Я всем бабам в морду дал много раз – ДМБ. Цитаты, фразы афоризмы и другие наимудрейшие мудрости | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 20 августа 2015

Матерные стихи - Матерный Евгений Онегин - Матерный Роман в стихах

Пролог

Все мы порою что оно,
Пока бокал пенистый пьем,
Пока красавиц мы ебем,
Ебут самих нас в жопу годы -
Таков увы закон природы.

Рабы страстей, рабы порока,
Стремимся мы по воле рока,
Туда, где выпить иль ебнуть,
И по возможности все даром,
Стремимся сделать это с жаром,
И поскорее улизнуть.

Hо время между тем летит,
И ни хуя нам не простит,
То боль в спине, в груди отдышка,
То геморрой, то где-то шишка,
Начнем мы кашлять и дристать,
И пальцем в жопе ковырять,
И вспоминать былые годы,
Таков, увы, закон природы.
Потом свернется лыком хуй,
И, как над ним ты ни колдуй,
Он никогда уже не встанет,
Кивнет на миг и вновь завянет,
Как вянут первые цветы,
Морозом тронутой листвы,
Так всех, друзья, нас косят годы,
Таков, увы, закон природы.

глава первая

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Кобыле так с утра заправил,

Что дворник вытащить не мог.

Его пример другим наука:
Коль есть меж ног такая штука —
Не тычь её кобыле в зад,
Как дядя — сам не будешь рад.

С утра, как дядя Зорьке вправил —
И тут инфаркт его хватил.
Он состояние оставил:
Всего лишь четверть прокутил.

И сей пример другим наука:
Что жизнь? Не жизнь — сплошная мука,
Всю жизнь работаешь, копишь
И недоешь, и недоспишь,

Уж кажется, достиг всего ты,
Пора оставить все заботы,
Жить в удовольствие начать,
И прибалдеть, и приторчать…
Ан нет. Готовит снова рок
Последний жесткий свой урок.

Итак, пиздец приходит дяде.
Навек прощайте, водка, бляди…
И, в мысли мрачны погружён,
Лежит на смертном одре он.

А в этот столь печальный час,
В деревню вихрем к дяде мчась,
Ртом жадным к горлышку приник
Наследник всех его сберкниг,

Племянник. Звать его Евгений.
Он, не имея сбережений,
В какой-то должности служил
И милостями дяди жил.

Евгения почтенный папа
Каким-то важным чином был.
Хоть осторожно, в меру хапал,
И много тратить не любил,

Но всё же как-то раз увлекся,

Всплыло, что было и что — нет…
Как говорится, папа спёкся
И загремел на десять лет.

А, будучи в годах преклонных,
Не вынеся волнений оных,
В одну неделю захирел,
Пошел посрать — и околел.

Мамаша долго не страдала —
Такой уж женщины народ.
«Я не стара ещё,— сказала,—
Я жить хочу! Ебись всё в рот!»
И с тем дала от сына ходу.
Уж он один живет два года.

Евгений был практичен с детства.
Свое мизерное наследство
Не тратил он по пустякам.
Пятак слагая к пятакам,

Он был глубокий эконом —
То есть умел судить о том,
Зачем все пьют и там, и тут,
Хоть цены все у нас растут.

Любил он тулиться. И в этом
Не знал ни меры, ни числа.
Друзья к нему взывали — где там!
А член имел, как у осла.

Бывало, на балу, танцуя,
В смущенье должен был бежать:
Его трико давленье хуя
Не в силах было удержать.

И ладно, если б всё сходило
Без шума, драки, без беды,
А то ведь получал, мудило,
За баб не раз уже пизды.

Да только всё без проку было.
Лишь оклемается едва —
И ну пихать свой мотовило

Всем — будь то девка иль вдова.

Мы все ебёмся понемногу
И где-нибудь, и как-нибудь,
Так что поёбкой, слава богу,
У нас не запросто блеснуть.

Но поберечь невредно семя —
Хуй к нам одним концом прирос!
Тем паче, что и в наше время
Так на него повышен спрос.

Но ша. Я, кажется, зарвался.
Прощения у вас прошу
И к дяде, что один остался,
Вернуться с вами поспешу.

Ах, опоздали мы немного —
Старик уже в бозе почил.
Так мир ему! И слава богу,
Что завещанье настрочил.

Вот и наследник мчится лихо,
Как за блондинкою грузин…
Давайте же мы выйдем тихо,
Пускай останется один.

Ну, а пока у нас есть время,
Поговорим на злобу дня.
Так что я там пиздел про семя?
Забыл. Но это всё хуйня,

Не в этом зла и бед причина.
От баб страдаем мы, мужчины.
Что в бабах прок? Одна пизда,
Да и пизда не без вреда.

И так не только на Руси:
В любой стране о том спроси —
Где бабы, скажут, быть беде.
Cherchez la femme — ищи в пизде.

Где баба — ругань, пьянка, драка.
Но лишь её поставишь раком,
Концом её перекрестишь —

И всё забудешь, всё простишь,
Да только член прижмёшь к ноге —
И то уже tout le monde est gai.

А ежели ещё минет,
А ежели ещё… Но нет,
Черёд и этому придёт,
А нас теперь Евгений ждёт.

Но тут насмешливый читатель
Возможно, мне вопрос задаст:
«Ты с бабой сам лежал в кровати?
Иль, может быть, ты педераст?
Иль, может, в бабах не везло,
Коль говоришь, что в них всё зло?»

Его без гнева и без страха
Пошлю интеллигентно на хуй.
Коль он умён — меня поймет,
А коли глуп — так пусть идёт.

Я сам люблю, к чему скрывать,
С хорошей бабою — в кровать…
Но баба бабой остаётся,
Пускай как бог она ебётся!

глава вторая

Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок.
Он в первый день без рассуждений
В кусты крестьянку поволок,

И, преуспев там в деле скором,
Покойно вылез из куста,
Обвел своё именье взором,
Поссал и молвил: «Красота!»

Один среди своих владений,
Чтоб время с пользой проводить,
Решил в то время мой Евгений
Такой порядок учредить:

Велел он бабам всем собраться,

Пересчитал их лично сам,
Чтоб легче было разобраться,
Переписал их по часам…

Бывало, он ещё в постели
Спросонок чешет два яйца,
А под окном уж баба в теле
Ждёт с нетерпеньем у крыльца,

В обед — ещё, и в ужин тоже!
Да кто ж такое стерпит, боже!
А мой герой, хоть и ослаб,
Ебёт и днем и ночью баб.

В соседстве с ним и в ту же пору
Другой помещик проживал.
Но тот такого бабам дёру,
Как мой приятель, не давал.

Звался сосед Владимир Ленский.
Столичный был, не деревенский,
Красавец в полном цвете лет,
Но тоже свой имел привет.

Похуже баб, похуже водки,
Не дай вам бог такой находки,
Какую сей лихой орёл
В блатной Москве себе обрёл.

Он, избежав разврата света,
Затянут был в разврат иной.
Его душа была согрета
Наркотика струёй шальной.

Ширялся Вова понемногу,
Но парнем славным был, ей-богу,
И на природы тихий лон
Явился очень кстати он.

Ведь мой Онегин в эту пору
От ебли частой изнемог.
Лежал один, задёрнув шторы,
И уж смотреть на баб не мог.

Привычки с детства не имея
Без дел подолгу пребывать,

Нашел другую он затею
И начал крепко выпивать.

Что ж, выпить в меру — худа нету,
Но мой герой был пьян до света,
Из пистолета в туз лупил
И, как верблюд в пустыне, пил.

О, вина, вина! Вы давно ли
Служили идолом и мне?..
Я пил подряд — нектар, говно ли
И думал — истина в вине.

Её там не нашел покуда,
И сколько не пил — всё вотще.
Но пусть не прячется, паскуда!
Найду, коль есть она вообще.

Онегин с Ленским стали други…
В часы свирепой зимней вьюги
Подолгу у огня сидят,
Ликёры пьют, за жизнь пиздят.

Вот раз Онегин замечает,
Что Ленский как-то отвечает
На все вопросы невпопад,
И уж давно смотаться рад,
И пьёт уже едва-едва…
Послушаем-ка их слова:

«Куда, Владимир, ты уходишь?» —
«О да, Евгений, мне пора!» —
«Постой, с кем время ты проводишь?
Скажи, ужель нашлась дыра?» —

«Ты угадал. Но только… только…» —
«Ну, шаровые! Ну народ!
Как звать чувиху эту? Ольга?
Что? Не даёт? Как, не даёт?!

Ты, знать, неверно, братец, просишь.
Постой, ведь ты меня не бросишь
На целый вечер одного?
Не ссы! Добьёмся своего!

Скажи, там есть ещё дыра?
Родная Ольгина сестра?!
Сведи меня».— «Ты шутишь».— «Нету!
Ты будешь тулить ту, я — эту!
Так что ж, мне можно собираться?»
И вот друзья уж рядом мчатся.

Но в этот день мои друзья
Не получили ни хуя,
За исключеньем угощенья.
И, рано испросив прощенья,
Летят домой дорогой краткой.
Мы их послушаем украдкой:

«Ну, что у Лариных?» — «Хуйня.
Напрасно поднял ты меня.
Ебать там никого не стану,
Тебе ж советую Татьяну».—

«Татьяну? Что так?» — «Друг мой Вова,
Баб понимаешь ты хуёво!
Когда-то, в прежние года,
И я драл всех — была б пизда.

С годами гаснет жар в крови,
Теперь ебу лишь по любви».
Владимир сухо отвечал,
И после во весь путь молчал.

Домой приехал, принял дозу,
Ширнулся, сел и загрустил.
Одной рукой стихи строчил,
Другой — хуй яростно дрочил.

Меж тем двух ёбарей явленье
У Лариных произвело
На баб такое впечатленье,
Что у сестёр пизду свело.

глава третья

Итак, она звалась Татьяна…
Грудь, ноги, жопа — без изъяна,
И этих ног счастливый плен

Мужской ещё не ведал член.

А думаете, не хотела
Она попробовать конца?
Хотела так, что аж потела
И изменялася с лица.

И всё же, несмотря на это,
Благовоспитанна была,
Романы про любовь искала,
Читала их, во сне спускала
И целку строго берегла.

…Не спится Тане: враг не дремлет,
Любовный жар её объемлет.
«Ах, няня, няня, не могу я,
Открой окно, зажги свечу…» —
«Ты что, дитя?» — «Хочу я хуя,
Онегина скорей хочу!»

Татьяна утром рано встала,
Пизду об лавку почесала,
И села у окошка сечь,
Как Бобик Жучку будет влечь.

А Бобик Жучку шпарит раком!
Чего бояться им, собакам —
Лишь ветерок в листве шуршит!
А то, глядишь, и он спешит,

И думает в волненье Таня,
Как это Бобик не устанет
Работать в этих скоростях?
Так нам приходится в гостях
Или на лестничной площадке
Ебаться вовсе без оглядки.

Вот Бобик кончил, с Жучки слез
И вместе с ней умчался в лес.
Татьяна ж у окна одна
Осталась, горьких дум полна.

А что ж Онегин? С похмелюги
Рассолу выпил целый жбан —
Нет средства лучшего, о други!

И курит топтаный долбан.

О, долбаны, бычки, окурки!
Порой вы слаще сигарет!
Мы же не ценим вас, придурки,
Иль ценим вас, когда вас нет.

…Во рту говно, курить охота
А денег — только пятачок,
И вдруг в углу находит кто-то
Полураздавленный бычок.

И крики радости по праву
Из глоток страждущих слышны!
Я честь пою, пою вам славу,
Бычки, окурки, долбаны!

Ещё кувшин рассолу просит,
И тут письмо служанка вносит.
Он распечатал, прочитал —
Конец в штанах мгновенно встал

Себя недолго Женя мучил
Раздумьем тягостным. И вновь,
Так как покой ему наскучил,
Вином в нём заиграла кровь.

В мечтах Татьяну он представил,
И так, и сяк её поставил…
Решил: «Сегодня ввечеру
Сию Татьяну отдеру!»

День пролетел, как миг единый.
И вот Онегин уж идёт,
Как и условлено, в старинный
Тенистый парк. Татьяна ждёт.

Минуты две они молчали…
Подумал Женя: «Ну, держись!..»
Он молвил: «Вы ко мне писали».
И гаркнул вдруг: «А ну, ложись!»

Орех, могучий и суровый,
Стыдливо ветви отводил,
Когда Онегин член багровый

Из плена брюк освободил.

От ласк Онегина небрежных
Татьяна как в бреду была.
В шуршанье платьев белоснежных
И после стонов неизбежных
Свою невинность пролила.

Ну, а невинность — это, братцы,
Воистину — и смех, и грех.
Ведь, если глубже разобраться,
Надо разгрызть, чтоб съесть орех.

Но тут меня вы извините —
Изгрыз, поверьте, сколько мог.
Теперь увольте и простите —
Я целок больше не ломок.

Ну вот, пока мы здесь пиздели,
Онегин Таню отъебал,
И нам придётся вместе с ними
Скорее поспешить на бал.

О, бал давно уже в разгаре!
В гостиной жмутся пара к паре,
И хуй мужчин всё напряжён
На баб всех, кроме личных жён.

Да и примерные супруги
В отместку брачному кольцу,
Кружась с партнёром в бальном круге,
К чужому тянутся концу.

В соседней комнате — смотри-ка!
На скатерти зелёной — сика,
А за портьерою в углу
Ебут кого-то на полу.

Лакеи быстрые снуют,
В бильярдной — так уже блюют,
Там хлопают бутылок пробки…
Татьяна же после поёбки
Наверх тихонько поднялась,
Закрыла дверь и улеглась.

В сортир летит Евгений сходу.
Имел он за собою моду
Усталость ебли душем снять,
Что нам не вредно б перенять.

Затем к столу Евгений мчится,
И надобно ж беде случиться —
Владимир с Ольгой за столом,
И член, естественно, колом.

Он к ним идёт походкой чинной,
Целует руку ей легко.
«Здорово, Вова, друг старинный!
Je vous en prie, бокал „Клико“!»

Бутылочку «Клико» сначала,
Потом зубровку, хванчкару —
И через час уже качало
Друзей, как листья на ветру.

А за бутылкою «Особой»
Онегин, плюнув вверх икрой,
Назвал Владимира разъёбой,
А Ольгу — ссаною пиздой.

Владимир, поблевав немного,
Чего-то стал орать в пылу,
Но, бровь свою насупив строго,
Спросил Евгений: «По еблу?..»

Хозяину, что бегал рядом,
Сказал: «А ты поди поссы!»
Попал случайно в Ольгу взглядом
И снять решил с неё трусы.

Сбежались гости. Наш кутила,
Чтобы толпа не подходила,
Карманный вынул пистолет.
Толпы простыл мгновенно след.

А он — красив, могуч и смел
Её меж рюмок отымел.
Затем зеркал побил немножко,
Прожёг сигарою диван,
Из дома вышел, крикнул: «Прошка!»
И уж сквозь храп: «Домой, болван!»

глава четвертая

Meтельный вихрь во тьме кружится,
В усадьбе светится окно.
Владимир Ленский не ложится,
Хоть спать пора уже давно.

Он в голове полухмельной
Был занят мыслию одной
И под метельный ураган
Дуэльный чистил свой наган.

«Онегин — сука, блядь, зараза,
Разъёба, пидоp и говно!
Как солнце выйдет — драться сразу!
Дуэль до смерти! Решено!»

Залупой красной солнце встало.
Во рту с похмелья — стыд и срам…
Онегин встал, раскрыл ебало
И выпил водки двести грамм.

Звонит. Слуга к нему вбегает,
Рубашку, галстук предлагает,
На шею вяжет чёpный бант…
Двеpь настежь — входит секундант.

Не стану приводить слова.
Не дав ему пизды едва,
Сказал Онегин, что пpидёт,
У мельницы пусть, сука, ждёт!

Поляна белым снегом крыта.
Да, здесь всё будет шито-кpыто.
«Мой секундант,— сказал Евгений.—
Вот он — мой друг, monsieur Chartreuse».
И вот друзья без рассуждений
Становятся между беpёз.

«Миpиться? На хуй эти штуки!
Наганы взять прошу я в руки!»
Онегин молча скинул плед
И также поднял пистолет.

Он на врага глядит чрез мушку…
Владимир тоже поднял пушку,
И не куда-нибудь, а в глаз
Наводит дуло, пидаpас.

Евгения менжа хватила,
Мелькнула мысль: «Убьёт, мудило!
Ну подожди, дружок, дай срок!» —
И первым свой спустил курок.

Упал Владимир. Взгляд уж мутный,
Как будто полон сладких гpёз.
И, после паузы минутной,
«Пиздец!» — сказал monsieur Chartreuse.

глава пятая

Весна для нас, мужчины, мука.
Будь хром ты, крив или горбат,
Лишь снег сойдёт — и к солнцу штука,
А в яйцах звон!.. Не звон — набат!

Прекраснейшее время года,
Душа виолою поёт,
Преображает нас природа:
У стариков и то встаёт!..

Лист клейкий в пальцах разотрите,
Дела забросьте все свои,
Все окна — настежь! Посмотрите —
Ебутся лихо воробьи!

Вокруг неё — прыг-скок, по кругу,
Все перья дыбом, бравый вид!
Догонит милую подругу —
И раком, раком норовит!

Весной, как это всем известно,
Блудить желает каждый скот,
Но краше всех, скажу вам честно,
Ебётся в это время кот.

О, сколько страсти, сколько муки,
Могучей сколько простоты
Коты поют… И эти звуки
Своим подругам шлют коты…

И в схватке ярой рвут друг друга —
В любви сильнейший только прав!
Лишь для него стоит подруга,
Свой хвост с готовностью задрав.

И он придёт, окровавленный —
То право он добыл в бою!
Покровы прочь! Он под вселенной
Подругу выдерет свою.

Нам аллегории не внове,
Но всё ж скажу, при всём при том,
Пусть не на крыше и без крови,
Но не был кто из нас котом?
И, пусть с натяжкою немножко,
Но в каждой бабе есть и кошка.

Я пересказывать не стану
Вам всех подробностей. Скажу
Лишь только то, что я Татьяну
Одну в деревне нахожу.

А Ольга? Что ж, натуры женской
Не знал один, должно быть, Ленский:
Ведь не прошел ещё и год,
А Ольгу уж другой ебёт.

Уж Ольгиным другой стал мужем,
Но не о том, друзья, мы тужим,
Знать, так назначено судьбой.
Прощай же, Ольга, бог с тобой!..

Затягивает время раны.
Но не утихла боль Татьяны;
Хоть уж не целкою была,
А дать другому не могла.

Онегина давно уж нету —
Бродить пустился он по свету.
По слухам, где-то он в Крыму,
Теперь всё по хую ему!..

«Но замуж как-то нужно, всё же,
Не то — на что это похоже?
Ходил тут, девку отодрал,
Дружка убил да и удрал!» —

Твердила мать. И без ответа
Не оставались те слова.
И вот запряжена карета,
И впереди — Москва, Москва…

глава шестая

Дороги! Мать твою налево!..
Кошмарный сон, верста к версте…
Ах, Александр Сергеич, где вы?..
У нас дороги ещё те!..

«Лет чрез пятьсот дороги, верно,
У нас изменятся безмерно»,—
Так ведь писали, помню, вы?
Увы! Вы, видимо, правы!..

Писали вы: «…дороги плохи,
Мосты забытые гниют,
На станциях клопы да блохи
Заснуть минуты не дают…» —
И на обед дают говно…
Теперь не то уже давно.

Клопы уже не точат стены,
Есть где покушать и попить,
Но цены, Александр Сергеич, цены!..
Уж лучше блохи, блядью быть!..

Однако ж сей базар оставим,
И путь к Татьяне свой направим,
Затем, что ветер сладких грёз
Нас далеко уже занёс.

Я рад бы обойтись без мата,
Но дело, видно, хуевато:
Село глухое и — Москва…
У Тани кругом голова.

В деревне новый ёбарь — это
Затменье, буря, конец света.
Здесь ёбарей — как в суке блох:
Кишат, и каждый, бля, неплох!

Ей комплимент за комплиментом
Здесь дарят (мечутся не зря!)
И, ловко пользуясь моментом,
Ебут глазами втихаря.

Один глядит едва, украдкой,
Другой — в открытую, в упор,
Походкой мимо ходит краткой…
В углу давно и гул, и спор:

«Да я б влупил ей, господа!» —
«Нет, чересчур она худа!» —
«Так что же, я худых люблю
И этой, верно уж, влуплю».—

«Нет, эту вам не уломать!» —
«Так что ж, я лгу, ебёна мать?!» —
«Посмотрим!» — «Хули там, смотри!» —
«Так что же, господа, пари?

Вы принимаете, корнет?» —
«Я захочу, так и минет
Она возьмёт, чёрт побери!» —
«Так что, пари?» — «Держу пари!» —

«Вы искушаете судьбу!» —
«Через неделю я ебу!» —
«Минет, минет… А если нет?» —
«А если нет — всё отдаю
И целый месяц вас пою!» —

«Что ж, вызов принят! По рукам!»

Сергей Есенин - Сыпь гармоника: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Сыпь, гармоника! Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь?

В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.

К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая… я плачу…
Прости… Прости…

Анализ стихотворения «Сыпь, гармоника! Скука… Скука…» Есенина

Стихотворение «Сыпь, гармоника. Скука… Скука» входит в цикл Есенина «Стихи скандалиста». В конце жизни поэт стал завсегдатаем московских ночных заведений. В произведении он обращается к одной из девушек на одну ночь. За грубой нецензурной лексикой скрывается огромная душевная боль поэта.

С самого начала стихотворения Есенин заявляет о своей душевной тоске. Он пытается избавиться от скуки с помощью музыки и алкоголя. На ремесло собеседницы указывает обращение поэта – «паршивая сука». Автор не скрывает своего презрительного отношения к девушке. В дальнейшем он называет ее «выдрой», «стервой». Весь монолог поэта в целом мог быть произнесен только в заведении самого низкого пошиба и в состоянии алкогольного опьянения. Женщина никак не реагирует на грубость. Очевидно, что ей это не впервой.

Лирический герой напоминает женщине о ее непростой судьбе: «излюбили тебя, измызгали». При этом вместо жалости он готов лишь усилить ее унижение: «в морду хошь?». Герой далеко не в восторге от своего выбора, он сравнивает женщину с огородным пугалом. Он пытается побороть отвращение, заливая его вином. Осознавая, насколько низко он уже пал, хочет опуститься на самое дно. Даже в своей собеседнице он видит наличие каких-то мыслей, которые сейчас ему не нужны. Для простого удовлетворения половой потребности предпочел бы «сисястую», которая «глупей».

К концу стихотворения монолог лирического героя становится все более откровенным. Он признается девушке, что среди огромного количества женщин на его жизненном пути только с ней он говорит искренне («в первый раз»). Символическое значение имеет замечание «я с собой не покончу», которое вроде бы не имеет никакого отношения к теме разговора. Есенин проговаривается, он часто думает о самоубийстве в качестве выхода из жизненного кризиса.

В финале поэт все же испытывает раскаяние. На самом деле их судьбы схожи. Поэтому он трогательно обращается к женщине («дорогая») и в слезах просит прощения. Резкий контраст между всем содержанием и концовкой показывает, насколько Есенин потерял душевное равновесие и смысл в жизни.

ДМБ. Цитаты, фразы афоризмы и другие наимудрейшие мудрости | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 20 августа 2015

-Вот видите этих прекрасных парней во главе со старшим сержантом Лавровым? Им ноги мыть по сроку службы не положено, а чистоту они любят. Будете им портянки стирать с детским мылом. Дембеля микробов боятся.
-Передай этим прекрасным парням во главе со старшим сержантом Лавровым, что к стирке у нас интереса совсем нет, мы Родину пришли защищать.

Лоскутное одеяло недоделанного фильма?

Нет, наш российский  дзен-буддизм.

А кто у нас гуру? А гуру у нас великий Иван по фамилии Охлобыстин.

Самую малость фактиков.

Иван Охлобыстин родился в 1966 году, 22 июля, под Тулой, в доме отдыха «Поленова». Его отец был главврачом этого учреждения, а мама – студенткой инженерно-экономического вуза.

Среди своих сверстников Иван особенно не выделялся, рос совершенно обычным ребенком, правда, многие отмечали его острый ум и сообразительность. Иногда он ставил в тупик преподавателей глубоким знанием школьной программы или собственными мыслями о роли и значении партии в жизни нашей страны. Окончив среднюю школу, Иван без особого труда поступил во ВГИК на факультет режиссуры. Уже на экзаменах он смог произвести впечатление на членов приемной комиссии своим неординарным мышлением, а став студентом, снискать большую популярность как у преподавателей, так и у студентов.

В скором времени Иван был призван на службу в армию. Он попал в ракетные войска, воинская часть располагалась в городе Ростове-на-Дону. За два года молодой человек приобрел огромный жизненный опыт. Опыт, Карл, опыт!!!

Мы , конечно, не будем удивлены тому факту, что за два года службы рядовой Охлобыстин очень много времени провел на гауптвахте.

И, собственно, переходим к главному. Читаем и радуемся.

Сложный был год: налоги, катастрофы, проституция, бандитизм и недобор в армию. С последним мириться было нельзя, и за дело принялся знающий человек — наш военком. Он собрал всех тунеядцев, дураков и калек в районе, даже глухих определил в погранотряд «Альпийские тетерева». Столько лет уже прошло, а они ещё где-то чудят!

 — Есть такое слово: «Надо»!
 — А я тогда присягу принимать не буду!
 — Эх, дружок, молод ты… Не ты выбираешь присягу, а присяга выбирает тебя! Прапорщик, запишите эти простые, но в то же время великие слова.

 — Мам, я не хочу идти в солдаты… Я боюсь.
 — Ну, надо звать дядю Витю из Ерденева. Он зоотехник, он знает, как в армию не ходить.

Жизнь без армии — это всё равно, что любовь в резинке: движение есть, прогресса нет.

 — Толя, что же ты всю нашу работу пожёг?
 — Я не нарочно. Эксперимент это был. На предмет рационализаторского предложения.
 — А нельзя было хотя бы бухгалтерию со столовой оставить?
 — А чё это?
 — Сегодня получка должна была быть.
 — Я не подумал.
 — Не подумал! Теперь думай, как с первым поездом в войска укатить — а то засадють в клетку, как жирафу.

В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.

Зинаида — к маме, с чемоданами! А вы, молодой человек, наденьте брюки — и ко мне с зачёткой. Потом в армию. Годы у вас подходящие.

Есть разные люди: одни Родину от врага защищают, другие жен своих педагогов за сиськи по институтам таскают. И те, и другие могут быть солдатами, только первые уже солдаты, а вторые — ещё нет.

Понимаешь, Ч:)рашка-У-Которого-Нет-Друзей, я галоперидолу скушал, а меня в армию тянет всё больше и больше. Что же мне делать, Ч:)рашка-У-Которого-Нет-Друзей?

Природа не храм, и уж тем более не мастерская. Природа — тир, и огонь в нём надо вести на поражение.

 — У нас убеждения.
 — Какие такие убеждения?
 — Мы веруем в Господа нашего, Говинду, а он нам в людей стрелять не велит.
 — Всё, вы нам подходите. И говинда ваша ничего. Жидковата, но ничего. И стричь вас опять же не надо. И люди вы, видно, выносливые: 4 часа «Харе Кришну»орать — это не каждый сдюжит… Пойдёте в химвойска.

 — Что, гражданин, не спится?
 — Не искушай, орёл, без нужды. Мы хотим с Ч:)рашкой-Который-Ищет-Друзей служить в артиллерии!
 — Нет препятствий патриотам!

Нет, военный — это не профессия. Это половая ориентация…

Да, жизнь — это колода карт. Мне было душно от мира. Мир ко мне симпатий тоже не испытывал. Надо было сделать выбор. В монастырях не давали курить, в тюрьмах — пить, оставалась армия. Армия — прекрасная страна свободы… и от мира, и от себя.

 — Надо ему указательный палец отнимать. Без указательного пальца в солдаты не берут, потому как стрелять нечем. Предлагаю циркулярку. Но если на дому, то и кусачками можно.
 — Как же я без указательного пальца, дядь Вить, жениться-то буду?
 — Чё ты с женой указательным пальцем делать будешь?
 — Ну, я точно не знаю, я человек ещё молодой…

Сынок, будь мужчиной, как твой пропавший без вести отец.

 — Что, солдат, ссышься?!
 — Так точно, ссусь!
 — Ну это, солдат, не беда! Такая сегодня экологическая обстановка. Все ссутся… Я ссусь… И даже главком пысается, бывает, — но по ситуации! Что ж нам из-за этого, последний долг Родине не отдавать? Твой позорный недуг мы в подвиг определим: пошлём в десантники. Там ты ещё и сраться начнёшь.

Чао, Буратины! Можете даже писать мне письма «до востребования». Меня зовут С:)стьян Перейра, торговец чёрным деревом! Шутка.

В отличие от всех остальных в армию я пошёл по духовным соображениям.

 — Мужики, а где тут берут в «морские котики», в стройбат у меня нет никакого настроения. С детства не выношу бесплатного физического труда.
 — А ты чё, «косить» не будешь?
 — Смешные вы люди! Зачем же я тогда сюда приехал?! «Косить» дома надо… Хотя, это на любителя… Я вам советую: бутылку разбейте, и стекла нажритесь. Верное дело. А я лично еду в армию на халяву здоровья и знаний набираться.
 — Э-ка тебя тыркнуло! Ну на, выпей, может отпустит.

Дежурный придёт, там разберёмся.

Шмалите, друзья. Скоко хотите. У Ч:)рашки-Который-Ищет-Друзей парники.

Нет, Марина, к Баринову на день рождения не ходи. И к Толяну не ходи. А к тёте Вере ходи.

У меня сеструха рожает от завцеха.

 — Внучки, пуля — дура, штык — молодец!
 — Не рви, дед, глотку, угости лучше.
 — А как же! Только здесь бабка не достанет, не унизит гвардейца.

Молчать! У меня ваш маршал под Кёнигсбергом сортиры чистил, пока я тараном эсминец брал за чекушку! 8 машин положил, а на мне — ни царапины.

Даёшь Беломорканал! За родину! За победу! Хл:)й, унучки, ханку!

Лютый дед! Таким дедам надо памятники чугунные на вокзалах ставить, а не руки ремнями вязать и никак уж не в вытрезвитель сдавать.

За деда, чудо-богатыря.

Взятку предлагал… Но не дал.

 — Какой хитрый человек!
 — Чё спрашивал-то?
 — Я не понял…

 — А-ааа, плохие у вас дела, товарищ призывник.
 — А у кого они сейчас хорошие?
 — У вас дела не просто плохие, а ещё хуже.
 — Чем раньше?
 — Гораздо.
 — Кошмар!
 — Кошмар.
 — Что будем делать, товарищ контрразведчик?

 — Будем помогать соответствующим органам выявлять неблагонадёжных элементов в армии.
 — Я как раз одного такого знаю.
 — Побожись!

 — Чтоб мне пусто было! … 

У дежурного офицера газы.
 — Поподробнее: какие газы, маркировка, производные?
 — Газы сугубо удушливые. Производные: копчёная колбаса, сыр «Волна», лимонад «Колокольчик». Срок годности истёк! Как из туалета выйдет — полчаса зайти невозможно: глаза режет!

 — Да, о чём разговор?! Пошлите меня куда-нибудь в горячую точку. Снайпером. Я очень усидчивый.
 — Что-то такое мы вам и прописали. А заодно и вашему другу.

У меня после этих слов упало…

Максуд, как я восхищаюсь твоим умом и мужеством! К тебе доллары так и липнут.

…В который моментально включились все оставшиеся у меня на руках средства сирот Алиевых.

 — Ты не гони на мой желудок. Я в детстве подшипник переварил.
 — Он еще и идиот…

 — Нам так и не удалось выяснить, как тормоза зовут!
 — Напишите в приписном: «Федя». У него морда толстая, ему пойдёт.

 

Тебя как, Федя, зовут?
 — Зовут меня Анатолий Васильевич Пестемеев. Я слесарь-инструментальщик четвертого разряда.
 — А чё ты им-то имя не назвал?
 — А чё баловать!? Сами документы потеряли. Пусть ищут.

Товарищи призывники! Надо понимать всю глубину наших глубин.

 

— Военный, а нам оружие дадут?
 — Триста тридцать пять…

Знаю я там по дороге одно место с офигенными циркулями!..

 — Что будем кушать, мальчики?
 — Я — много. Оливье и майонеза побольше. У нас в столовке хороший оливье давали много. Однажды я даже в обморок упал, накушался. Меня мастер домой нёс.

— Мадемуазель, Вы прекрасны!
— Как Эдита Пьеха?
— Определенно! Можно я вас мягко потрогаю за талию?
— Но талия гораздо выше.
— Разве это сможет стать препятствием для наших чувств?
— Это не может, но вот тот мужчина в галстуке за третьим столиком — может.
— Почему?
— Потому что это мой муж, Григорий Саввич Топоров — серебряный призёр чемпионата Европы по метанию молота. А вас как зовут?
— Зовите меня просто: Элвис Пресли, поэт-песенник.
 

Я, конечно, не против, если вы этого гидроцефала спеленаете…

— Армии солдаты нужны. В армии без солдат абсурд и коррупция. Щас урегулируем.

С присущей всем армейцам смекалкой майор налил два стакана водки. Один он заставил выпить прапора, а другой стакан офицер употребил сам. Прапор выпил… и опал, как озимые.

 — Мальчики, не желаете продажной любви?
 — Я тебе сейчас лицо обглодаю.

 — Хочу пи-пи…
 — Ёлки-палки, военный! Тебя в спешке делали. Вся твоя жизнь — реклама безопасного секса.

 — Командиры в кустах не слабятся!
 — Давайте его на вокзал отведём. Чё ему страдать? Пусть поссыкает…
Он вошёл в кабинку и заперся там навсегда.
 — Выходи, а?.. Может, ему плохо?
 — Хорошо ему!

 — Будешь ты, Федя, Бомбой…
 — Почему Бомбой?
 — Потому что вспыльчивый… Ты, Владик, будешь Штык — потому что стройный… А я буду Пуля — потому что в цель!

— Если в «горячую точку» пошлют — наградят звездой, квартира без очереди, и, конечно, везде без очереди.
— А если ногу оторвёт — то в собесе деревянную дадут, попугая-матершинника и чёрную метку.
 

— Жениться кого-то везут. С цыганами и корд:)етом.
— Обожаю корд:)ет…
— А про этого «кого-то» в газете «Гудок» писали. Что он наркотиками торгует через ларьки «Союзпечати».
— Красиво жить не запретишь…
 

-Наш священный долг — защищать Родину и соблюдать правила личной гигиены! Иначе всё у нас пойдёт через жопу. Поэтому для более эффективного следования в часть мы должны сесть в автобус… и проследовать в часть.

-Пьяница-мать — горе в семье.

 — А вы помните, что вчера товарища генерала за погон укусили?
 — Не согласен. Что погулять мог — да. Цыгане, тем более. Мы должны иметь некоторый гражданский отдых. Но чтобы генерала, да еще за такое место — нет! Отставить! У нас субординация и выслуга лет! За мной!

-Это не овощная база, товарищ призывник. Это то место, где вы интересно и чрезвычайно увлекательно проведете ближайшие два года.

-Без свадьбы только мухи женятся.

 — Это вам не это!
 — Понятно!

 — Тому, кто это придумал, надо в голову гвоздь забить!
 — Я его презираю…

 — Пришивайте подворотничок к воротничку.
 — А мы не умеем.
 — Никто не умеет… Дело не в умении, не в желании, и вообще ни в чём. Дело в самом пришивании подворотничка.

-Армия — не просто доброе слово, а очень быстрое дело. Так мы выигрывали все войны. Пока противник рисует карты наступления, мы меняем ландшафты, причём вручную. Когда приходит время атаки, противник теряется на незнакомой местности и приходит в полную небоеготовность. В этом смысл, в этом наша стратегия.

 — Ещё немного, и я сойду с ума!
 — Я уже сошёл, у меня глаз дёргается!
 — А я себе палец пришил!

-После бани прапор в качестве первичного ознакомления с местом несения службы показал нам установку запуска меж­конти­нен­таль­ной ракеты.
— Это, бойцы, секретный объект.
И Бомба тут же наступил в собачью какашку.

 — Отсюда, ребятки, наша Родина диктует свою непреклонную волю остальному мировому сообществу.
 — Может, бахнем?
 — Обязательно бахнем! И не раз! Весь мир в труху!… Но потом.

 — Как там, на гражданке? Бабы есть?
 — Практически нет, сами удивляемся.

 — Скажите, военный, а где у вас здесь буфет?

 — Вопросов нет. Дайте меню.
 — Я сам меню. Булка с маком, баба с ромом, эклеры, сигареты «Прима», вода «Колокольчик».
 — А кофе?
 — Кофе только офицерам. От кофе нервы. Приказ генерала.

-Порву, как тузик грелку.

-Прикольно… Могло быть и хуже.

 — Ну чё, ду́хи поганые?! Будем служить, как положено, или будем глазки строить?
 — Будем!

-Дух рано или поздно становится дембелем, а перед дембелем лежат все мечты! Потому что любят его очень — и здесь, и там. В пожарные берут, и в милицию. Там курорты от профсоюза, бесплатный проезд на автобусе. Девки с дойками так и плачут по дембелю… Потому что дембеля больше в армию не берут.

 — Джигит, иди сюда!
 — Чего?
 — Ты маму любишь?
 — Маму люблю. И тетю Таню люблю. И Олю Крымову люблю, она у нас на заводе в ОТК работает.
 — А деньги любишь?
 — Очень.

 — Тётя, а «Наука и жизнь» есть?
 — Наука есть, а жизни нет. У меня мужик прошлой зимой застудился на рыбалке. Теперь так — не супруг, а сувенир. Только усы стоят. Если бы не вы, солдатики, хоть плачь. Пойдем, щекастик, ко мне в подсобное помещение, я тебе барбарысок насыплю.
 — Нет, вы уж лучше дайте «Технику — молодёжи».

 — Гера, ты здесь?
 — Я здесь, я там, я всегда…
 — Кто ж так с каптёром разговаривает? Смотри, как надо: чужое, халява, взять, взять!

 — Что будем пить, девочки?

-Для хороших людей армия — родная мать, а для плохих — тёща.

-Тут Улугбек сделал трагический промах: вытащил деньги наружу, от чего потерял сознание и передние зубы.

 — Слышь, а у тя много долгов на гражданке?
 — Где-то на пароход…
 — И чё, типа, они все сюда приедут?
 — К гадалке не ходи.
 — Ты, дух, правильный военный…
 — Мы с тобой в портянках от Версаче домой уедем…

-Тут в лазарет заходила медсестра. Я её потрогал и лишился покоя. Такая сладенькая: ушки красненькие, носик в угрях, жопа толстая и шершавая, как ананас…Валькирия!

 — А кормят здесь как?
 — Сухари и вода.
 — Вот те на! Товарищ демебль, а когда нам кушать дадут?
 — Никогда, товарищ дух — это армия…

-Есть ещё волшебная русская традиция оставлять на могилах усопших разного рода свежие продукты и напитки.

 

— Мне всегда задают три вопроса: почему я в армии, сколько мне лет и отчего у меня волосы на груди окрасились. Начну с последнего: волосы у меня на груди окрасились, потому что я пролил на них ракетный окислитель. Лет мне двадцать девять, скоро юбилей. А в армии я потому, что меня жена с тёщей хотели в сумасшедший дом отдать — за убеждения.

-… Видишь суслика?
 — Нет.
 — И я не вижу. А он есть!

 — Здесь такие замечательные склепы. Прошлый век, чугунное литье.
 — Обожаю склепы. Обожаю чугунное литье.

Какой Вы ненасытный, гардемарин.

Надышаться можно только ветром…

-Я — чёрный дембель, твою мать!

-Такая вот армейская драма — Шекспир и племянники. Тут хоть вывернись, а всё идет по накатанному сюжету: и жизнь, и слёзы, и любовь. Не ко сну сказано.

-В воздухе носился страшный дух праздника.

-Мать моя женщина! Кого же батя тиранить будет?

 

— Беркут! К тебе можно в бане спиной поворачиваться! Повторим?
 — Говно вопрос!

 — Авиационный, без осадка…
 — Ракетный. Лучшее — детям!
 — Американским!

 — Как с йети быть?
 — Йети? Надо чаще мыть.
 — Да нет, я про снежного человека.
 — А-а! А это надо с контр-адмиралом посоветоваться, он Атлантиду видел.

 — Талалаев! Ты здесь прекращай всякие испытания… Свинёнок твой мутантом оказался. Глаз мне подбил и кортик отобрал!
 — Учтём!

-Солдаты! Вы знаете, что я вам могу сказать, и я знаю, что вы мне можете ответить. Короче, служите!

-Генерал раздал всем автоматы. А кому не хватило — сапёрные лопатки.

-Что наша жизнь? Игра! А самая азартная игра начинается тогда, когда на кону, как минимум, твоё здоровье, но ещё прикольней — если жизнь. Можно давать в прикуп.

-Вот взять меня — кем я был? А кем я стал? Мягко говоря, всем! А почему? Да потому что я — русский солдат! А русский солдат никогда не сдаётся. Один хрен ему терять нечего. Это и есть наша главная военная тайна.

 

Частушки с матами, матерные частушки

Много разных смешных частушек для вашего настроения и улыбок!

Милый баню истопил
И завёл в предбанник,
Повалил меня на лавку
И набил ебальник.
************************
Пароход упёрся в берег
Капитан кричит :’’Вперёд!’’
Как такому разъeбаю
Доверяют пароход?!
**************************
Как на улице Донской
Меня стукнули доской,
Что за мать твою ети,
Нельзя по улице пройти!
****************************
Запевай, моя родная,
Мне не запевается,
Наебнулся я с платформы ,
Рот не закрывается!
****************************
Я жениться захотел,
На экватор полетел,
Девок на экваторе
До ебеной матери!
***************************
Поломалася машина,
Не работает мотор,
Из кабиры вылезает
В жопу ёбанный шофёр!
****************************
Переёб я всю деревню,
Повели меня на суд.
Впереди гармонь играет,
Сзади выблядков несут!
***************************
Мы с приятелем вдвоём
Работаем на дизеле.
Он – мудак, и я – мудак,
У нас дизель спиздили!
***************************
Мы с приятелем на пару
Зарубили муравья,
Две недели мясо ели
И осталось до хуя!
**************************
Я не знаю как у вас,
А у нас в Японии
Три врача пизду смотрели
Ни хуя не поняли!
******************************
А у нас в квартире газ – это раз,
Кошки писают на дрова – это два,
Ну, а в третьих, наша мама
С нашим папой не живёт,
Потому что наша мама
Всем и каждому даёт!
**************************************
Как в Зареченском совхозе,
Девок драли на навозе,
Их ебут, они кричат,
Брызги в стороны летят!
********************************
На востоке я была,
Бочки трафаретила.
Кто-то сзади засадил,
Я и не заметила!
*****************************
Ехал я ухабами
Да не один, а с бабами.
Вдруг споткнулся об ухаб
Пропорол одну из баб.
******************************
Черёмуха цветёт,
Черёмуха пахнет,
Скоро милый мой придёт,
Через жопу трахнет!
****************************
Я бывало всем давала
По четыре разика.
А теперь моя давалка
Стала шире тазика!
***************************
Я дала интеллигенту
Прямо на завалинке.
Девки, пенис – это хуй,
Только очень маленький!
********************************
Выньте, Яша хер из зада,
Я вам не Шахерезада!
******************************
Гармонист, гармонист,
Шишка фиолетова.
Тебе девки не дают
Только из-за этого.

О женщинах. Игорь Губерман. | 333 Афоризма

Подборка гариков И. М. Губермана о женщинах, дамах, девушках,    бабах ну и как еще можно назвать представительниц прекрасного пола 



♥  Какие дамы нам не раз
шептали: «Дорогой!
Конечно, да! Но не сейчас,
не здесь и не с тобой!»

♥ Добро со злом природой смешаны,
как тьма ночей со светом дней;
чем больше ангельского в женщине,
тем гуще дьявольского в ней.

♥ Кто ищет истину, держись
у парадокса на краю;
вот женщины: дают нам жизнь,
а после жить нам не дают.

♥ Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы прямо от природы.

♥ Послабленье народу вредит,
ухудшаются нравы столичные,
одеваются девки в кредит,
раздеваются за наличные.

♥  Ключ к женщине — восторг и фимиам,
ей больше ничего от нас не надо,
и стоит нам упасть к ее ногам,
как женщина, вздохнув, ложится рядом.

♥ Бабы одеваются сейчас,
помня, что слыхали от  подружек:
цель наряда женщины — показ,
что и без него она не хуже.

♥ Блестя глазами сокровенно,
стыдясь вульгарности подруг,
девица ждет любви смиренно,
как муху робко ждет паук.

♥ Процесс эмансипации не сложен
и мною наблюдался много раз:
везде, где быть мужчиной мы не можем,
подруги ускользают из-под нас.

♥ Завел семью. Родились дети.
Скитаюсь в поисках монет.
Без женщин жить нельзя на свете,
а с ними — вовсе жизни нет.

♥ Был холост – снились одалиски,
Вакханки, шлюхи, гейши, киски;
Теперь со мной живет жена,
А ночью снится тишина.

♥ Он даму держал на коленях
и тяжко дышалось ему,
есть женщины в русских селеньях -
не по плечу одному.

♥ Отменной верности супруг,
Усердный брачных уз невольник-
Такой семейный чертит круг,
Что бабе снится треугольник.

♥ С неуклонностью упрямой
все на свете своевременно;
чем невинней дружба с дамой,
тем быстрей она беременна.

Все переменилось бы кругом,
если бы везде вокруг и рядом
женщины раскинули умом,
как сейчас раскидывают задом.

Толстухи, щепки и хромые,
страшилы, шлюхи и красавицы
как параллельные прямые
в мое душе пересекаются.

Когда к нам дама на кровать
сама сигает в чем придется,
нам не дано предугадать,
во что нам это обойдется.

Являют умственную прыть,
пускай мужчины-балагуры,
а даме ум полезней скрыть —
он отвлекает от фигуры.

Есть дамы: каменны, как мрамор,
и холодны, как зеркала,
но чуть смягчившись, эти дамы
в дальнейшем липнут, как смола.

Всегда мне было интересно,
Как поразительно греховно:
Духовность женщины – телесна,
А тело – дьявольски духовно.


Чтобы не дать угаснуть роду,
Нам богом послана жена,
А в баб чужих по ложке меду
Вливает хитрый сатана.

Носишь радостную морду
И не знаешь, что позор –
При таких широких бедрах –
Такой узкий кругозор.

Наступила в душе моей фаза
упрощения жизненной драмы:
я у дамы боюсь не отказа,
а боюсь я согласия дамы.

В душе моей не тускло и не пусто,
и даму если вижу в неглиже,
я чувствую в себе живое чувство,
но это чувство юмора уже.

В тихой смиреннице каждой,
в робкой застенчивой лапушке
могут проснуться однажды
бл...кие гены прабабушки.

Когда врагов утешат слухом,
Что я закопан в тесном склепе,
То кто поверит ста старухам,
Что я бывал великолепен?

Душой и телом охладев,
Я погасил мою жаровню:
Еще смотрю на нежных дев,
а для чего — уже не помню.

Игорь Губерман гарики. Любимые ) >>

Когда в семейных шумных сварах
Жена бывает неправа,
Об этом позже в мемуарах
Скорбит прозревшая вдова.

Хвалите, бабы, мужиков:
мужик за похвалу
достанет месяц с облаков
и пыль сметет в углу.

Без удержу нас тянет на огонь,
А там уже, в тюрьме или в больнице,
С любовью снится женская ладонь,
Молившая тебя остановиться.

Красоток я любил не очень,
и не по скудости деньжат:
красоток даже среди ночи
волнует, как они лежат.

Готов я без утайки и кокетства
признаться даже Страшному Суду,
что баб любил с мальчишества до детства,в которое по старости впаду.

Забрать себе!

30 цитат несравненной Фаины Раневской

30 цитат несравненной Фаины Раневской 30 цитат несравненной Фаины Раневской

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

AdMe.ru решил вспомнить остроумные высказывания великой актрисы, которые в свое время заставляли надолго умолкать собеседников.

Цитаты

  • Всю свою жизнь я проплавала в унитазе стилем баттерфляй.
  • Нас приучили к одноклеточным словам, куцым мыслям, играй после этого Островского!
  • Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь.
  • Под самым красивым хвостом павлина скрывается самая обычная куриная жопа. Так что меньше пафоса, господа.
  • Я как яйца: участвую, но не вхожу.
  • Почему все дуры такие женщины?
  • Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.
  • Жизнь — это затяжной прыжок из п*зды в могилу.
  • Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.
  • Для актрисы не существует никаких нeyдoбcтв, если это нyжно для рoли.
  • Когда я начинаю писать мемуары, дальше фразы: «Я родилась в семье бедного нефтепромышленника...», — у меня ничего не получается.
  • Чтобы получить признание — надо, даже необходимо, умереть.
  • Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм — это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду.
  • Красивые люди тоже срут.
  • Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно.
  • Все приятное в этом мире либо вредно, либо аморально, либо ведет к ожирению.
  • Я вас ненавижу. Куда бы я ни пришла, все оглядываются и говорят: «Смотри, это Муля, не нервируй меня, идёт».
  • Каждый волен распоряжаться своей жопой, как ему хочется. Поэтому я свою поднимаю и у**ываю.
  • Получаю письма: «Помогите стать актером». Отвечаю: «Бог поможет!».
  • Женщины, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?
  • Пи-пи в трамвае — все, что он сделал в искусстве.
  • Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.
  • Четвертый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать,что сегодня актеры играли как никогда.
  • Лучше быть хорошим человеком, «ругающимся матом», чем тихой, воспитанной тварью.

Истории об актрисе

Как-то Раневская стояла в своей грим-уборной совершенно голая. И курила. Вдруг к ней без стука вошел директор, распорядитель театра имени Моссовета Валентин Школьников. И ошарашенно замер. Фаина Георгиевна спокойно спросила: «Вас не шокирует, что я курю?».


Объясняя кому-то, почему презерватив белого цвета, Раневская говорила: «Потому что белый цвет полнит».


Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности брюнетки или блондинки?» Не задумываясь она ответила: «Седые!».


Однажды в театре молодая капризная актриса заявила: «Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим». «Всё будет настоящим», — успокаивает ее Раневская, — «Всё: и жемчуг в первом действии, и яд — в последнем».

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *