, людей, находящихся в депрессии или испытывающих какие -либо трудности, например, имеющих задолженность  перед  банком, группах  знакомств,  группах  по  интересам,  например,  среди поклонников компьютерных стрелялок и даже на популярных городских форумах. Не слишком откровенничайте в общедоступных группах и на форумах, ведите себя осторожней! Для обсуждения личных историй используйте псевдоним или пишите в третьем лице: «Хочу посоветоваться, с моим знакомым был такой случай…»

Наметив себе несколько жертв, вербовщик начинает знакомиться с ними. Будьте внимательны, когда  к  вам «стучится» новый знакомый! Не принимайте  в  друзья всех подряд! Выясняйте, кто он и откуда Вы можете быть знакомы! Ведь это может быть бот или вербовщик!

В последнее время для вербовки также используются мессенджеры: WhatsApp, Telegram и Viber.

Если Вам пришло сообщение непонятного содержания с незнакомого номера, не отвечайте на него!

Как может вести переписку вербовщик?

1)  Как  правило,  новый  знакомый начинает  активно  интересоваться вашей личной жизнью, увлечениями, проблемами, заботами, финансовым положением. Он делает это для того, чтобы найти нужную «кнопку», чтобы в будущем надавить на человека.

2) Выяснив, чего или кого человеку не хватает, вербовщики стараются занять пустующую нишу в жизни человека. Он стремятся стать Вам другом, любовником, соратником, учителем, спасителем и пр. Старается помочь решить ваши проблемы (даже если Выего об этом не просите), чтобы в дальнейшем Вы чувствовали себя обязанным ему. Вот фразы,  которые должны насторожить: «я  хочу тебе помочь»,  «ты себе даже не представляешь, как тебе сейчас нужна помощь».

3) Вербовщик будет стараться изменить Вашу привычную жизнь: «порвать с людьми, которые тебя не ценят», «обрести новых друзей», «игнорировать родителей и родственников, которые не понимают твоей уникальности, твоего таланта», будет рекомендовать читать книги или статьи, которые «изменят твою жизнь, твои представления об окружающем мире».

В  ходе  переписки  он  будет  манипулировать  эмоциональным  состоянием  для  того,  чтобы запрограммировать на определенное поведение. Он может либо соглашаться с Вами: «Ты все правильно говоришь. Я с тобой полностью согласен. Все, о чем ты только что рассказала, помню, было и у моей знакомой». Либо резко осуждать ваше мнение: «Все, что ты говоришь, нелогично! Вот у тебя есть психологическое образование? Тогда будь добра молчать».

4) Главная задача вербовщика — сделать человека беззащитным перед манипуляцией, заставить человека усомниться в своѐм мировоззрении, в своих жизненных принципах, идеях.

5) Потом он пообещает решить все проблемы разом, но при условии выполнения некоего задания. В качестве теста может попросить о любой, самой простой услуге. Если жертва соглашается, то она попала к вербовщику на крючок.

6)  После этого обычно следует приглашение познакомиться  лично, посетить  какое-нибудь собрание или встречу, чтобы найти новых друзей.

Это общая схема ведения переписки. Тематика и повод для нее могут быть самыми разными: любовная переписка, помощь в решении жизненных и финансовых проблем, помощь в изучении восточной  культуры,  религиозная  солидарность  (в случае переписки с  мусульманином:  «ты должен помочь своим братьям, страдающим от кровавого режима Асада», «твой религиозный долг совершить хиджру/переселение/ в страну, которая живет по законам шариата, где нет алкоголя, наркотиков и разврата», «давай совершим никях/мусульманское бракосочетание/ и уедем туда, где будем жить праведной жизнью» и т.д.)

Те, кто наиболее уязвим для вербовки:

Одинокие люди, ищущие вторую половину; люди, находящиеся в состоянии  стресса или депрессии; имеющие серьезные нерешенные проблемы; романтики; люди, чувствующие обиду на окружающее общество или близких, непонимание с их стороны; люди, находящиеся в духовном поиске; люди, подвергающиеся различного рода дискриминации.

Как противостоять технологиям вербовки

Общаясь с новыми людьми, особенно онлайн, соблюдайте три правила:

1. Сохраняйте осознанность, понимание, ч то с вами происходит сейчас. Вырабатывайте навык наблюдателя, задавайте вопросы: «Зачем Вы мне это говорите?», «Для чего вам это нужно?».

2. Перепроверяйте любую информацию, исследуя предмет полностью, начиная с  отзывов в Интернете и заканчивая сводками МВД.

3. Найдите глобальную цель в жизни, продумайте путь ее достижения. И тогда ни одна секта, ни один ИГИЛ, ни одна мысль или идея не сможет сдвинуть вас с пути, по которому идете Вы для достижения намеченных планов.

Если  Вы посетитель мечети:

Многих мусульман вербуют во время посещения мечетей, халяль-кафе, на рынках и базарах, где большая концентрация приезжих и где существуют своеобразные «биржи труда», где человек может найти работу.  Как  правило,  вербовщик  безошибочно  видит  свою  потенциальную  жертву. Это  может  быть молодой человек растерянного вида, приезжий, который ищет своих земляков, который пришел за моральной либо материальной поддержкой. С ним заводят разговор, проявляют внимание и благосклонность, стараются помочь в решении текущей проблемы, например, дают денег в долг, делают фиктивные разрешительные документы и потом начинают промывать мозги:  пропагандируют «чистый  ислам», дают читать соответствующие  книги,  предлагают не ходить в мечеть, «т.к.  тут неправильно молятся»,  а посещать собрания «истинно верующих» на квартире или в доме. Могут откровенно предложить поехать на войну за серьезное вознаграждение или начинают чем

-нибудь шантажировать, угрожая раскрыть какой-то секрет, проступок или вредную привычку родным и друзьям.  

Что нужно делать? Ответить: «Брат, вот ты мне говоришь ехать на джихад, а сам чего же тут сидишь и не едешь?» либо «Ты езжай на войну, я за тебя джаназа /заупокойную молитву/ прочитаю».  

Помните, что участие в террористической деятельности является тяжким преступлением (УК РФ, Статьи 205-208,  280-284), которое карается различными сроками лишения свободы. Если Выуедете в ИГИЛ, Вы навсегда разрушите собственную жизнь и жизнь своих близких!

Если Вы чувствуете, что вас вербуют, незамедлительно обратитесь в правоохранительные органы, тем самым Вы окажете содействие борьбе с терроризмом.

Телефоны доверия ГУ МВД России по Свердловской области: (343) 358-71-61, (343) 358-70-71, Почта доверия ГУ МВД России по Свердловской области: [email protected] телефон доверия УФСБ России по Свердловской области (343) 371-37-51 Почта УФСБ России по Свердловской области:sverdlovsk[email protected]

Памятка разработана кафедрой теологии УГГУ при поддержке ЦРО «Духовное управление мусульман Свердловской области (Центральный муфтият)»

По  материалам:  Страшная  сказка  ИГИЛ. -М.:  Общественная  палата  РФ,  2015 -21  с.;  сайтов http://www.yaplakal.com; http://психоаналитик-матвеев.рф;  http://www.aif.ru;  http://18-81.ru  и  собственных методических разработок.

Как понять, что вас вербуют в террористы? Как не стать террористом

Исходя из некоторых полученных данных, ИГИЛ имеет в своем распоряжении около 30 тысяч обученных террористов по всему миру. Однако стоит отметить, что ни один из них таким не рождался, а их просто завербовали. Для тех, кто не желает подвергнуться вербовке, стоит знать о некоторых приемах. Это позволит обезопасить самих себя.

Как понять, что вас вербуют в террористы?Как понять, что вас вербуют

Специалисты в сфере психологии и социологии проводят аналогию с процессом вербовки террористов и ростом раковой опухоли. Так, например, когда в теле человека образовывает клетка-мутант, то она подвергает трансформации первичную клетку. Далее эта клетка начинает порождение своих изуродованных копий и так запускается патологический процесс. Вербовка агентов происходит по такому же принципу.

Кто становится жертвами вербовки

В основном жертвами вербовки могут стать люди следующих категорий:

  1. Люди, которые имеют высокую степень внушаемости, а также те, кто чересчур наивный и доверчивый.
  2. Люди, которые пребывают в кризисном состоянии или переживают стресс.
  3. Юноши и девушки, психика которых еще неокрепшая. В частности, вербовке могут быть подвержены подростки, которые имеют склонность к максимализму и пребывают в поиске понимания, а также собственного места.
  4. Одинокие люди, которые являются несчастными.
  5. Асоциальные люди, фанатики и необразованные.

Стоит отметить, что люди, склонные к алкоголизму и пристрастием к наркотикам, а также те, кто имеют большие долги, считаются самой легкой добычей для вербовщиков. Также потенциальные самоубийцы могут стать легкой добычей.

Как понять, что вас вербуют в террористы?Как не подвергнутся вербовке

Как манипулировать сознанием?

Существует множество приемов, которые позволяют манипулировать сознанием любого человека. Рассмотрим самые распространенные приемы, которые достаточно очевидны, однако мало кто их фиксирует и осознает.

Итак, психологическая ловушка спрятана в самом названии «Исламское государство». Воспринимается такое название ничем другим, как нейролингвистическим программированием. Поэтому каждому, кто может быть подвержен вербовке, должен обеспечить себе защиту. Понятие «исламское» должно обозначать некую связь с миром ислама, придавая окраса религиозности и, исходя из этого, вызывать в подсознании симпатию к людям, которые религиозно настроены и не понимают смысл действий группировки. Однако это ложная связь. Понятие «государство», в свою очередь способно создать иллюзию, которая указывает на правовой статус и субъектность.

Мысли, которые исповедуются лидером для многих могут показаться, что они имеют что-то общее с религией и имеют поучительный характер. «Авторитет» не будет излагать зло, таким образом, к этому человеку появляется доверие. Но в действительности – это всего-лишь ловушка.

Каждые моменты вербовщик пытается связывать с какими-то пророчествами или совмещать со священными текстами. Он делает это с тем расчетом, что далеко не каждый знает содержание Корана. Однако в действительности это не настолько имеет значение, так как вербовщики берут на вооружение искаженные или ложные переводы.

В критические ситуации каждому важно быть частью социального общества, которое является сильным. Одним из методов воздействия на человека является создание чувства принадлежности к той или иной общине. Человек, который подвержен вербовке, поддается контролю со стороны вербовщиков и с этого момента его лишают какой-либо возможности принимать решения.

Зная о том, как важно визуальное восприятие информации, вербовщики показывают высококачественные видео с картинкой в разных ракурсах, с замедленными повторами и масштабностью. В любой момент человек, который подвержен вербовке, проявит желание самому оказаться частью этой картинки.

Культ смерти

Еще одним приемом манипулирования сознанием является демонстрация различных видов казни. Вербовщики управляют вниманием с помощью фобий, рассчитывая на то, что человек проявит желание оказаться на сильной стороне. После этого вербовщики мотивируют людей тем, что смерть способна принести деньги.

Секс-джихад

Многие представительницы прекрасного пола, поддавшиеся обману, отсылаются в лагеря боевиков, чтобы оказать им эскорт-услуги. В основном это происходит против их собственной воли.

Как определить, что вы подвержены вербовке

Представители радикалов для вербовки в основном используют социальные сети. Это современный способ манипулирования человеческим сознанием. Чтобы найти подходящую кандидатуру они способны прочесать тысячи страниц, чтобы отобрать тех, кто больше всего подходит для их целей. Во внимание берется анализ ваших переписок в сообществах на различную тематику. Для профессионалов не проблема найти слабое место. После этого вербовщики контактируют с потенциальным кандидатом и вы уже можете не заметить то, как вам с осторожностью внушают новые мысли, учитывая при этом ваши особенности, страхи и нужды.

Многие задаются вопросом:«Как понять, что вас вербуют?». Если вы обнаружили что-то подозрительное, то следует скрыть доступ к данным, оставит открытым его только для друзей. Вам должно показаться странным следующее:

  1. Огромный интерес к личной информации со стороны неизвестных пользователей сети.
  2. Желание постороннего и незнакомого человека вам помочь.
  3. Посторонний превращается в хорошего друга, учителя.
  4. Чувство того, что жизнь поменялась. Вы заметите, как вдруг возникает нужда в советах ранее незнакомого человека.
  5. Вы уже перестает держать под контролем собственные мысли и уже менее уверены в личных взглядах.

Все это является признаками того, что вами управляют.

Затем с вами начинают вести беседы о том, что близкие не ценят вас и не понимают. Также будет много разговоров о религии и вам начнут навязывать новые взгляды. После вам будут навязывать, что вы являетесь избранным и принадлежите группировке.

Теперь интересует вопрос о том, как не подвергнутся вербовке? Все проще, чем кажется. Не контактируйте с незнакомыми людьми, особенно с теми, которые вам кажутся подозрительными. Не позволяйте навязывать себе сторонние мысли.

0-0-7.рф

Читайте так же:
Обзор защищенного смартфона Samsung S5 Active
Подборка из трех электронных библиотек, читать бесплатно
Как одеваться весной
Ядерная война, какая она?

Понравилась статья, хотите поделится своими замечаниями или дополнениями, напишите ваши комментарии ниже, обсудим.

 

Осторожно! Вас вербует ИГИЛ

Радикальные псевдорелигиозные организации упорно ищут новых адептов и жертв. Часто это одно и то же. Темная война лжи идет по всему миру. О том, как в нашей стране среди бела дня происходит вербовка в террористические группировки, в частности в ИГИЛ, организацию, запрещенную в России, в прямом эфире видеостудии Pravda. Ru рассказал президент Всероссийской федерации служебно-прикладной подготовки силовых структур К-9 Заур Абдурагимов.


«Исламская пленница»: как ИГ вербует русских девушек

— Об этом много пишется и говорится, тем не менее, люди все равно попадают в сети вербовщиков. В основном молодые люди находятся под их прицелом. Какова ситуация сейчас, насколько активно ведется вербовочная работа?

— Да, ситуация опасная, такая вербовщики работают во многих городах России. Поэтому надо рассмотреть глубинные причины. Базисом формирования общества в первую очередь служит идеология. А начинается все воспитание нашего подрастающего поколения в первую очередь с семьи. Что касается радикальных течений и террористических группировок — ИГИЛ и других, — то надо сказать открыто и прямо: все они создаются западными спецслужбами. ИГИЛ — это исключительно оружие, которое создавалось ими для тех разрушительных целей, которые они и выполняют.

Эти радикальные течения, которые якобы исповедуют ислам, на самом деле абсолютно не имеют отношения к настоящему традиционному исламу. Нравственные устои, что там приписаны, они толкуют, как им удобно, извращают до неузнаваемости и подгоняют под свои задачи. Многие наши молодые люди и даже постарше сейчас, к сожалению, не знают, чем заниматься, в этом — их большая проблема. Потому присутствует деградация общества. Даже некоторые профессиональные спортсмены, известные публичные люди пропагандируют нездоровый образ жизни. Поэтому очень важно создавать специальные институты для того, чтобы мы направляли нашу молодежь в нужное русло, потому что это наши будущие кадры.

— Каков механизм вербовки в современных условиях? Как можно завербовать молодого студента в Москве в ряды «Исламского государства»?

— В первую очередь, конечно, существуют многие психологические инструменты, которые вербовщики знают и активно пользуются ими. Вербовщики проходят специальную школу для того, чтобы через соцсети или в личном контакте подстраиваться к своему собеседнику. Допустим, стараются подстроиться к собеседнику по системе рапорт, зеркальное отражение собеседника, стараются его скопировать. Тогда жертва чувствует себя довольно комфортно с этим человеком, ведь думает, что они очень похожи. Значит, такому собеседнику можно доверять и так далее. Первое и самое главное в вербовке — расположить человека к себе, завоевать его доверие. Дальше уже можно постепенно продвигаться по хорошо известным отработанным методикам.

— То есть вербовка как таковая не сразу начинается. Сначала — знакомство, установление психологического контакта и создание комфортной обстановки в общении?

— Конечно, сразу никто не вербует. Все это происходит постепенно, это — технология манипулирования. И они берут на заметку и обрабатывают чаще всего молодых, неопытных людей, необразованных, которые проще поддаются таким вещам. А такого формата людей сейчас очень много. У нас расшатаны устои, у многих, особенно у молодежи нет целостной системы базовых ценностей. Люди даже не знают, чем заниматься, у них нет целей в жизни.

В советские времена уже у ребенка была поставлена цель. Он хотел стать летчиком, космонавтом, пожарным… То есть была мечта, хотелось осуществить ее и получить какую-либо профессию в этой системе. Что мы сейчас видим? Очень многим важно, прежде всего, как они выражаются, «заработать побольше бабла и свалить». Вот они и едут ради чужих устоев и сражаются за эти устои. Потому что у нас нет своих устоев. У молодежи, которая не знает, куда направить свою энергию, предлагают ее направить в такое деструктивное русло.

Конечно, это подается, как хорошее благородное дело… К тому же каждому нормальному ребенку, подростку, юноше, порой даже мужчине не хватает приключений. И женскому полу это не чуждо. Этим вербовщики тоже пользуются, играют на наивности, романтизируя свою деятельность. А самый великий секрет всего — труд. Всегда наши предки воспитывали и готовили подрастающее поколение к труду и защите Родины, знали, что надо постоянно молодежь занимать нужными делами, развивать в правильном направлении. Только так можно прийти к развитию лучших качеств человека, и он принесет благо своей великой Родине. А сейчас традиционные истинные ценности во многом утрачены.

Поэтому эти вербовщики объясняет свои ценности, которые в общем-то на словах часто бывают верными. Они говорят, что у нас уважают старших, необходима любовь к женщине, жизнь для блага людей… И человек соглашается — ведь это справедливо и правильно — да, он сам этого хочет и ищет, а в семье и окружении нет такого… И получается, что раз здесь такого нет, то есть смысл ехать туда, где такое есть. Понятно, что это — сказочки для наивных, но они именно с таких и ищут, находят к каждому индивидуальный подход, на визуализацию берут… И человек начинает в это верить.

— Но ведь любой человек может зайти в интернет и посмотреть видеоролики того же самого ИГИЛ, как они убивают людей, какие ужасы творят?…

— Они это тоже показывают, но так, как им надо — в своей интерпретации. И все это делается технологично. Они сначала человека приглашают в свой круг, где уже действует отработанная система. Говорят: ты у нас долго уже, видишь, какие у нас правильные порядки, все здесь адекватные, а наши враги показывают такими нехорошими, злыми… Человек же находится под их обаянием. Вот — и весь секрет. Просто ведется информационная война.

— Как противодействовать этому? Какая работа проводится? Она эффективна?

— Российские спецслужбы являются самыми сильными спецслужбами в мире. Наша страна сейчас концентрируется на вопросах безопасности и противодействии радикализму и терроризму. Но нам нужно прежде всего правильно воспитать и подготовить новое поколение. Поэтому наши сотрудники, офицеры в свободное время занимаются военно-патриотическим воспитанием, проводят занятия с детьми в различных клубах и секциях, школах и детских домах. Я помимо непосредственных своих задач также занимаюсь общественной деятельностью и воспитанием молодежи.

Беседовал Дмитрий Нерсесов

Подготовил Юрий Кондратьев

Невеста для джихадиста. Как меня вербовали в Исламское государство

Что толкает благополучных европейских женщин на службу к исламистам?

«Нужны женщины с хорошим образованием»

Зачем эта кровавая экзотика благополучным француженкам, немкам, британкам, американкам? Зачем они спешат на помощь бандитам, отрезающим головы их же соотечественникам?

За ответом я отправилась в столицу Ирана Тегеран, а оттуда — на юг, в город Шираз, где, по нашим меркам, уже в шаговой доступности Ирак, Саудовская Аравия и Пакистан — средоточие и оплот активистов ИГ. Там нет пробок, но есть горы и пустыни, поэтому на машине из Шираза добраться до любого из этих мест — раз плюнуть.

Как только я оказываюсь в киберпространстве Ирана, на мою страничку в соцсети начинают поступать странные сообщения.

Женщина с едва ли настоящим именем Лайза Вандер и с фото пакистанской киноактрисы на аватарке пишет на убогом русском, явно воспользовавшись онлайн-переводчиком: «Ты хочешь замуж, есть хорошие парни создать крепкую семью с детьми». Немедленно отвечаю, что очень хочу замуж, хороших парней и детей. В ответ мне обещают в ближайшее время назначить встречу в городе — только вот сейчас согласуют время и место с «хорошими парнями».

фото: Жанна Голубицкая

В самой большой мечети Шираза.

Доктор философии из Пакистана, как он отрекомендовался, со сложным именем Мир-Ибрагим-Аятолла-Багдади пишет: «Есть хорошая работа в charity (благотворительность) в поддержку мира во всем мире, нужны женщины с хорошим образованием, знанием языков, возможностью жить и работать на Ближнем Востоке в течение нескольких лет. Жилье, страховка жизни и здоровья и большие деньги».

Остальные мои новые респонденты в основном предлагают познакомиться поближе. Отвечаю всем без исключения — происходит все это в первый час заселения в тегеранский отель. С нетерпением жду ответов, но тут доступ в Фейсбук у меня блокируется.

Иду на ресепшн. Милая улыбчивая иранка отвечает — мол, да, извините, но в нашей стране доступ в некоторые сегменты Интернета ограничен.

«Почему так много американок?!»

Расспрашиваю свою тегеранскую подругу Ромину — она вполне светский человек, художница и из-за этого даже не вышла замуж (в традиционной мусульманской семье муж мог бы запретить жене писать картины, ибо религией это не поощряется). Ее отец богат, Ромина могла себе позволить оставаться в отчем доме, не «продаваясь» замуж. В Тегеране чадру носят только женщины в возрасте, молодые иранки приспускают условный платочек на затылок, кокетливо выпуская локоны, а попу в обтягивающих джинсах тоже весьма условно прикрывают так называемым исламским «манто» — кокетливым удлиненным пиджаком.

фото: Жанна Голубицкая

Мы в Иране — шииты, — объясняет мне Ромина. — А ISIS строят сунниты, они против нас. Разночтения в трактовке Корана — это просто повод отмежеваться от мирных мусульман. Наши власти резко против всего, что связано с пропагандой исламистов, поэтому все их сайты у нас немедленно блокируются. Из-за этого же, а вовсе не из-за «западной культуры» отслеживают соцсети и сайты знакомств — людей вербуют в основном через них.

На юге Ирана есть суннитские общины, вот ты поедешь в Шираз, можешь встретить — так что осторожнее. На ISIS работает много женщин, с виду приличных, не обязательно закутанных в черное с ног до головы. Но иранка, если у нее в порядке с головой, никогда не завербуется к исламистам. Уж мы-то лучше других знаем, что женщин, воображающих себя полноправными помощницами новых эмиров, будут насиловать всей толпой, бить и унижать.

И стоит им попасть в районы, контролируемые ИГ, тут же все забудут, гражданкой какой прекрасной страны она была до этого. Никаких прав у нее не останется, и уже никто не сможет ей помочь. Мы пережили революцию 1979 года, помним, как паздараны (стражи исламской революции. — Авт.) могли плеснуть серной кислотой в ту, чье лицо им показалось слишком открытым. А вот у вас, европеек, по-другому — вы добились равноправия с мужчинами и сами же устали от него. Женщине одной тяжело тащить на себе всю ответственность, не зря же семья придумана.

Но больше всего мы тут в Иране удивляемся, почему с исламистами так много американок. Иранцы — миролюбивый народ, у нас всех любят и хорошо принимают. Только американцам мы не даем визу, но их все равно тут полно! Они к нам через Европу пробираются или через третьи страны — вроде Саудии, ОАЭ, Кувейта и Катара. Это все рядом.

Это чистая правда: в Тегеране я часто слышу громкую английскую речь с американским выговором. Постояльцев своего отеля за завтраком пытаюсь расспросить — что они забыли в таком месте, как Иран? В ответ у всех одно и то же — неправительственная, некоммерческая благотворительная организация, помогающая детям (больным, женщинам, животным, экологии, историческому наследию, etc.). Не слишком разговорчивые — слова лишнего не вытянешь.

фото: Жанна Голубицкая

В ширазском ресторане: половина из присутствующих — европейки и американки в платках.

«Главный ресурс — Интернет»

Вечером у меня самолет в Шираз. Внутренние авиалинии у иранцев работают на удивление четко и вежливо, но вот досмотр на южные направления может соперничать с жесткими антитеррористическими проверками авиапассажиров в Израиле. Там, где неблагополучные «суннитские» границы под боком, нужна особая осторожность.

фото: Жанна Голубицкая

В пятизвездочном отеле встречаю правительственную делегацию из столицы, у них здесь двухдневный гуманитарный форум.

Иранка средних лет по имени Махваш Салехи работает в иранском правительстве — сегодня там немало женщин. Рассказывает, что дважды была в Москве, в Германии бывает регулярно, а цели у нас с ней неожиданно оказываются общие — отследить, кого и как вербует ISIS.

— В Ширазе работает экспертная группа из Европы, — рассказывает Махваш. — Они не афишируют себя, но под видом всяких общественных организаций отслеживают каналы вербовки исламистами.

— И каковы эти каналы?

Из иранцев-шиитов в группе риска только бедняки из горных деревень. Их привлекают деньгами — они могут продавать исламистам своих дочерей или идти в боевики сами ради бесплатной еды, крова и «стипендии». Им мы сейчас материально помогаем из правительственных ресурсов, чтобы у них не было мотивации.

Следующая категория риска — узники иранского происхождения, попавшие в тюрьмы в других странах. Сейчас даже в камере работает Интернет, он и есть основной канал вербовки для всех категорий населения. В зинданы (тюрьмы. — Авт.) исламисты также засылают специальных гонцов. Но наше население не в такой опасности, как ваше.

— Наше???

Махваш поясняет, что, согласно выводам экспертной группы, самые «горячие точки» в плане вербовки в ИГ — это Афганистан и горный Бадахшан в Таджикистане. По словам моей собеседницы, на Памире наибольшее количество рекрутинговых пунктов исламистов, чья деятельность направлена на вербовку тех, кто живет западнее. В Иране убеждены, что эти оазисы зла куда опаснее для населения России и Европы, чем для иранцев.

Справка МК

Из 1000 волонтеров ИГ, зафиксированных французскими властями, 60 — женщины. А по данным самого ИГ, на сегодняшний день в их стане уже 300 молодых француженок. Им в затылок дышат Великобритания (около сотни женщин, одна треть — с высшим образованием, из них 50 — от 16 до 24 лет), Германия (50 женщин-адептов ИГ, самой юной всего 13 лет) и Австрия (более 20 женщин, начиная от 15 лет). А из 85 джихадистов, покинувших Швецию ради ИГ, по данным шведской службы безопасности, женщины составили 20%.

Из 1000 волонтеров ИГ, зафиксированных французскими властями, 60 — женщины. А по данным самого ИГ, на сегодняшний день в их стане уже 300 молодых француженок. Им в затылок дышат Великобритания (около сотни женщин, одна треть — с высшим образованием, из них 50 — от 16 до 24 лет), Германия (50 женщин-адептов ИГ, самой юной всего 13 лет) и Австрия (более 20 женщин, начиная от 15 лет). А из 85 джихадистов, покинувших Швецию ради ИГ, по данным шведской службы безопасности, женщины составили 20%.

Спрашиваю у нее: что может привлекать женщин свободного западного мира в воинствующем ИГ?

— Западные женщины не просто идут к боевикам, они несут им свои сбережения, — сокрушенно качает головой моя собеседница. — Наше внутреннее мнение — женщины Европы и Америки устали от своей свободы, от независимости от мужчин и от отсутствия общего дела. Западные женщины на биологическом уровне тоскуют по древнему укладу, способствующему продолжению рода. Все мы иногда болезненно хотим в стадо — особенно когда нам плохо, одиноко или просто скучно. А у женщин независимость на биологическом уровне равна невостребованности, особенно если у нее нет семьи, нет близких друзей, что на Западе сейчас норма. Индивидуализм и одиночество в толпе Востоку совершенно не свойственны.

А дальше включаются технологии.

— Главный ресурс — Интернет, второй по значимости — личное знакомство, преимущественно в учебных и увеселительных заведениях, когда речь идет о западных женщинах, — поясняет иранка. — С девушками на Востоке могут вступать в контакт в мечетях или на религиозных собраниях — причем конфессия не важна. По нашим последним данным, в последнее время к исламистам примкнули девушки из еврейских и католических семей.

Моя собеседница объясняет, что личный контакт, конечно, более трудоемкий путь, в Интернете же задействовано огромное количество людей, работающих по принципу сетевого маркетинга. Часто они сами не знают, на кого именно работают. Их задача — знакомиться в соцсетях, привлекать людей в некие группы по интересам, приглашать в туристические поездки или паломнические туры со скидками. Обычная работа в Интернете, за которую они получают неплохие деньги через платежные системы и понятия не имеют, кто их работодатель. А касательно непосредственно европеек и американок с хорошим образованием, обеспеченных, а также совсем юных девушек-немусульманок из благополучных стран экспертная группа, по словам Салехи-ханум, вычленила три основных пути вербовки.

— Так работают все разведки мира, когда им нужно завербовать на свою сторону, — ищут уязвимое место, — говорит Махваш. — Одна из главных фокус-групп — одинокие женщины и матери-одиночки. Тех, кто ищет пару на международных сайтах знакомств, привлекают агенты в лице интересных мужчин, предлагающих законный брак. То же самое происходит с одинокими дамами и «в реале» — в барах, ресторанах.

Сила этого подхода, по мнению Махваш, в том, что тут все «по чеснаку»: мужчины правда готовы жениться на европейской женщине, независимо от ее возраста и внешности, вступают в переписку, приглашают к себе в гости. И если дама решается поехать в гости к обходительному кавалеру, ей действительно оплачивают дорогу, ее правда встречает интересный мужчина, готовый к законному браку. И не успела она оглянуться, как стала законной супругой мужчины, который излагает новобрачной понятия «порядка и справедливости, которые настанут на земле в условиях ISIS». И даже если европейская супруга не впечатляется ими по доброй воле, она теперь обязана подчиняться мужу, и из страны, где проживает суженый, ее без его разрешения не выпустят.

Совсем юных девушек «цепляют» через соцсети — пользуясь подростковым максимализмом, который есть у тинейджеров во всем мире. Вербовщик становится школьнице сначала «понимающим другом», потом гуру. Девушки часто вступают в некие альтернативные группы из желания быть особенной, из тяги к романтике, но многие потом все же приходят в себя. Однако часто бывает поздно, они уже на крючке. И тогда вербовщики могут включать «традиционные» методы — угрозы семье, наркотики, шантаж и просто насильственное удержание.

Касаемо же образованных и обеспеченных женщин среднего класса из Европы и США, которые не ищут себе пару на сайтах знакомств, — продолжает Махваш Салехи, — то их чаще всего используют «втемную». По нашим данным, около 2000 европейцев, уже работающих на ИГ, искренне считали, что работают в этом регионе ПРОТИВ джихада!

Через благообразных посредников предлагают работу в неправительственных некоммерческих организациях на Ближнем Востоке, говорят, что это гуманитарная миссия в целях поддержания мира в регионе. Почему-то у европеек и американок считается удачей получить приглашение на работу в «международную организацию» с такими размытыми функциями. Западникам в «странах третьего мира» традиционно больше платят, у них бесплатное жилье, питание, транспорт, соцпакет и страховки. И, даже приехав на место, они могут еще какое-то время работать в узком сегменте, не понимая, какому именно общему делу служат.

«Мама, я эмира полюбила…»

Впечатленная, я начинаю самостоятельный поиск следов вербовщиков ISIS по Ширазу. Беседую с людьми везде — в садах Гулистана, на развалинах древней Парсы, в храмах огнепоклонников. Народ тут общительный — много туристов из местного населения, редкие, но колоритные процессии из арабских шейхов в сопровождении гаремов и прислуги. От иранцев они отличаются разительно — иранцы в своем большинстве худощавы, подвижны, приветливы и одеты по-европейски, арабы — грузные, важные, молчаливые, в белых рубахах до пола, арафатках или чалмах. Иранские женщины в небрежно накинутых платках, арабские гаремы — как черные привидения, лица закрыты полностью, смотрят на мир через сетчатое окошко паранджи для глаз. И чем любимее жена, тем строже она задрапирована и тем больше гоняет ее любящий господин…

На базаре Вакиль мне рассказывают историю про водителя грузовика из Франции, который проехал через всю Сирию, чтобы спасти свою 15-летнюю сестру Нору от группы исламистов, которая, как он думал, держала ее в плену. Когда брат напал на след сестры, с ним связались агенты ИГ и попросили прибыть на границу Турции с Сирией. Там ему предложили побеседовать с сестрой самому.

Она, глядя ему в глаза, отказалась покинуть группировку. Старший брат плакал и умолял, напоминая, что до того, как Нору зомбировали агенты ИГ, она любила лишь диснеевские мультики. Он надеялся, что девочку-подростка просто запугали расправой. Но она оказалась искренне влюбленной во франкоговорящего эмира — командира их группы. Девушка передала своей матери записку: «Мама, я эмира полюбила».

Вернувшись во Францию, водитель грузовика рассказал, что Нора не одинока — несколько ее сверстниц из других стран живут в аналогичных группировках. У своего эмира Нора не единственная женщина. Днем она присматривает за детьми джихадистов, ночью сексуально обслуживает самого эмира и тех бойцов, кого велит приласкать ее господин. Женщины в ИГ считаются «премией» для отличившихся боевиков — им нужен секс, а великому халифату — здоровое потомство.

А женщины из европейской экспертной группы, о которой поведала мне Махваш (они работают в Ширазе под прикрытием турагентства), рассказали мне о двух юных австриячках 15 и 16 лет и о 16-летних близняшках из Британии, которые весной добровольно поехали в Сирию, чтобы стать женами джихадистов.

Меня предостерегают, что в соцсетях уже есть популярные и удачливые «гуру ИГ» женского пола. Например, дама, чей блог — полное руководство для женщин-джихадисток. Она дает советы, указывая, что девушкам не мешало бы захватить с собой, направляясь в группировку (теплая одежда, фен пр.), и то, что легко найти на месте (кофе, чай). В своих блогах она уверяет, что приход к власти ИГ принесет женщинам новые возможности. «Главная роль muhajirah (женщина-мигрант. — Авт.), — пишет блогерша от ИГ, — в том, чтобы поддержать мужа и его джихад и увеличить умму (исламскую общину. — Авт.)». Советы дополнены цитатами с исламских веб-сайтов (например: «Лучшая женщина — это та, которая никогда не пробовала мужчин») и фотографиями «исламских передовиков», включая Усаму бен Ладена и Абдуллу Аззама.

Другая наставница будущих джихадисток (британские власти подозревают, что под ее ником скрывается 20-летняя Акса Махмуд, объявленная пропавшей без вести из дома своей семьи в Глазго около года назад) учит в соцсетях, что «самая трудная часть вступления в ИГ — разговор с семьей». «Первый телефонный звонок, который ты сделаешь, когда пересечешь границу, — одна из самых трудных вещей, которую ты сделаешь в этой жизни, — поучает своих читательниц наставница. — Это тяжело, но через это нужно пройти. Когда ты услышишь, как они рыдают, умоляя тебя вернуться, ты должна быть сильной!»

фото: Жанна Голубицкая

У входа в маленькую местечковую мечеть.

Молельный коврик в подарок

Мечети в Ширазе праздничные — везде зеркальные потолки, сверкающие витражи, запах розовой воды и раздают сладости. Ничего довлеющего, мрачного. Даже чадор — покрывало для женщин, которые у входа бесплатно раздают всем желающим, — не черные, а пестрые и светлые. На женской половине дамы сидят на персидских коврах вдоль стеночки. Кто-то между собой беседует, кто-то про себя — со Всевышним. Почти никто из женщин не совершает намаз по форме (когда на коленях и головой об пол), никакого религиозного экстаза. Я бы назвала это светским и добровольным общением с небесами, поэтому у меня язык не поворачивался обращаться к этим женщинам с вопросом: «А где здесь можно записаться в невесты к джихадистам?»

Но кто ищет, то всегда найдет. И на следующий день в маленькой деревенской мечети мне повезло. Таксист сказал, что мечеть эта суннитского толка и кроме курдов-суннитов туда никто не ходит.

Здесь тоже чадор при входе, улыбки, сладости, но на женской половине спросили — кто, откуда, какими судьбами? Ради чистоты эксперимента я сказала, что не замужем, но есть дочь, работаю бухгалтером в России. Владеющая английским девушка по имени Мариам, которая и затеяла со мной беседу, заулыбалась, куда-то отлучилась и вскоре вернулась с двумя дамами постарше и подарками для меня — молельным ковриком из настоящего шелка и бирюзовыми четками.

После ряда восточных сладкоречивых комплиментов мне предложили работу, а моей 16-летней дочери, чью фотку я показала собеседницам, — мужа. Мне было предложено 3 тысячи долларов в месяц за постоянную работу в офисе одной гуманитарной организации — правда, на территории Ирака.

— Но не надо бояться, — успокоила меня одна из собеседниц, видя мои округлившиеся глаза. — В Багдаде все спокойно. И всего час на самолете из Шираза.

Я вспомнила, как, обратив внимание на табло в ширазском аэропорту, удивилась регулярности сообщения с такими небезопасными местами, как Багдад, Дамаск, Мазари-Шариф (Афганистан), а также с маленькими иракскими, сирийскими, афганскими и пакистанскими приграничными городами.

Ну а моей дочери через меня предлагался законный, богатый и здоровый супруг, с собственным домом и самыми честными намерениями.

А собственный дом у жениха тоже в Багдаде? — засомневалась я.

— Нет, под Багдадом, — не смущается одна из моих собеседниц. — Там место такое красивое — сад, фонтаны, вам понравится. Вы сможете жить вместе с дочерью, а в офис вас будет возить водитель. В пригородах Багдада знаете сколько американок живут и работают?! А уж они-то в плохое место никогда не поедут!

…Когда уже в Москве я рассказала дочери о том, как наивных романтических барышень вербуют в невесты для джихадистов, первое, что с любопытством спросила российская 11-классница:

— А какой он из себя?

Кто? — опешила я.

— Как кто — жених! Ты что, не посмотрела фотку?

И ребенок отправился делиться с подружками, как косная мама отметает интересные предложения, даже не изучив фотку… Вот как после этого удивляться общению европейских школьниц с исламскими вербовщиками?

фото: Жанна Голубицкая

Продажа религиозной литературы.

Сваха как агент ИГ

Мой путь домой лежит через Баку. В свободном от цензуры киберпространстве Азербайджана у меня снова открывается доступ в Фейсбук и начинают приходить сообщения. Теперь я могу из безопасного места спокойно прочитать ответы на свои отправленные из Тегерана сообщения. Правда, теперь встреча с моими респондентами мне не грозит: в Азербайджан им, видимо, попасть затруднительно. Во всяком случае, все мои новые «друзья по переписке» выразили сожаление, что я уже покинула Иран.

Лайза Вандер или тот, кто выдавал себя за таковую, пообещала мне в самом скором времени написать на личную почту и сообщить, кто сможет встретиться со мной в Москве. Потому что если я по-настоящему хочу нормальную крепкую семью, помочь мне можно. А еще два видных парня из Исламабада написали, что хотят на мне жениться, «потому что сразу поняли, какая я глубокая личность».

Сообщаю, что уже вышла замуж. Мои абоненты в ответ спрашивают, нет ли у меня родственниц и подруг — также владеющих английским и лишенных национальных предрассудков?

— Что касается девушек-подростков на Западе, их часто вербуют не мужчины, а наоборот, женщины постарше, живущие в Европе, — говорит Дуниа Бузар, французский специалист-антрополог, член миссии, работа которой направлена на то, чтобы выявлять и вразумлять потенциальных джихадистов. — Эти вербовщицы используют соцсети, звонки по телефону, чтобы наладить якобы бескорыстные «дружеские» связи. Многие девушки соблазняются предложениями о работе на ниве гуманитарной помощи. И только на месте — в Сирии или Ираке — они понимают, что на самом деле их ждет брак с боевиком, вступление в ИГ, жизнь под надзором шариата — и никакой надежды вернуться домой.

Специалисты в области безопасности из разных стран Европы утверждают, что в ИГ постоянно прибывает женское подкрепление из еврейских, католических и атеистических семей, богатых и бедных, городских и деревенских. Дуниа Бузар в настоящее время курирует 130 европейских семей, чьи дочери попали под вербовку, и уточняет, что деятельность ее группы сосредоточена на том, чтобы предостеречь европейских девушек от романтических заблуждений относительно «святого джихада» и «великого халифата»:

— Рекрутеры ИГ настолько усовершенствовали свои методы, что сегодня легко справляются и с успешными европейками, — сокрушается активистка. — Единственное слабое место женщин — одиночество. Одинокая женщина способна почувствовать себя влюбленной, просто пообщавшись по Скайпу. Это, кстати, тренд, очень ярко выраженный в Германии. Женщины уверяют, что они влюблены, хотя ни разу не видели свой «предмет» в реале.

Похожее рассказали мне представители университета Беркли, США.

— Самые уязвимые в нашей стране — одинокие женщины. Рекрутингом занимаются специально подобранные мужчины — видные, статные, делающие широкие жесты. Они щедры и обходительны, американки называют таких tall, cool, hard and handsome — высокий, крутой, твердый и красивый. Мужчина-агент ИГ олицетворяет собой представление женщины о «каменной стене» — финансовой стабильности и безопасности. Они говорят то, что уставшая от равенства полов западная женщина хочет слышать: что ее обязанность быть только возлюбленной, матерью и хозяйкой их дому. Остальные женские дела — лишь шопинг и хождение в гости к подружкам.

А вот мнение сексолога Доминик Мартан из Франции:

— Вербовка может происходить с помощью самых передовых технологий XXI века, но если речь идет о женщинах, технология всегда одна — древнейшая. Извечное женское желание быть любимой и интересной — для всех или хотя бы для кого-то одного. Говоря о девушках-тинейджерах, это типичный подростковый бунт — не хочу быть такой, как все, я особенная, загадочная, в обычном мире мне скучно, и он так несправедлив… Мы все время говорим о растущем числе самоубийств среди «разочарованных в любви и жизни» подростков, а уход в ИГ — это вариация на ту же тему. А уж если девочка-тинейджер — «гадкий утенок» и одноклассники на нее не смотрят, тогда и гадать не надо, зачем ей крепкие исламисты.

Во многих европейских странах уже работает «Джихад — горячая линия», куда можно позвонить, если вас пытаются завербовать. У нас такой нет, и пока спасение вербуемых — дело рук самих вербуемых.

Алло, мы ищем агентов! Как российские спецслужбы вербуют осведомителей&nbsp

Sobesednik.ru изучил, кого и как сегодня вербуют российские спецслужбы.

На коллегии ФСБ Владимир Путин призывал «защитить» людей от влияния политических радикалов. Сигнал президента, похоже, был услышан: участились сообщения о попытках внедрения силовиков в протестные движения. В столице раскручивается новое уголовное дело против оппозиционеров. В минувший четверг Мосгорсуд оставил под стражей 18-летнюю активистку Анну Павликову, обвиняемую вместе с соратниками в создании экстремистского движения «Новое величие». По мнению правозащитного проекта «ОВД-инфо», доноситель был специально внедрен в организацию и сам спровоцировал его членов на разработку плана по незаконному свержению власти.

На крючок через компромат

— Я занимаюсь боксом. Пришел на тренировку, а тренер говорит, что со мной хотят поговорить из ФСБ. Подошел человек, общались дружелюбно. Предложил сотрудничать. Сказал, что, как в голливудских боевиках, желающие уйти от ответственности могут начать работать со спецслужбами. Не понял, к чему это, ведь я только ПДД нарушаю, — так 29-летний сторонник Навального Александр Лозовой из Подмосковья описывает «Собеседнику» попытку вербовки. — Про этот разговор на форуме я и написал. Больше со мной уже не связывались. Поняли, видимо, что человек несерьезный. Поддержкой Навального привлек к себе внимание и депутат гордумы Комсомольска-на-Амуре от КПРФ Олег Паньков:

— Пригласили на беседу. Угрожали возбуждением уголовного дела против сына. Сказали, подумайте, на следующий день позвоните. А я думаю: какого хрена буду звонить? Обвинения в адрес сына были липовые.

Депутата пытались сделать осведомителем сотрудники Центра «Э», которых Паньков называет «младшими братьями» ФСБ. Но на самом деле это два разных ведомства: центр по противодействию экстремизму является структурным подразделением МВД.

— Если честно, я думаю, они ерундой занимаются. Сегодня все сведения об оппозиции можно получить из социальных сетей. Но на этом показателей не сделаешь. А если ты пишешь бумажку о полученной оперативной информации, тут уже можно рассчитывать на «пирожок» и повышение по службе, — рассуждает Паньков.

По словам депутата «Собеседнику», с попытками вербовки сталкиваются почти все оппозиционные активисты:

— На крючок любят подсаживать через компромат. Например, достают интимные фото и угрожают их опубликовать.

Издание «Кавказский узел» опубликовало интервью гея из Дагестана, которого спецслужбы склоняли к сотрудничеству. В случае отказа обещали разослать всем его знакомым видеозапись, на которой он запечатлен с мужчиной. Но бывают и приятные стимулы. В марте оппозиционные активисты из Уфы обнародовали предложения оперативников Центра «Э» платить им деньги за сотрудничество.

«Не бздеть»

23-летней анархистке из Москвы Софико Арифджановой сотрудники ФСБ предлагали просто «дружить». Причем встречу с ней они организовали через ее отца, патриотического публициста.

— После той беседы мне еще постоянно писали СМС. Уговаривали им позвонить. Почему-то было важно, чтобы я сама это сделала. Но никаких негативных последствий для меня из-за отказа не было, — сказала Софико «Собеседнику».

Анархистка Софико Арифджанова отказалась сотрудничать с органами// Фото: из личного архива

Однако для некоторых последствия из-за нежелания «дружить» все же наступают. Активиста «Другой России» Михаила Акселя после нескольких угроз Центра «Э» отчислили из университета.

Политик и полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков в разговоре с «Собеседником» посоветовал активистам «не бздеть»:

— У нас пока все же не 37-й год. Могут начать мелко пакостить, но не более. Зачастую, когда угрожают, просто блефуют. Если вести себя нагло и уверенно, то спецслужбисты сами отступят, им проще найти другой объект. Есть много людей, которые сами хотят сотрудничать. Кто-то из-за конспиративной романтики. У кого-то неудовлетворенное тщеславие играет. Я сам таких вербовал.

Кстати

С 2016 года негласные осведомители ФСБ могут рассчитывать на пенсию. Годы сотрудничества засчитываются им в трудовой стаж.

По большей же части, рассказывает Гудков, люди откликаются на вербовочные подходы просто потому, что не хотят проблем:

— Им так комфортнее. Думают, ну буду стучать потихонечку, никто все равно не узнает. Так и есть, 95% агентов всю жизнь остаются нераскрытыми. Но если кого-то потом совесть будет мучить, то лучше не поддаваться на давление. Самое простое — взять паузу и успокоиться.

В окружении всех мало-мальски заметных оппозиционных лидеров есть те, кто столкнулся с вербовкой, полагает Гудков. Они собирают внутреннюю информацию, ищут потенциальные точки конфликтов. Но агентурная сеть одной политикой, конечно, не ограничивается.

«Рано или поздно архивы откроют»

Переводчик из Петербурга Михаил Ротов работал в фирме, которая оказывала услуги бизнесменам. Его нанимали, когда нужно было провести переговоры с западными партнерами. После одной из таких встреч российской компании с британцами на него и вышла ФСБ.

— При этом всё обо мне знали, даже то, что я частным образом обращался к врачу. Были крайне вежливы, наговорили комплиментов. Сказали, что я очень перспективный, обещали помощь в карьере. Было приятно, конечно, — вспоминает с «Собеседником» начало своего общения со спецслужбами Ротов.

Потом его попросили подписать бумагу о сотрудничестве и впредь всегда сообщать о своих контактах. На это переводчик, по его словам, пойти уже не смог. Постепенно уговоры сменились угрозами.

Нашлась и точка давления: в давнем 2005 году Ротов переехал с Украины, получил российское гражданство, обзавелся семьей. Обоснованность получения паспорта РФ спустя годы и была поставлена под сомнение, его аннулировали. А так как от украинского паспорта он уже отказался, то стал апатридом — лицом без гражданства. Теперь Ротов мечтает уехать из России в Финляндию, но не может это сделать без какого-либо документа. Молодому ученому из Петербурга Евгению Шторну повезло больше: после общения с ФСБ ему удалось сбежать. С января этого года он живет в Ирландии.

Социолог Евгений Шторн после попытки вербовки бежал из страны// Фото: из личного архива

Шторн работал в Центре независимых социологических исследований (ЦНСИ), который был объявлен «иностранным агентом». Спецслужбистов интересовали источники финансирования, научные конференции и сотрудничество с западными коллегами. В своем решении не сотрудничать, утверждает Шторн, он даже не сомневался:

— Градус моего недоверия к этой службе слишком велик.

Вопрос же «Собеседника» о том, реально ли он мог быть полезен органам госбезопасности, Шторн оставил без ответа: «Я надеюсь, что рано или поздно архивы будут открыты и мы узнаем о том, кого и как рекрутировали, кто и как сотрудничал».

Геннадий Гудков уверен, что практика доносительства вечна:

— Агентура всегда была и останется орудием спецслужб. А самой первой известной вербовкой была вербовка Иуды.

Справка

Как стать разведчиком

Служба внешней разведки РФ ищет сотрудников через интернет. «СВР заинтересована в пополнении своего кадрового состава талантливыми, хорошо образованными, в совершенстве владеющими иностранными языками, физически здоровыми, смелыми и активными молодыми патриотами», — говорится на сайте. Нужно заполнить анкету и пройти отбор.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №16-2018 под заголовком «Алло, мы ищем агентов!».

Как вербуют российские спецслужбы?. Политический эмигрант. Сборник статей и интервью

Как вербуют российские спецслужбы?

Согласно законам Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» и «Об органах ФСБ РФ», а также совершенно секретному приказ № 00140 «Об агентурно-оперативной деятельности ФСБ РФ» офицеры запаса Вооруженных Сил России не подпадают под категорию лиц, вербовка которых запрещена.

Решение о вербовке отдельного гражданина принимает конкретный оперативный работник самостоятельно, исходя из оперативной необходимости на участке своей работы. Если вербуют гражданина России, санкцию на вербовку дает начальник органа дознания, то есть начальник Управления. В случае, если органам ФСБ РФ необходимо негласно использовать лицо из категории граждан, вербовка которых запрещена законом (священнослужители, депутаты, адвокаты, судьи и некоторые другие граждане), то подобные действия с ними противозаконны. Но сотрудники ФСБ, документально не оформляя, отношения с указанной группой лиц все же устанавливают. Так, на связи у начальника моего отдела находился священник, который регулярно докладывал, о чем исповедовались интересующие ФСБ лица.

Всех вновь завербованных агентов (содержателей явочных квартир, резидентов, доверенных лиц) в течение 48 часов ставят на централизованный учет в Управлении регистрации архивных фондов ФСБ РФ. На учет ставят и так называемых отказников, то есть тех, кто от вербовки отказался. Данные на них хранят до достижения 70-летнего возраста для мужчин и 65-летнего возраста для женщин.

На протяжении всей своей жизни эти люди и их близкие родственники ограничены в правах. Это относится к возможности трудоустройства, свободного выезда за рубеж, поступления детей в высшие учебные заведения и так далее. В российских спецслужбах есть негласные понятия: «лояльный» или «нелояльный» к органам человек. Исходя из этого, в ФСБ решают вопрос выдачи или невыдачи «допуска к определенным видам деятельности». А отказники на вербовку однозначно попадают в число «нелояльных» к органам ФСБ лиц. ФСБ имеет право без объяснения причин отказать в выдаче «допуска». Руководителям организаций категорически запрещается ссылаться на органы ФСБ, в случае отказа лицам, которые просят о «допуске» на работу.

Если же кандидат на вербовку отказался от сотрудничества, в подразделении, которое готовило вербовку, это происшествие рассматривается как ЧП. С отказника берут подписку о неразглашении факта вербовочной беседы, и если тот где-либо об этом заявит, то его преследуют. Если он идет в СМИ или прокуратуру, его могут посадить по сфабрикованному уголовному делу, либо применить в отношении него меры физического воздействия, вплоть до ликвидации.

Какими качествами должен обладать кандидат на вербовку, зависит в первую очередь от того участка работы, на котором его планируют использовать после вербовки. Об этом можно рассказывать часами. Эта наука называется «Основы агентурно-оперативной деятельности» (контрразведки, разведки, военной контрразведки или военной разведки).

К сожалению, в настоящее время оперативные работники ФСБ, СВР, ГРУ ГШ МО, ФАПСИ и другие ведомства, наделенные правом ведения агентурно-оперативной деятельности, используют данное им право не для защиты государства и его граждан, а для решения своих и начальников финансовых проблем. Обо всем этом я немного написал в книге «ЛПГ», а также в других документах и статьях.

Кроме этого, я обладаю данными о том, что СВР и ГРУ за границей прикрывают российскую мафию, с которой активно сотрудничают. С приходом Путина во власть СВР и другим российским спецслужбам отдано распоряжение возобновить так называемую русскую линию работы, то есть вербовку среди эмигрантов из числа выходцев из бывшего СССР (после 1991 года эти работы были прекращены). Наиболее активизировалась работа спецслужб и русской мафии в странах бывшего Варшавского Договора, таких как Польша, Словакия, Чехия, но они же протянули свои щупальца и дальше на запад, в такие страны, как Англия, Швеция.

При вербовке указанной категории граждан, СВР активно использует Интерпол и двусторонние договоры между странами о борьбе с терроризмом и организованной преступностью. В случае если лицо, проживающее в Европе или США отказывается от вербовки, его шантажируют тем, что на бывшей родине в отношении него или его близких родственников фабрикуют уголовные дела или оперативные материалы о его якобы связях с мафией или террористами. Эти материалы направляются по каналам спецслужб или Интерпола в страну пребывания объекта вербовки.

Завербованных агентов сотрудники российских спецслужб втягивают в преступную деятельность (отмывание денег, наркобизнес, нелегальная торговля детьми, проституция, незаконный оборот оружия, вымогательства, заказные убийства, хищение новейших разработок в интересах коммерческих фирм, которые они прикрывают, а также для их последующей продажи, в том числе и в так называемые страны-изгои и т. д.).

Для российской экономики новейшие разработки не нужны, так как ВПК (Военно-промышленный комплекс) стоит и нет денег для внедрения отечественных разработок. После скандала на Украине с комплексами «Кольчуга» они боятся продавать сейчас свои разработки. Вот и продают «чужое», чтобы концов не нашли. В настоящее время коррупция в российских спецслужбах достигла неимоверных размеров: сотрудников в подразделения подбирают не по деловым качествам, а по признаку личной преданности, что и порождает круговую поруку.

Создаются банды, в которые входят сотрудники различных ведомств, в том числе прокуроры и судьи. На высшие должности назначают только тех, на кого имеется компромат, то есть тех, кто совершал или замешан в преступлениях (это так называемые «управляемые» — из книги бывшего Генерального прокурора РФ Ю. Скуратова).

Я лично проходил службу в подразделении, которое было создано для внесудебных расправ. После того как я отказался убивать по приказу руководства ФСБ РФ и заявил об этом открыто, меня посадили в тюрьму по сфабрикованному уголовному делу. После оправдательного приговора арестовали прямо в зале суда.

Судью, который меня судил, во время судебного процесса запугивали офицеры ФСБ, ему угрожали после того, как он меня оправдал. Его и председателя суда выгнали с работы. (Федеральных судей, которые меня судили, назначают по личному указанию президента РФ. Путин же их и выгнал с работы после своего назначения исполняющим обязанности президента России).

Если кому-то из бывших граждан России не предоставляется политическое убежище на Западе, и его, не приведи Бог, депортируют в Россию, то сначала в ФСБ на таковых немедленно заводится оперативное дело, озаглавленное «Измена Родине в пользу иностранного государства». Если же россиянин, ищущий убежища, к тому же окажется военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации (неважно, даже если бывший), то ситуация таковых практически безнадежная. Ему может быть инкриминировано сотрудничество с одной из стран вероятного противника.

Причем это будет сделано независимо от того, в какой регион России вернется депортированный. С момента возвращения вы уже попадаете в поле зрения ФСБ и СВР и будете состоять на учете как «невозвращенец» в УВКР ФСБ РФ (Управлении военной контрразведки ФСБ РФ) как бывший офицер ВС РФ. Данные на вас туда могут поступить из военкомата по месту вашего учета как офицера запаса ВС РФ или из местного УФСБ РФ, которое разрабатывало вас как кандидата на вербовку.

Кроме этого, по приезде в Россию, если это случится, вам будет невозможно объяснить в военкомате, что вы делали за рубежом в течение нескольких месяцев или лет: как проживали, чем занимались. Запомните, факт вашей просьбы об убежище в одной из стран Запада российскими спецслужбами будет установлен без труда.

Через полгода либо вас арестуют за измену Родине, либо сфабрикуют в отношении вас уголовное дело. Это делается также в назидание другим. И если это военнослужащий, я думаю, что лет 8 заключения как минимум гарантировано. Срок и отсидка в тюрьмах и лагерях России вам гарантированы, если не будете шуметь, жаловаться и обращаться в СМИ. Это мне известно из своего горького опыта службы в органах военной контрразведки, где я начинал службу оперуполномоченным.

Кроме того, хочу отметить, что условия содержания в российских тюрьмах пыточные — это признано комиссией ЕС по правам человека. Из опыта своего заключения приведу только самые безобидные факты. 36 суток меня держали в одиночной камере, около года я, некурящий, сидел с курящими постоянно, несмотря на мои жалобы, так как я не мог нормально спать от табачного дыма. Кроме этого, люди там спят в 4 смены, так как не хватает нар: 6 часов заключенные спят, 6 часов стоят у нар, 6 часов стоят в проходе, где можно немного двигаться, а 6 часов сидят. В туалет стоит очередь, так как всего один туалет на 60–80 человек. Таким образом можно просидеть 5 и более лет.

07.06.05 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.