Абьюзеры кто такие: «Что на самом деле значит слово «абьюз»?» – Яндекс.Кью

Содержание

Как распознать мужчину-абьюзера — Нож

Поведение мужчин-абьюзеров может быть абсолютно разным: кто-то чересчур нежен, щедр и заботлив; кто-то жесток по отношению к животным, зато добр к детям; кто- то всегда раздражителен и неуступчив.

Я не эксперт и не психолог, однако за время работы над историями сумела выявить схожие линии поведения.

Представляю их здесь, чтобы женщина смогла распознать проявления абьюза и возможного насилия с самого начала отношений.

Бессердечный тихоня

Главные его инструменты, способные свести с ума партнершу, — это безупречность и спокойствие. Он всегда спокоен и не позволяет себе даже повышать голос, но под маской такого, казалось бы, дружелюбного человека скрывается манипулятор.

История Марии

Мария никогда не ругалась с Максимом по мелочам: когда говорила, что ей, например, не хочется сейчас на пробежку, он целовал ее в лоб и заботливо спрашивал что-нибудь типа «Хочется нарастить симпатичный пузан?». Тогда она вставала с дивана и отправлялась на пробежку в парк.

Впервые задумалась о том, что что-то не так, когда Максим завел разговор о беременности. У Марии уже было двое детей, еще одного она не хотела, о чем предупреждала его сразу. Максим ответил:

— Потом поговорим.

— Нет, — парировала Мария, — это не тот вопрос, который нужно откладывать на потом. Важно обсудить все сейчас. Я не хочу иметь больше детей — вообще никогда.

— Потом поговорим. Со временем все решится. Я хочу, чтобы ты хотела.

— Но я не хочу!

— Не воспринимай все так эмоционально. Почему ты кричишь?

— Потому что нам нужно поговорить.

— Зачем говорить о том, чего нет.

— Но этого и не будет!

— Ты кричишь. С тобой невозможно разговаривать.

И так каждый раз.

Они никогда не приходили к согласию — Максим либо уходил от обсуждения, либо переводил разговор на другую тему. Мария плакала, чувствуя себя обиженной и ненужной.

Однажды он прислал ей фотографию с рабочего мероприятия, на которой она стояла рядом с другим мужчиной и улыбалась. Еще Максим написал: «Свяжусь с тобой через пять дней, — а потом уточнил: — Сам».

Марии было плохо: она чувствовала себя виноватой в том, что испортила прекрасные отношения с прекрасным человеком, обещала себе, что больше никогда не будет стоять рядом с коллегой и улыбаться.

Прошло пять дней, Максим объявился, и Мария с радостью его приняла:

— Я думала, ты не простишь меня и мы расстанемся из-за такой ерунды.

— С чего ты взяла, что мы расстанемся?

— А разве нет?

— Я даже не собирался.

И это показалось Марии самым странным за весь период отношений: возникло ощущение, что единственное, чего хотел Максим, — поставить девушку на место и наказать ее, как маленького ребенка, за невинный проступок.

Через две недели они расстались. На протяжении трех месяцев Максим писал девушке, как сильно он ее ненавидит.

Висхолдинг — один из видов психологического (эмоционального) насилия. Это увод разговора в сторону от темы, волнующей собеседника. Проблема может забалтываться, от нее отшучиваются, важные вопросы остаются без ответа.

В подобных отношениях один партнер не слушает другого, не учитывает мнение того в совместной жизни. При этом агрессор уверен в том, что не делает ничего плохого.

Чаще всего от него можно услышать фразы наподобие «О чем ты вообще?», он уводит разговор в сторону, отвлекается на посторонние вещи, например на просмотр телевизора, сводит все к шуткам, насмешкам или вообще отказывается продолжить беседу.

В основе отношений с таким абьюзером — абсолютная невозможность выражать эмоции. Жертва вынуждена контролировать мысли, чувства и поступки, подавлять гнев, что приводит к нарастанию чувства тревоги и паники.

Ранимый парень

История Инны

Однажды утром Инна проснулась, увидела на столе очередной букет белых роз — третий за последние десять дней — и улыбнулась. Ей повезло: мужчина, с которым она общалась вот уже два месяца, был очень заботлив и внимателен.

Он никогда не позволял ей самостоятельно оплачивать любимые коктейли, делал неожиданные и порой очень дорогие подарки, старался выполнить каждое из ее желаний, даже если они от него не зависели.

Инна чувствовала какой-то подвох, но подруги повторяли:

— Хватит хвастаться своим мужчиной!

Жаловаться действительно было не на что: образованный, умный и искренний, он вместе с ней рассуждал о гендерных стереотипах, обществе, стране, своих прошлых проблемах и страхах.

Все началось, когда он предложил провести вместе отпуск. Инна мечтала съездить в Париж, причем одна — она не ходила в отпуск три года и хотела познакомиться с Францией именно так, как считала нужным. Казалось, что отказывать грубо, но и менять планы Инне не хотелось.

— Можно, — сказала она, — провести вместе уик-энд где-нибудь еще, кроме Парижа. У меня остается еще неделя отпуска.

— Почему ты не хочешь, чтобы я поехал с тобой в Париж? У тебя там что, запланированы свидания?

Читайте также

Тест: сможете ли вы распознать абьюз в отношениях?

Бездействие — тоже насилие. Что такое неглект и как он разрушает наши отношения

До этого Егор никогда не демонстрировал ревность, поэтому Инна сразу почувствовала себя виноватой за то, что обидела человека, и даже задумалась над изменением планов относительно поездки в Париж.

— Нет у меня никаких свиданий в Париже. Просто я всегда о нем мечтала.

— Не понимаю, как я могу помешать твоим мечтам. Я же не прошу тебя отменить поездку.

Инна тоже уже ничего не понимала, поэтому неохотно произнесла:

— Поехали. — И на лице Егора снова засияла улыбка.

Он был счастлив, она нет, и почему, не понимала.

У Инны — она занимала руководящую должность в крупном банке — были ребенок от первого брака и мама, которая в последнее время часто болела.

В расписанном по минутам графике она старалась найти время для общения с Егором. Они виделись дважды в неделю: в один день завтракали или ужинали вместе, в другой — проводили вместе ночь. После Парижа Егора перестал устраивать такой распорядок.

Однажды утром Инна почувствовала что-то неладное: мужчина начал грубить в переписке, на любой вопрос отвечал односложно.

— Наверное, мне просто кажется, — подумала Инна, но в течение дня все стало только хуже.

— Что происходит? — спросила она.

— Просто мне тебя не хватает. Вот и все. Я не могу ничего с этим поделать.

— Хорошо, я постараюсь что-нибудь придумать, — ответила Инна.

В тот же вечер они встретились за ужином, выпили вина, и Егор снова начал улыбаться.

— Я люблю тебя, — сказал он.

— Я тоже тебя люблю, — ответила Инна, не представляя, что теперь ей каждый день придется доказывать свою любовь.

Многие истории так и начинаются: ранимый парень однажды превращается в настоящего нытика, который ежеминутно и ежедневно изводит женщину, обвиняя, что его настроение и счастье зависят только от нее.

Отношения обычно развиваются по следующему сценарию.

Ранимый парень ожидает, что женщина всегда будет следить за его эмоциональным состоянием, упирает на то, что она ранит его чувства, уделяет ему недостаточно внимания, хотя о других печется в достаточном объеме. Ждет, пока женщина не признает вину, а до того проявляет грубость и жестокость, припоминает все прошлые грехи и ошибки.

Так, по свидетельству другой героини, вся информация, которой она когда-то поделилась с мужчиной, вдруг обернулась против нее: «Он стал говорить: „Вот ты рассказывала, что для тебя допустим секс на первом свидании, а меня ты держала на расстоянии две недели, я никогда не нравился тебе действительно сильно“. Это выводило меня из себя».

Подобный мужчина действительно не бьет кулаком о стену, не проявляет физической агрессии к своей женщине — он смотрит на нее влюбленными глазами, осыпает подарками и вниманием, но пытает, провоцируя и развивая чувство вины.

Инна вспоминает, что Егор расспрашивал ее, как часто она занималась сексом с мужем, ведь «У тебя тогда тоже не было много времени — или ему ты уделяла больше времени, чем мне?». И каждый раз Инна была удручена, чувство вины все возрастало.

После примирения Егор быстро все забывал — как будто и не было ничего, а женщина еще надолго находилась в подавленном состоянии и несколько дней тратила на то, чтобы получить прощение, поскольку не любила мужчину так, как ему хотелось бы.

Никто не замечал того, что происходило, подруги считали его идеальным мужчиной. Грубость, оскорбительный тон и агрессию Егор проявлял только в переписке — в такие моменты Инна не могла его узнать.

— Это был такой диссонанс. Вот, только виделись — улыбался, выказывал внимание, общался и веселился. Стоило пропустить пару дней, превращался в очень жестокого человека, начинал писать некрасивые, неприятные сообщения. При этом твердил: «Ведь когда мы вместе, со мной ничего подобного не происходит? Это случается, только когда тебя нет рядом».

Тогда Инна принялась все свое время планировать так, чтобы не обидеть его.

— Самое странное, что Егор никогда не говорил мне: «Я запрещаю тебе встречаться с подругами». Он высказывал: «Мне просто странно, почему ты решила провести это время с кем-то, кроме меня». И я перестала видеться с ними. Поехала вместе с мужчиной в Париж, потом познакомила с ребенком, хотя и не хотела.

Я вообще не поняла, каким образом вся моя жизнь стала вертеться вокруг Егора — я все оценивала с позиции «обидит ли это его или нет». Казалось, что нет ничего важнее его эмоций.

Мы прожили вместе больше года, и за это время я превратилась в измотанную, несчастную женщину. Перерывы между эмоциональными пытками становились все короче, хорошее настроение все чаще сменялось истерикой. Когда он начал ревновать меня к ребенку, поняла, что хватит.

Было ощущение, что Егор влез в мое сознание и стал контролировать мысли, чувства и комплексы. Мы расстались, и ничего хорошего о себе я не услышала.

Придирчивый

История Тамары

Тамара всегда восхищалась Андреем: он был таким красивым в этих своих костюмах, таким начитанным и важным. Рядом с ним чувствовала себя маленькой девочкой, которой было чему у него поучиться. Считала его самым умным и говорила об этом их детям: «Ваш папа самый умный, слушайте его, он знает все. Точно больше меня».

Она считает так до сих пор: у ее мужа Андрея есть два высших образования, он успешен в бизнесе. К моменту их знакомства он уже многое повидал, объездил всю Европу, в Москве вращался среди богатых и обеспеченных людей.

В сравнении с ним она — автор «нескольких неплохих статей о шмотках» — была слишком незначительной.

То, что она оказалась под психологическим прессингом, Тамара поняла не сразу. Андрей всегда считал себя экспертом по всем вопросам, и со временем она стала замечать, что не имела права высказать свое мнение ни по одному из них. Он мог сесть рядом, положить руку ей на колено и начать разглагольствовать: «Сейчас я все тебе расскажу». И это «все» касалось абсолютно всего; ни одна ее мысль, по его мнению, ничего не стоила.

В компании друзей Андрей говорил о ней снисходительно: мол, простите этой длинноволосой блондинке ее глупость, она у меня такая дурочка, вы же сами знаете.

Читайте также

Абьюз в ЛГБТ-отношениях: как распознать и что делать

«Вы что, лесбиянки?» Эксперты — о том, что делать с уличным насилием против женщин

В таких отношениях нет и не может быть уважения: мужчина в принципе воспринимает свою женщину исключительно как красивый объект, не способный к адекватному поведению. Все, на что она способна, — молчаливый эскорт.

При этом придирчивый тип обладает исключительным обаянием и харизмой: у него хорошо поставленный голос, он громко смеется и имеет большой круг знакомых. Общество обожает его.

Придирчивый — прекрасный психолог и манипулятор, он очень точно чувствует, за какие веревочки нужно подергать, чтобы человеку стало максимально дискомфортно.

Если девушка комплексует по поводу внешности, он обязательно станет шутить над этим. Чем больше комплексов, тем сложнее жертве. Она начинает испытывать опустошенность, растерянность, утрачивает самооценку. Женщина впадает в депрессию, из которой потом очень сложно выбраться.

Самые частые фразы, которые Тамара слышала от мужа: «Я знаю лучше», «Это только демонстрирует твою глупость», «Ты зря со мной споришь», «Ты и сама знаешь, что глупее меня».

— Я чувствовала себя ничтожеством, недостойной жить рядом с ним. Вот что испытывала, будучи в отношениях с ним. На любое мое высказывание следовал очень обоснованный ответ. Ему было плевать на все, что я говорила. Каждая фраза становилась лишь поводом для его самоутверждения. Каждый день ощущала себя все глупее и ничтожнее, а прожили мы вместе семь лет, наш сын скоро пойдет в первый класс. Не помню, что чувствовала, когда уходила от него, потому что ничего не ощущала, я себя вообще не ощущала.

Иногда представляла: вот выброшусь сейчас из окна, а он, хитро прищурившись, будет смотреть на меня сверху вниз и кричать: «От тебя только этого и можно было ожидать!»

Иногда я говорила ему, что плохо себя чувствую, но он отвечал, что все выдумываю. Однажды неудачно подвернула пальцы на ноге и ощутила одновременно онемение и резкую боль.

Закричала. Он подошел, поинтересовался, что произошло, заботливо уложил меня на кровать, погладил по лодыжкам, уточнил, какие именно пальцы, и потом вывернул их в разные стороны. От боли брызнули слезы. Было ужасно. Он же просто посмеялся.

Безумный ревнивец

Этот тип безрассуден в стремлении контролировать партнершу. Все обычно начинается с ревности и вопросов типа: «А с кем ты идешь сегодня вечером? Расскажи подробнее, что вы будете делать, во сколько вернешься домой, во что будешь одета». По крайней мере, многие мои героини, столкнувшиеся с «безумцами», говорили именно об этом.

Отношения с безумным ревнивцем, который управляет жизнью женщины и постепенно утрачивает самоконтроль, обычно приводят к физическому насилию, а иногда и к смерти жертвы абьюза.

Часто он произносит одни и те же фразы, например: «Я хочу знать все, что ты делаешь, чтобы ты сделала все правильно», «Я знаю лучше», «Я люблю тебя и ненавижу, ты мне противна, но без тебя не могу».

О чем думают абьюзеры

Самое важное, что должна понять жертва домашнего (психологического и физического) насилия, — абьюзер делает это не по какой-то причине, а потому что он абьюзер.

Он думает, что имеет полное право распоряжаться. Он уверен, что во всем прав.

Он считает женщину существом низшей пробы.

Он обычный манипулятор.

Он не верит, что он мучитель.

История Вики

— Вначале мне было даже приятно, — говорит Вика, — такая ревность, такая любовь. Но в конце он уже не спрашивал меня, а просто подходил, поднимал мои руки и проверял, побрила я подмышки или нет. Если побрила сегодня или накануне, начиналось мое хождение по кругам ада: мол, я собралась с кем-то заниматься сексом.

Вике было 23 года, когда она встретила этого мужчину (героиня отказалась называть его имя). Познакомились на съемках — он был довольно известным в их городе музыкантом.

Мужчина сразу стал оказывать ей внимание; периода ухаживания как такового не было — они очень быстро начали жить вместе, и девушка радовалась, как споро и без проблем у них все происходило.

Чуть позже к его ревности добавилось желание вмешиваться в ежедневные дела: что она надевала («Ему ничего не нравилось, в итоге он стал подбирать мне комплекты одежды»), с кем переписывалась, где была в течение дня.

— Он мог написать моим друзьям и начать расспрашивать, что я делаю и как себя веду. Друзья вначале говорили: «Вот это любовь», потом стали настаивать, что это ненормально. Но я не слушала.

У нас были периоды ссор, когда я бесилась не на шутку, периоды примирения, потом затишье, а затем все по новой — и все маниакальнее и маниакальнее.

Он стал запрещать мне общаться со всеми, и я не шучу, когда говорю «со всеми». А еще не шучу, когда говорю, что перестала общаться с друзьями, коллегами и даже мамой. Мне казалось гораздо важнее сохранить отношения с ним.

Ревность все усиливалась: он вечно подозревал меня в изменах. Со всеми, коллегами, конечно, в первую очередь, но и не только. Я стала бояться общаться с продавцами и официантами: если при нем бариста улыбался мне, протягивая чашку кофе, знала — неминуемо жди скандала.

Дошло до того, что мне было страшно оборачиваться и смотреть ему в глаза. А когда я прятала взгляд, он мог подойти, взять за подбородок и с усмешкой пялиться на меня. В такие моменты мне становилось стыдно — как будто действительно спала с каждым бариста в городе.

Однажды сцена ревности закончилась тем, что он меня ударил — прямо во время своего концерта. Мероприятие было так себе — в небольшом клубе, без пафоса, все по одинаковым тесным комнаткам.

Я находилась у него в гримерной, когда туда заглянул ведущий мероприятия. Разговорились. В гримерную вернулся мой мужчина, наклонился ко мне и на ухо сказал, что надо поговорить. Вышли. Он схватил меня за шею и начал душить. Впервые, но не в последний раз.

И самое забавное, что это он мне постоянно изменял. Я сходила с ума.

Все задавалась вопросом — если он так сильно меня любит и так сильно боится потерять, зачем изменяет? Психолог потом объяснил, что дело вообще не во мне, а в желании кого-нибудь контролировать. «Кем-нибудь» оказалась я.

Вика рассталась со своим партнером только через полгода после эпизода с удушением: однажды он ее изнасиловал, и на следующий день она от него ушла.

кто это такие и как не стать их жертвой? : Labuda.blog

“Бьет — значит любит” — знакомая фраза? К сожалению, многие женщины традиционно терпят над собой насилие и считают это нормальной частью совместной жизни.

Однако, сегодня быть насильником (или насильницей!), совершенно не означает рукоприкладство. Знаешь ли ты, что современный термин “абьюзер” предполагает насилие совершенно иного порядка?

Это психологическое насилие, моральная тирания, неадекватное поведение, нарушающее границы партнера. Это коммуникативная методика, превращающая тебя из счастливой партнерши в зависимую и несчастную жертву.

Абьюзеры - кто это такие и как не стать их жертвой?

Источник фото: depositphotos.com

“Ты специально недосолила суп, чтобы выбесить меня!” — он кричит, его глаза наливаются кровью и женщина, притихшая на краешке стула с младенцем на руках только беспомощно шепчет: “Пожалуйста, не кричи, ты разбудишь нашего сына”.

“Я позвоню тебе завтра” — он нежно целует тебя на прощание в щеку и пропадает на месяц. На твои звонки и сообщения не отвечает, или отвечает коротко и односложно. Спустя месяц возникает у твоего порога с цветами (в самом лучшем случае, чаще — с пустыми руками, ведь одно его появление — уже дар) и радостно восклицает “Я так скучал по тебе”.

“Ты просто жалкое ничтожество, неспособное обеспечить ни меня, ни наших детей!” — шипит она, сверкая разгневанными глазами на понурившего голову мужа.

Это картинки абьюза. В них нет физического насилия. То, что делает насильник в наших зарисовках — намного более изощренная пытка.

Абьюзер покажет лицо далеко не сразу. В начале отношений вас ждут романтические прогулки, долгие интересные беседы, чувство единения и влюбленности. Не спеши “падать в любовь”! Приглядись, абьюзеры традиционно имеют сходные черты. Я расскажу тебе о них, а ты расскажи в комментариях — встречались ли подобные люди? А может ты давно существуешь в абьюзивных отношениях, но все еще не уверена, что тебя сделали жертвой и давно пора паковать чемоданы?

В защиту абьюзера скажу, что берется такой поведенческий тип не “из ниоткуда” — это люди с серьезными психотравмами, часто — из детства. Настоящий абьюзер никогда не признает себя таковым, даже если все нижеперечисленные признаки — про него. Скорее он назовет мою статью полной чушью и посоветует вам “не шариться на тупых бабских сайтах”. А меж тем, абьюзивное поведение успешно лечится квалифицированными психотерапевтами.

Признаки абьюзера

  1. Постоянное недовольство и “поливание грязью” окружающих, особенно — бывших партнеров или партнерш.
  2. Его высказывания переполнены гневом, обидой, разочарованием и той, что психологически открыта для роли жертвы, обязательно захочется утешить и поддержать его. Это признак манипуляции — будь внимательна. Здоровый психически мужчина никогда не позволит себе грязных высказываний о своей экс-избраннице или ком бы то ни было.

  3. Скоростное начало и развитие отношений.
  4. Абьюзеры относятся к невротическому типу и им важно доводить начатое дело до логического завершения как можно скорее. В силу своей нервозности, абьюзер боится, что мы “слетим с крючка”. Именно поэтому стоит обращать внимание на чрезмерно форсированный телесный контакт, признания и бурные страсти, возникающие при мимолетном знакомстве. В 99% случаев ни к чему хорошему это не приведет. Психически здоровому человеку важно узнать партнера и не нарушить свои собственные границы слишком быстрым сближением. Так что, если в первый же день признались в любви, в том, что без тебя не могут жить — навостри ушки. Либо это очень наглый “развод на секс”, либо перед ннами невротик (по умолчанию могущий оказаться абьюзером).

  5. Абьюзер, пролезший в твою жизнь, очень быстро начнет критиковать твое окружение и постарается добиться изоляции.
  6. Помни — психически здоровые, нормальные отношения предполагают определенную степень свободы для обоих партнеров и строятся на доверии и взаимном уважении своих и чужих социальных потребностей. Если мы соглашаемся на условия игры “Я пошел с друзьями в баню, но тебе к подругам нельзя” — мы должны быть готовы, что следующим шагом станет абьюз. Изощренный и беспощадный.

  7. Абьюзеры страдают почти шизофреническими перепадами настроения.
  8. Они то влюблены без памяти, то холодны. То спокойны и веселы, то кроют матом окружающий мир. Это НЕ НОРМАЛЬНО и принимать это за милую изюминку точно не стоит.

  9. Абьюзер ревнив и отвратительно падок на вашу ревность. Он проявит это не сразу, но, как только проявит — ты увидишь его флирт как “ничего такого” и “ты так мило ревнуешь” и свой, как “ты последняя проститутка, тебе нельзя доверять”.
  10. Абьюзер будет держать тебя в постоянном тонусе, развивая чувство вины, паранойю и постоянные мысли типа “Что я сделала не так?”
  11. Абьюзеры не терпят слова “нет” и они всегда добиваются своего. Если не удалось — впадают в агрессию и злобу.
  12. Наличие зависимости (не обязательно, но практически повсеместно). Алкогольной, наркотической, покерной и любой другой. И часто жертвы абьюзеров способны увидеть это сразу, однако не придают значения. Реальность в ее здоровости и адекватности — невыносимое насильником место. Здесь слишком явно видна его больная модель поведения.
  13. Помни — здоровый человек не может постоянно употреблять алкоголь, приходить на свидание с “обкуренными” глазами или рассказывать о том, как круто он провёл очередной вечер за азартными играми. А нужен ли тебе НЕ_ЗДОРОВЫЙ?

Добившись твоей взаимности, расположения и покорности, абьюзер будет:

  1. Обесценивать твои достоинства, частенько выдавая их за недостатки (повысили на работе — не женственная карьеристка, сделала стрижку — изуродовала себя и т. д)
  2. Манипулировать твоим сознанием, приводя к мыслям о том, что никому ты больше не нужна и если вы расстанетесь, ты навсегда останешься одинокой (одиноким).
  3. Всегда оставаться правым. В любой ситуации, с помощью искривленной логики, манипуляций и давления авторитетом, ты будешь оказываться виновной. И вскоре всегда будешь уверена в том, что во всем происходящем (и в его существовании в жизни тоже) — только твоя вина.

На следующей стадии абьюза ты получишь:

  1. Оскорбления и искреннюю веру в то, что ты этого заслуживаешь.
  2. Рукоприкладства в легкой, средней или тяжелой форме и потом безудержные извинения за них.
  3. Запреты на самостоятельные действия и решения, критику их жизнеспособности.
  4. Тотальный контроль над переписками, звонками.
  5. Запрет на самостоятельное зарабатывание денег.
  6. Хроническую депрессию, упадок сил, уныние и неверие в себя, недовольство собой.
  7. Принуждение к сексуальному контакту без твоего желания, принуждение к видам секса, не доставляющим тебе удовольствия и жестокость и агрессию при отказе.
  8. Манипулирование и раскалибровку собственных чувств (не сможешь описать словами, что испытываешь на самом деле без психологической помощи).

Запомни, партнер, унижающий тебя, обзывающий, распускающий руки, даже если ты считаешь, что это “за дело” — НАСИЛЬНИК. Это человек, с которым нужно расстаться и обратиться к психологу за помощью в избавлении от нездоровых моделей отношений.

Почему я пишу об этом, ведь, судя по описанию, абьюзер — настоящий маньяк, который должен встречаться крайне редко?

Увы, это не так. Модель отношений с насильником не обязательно будет включать все перечисленные пункты. И, как показывает практика, даже сами жертвы абьюза часто неспособны признать, что они оказались в роли жертвы.

Что такое абьюз? Как с ним бороться? А может, абьюзер — это я? Давайте разбираться! [разбор]

Что такое абьюз и чем он опасен

Абьюз — это термин, обозначающий насилие, плохое обращение, оскорбление. Также абьюз — это форма психологического, физического, сексуального или экономического насилия над человеком.

Абьюзером может быть любой: партнер, друг, знакомый, коллега, учитель, родственник или сосед. На месте жертвы также оказывается кто угодно. Миниатюрная милая девушка психологически ломает сурового качка не хуже, чем это делает огромный мужчина со своей женой, а дети манипулируют родителями также успешно, как и они ими. Агрессору может казаться, что он всё делает правильно, ведь от своего поведения не получает ни капли удовольствия и преследует, по его мнению, благие цели.

Насилие опасно не только потому, что оно может причинить физический вред. Любая форма давления влияет на психику, и не каждый может оставить взаимоотношения без эмоциональных потерь. Последствия могут быть серьёзными: снижение самооценки, потеря самоуважения, появление уверенности в собственной никчемности, возникновение патологической тревожности, паранойи, депрессии, суицидальных мыслей и желания навредить себе физически.

Важно отметить, что у жертвы не всегда есть возможность ограничить общение с абьюзером, особенно — если это близкий родственник. Например, маленькие дети не смогут уйти и жить независимо от родителей, а родители, в свою очередь, не смогут бросить своего агрессивного ребёнка. Также агрессоры могут специально воспитывают в своей жертве чувство вины, чтобы она не сопротивлялась манипуляциям.

Так, а можно на реальном примере объяснить?

Да, вот история реальной девушки, которая столкнулась с абьюзом (имя и фамилию девушки мы не приводим по её просьбе, — прим.Ф.): «В моём лексиконе слово абьюз появилось только год назад. Тогда я ещё не понимала, что мой парень абьюзер и нарцисс. Изначально он вёл себя хорошо, даже слишком, пытался понравится мне всеми способами. В начале отношений мне многое сходило с рук, он дорожил мной и говорил только приятные слова. Но со временем всё начало меняться в худшую сторону. Сначала он пытался контролировать всё, что я делаю: просил отчитываться о том, куда и с кем я иду, кто мне пишет и чем сейчас занимаюсь. Дальше молодой человек начал намекать, что вот эти подруги ему не нравятся, поэтому неплохо было бы, чтобы я перестала с ними общаться.

Параллельно с тотальным контролем парень начал постоянно зло шутить надо мной и даже оскорблять, находя это смешным. Но это не особо меня волновало. Действительно напрягло то, что он убеждал меня в моей непривлекательности, глупости, ненадежности и неаккуратности. Это убеждение происходило постепенно, поэтому я даже не заметила, как сама начала считать себя тупым уродом. Когда он нащупал мои слабые стороны, то начал манипулировать. Давил на чувство собственной никчемности: «тебя такую никто не полюбит», «на работу не возьмут с таким образованием», «другие девушки делали ..., а ты нет», «неухоженная», «ты должна быть рада, что я тебя терплю» и в этом духе.

Тут напрашивается вопрос «почему же ты сразу не разорвала отношения с абьюзером, как только начались такие оскорбления?». Но не стоит забывать, партнёр убедил меня в том, что он — самый лучший парень на земле, а я — неудачница, которой несказанно повезло встречаться с ним. Прошу заметить, что о

Почему абьюзеры делают то, что они делают, почему никогда не признают свою вину, почему… — Психологические тренинги дома

Почему абьюзеры делают то, что они делают,

почему никогда не признают свою вину,

почему нельзя их за это обвинять

и как бороться с насилием так, чтобы это действительно работало.

Самое печальное в насилии — то, что оно существует и, судя по всему, в ближайшее время исчезать из человеческой культуры не собирается. В токсичные и абьюзивные отношения люди попадают с печальной регулярностью и в астрономических количествах.

Это очень грустно.

Есть и много других печальных вещей про абьюз — например, то, что несмотря на то, что виноват в нём исключительно сам абьюзер, только его жертва может что-то сделать, чтобы спасти себя. Причем единственный эффективный способ поведения — ровно противоположный тому, как обычно ведут себя жертвы.

Сегодня я хочу поговорить о самой фатальной ошибке, которую совершают все, кто пытается остановить насилие.

Причём эту ошибку совершают и жертвы, и спасатели, и сами агрессоры (да, они тоже порой пытаются измениться).

Люди неверно понимают саму природу насилия и психологию насильника.

Начнём сначала: с вопроса «почему они это делают»?

Почти любой мало-мальски толковый текст про насилие и абьюз сводится к банальному «потому что могут». Абьюзеры совершают абьюз, потому что у них есть доступ к тёплому живому телу, которое не успело убежать достаточно быстро и далеко.

Это правда.

Но этого объяснения недостаточно!

Потому что — ну вот что вы представили, читая предыдущий абзац? Этакое чудовище, капающее слюнями, с клыками, когтями, монстр, в общем. Каннибал, который закусывает людьми на завтрак и на обед, морда вся в крови и топор в руке.

Так вот — абьюзер НИКОГДА ТАК НЕ ВЫГЛЯДИТ.

Иногда в описаниях насилия рисуется другая картинка: уверенный в себе психопат, который играет людскими жизнями, бесчувственный, манипулятивный, порабощающий доверчивых жертв и разрушающий их жизни.

ТАК абьюзер ТОЖЕ НИКОГДА НЕ ВЫГЛЯДИТ.

Именно из-за таких картинок жертвы частенько и попадают в абьюзивные отношения: они просто не знают, на что смотреть, и пропускают шкурно важные маркеры в поведении своего партнёра.

Приготовьтесь, сейчас будет самая важная мысль всего текста!

Главный маркер абьюзера — ДЕФИЦИТ.

Абьюзер всегда испытывает острейшую нехватку жизненно важного, ему НАДО.

Это «надо» может сильно отличаться от человека к человеку.

Почти всегда в «надо» входит власть, желание управлять людьми. Абьюзеру надо, чтобы его слушали, чтобы с ним не спорили, чтобы его «понимали» (=соглашались с ним), чтобы близкие готовы были прийти на помощь, когда понадобится.

Но опять-таки — вы никогда не услышите от абьюзера «хочу власти».

Вот что вы услышите:

«Мне одиноко»

«Твои слова ранят меня»

«Все уроды»

«Я ужасно устал»

«Ненавижу свою работу»

«Когда же этот ребенок наконец угомонится?»

«У меня плохие отношения с семьёй»

«Почему ты меня не понимаешь?»

и так далее.

Вполне обыденные фразы, которые вы слышите от обычных людей почти каждый день. И вполне вероятно, сами время от времени произносите.

Кроме власти, абьюзеры часто страдают низкой самооценкой, нехваткой внимания со стороны противоположного пола, насилием в их сторону, нехваткой денег на жизненно важные нужды…

Да.

Абьюзер — не чудовище с окровавленной пастью и не обаятельный психопат.

Абьюзер — это мать-одиночка, которая устала ухаживать за своим капризным ребенком.

Абьюзер — это ваша мама, которую каждый день унижает начальница.

Абьюзер — это ваш друг, которого затравили на фикбуке.

Абьюзер — это ваш партнёр, который не нашёл дело своей жизни и работает в колл-центре.

Абьюзер — это ваш коллега, который исходит ядом на «этих стерв, которым только бабло и подавай».

Абьюзер — это ваш отец, который ненавидит вашу мать, но готов терпеть её ради бесплатной уборки и готовки.

Абьюзеры — это всегда самые обыкновенные люди, которых вы видите каждый день. Усталые, задолбанные, но близкие и любимые.

Обычные живые люди, безо всяких окровавленных пастей. Они умеют говорить комплименты, любить, испытывать нежность, они могут устроить чудесный отпуск или свидание. Вы видите, осязаете, чувствуете, что они, абьюзеры — живые люди. Вы испытываете к ним эмпатию и понимаете, что у них есть проблемы, и вы сочувствуете им.

И это — правда!

И вот тут всё осыпается.

У жертвы не получается совместить в голове картинку «вот так со мной делать нельзя» и «он же живой, ему же плохо».

Спасатели пытаются убедить жертв, что ну вот же, он же такое чудовище, посмотри что он творит, бросай его немедленно. Но жертвы не могут — потому что это не только чудовище, это ещё и близкий и любимый человек. Спасатели говорят, что всё это иллюзия, зависимость, и он тебя просто использует — но жертвы ЗНАЮТ, что НЕТ.

Сами абьюзеры же…

Давайте разберемся вот с каким вопросом: почему абьюзеры решают свои проблемы именно насилием?

В смысле, ну ведь всем же плохо живётся, всем не хватает денег, всем трудно справляться с эмоциями, все чувствуют одиночество, переживают из-за низкой самооценки и недостатка уважения.

Это разве достаточный повод, чтобы разрушать чужие жизни?

Наверняка даже среди читателей найдется немало людей в трудной жизненной ситуации — однако же ни в жизни не поднимавших ни на кого руку.

И вы не били никого! И не отнимали! И не унижали! Несмотря на все лишения.

Ответ такой: вы могли хоть как-то справиться со своими проблемами легитимными способами. Абьюзеры — нет.

Да, объективно могут существовать какие-то другие способы решения проблем, кроме насилия. Но сам абьюзер ни одного легитимного способа не видит. Либо просто не видит, либо они все дороже решения проблемы: например, да, можно не бить жену, но это придётся договариваться с ней тогда, выполнять какие-то её требования, а это сложно и слишком унизительно.

То есть абьюзер и не-абьюзер могут объективно быть в равном социальном положении. Более того, у не-абьюзера могут быть гораздо более серьезные проблемы — просто он с ними справляется как-то, а абьюзер нет.

Вы можете пойти на низкооплачиваемую работу к плохому начальнику — а абьюзер нет, унизительно.

Вы можете справиться с приступом злости на ребенка и выпить чаю с ромашкой — а мама-абьюзер нет, у неё нет уже сил и желания заботиться о чувствах ребенка.

Вы можете как-то принять, что не нравитесь всем девушкам — а абьюзер нет, это же значит, что он не такой классный, как он думал, это же больно.

И даже эта чрезвычайно тонкая грань на самом деле ещё тоньше.

Потому что вот у вас да, тоже есть проблемы, но вы же никого не абьюзили — да?..

Правда?

Одна из характернейших черт абьюзера — очень плохая и очень избирательная память.

Абьюзеры быстро и легко забывают любой вред, причиненный другим. А если и помнят его, то считают оправданным.

Да, я ударила ребенка, но я просто сорвалась, я спала всего два часа, что вы прицепились к молодой матери, все вы такие умные и знаете как воспитывать детей, и только осуждаете вместо того, чтобы помочь.

Да, я оскорбляла мать, но так вы посмотрите, как она меня абьюзила с самого детства, конечно я не выдержала её очередную мозговыносящую лекцию о том, какой у меня в комнате бардак.

Да, я ударил жену, так она на меня три часа орала, какой я нищий и что не уделяю ей внимания, а я работаю целыми днями между прочим.

И здесь границы полностью исчезают.

Жертва превращается в насильника ровно в тот момент, когда решает дать отпор.

Нет этой границы! Её невозможно провести.

И это — вторая фатальная ошибка, которые совершают те, кто пытается противостоять насилию.

Изнутри абьюза невозможно повести себя «хорошо», невозможно не причинить никому вред, потому что ТО, ЧТО ТЕБЕ КРОВНО НУЖНО, НАХОДИТСЯ У ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА.

Спокойный сон матери находится в руках её капризного ребенка.

Душевное равновесие ребенка, выросшего в абьюзе, находится в руках токсичной матери.

Самооценка мужа находится в руках истеричной жены.

В ситуации абьюза мир сужается, абьюзер не видит никаких вариантов, он хочет то, что нужно отрорвать с руками у другого.

Абьюзер — это ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НЕ ВИДИТ ИНОГО ВЫХОДА, КРОМЕ НАСИЛИЯ.

Если этого не понимать, насилие не остановить. Даже сам абьюзер не сможет себя остановить, пока он не поймёт, почему он делает то, что делает. И что не сработает сила воли, ты не остановишь руку от удара, когда увидишь недовольное лицо жены, что проблему решать надо сильно раньше.

И поэтому ни покорность, ни отпор агрессору никогда не помогают жертве.

Покорность сделает их просто доступной пищей, а отпор только повысит градус насилия.

И что самое искреннее раскаяние абьюзера никогда не остановит абьюз, ему нужно сначала научиться закрывать дефицит самостоятельно, а абьюзер и так в ресурсной яме, у него нет сил ни на что вообще.

Поэтому нельзя обвинять насильника.

Обвинение дегуманизирует, оно рисует перед вами образ монстра, а абьюзер не монстр.

Это близкий и любимый человек, который отчаянно нуждается в помощи, у которого трудный день, который сам понимает, какую глупость совершил и который сожалеет.

Но которому НЕЛЬЗЯ оказывать помощь, сочувствовать, поощрять его раскаяние и принимать извинения.

Если вы понимаете, что запускает насилие… не «извращенный внутренний мир», не «перверзный нарциссизм», а вот эта обыкновенная человеческая усталость, отчаяние, невозможность решить свои проблемы — и одно-единственное живое тело, которое не успело вырваться из-под «срыва»… вы сможете уберечься от него.

Но полностью вы убережетесь от насилия тогда, когда сможете увидеть и понять, как сами совершаете абьюз — увидеть, как один плохой день или «провокация» превращает вас в монстра, который «вполне имел на это право».

И когда вы поймете, что предотвращать насилие нужно раньше, сильно раньше — и когда поймете, в насколько более ранний момент нужно бежать из токсичных отношений — тогда вы и будете от него защищены.

Чтобы понимать насилие, нужно удерживать в голове одновременно две дикие и, кажется, абсолютно несочетающиеся мысли:

— что то, что насильник делает, это неприемлимо, невозможно, несправедливо и делать это не имеет права НИКТО;

— и то, что насильник — обычный усталый человек, живой, чувствующий и думающий, но в большом дефиците и не умеющий закрывать дефицит никак по-другому.

Ни одна мысль не отменяет другую. Ни одна не ложная. Обе — правда, и с ними обеими нужно как-то вместе жить.

И это чудовищно сложно.

Но только так можно защититься самому и защитить близких.

P.S. Ещё одна вещь, которую мне хотелось бы упомянуть.

Абьюзер ВЫНУЖДЕН насиловать, ХОЧЕТ насиловать, НЕ УМЕЕТ НЕ насиловать, или ПРОСТО МОЖЕТ насиловать?

Всё одновременно. Все эти пункты взаимоподдерживают друг друга.

Желание формируется на основе удачного опыта. Получилось ударить жену и не получить за это уголовку? В следующий раз в такой же ситуации очень захочется ударить её, очень.

Удовлетворять свои потребности легитимными способами абьюзер сначала не очень-то и умел (а если умел, то плохо и очень много за это платил), но по мере удачного опыта применения силы у него совсем потерялись навыки ненасильственного решения проблем.

Абьюзер впервые взялся за насилие, потому что там и тогда он не видел никакого другого способа решить проблему, он был вынужден. Но дефицит никуда не исчез, и всё равно ему приходится повышать голос или поднимать руку, потому что, см. выше, он не умеет и не хочет учиться делать это по-другому.

И разумеется, всё насилие возможно только там и тогда, когда рядом есть живое и тёплое тело, которое после первого раза не ушло. Любящий близкий, да.

Гранатовый Сад [психология & more]


Как распознать абьюзера — The Village

В издательстве «Бомбора» выходит книга известного психолога Патрисии Эванс об абьюзивных отношениях. The Village публикует отрывок из главы о том, как ведут себя абьюзеры и какими способами причиняют страдания своим партнерам.

Как правило, агрессор не задумывается о боли, которую доставляет его поведение. Он может «победить» в битве, прибегая к манипулированию или оскорбительным замечаниям, и при этом его партнер даже не осознает, что такая битва имела место. Если женщина расстроится и скажет ему об этом, он будет отрицать агрессию. Например, он может сказать, что она не понимает, о чем говорит. В результате женщина запутается в своих мыслях и будет сбита с толку.

Физический же абьюзер обычно смущает партнера тем, что признает побои, он извиняется и уверяет, что больше этого не повторится, — а затем повторяет. В этом случае жертва осознает реальность происходящего. Она видит шрамы и синяки. Но так бывает не всегда. Как заметила Сьюзан Хараки, специалист по вопросам брака, семьи и детей и бывший консультант организации «Альтернатива для женщин, жертв избиения» в Конкорде, штат Калифорния, в некоторых случаях абьюзер настолько глубоко отрицает свое поведение, что может сводить физические повреждения до минимума. Такое отрицание может сбивать с толку жертву и заставлять ее усомниться в своем восприятии.

Одна женщина, находившаяся в процессе осознания того, что была жертвой вербальной агрессии, в сердцах сказала: «Если вы никогда не были в подобных отношениях, вам будет очень-очень трудно понять, что это такое. Можно вообще не догадываться, что находишься в вербально агрессивных отношениях». Заявления агрессора о любви резко контрастируют с его обидными и оскорбительными высказываниями. Поскольку всем нравится быть любимыми, жертва склонна доверять агрессору, когда он говорит ей: «Я люблю тебя».

Все женщины, с которыми я общалась, выслушивали два и более из приведенных ниже высказываний о любви. Некоторые вербальные агрессоры довольно часто повторяли их все. Установлено, что вербальные абьюзеры говорят следующее:

— Я люблю тебя.
— Никто не любит тебя так сильно, как я.
— Я никогда не оставлю тебя.
— Я никогда не сделаю ничего, что могло бы навредить тебе.
— Я просто хочу, чтобы ты была счастлива.

Важно помнить, что каждый человек отличается от других — это относится и к абьюзерам. Некоторые агрессоры бывают чрезвычайно властными и требовательными, а другие, наоборот, — сдержанными и редко высказывающими свои требования открыто. Некоторые все время сердятся. Некоторые могут часто состязаться с другими мужчинами, охотиться или заниматься спортом. Некоторые бывают замкнутыми и предпочитают держаться в одиночестве.

Вербальные агрессоры могут в разной степени демонстрировать указанные ниже характеристики. Также они могут описывать себя совсем не так, как их воспринимает партнер. Например, абьюзер может обвинять женщину в том, что она постоянно сердится и обвиняет его, а сам он добродушный и спокойный. Вербальный агрессор может быть:

Обычно жертве бывает трудно воспринимать партнера объективно и непредвзято. Особенно это верно, если она не осознает, что находится в другой реальности. Агрессор не стремится к взаимности. Он стремится к контролю и доминированию. Его поведение может меняться настолько, что жертву это сбивает с толку, причем она этого даже не осознает. Следовательно, помочь в этом деле может анализ самих отношений. При вербальной агрессии существует лишь иллюзия настоящих отношений.

Агрессивным отношениям, или отношениям Реальности I, недостает некоторых определенно положительных качеств, присущих настоящим отношениям. И напротив, для них характерны некоторые отрицательные качества.

Присутствуют:

неравенство,
конкуренция,
манипулирование,
враждебность,
контроль,
отрицание.

Отсутствуют:

равенство,
партнерство,
взаимность,
доброжелательность,
близость,
признание.

Поскольку вербальным агрессором движет Сила подчинения, он не воспринимает партнера как равного себе человека. Но может это утверждать. Почему же он не воспринимает партнера как равного? Потому что равенство означает для него собственное принижение. Тогда ему придется спрашивать о том, что партнеру хочется. Придется стать открытым для отказа. Придется отказаться от контроля и доминирования. Контроль и доминирование дают агрессору чувство власти, надежности, безопасности и как бы подтверждают его статус «мужчины».

Один из способов определить, насколько отношения равноправны, — это посмотреть, способна ли пара устанавливать совместные цели и обсуждать их. В агрессивных отношениях пара по-настоящему ничего вместе не планирует. Совместное планирование подразумевает взаимность и равенство. В Реальности I не существует взаимности и равенства. В агрессивных отношениях женщина может обнаружить, что ее партнер не намерен обсуждать с ней краткосрочные или долгосрочные цели, а в некоторых случаях даже не желает составлять планы на выходные. Также не обсуждаются во взаимно уважительной манере никакие личные цели и общие планы на будущее. Следующая беседа иллюстрирует нежелание вербального агрессора строить общие планы с партнером.

Для Реальности I характерна конкуренция. Как следствие, совместный вклад в Реальности I не признается. Все, что делает партнер, воспринимается агрессором как угроза. Ценность собственного вклада агрессором определяется на основе чувства превосходства и победы. Если партнеру удается неплохо что-то сделать, агрессор рассматривает его как конкурента.

Поскольку абьюзер испытывает чувство собственной значимости благодаря Силе подчинения, без нее он ощущает себя беззащитным и слабым. А ощущая себя слабым, он может попытаться получить то, что хочет, косвенным образом, благодаря манипулированию. Один из способов манипулирования — это отвечать на попытки партнера обсудить проблемы фразой: «Я ничего не говорю правильно!» Это скрытый способ сказать: «Я не могу измениться и не хочу обсуждать этот вопрос». Со временем вербальный агрессор может сделать вид, что не понимает или забыл, о чем идет речь, когда женщина снова заводит разговор о том, что ее беспокоит.

Бывает много способов манипулирования, в том числе «дружеское расположение», демонстрируемое только тогда, когда агрессору нужно получить что-то от другого. Еще он может описать нежелательные последствия в случае выбора варианта партнера, а также сделать вид, что что-то уже решено, тогда как на самом деле решение еще не принято.

Любая вербальная агрессия враждебна. К такому неутешительному выводу рано или поздно приходят все партнеры вербальных агрессоров, после чего задаются вопросом: «Почему он настроен ко мне враждебно?» Это будет объяснено позже. А пока что, если вы находитесь в отношениях с вербальным агрессором, важно понять, что вы не сделали ничего такого, что действительно могло бы заставить его вести себя по отношению к вам враждебно. Враждебность абьюзера может проявляться открыто или оставаться скрытой. Он может часто давать выход своему гневу или никогда не демонстрировать его, предпочитая вместо этого манипулировать партнером и довольствоваться неявным контролем.

Отказываясь обсуждать проблему, вербальный абьюзер отсекает любую возможность разрешения спора. Таким образом он осуществляет контроль над межличностной реальностью. В результате его партнер чувствует огорчение и неудовлетворенность, которая так до конца и не проходит. Нет чувства, что дело закончилось. Расстраивающие инциденты могут повторяться, а сбивающие с толку мысли возвращаться вновь и вновь, потому что эти инциденты так и не были полностью поняты или разрешены.

Вербальная агрессия захлопывает дверь перед истинной коммуникацией и настоящей близостью. Близость в отношениях требует взаимности. Взаимность требует доброжелательности, открытости и желания делиться своими чувствами и переживаниями.

Из-за своей потребности доминировать и нежелания воспринимать другого как равного вербальный агрессор вынужден отрицать чувства, переживания, ценности, достижения и планы своего партнера. Как следствие, партнер может даже не догадываться, каково это — ощущать в отношениях поддержку и признание. Женщина может принимать отрицание агрессора за отсутствие обычного интереса или непонимание. В действительности же вербально агрессивные отношения — это более или менее постоянное отрицание реальности партнера.

Признание — это положительная оценка существования другого, например, выраженная во фразах «Да, я понимаю, что ты чувствуешь», «Ты это имеешь в виду?» и «Я слышу тебя».


Обложка: Bombora

как понять, что вы строите отношения с абьюзером / Новости города / Сайт Москвы

Знакомство, разрушившее жизнь 

Елена – цветущая, умная, успешная, с искрометным чувством юмора и завидным жизнелюбием женщина. Уже несколько лет она была счастлива в браке. Но все изменил случай. Начиналось, словно в сказке: огромные букеты, романтические ночи, совместные путешествия, дорогие подарки. Алексей не скупился ни на комплименты, ни на красивые поступки.

Спустя время избранник начал преподносить уже другие подарки. Задерживался на работе, мог не прийти ночевать, былого внимания становилось все меньше, на попытки разобраться в ситуации реагировал грубо. Начал выпивать, применять физическую силу. Лена каждый раз собирала вещи, но уйти не решалась. За скандалом следовали примирения, обещания исправиться, а потом все по кругу. 

С каждым месяцем становилось только хуже. На женщине сосредоточилось все: бытовые проблемы, ребенок, работа. Алексей заходил все дальше, уже не скрывал наличия других женщин, пил и использовал физическое и моральное наказание: мог исчезнуть на неделю, а потом вернуться, как ни в чем не бывало.

«Уходила от него раз семь или восемь. Похудела килограммов на 15, перестала спать. Стали мучить мысли о суициде. Однажды поняла, что просто не выживу, если не уйду. И сбежала! Взяла ребенка, билеты на поезд, выбросила сим-карту, удалилась из соцсетей. Так началась новая жизнь», – рассказывает психологу она. 

Женщина проходила долгий и мучительный период реабилитации. Первое время она выдохнула от сознания свободы. Однако спустя несколько месяцев ее стало «ломать», на ум приходили прекрасные моменты, которые у них были. Хотелось вернуться, но каждый раз останавливали другие воспоминания. 

Спустя несколько лет Елена снова вышла замуж и родила ребенка. До сих пор ее передергивает от двойственного ощущения тоски по этому человеку и ужаса перед ним. Именно так чувствуют себя люди, прошедшие через отношения с абьюзером. 

Какими бывают отношения с абьюезром 

Психологи выделают несколько видов абьюза: 

Физический – избиение, удары, пощечины, любое применение силы с целью навязать свою волю. 

Сексуальный – насилие, склонение к определенным действиям сексуального характера, отказ от половой близости, половой шантаж. 

Экономический – захват материального ресурса агрессором, запрет на трудоустройство, ограничение жертвы в деньгах вплоть до полного лишения средств к существованию. 

Психологический – форма насилия над психикой: это может быть критика, вербальная агрессия (шантаж, угрозы, брань), игнорирование, манипулирование, пренебрежение. 

«Встречаются и сочетания нескольких видов давления: например, психологическое и экономическое, сексуальное и физическое. Нельзя сказать, какой из них более разрушителен: любое насилие негативно отражается на здоровье и психике человека. Порой психологическое насилие может ранить гораздо сильнее физического, хотя и бывает незаметно для жертвы на протяжении длительного времени», – поясняет психолог. 

Кто жертва? 

По словам психологов, жертвой разрушительных отношений может стать практически любой, даже очень подкованный в психологии человек. Сломить сильную личность, подчинить ее своей воле – зачастую именно это и привлекает абьюзеров. 

Есть то, что объединяет жертв, – развитая эмпатия. Как правило, это чуткие, добрые люди, которые умеют встать на место другого, стараются разобраться в мотивах поведения партнера, помочь ему. Это и есть те ниточки, за которые чаще всего тянет абьюзер, цепляет за чувство вины и давит на жалость.

Подсадить на крючок 

«Как правило, большинство насильников довольно успешны, неплохо зарабатывают и умеют произвести впечатление. В начале отношений они красиво ухаживают, рисуют сказочное будущее, умело говорят комплименты, превознося партнера, тем самым цепляя жертву на крючок. После того как абьюзер убедится в своем влиянии, он начинает «выпускать когти» и наблюдать за реакцией партнера, постепенно все больше и больше сдвигая границы отношений», – рассказывает психолог. 

Как понять, что вы находитесь в токсичных отношениях?

- Боитесь выразить мысли, чувства, желания. У вас есть страх, что не поймут, обидятся, ударят, проигнорируют. Нет ощущения принятия и свободы самовыражения. В конструктивных взаимоотношениях партнеры договариваются, в токсичных – один регулярно перетягивает одеяло на себя.

- У партнера случаются неконтролируемые беспричинные вспышки гнева, изменение настроения, виноватым оказываетесь вы – «это ты меня спровоцировал».

- Эмоциональные качели – чередование позитивных и негативных эмоций. Сегодня партнер устраивает романтический ужин при свечах, завтра не выходит на связь, пропадает на несколько дней, устраивает скандал, проявляет физическое насилие. Вы находитесь в напряжении, обвиняя себя.

- Вы всегда оказываетесь виноватым, даже если это не так. Абьюзер в принципе часто склонен винить других людей в своих проблемах.

- Беспочвенная ревность, допросы, слежка.

- Партнера очень легко обидеть и огорчить, после чего вам приходится буквально вымаливать прощение. Он наказывает за неправильно сказанное слово или действие физически, вербально или морально (игнорирует, исчезает и т.п.). Делает так, чтобы вы чувствовали себя виноватым, уходит и не пытается обсудить проблему.

- Партнер пренебрегает вашими потребностями, желаниями, чувствами. В ответ на просьбы или замечания разражается вспышками гнева.

- Ограничивает в общении, контролирует или даже запрещает общаться с друзьями или родственниками.

- Неопределенность в отношениях. Вы точно не понимаете, какой статус у ваших отношений, есть ли у партнера кто-то еще на стороне и что ждет ваши отношения в будущем.

- Вас бьют, заставляют идти против воли, ограничивают в удовлетворении первичных потребностей. 

Что будет после 

Последствия абьюзивных отношений довольно тяжелые: социальная изоляция, профессиональная деградация, депрессия, снижение уверенности в себе, потеря смысла жизни, проблемы со здоровьем. И это – не полный список проблем, которые могут испытывать жертвы. 

«Продолжительные токсичные отношения – это хронический стресс для организма. Перепады гормонов, вызванные нервным напряжением и «эмоциональными качелями», вызывают диабет, проблемы с щитовидной железой, кожей, набор или снижение веса», – отмечает специалист. 

Прочь страхи и сомнения – беги! 

Выйти из токсичных отношений мешают страхи, сомнения, комплексы, чувство вины, оправдания поступков абьюзера.

«Может ли ситуация измениться? Маловероятно. Абьюзер – это человек с травмированной психикой, который испытывает удовольствие от моральной или физической боли своей жертвы. В мире огромное количество людей, которые готовы вступать в подобные отношения и неосознанно терпеть издевательства. Изменить себя абьюзеру крайне тяжело, для этого нужна длительная работа над собой со специалистом, – рассказывает психолог. 

Как себя защитить?

Любая внутренняя работа начинается с осознания проблемы – это уже 50% успеха. Во всех отношениях ответственны за то, что происходит, оба партнера. Даже если только один избивает, унижает, изменяет или оскорбляет. 

Выйти из подобных психотравмирующих отношений очень сложно. Самое главное – не замыкаться, делиться своими переживаниями с друзьями, родственниками. Не нужно бояться обратиться к психологу, со специалистом вы сможете проработать травмы, страхи, комплексы и чувство вины. Если возникает угроза жизни или мысли о суициде – это означает, что настал предел и вы должны действовать как можно скорее. 

Руководство по принятию решения

Как ни странно это может прозвучать, Кеша была причиной, по которой я наконец выступил со своей собственной историей сексуального насилия в начале этого года. Меня воодушевили ее публичные попытки разоблачить продюсера доктора Люка, и именно ее сила и стойкость показали мне, что я тоже могу быть храбрым. Rainbow , сборник откровенных признаний о ее эмоциональном и личном путешествии, изменил для меня все. «Прошлое не может преследовать меня, если я не позволю ему этого», - причитает она в песне «Learn to Let Go», гимне о том, как принять травму и восстановить свою жизнь.Слушая его, я чувствовал себя освобожденным.

Я 27 лет обвинял себя, но до сих пор не назвал имя своего обидчика и не уверен, что когда-нибудь смогу.

Я боюсь, что это разрушит отношения, которые мне небезразличны, заставит меня заново пережить свое насилие и заставит меня стыдиться того, что я выступаю. Боюсь, что люди выберут чью-то сторону; Боюсь, что все выберут свое. Эти страхи парализуют - и я не одинок в этом.

«Некоторые люди просто знают, что они не в состоянии справиться с гневом и страхом, которые могут возникнуть при публичном обращении; некоторым слишком стыдно за то, что они оказались уязвимыми, чтобы раскрыть это », - сказал клинический психолог из Манхэттена Люсия Вейл, доктор философии.Д., говорит мне.

«Другим просто неудобно раскачивать лодку; они чувствуют себя более лояльными к сообществу, чем к себе как личности. Этим людям нужны терпение и доброта, но они часто борются, отчасти потому, что не уверены, что у них есть союзники, или могут чувствовать себя виноватыми из-за событий. Но если они не будут говорить об этом, они не получат утешения, которое им может понадобиться от того, что они были ранены ».

Решение о раскрытии информации является невероятно личным, и не существует четкой инструкции, которая могла бы однозначно сказать вам, что делать дальше, как пережившему сексуальное насилие.Как объясняет Рэйчел Эллиотт, терапевт из Сакраменто, работающая с пережившими сексуальное насилие в Thrive Therapy and Counseling, объясняет: «Один человек действительно может чувствовать, что добиться справедливости, выйти наружу, а не прятаться, необходимо и является частью их исцеления. Некоторые считают, что разоблачение преступника полезно, тогда как другие считают совершенно противоположным.

Я поговорил с экспертами, чтобы лучше понять, что решение публично назвать своего обидчика может означать для переживших сексуальное насилие, как оба варианта могут помочь в выздоровлении и каковы могут быть последствия этого решения.

Раскрывать или не раскрывать

Терапевт из Нью-Йорка Мэтт Лундквист из Tribeca Therapy, который работал с пережившими сексуальное насилие более десяти лет, сначала оценивает эмоциональное здоровье своих пациентов, чтобы определить, способен ли человек выдержать что будет дальше, если они решат раскрыть информацию.

В конце концов, восстановление ваших прав - включая право раскрывать или не раскрывать информацию - может быть очень важной частью лечения.

Соответственно, определяя следующие шаги пациента, Вейл использует подход критического мышления, разъясняя четыре категории на листе бумаги 2 × 2: она просит пациента перечислить плюсы и минусы раскрытия информации сверху, а плюсы и минусы не раскрытия внизу.Это действие делает решение очень реальным и может дать выжившему чувство силы.

Преимущества раскрытия информации

Правосудие - наиболее очевидный положительный момент. «Действия, в результате которых обидчик будет вызван, идентифицирован или наказан, может быть следующим логическим шагом для некоторых пациентов», - говорит Лундквист. «Выжившие могут чувствовать, что они помогают защитить тех, кто в противном случае пострадал бы в будущем, и это может стать важным шагом в восстановлении после вашей собственной травмы». Кроме того, разветвления правовой системы или другие общественные последствия могут казаться оправданием.«В лучшем случае, если справедливость восторжествует, это будет подтверждением того, что внешние силы подтвердят, что то, что произошло, произошло и что произошло, на самом деле было неправильным».

По сути, сексуальное насилие - это сила. «Кто-то превосходит кого-то, кто хуже - физически или по статусу», - говорит Лундквист. Если выживший решает раскрыться, этот баланс сил резко меняется. «Это позволяет человеку, подвергшемуся насилию, сказать:« Ты одолел меня и причинил мне этот вред, но теперь я использую свою силу, чтобы защитить себя.«Есть опыт свободы воли, который часто помогает в выздоровлении».

Правовая система может быть вовлечена, а может и нет, но разоблачение обидчика может быть особенно приятным для пережившего, говорит Вейл. «Человек, переживший насилие, может чувствовать себя более свободным, более сильным и может быть провозглашен героем, поскольку для раскрытия информации потребовались некоторые нервы».

Раскрытие также может дать оставшемуся в живых «шанс изменить» часть эмоционального повествования, в том числе почувствовать себя «невольным хранителем тайны» за то, что он не раскрывается, говорит Лундквист.«Когда все остается в секрете, у них есть способ гноиться - жертвы могут думать о случившемся как о своем стыде, а не как о стыде обидчика».

Эллиотт также отмечает, что раскрытие информации может стать последней частью полного выхода из замутненного цикла самообвинения. «Сообщение или раскрытие информации о нападении может быть своего рода провозглашением того, что это было нападением, что оно было неправильным и что ответственность за проступок лежит на преступнике», - говорит она. Она отмечает, что в случаях отсутствия вещественных доказательств подача заявления в полицию может иметь решающее значение не только для выздоровления отдельного пострадавшего, но и в будущем привести к правосудию.

Она объясняет: «Отчет полиции - это бумажный след. Таким образом, даже если этот преступник хорошо скрывает свой след, если он снова нападает и другая жертва выступает с аналогичным отсутствием доказательств, но с аналогичным заявлением против того же человека, теперь правоохранительные органы сталкиваются с четкой закономерностью. Таким образом, составление первого сообщения закладывает семена и создает потенциал для справедливости даже в отношении изощренных сексуальных хищников ».

Харви Вайнштейн. Кевин Спейси. Джереми Пивен.Бретт Ратнер. Список влиятельных людей, злоупотребляющих своим положением, кажется, продолжается и продолжается, и продолжается. Последние несколько месяцев вызвали волну обвинений, свидетельствующих о том, что сексуальное насилие действительно может случиться с кем угодно - и быть совершено кем угодно. «Откровенное высказывание о собственном нападении - это действительно хороший пример для людей. Существует так много предубеждений и позорных сообщений - люди уже борются с этим, когда дело доходит до объявления о сексуальном насилии », - говорит Эллиотт.Эта внешняя рябь может быть бесценной для других выживших.

Если оставшийся в живых решает раскрыть информацию, баланс сил резко меняется.

«Быть ​​жертвой часто сопряжено с большим чувством стыда. Самообвинение - обычная реакция, как часто думает выживший, Что я мог сделать, чтобы предотвратить это? или Я что-то не так сделал, что это случилось со мной? Публичные примеры людей, которые проходят через ту же борьбу и выступают сильными на другой стороне, сталкиваясь и добиваясь справедливости против своего обидчика… это очень мощный сигнал, который нужно передать миру », - говорит Эллиотт.

Недостатки раскрытия информации

Иногда, когда я один, я повторяю имя своего обидчика вслух, снова и снова, чтобы вырваться из памяти. Когда я говорю его имя, я представляю, каково было бы публично осудить его, заставить его почувствовать стыд, который я чувствую. Иногда я даже представить себе не могу, что он сделал бы то, что сделал. Но он это сделал… и тогда это заставляет меня сомневаться. Не так ли?

Вейл подчеркивает, что многие выжившие проходят аналогичную траекторию.«Может быть грусть при осознании того, что кто-то, облеченный властью, действительно участвовал в проблемном поведении», - говорит она. «А некоторые люди находят способы минимизировать или отрицать реальность своего опыта жестокого обращения».

Также есть много потенциальных негативных последствий - это большая часть того, что помешало мне раскрыть своего обидчика, по крайней мере, до сих пор.

«Человек, раскрывающий информацию, должен быть готов к тому, что его заклеймят лжецом или оппортунистом или обвинят в разрушении семьи, общины или репутации», - говорит Вейл.«Люди, лояльные к преступнику, могут быть очень жестокими, пытаясь защитить этого человека и свой образ его или ее. Это происходит в семьях, например, когда ребенок рассказывает кому-то о жестоком обращении в семье и его обвиняют в беспорядках, которые в результате возникают ».

Вот почему я молчу. Кто-то из моих близких недавно спросил, кто это. В страхе я сочинил историю о том, что сосед, имя которого я уже не мог вспомнить, однажды изнасиловал меня, когда навещал семью. Я просто не мог сказать правду, по крайней мере, пока.Это заставляет меня часто чувствовать себя изолированным от всех, иногда даже от себя.

«Хранение имени обидчика в тайне часто приводит к тому, что выживший понимает смысл пережитого в одиночку (или с терапевтом), что может быть просто переживанием одиночества», - говорит Вейл.

Согласен.

Если вы назовете своего обидчика публично, с ваших плеч можно будет снять тяжесть, но вы рискуете, что семья и друзья повернутся против вас, обвинят вас в травме и будут защищать обидчика. Это мой самый большой страх.«Это, к сожалению, обычное дело. Это почти универсально, по крайней мере, до некоторой степени », - говорит Лундквист. «Эти люди изначально не были вашими друзьями. Это, наверное, очень легко сказать, но это важно ".

Как и все психические и эмоциональные сексуальные посягательства, конечно, невозможно обобщить последствия повсеместно. Однако обычно этот негативный ответ со стороны семьи и друзей является защитным механизмом.

«Недоброжелатели не хотят верить в то, что произошло на самом деле; это может усложнить жизнь, если они верят в это.Может быть, это противоречит их предвзятым представлениям о преступнике », - говорит Эллиотт.

Вот тогда-то и начинается обвинение жертвы. «Они обвиняют жертву в том, что она поставила себя в такие обстоятельства, была соблазнительной, привлекательной и т.д. Может быть трудно противостоять подобным вещам, когда ты, возможно, уже не в себе после нападения. По ее словам, помимо поиска систем поддержки, живых и онлайн-сообществ и местных терапевтов, найдите друга или друзей, которые действительно имеют четкое представление о том, что такое нападение.

Хуже того, все еще изображают «сумасшедшим» или «бредовым». «В любой среде есть злоумышленники и те, кто делает это возможным. Люди, которые допускают насилие, могут быть особенно мучительными. Это сумасшедшая игра на уверенность, - говорит Лундквист. «Это часть того, что может позволить подобным вещам происходить без последствий. Активатор почти злит тебя ».

Рассмотрение возможности повторной травмы также важно на ранних этапах выздоровления. «Иногда сам процесс разговора с полицией, с HR, с прессой - это само по себе может травмировать.Это в значительной степени зависит от конкретного случая, - говорит Лундквист.

Итак, что выбрать?

«Я думаю, что травмированному человеку всегда полезно рассказать историю и почувствовать себя понятым, но не всегда это должно происходить публично; люди плакали друг у друга на плечах с огромной пользой, пока существовали люди, - говорит Вейл.

«Пострадавшие люди должны чувствовать себя вправе оставаться в пределах своей зоны комфорта в отношении публичных выступлений; обратная реакция может быть такой же неприятной, как и злоупотребление, и, следовательно, не стоит того.Но если кто-то готов пережить последствия и хочет высказаться, опыт может быть очень освобождающим. Просто, наверное, не будет просто ".

Какой бы путь вы ни выбрали, вам, вероятно, придется столкнуться как с отрицательными, так и с положительными последствиями, поэтому неплохо подготовиться, прежде чем вы их испытаете. «Постарайтесь получить поддержку для любого курса действий», - говорит Вейл. «И не думайте, что вас заставляют делать что-то, что кажется неправильным - это может быть то, что вы чувствовали после жестокого обращения, и вам не нужна дополнительная помощь.

«Их опыт насилия и нападений принадлежит им и только им», - говорит Эллиотт. «Они уже нарушили свою границу, поэтому их право выбора на этом участке не должно быть еще одним нарушением. Часто у выживших много людей говорят им, что им делать. Это может быть трудно противостоять, но, в конце концов, восстановление их прав, включая право раскрывать или не раскрывать, может быть очень важной частью их исцеления ».

Еще одна часть головоломки - личная безопасность.«Забота о своей безопасности - это не только нормально, - говорит Лундквист. «В борьбе с конкурирующими интересами в этой борьбе важно сделать это приоритетом. Какой ход будет для вас наиболее безопасным? " - говорит Лундквист. «Даже в мире, где мы, кажется, уделяем этим вопросам очень много внимания, все еще есть люди, которые находятся в среде, где для них небезопасно вызывать своего обидчика.

Нам, как обществу, есть над чем поработать.Важно, чтобы мы не нагромождали еще один слой обвинения жертвы, предполагая, что они всегда могут предпринять действия, которые защищают себя. Это должно быть безопасно, и это самое главное.

Джейсон Скотт - писатель из Западной Вирджинии. Стремясь к творческой свободе, он основал свой собственный сайт музыкальных открытий под названием B-Sides & Badlands, который специализируется на подробных материалах и острой культурной критике. Если вам нравится просыпаться и фотографировать котят, подпишитесь на него в Twitter.

.

Женщины как насильники

Когда вы думаете о жертвах домашнего насилия, первое, что приходит на ум, - женщина с синяком под глазом или синяками на руках? Когда вы думаете об обидчиках, видите ли вы устрашающего вида мужчину со сжатыми кулаками, готового нанести удар при малейшей провокации?

Хотя их можно назвать стереотипами, эти изображения часто рисуют правдивую картину. Женщины гораздо чаще становятся жертвами жестокого обращения, тогда как мужчины чаще становятся обидчиками.Но иногда столы меняются на , и когда это происходит, женщины-насильники часто имеют другие намерения, причины и тактику, чем их коллеги-мужчины.

Кимберли Тейлор - президент Alliance for Family Wellness, агентства, которое предоставляет услуги по профилактике и вмешательству для тех, кто пострадал от жестокого обращения со стороны интимного партнера, и является автором книги Exposing the Abtive Female. Она говорит, что написала книгу после десятилетия работы с группами лечения обидчиков в агентстве по борьбе с домашним насилием, в котором участвовали женщины.

«Было приятно услышать их истории. Этим женщинам было предъявлено уголовное обвинение, и им было предписано участвовать в этих программах. Они пришли из всех слоев общества. Многие были мамами ». В частности, она вспоминает одну женщину: «Она была миниатюрной и очень тихой. Она взяла голову своего партнера и швырнула ее в стеклянное окно ».

Кто эти женщины-насильники?

История жестокого обращения не гарантирует, что кто-то будет оскорблять, и не является требованием для обидчика.Но Тейлор говорит, что женщины, которые выросли в семье, где они подвергались домашнему насилию, или которые в прошлом были с партнером-жестоким партнером, с большей вероятностью снова станут жертвой жестокого партнера или сами станут жестокими.

«Если они пережили домашнее насилие и у них есть неразрешенный гнев, который не удается разрешить, и если они не получают консультации, они [могут] стать жестокими». Возможно, насилие - единственный способ справиться с гневом, - говорит Тейлор.

Но как насчет женщин, на которых навешивают ярлык жестокого обращения, когда то, что они пытаются сделать, - это защитить себя от жестокого обращения со стороны партнера - в чем разница?

«Мы должны знать все подробности этого дела, историю этих отношений.Если человек постоянно подвергается преследованиям со стороны своего партнера, там есть серая линия ».

Тейлор говорит, что некоторые злоупотребления со стороны женщин могут подпадать под несколько противоречивой определение «взаимного насилия», что означает два партнера оскорбительных по отношению друг к другу, и которые некоторые эксперты называют DV ложные и сказать безответственный термин увековечить. Тейлор признает, что есть случаи, когда женщины с жестоким обращением используют эту идею в своих интересах. «Некоторые из женщин, с которыми я встречался и консультировал, знали, поскольку общество осуждает эту идею женского насилия по отношению к мужчинам, что их супруга не собиралась сообщать об этом, или никто не собирался принимать их всерьез.”

Женщины-насильники выбирают нефизическое насилие

Изучая свою книгу, Тейлор брала интервью только у женщин, которые были единственными обидчиками в отношениях. Она обнаружила, что эта группа более склонна к использованию нефизических тактик, таких как эмоциональное, словесное и психологическое насилие.

«Часто речь шла о манипулировании, контроле, использовании детей против партнера или угрозе забрать детей». Она также отметила, что женщины, совершившие насилие, с меньшей вероятностью пройдут цикл жестокого обращения - не было медового месяца или периода раскаяния после инцидента.

Общие черты этих женщин-насильниц включали в себя собственничество, сдержанность и ревность; наличие нереалистичных ожиданий от партнера; наличие высокой импульсивности, гнева и ярости; и отсутствие достаточной поддержки со стороны подруг.

«Колесо власти и контроля» - это один из способов, с помощью которого адвокаты объясняют жертвам тактику насилия.

Приют для выживших мужчин

Пейдж Флинк - генеральный директор компании The Family Place, которая предоставляет убежище и консультации жертвам семейного насилия в Далласе, штат Техас.Она согласна с тем, что большинство обидчиков женского пола выберут нефизические оскорбления, такие как словесные оскорбления, главным образом потому, что «физически одолеть мужчину труднее».

По неизвестным причинам Флинк говорит, что она обнаружила, что жестокие женщины с большей вероятностью, чем жестокие мужчины, признают свои действия. «Мужчины чаще сводят к минимуму применяемое ими насилие, но женщина с большей вероятностью признает это».

В 2015 году в The Family Place было почти в три раза больше мужчин, подвергшихся жестокому обращению, чем в 2014 году. Резкий рост произошел не из-за увеличения числа случаев жестокого обращения, сообщает Flink, а потому, что стало больше мужчин, переживших насилие, желающих выступить.Теории о причинах разнообразны, но их часть могла бы стать более осведомленной и образовательной в области домашнего насилия.

В прошлом месяце The Family Place открыли один из первых в стране приютов для жертв домашнего насилия, предназначенный исключительно для мужчин. До сих пор приют делал то же самое, что и многие другие приюты по всей стране, предоставляя убежище мужчинам в близлежащих отелях, резервируя их исключительно для женщин и детей, которых намного больше, чем их коллег-мужчин. В новом приюте одновременно могут разместиться до 10 мужчин плюс их дети.

«Они напуганы… [или] они защищают своих детей, и они не хотят, чтобы их дети были в такой среде. Эти люди осознают опасность, в которой они могут оказаться, и сообщество говорит, что это неправильно, независимо от того, кто ваш обидчик ».

Флинк говорит, что большинство выживших мужчин, которых видел приют в 2015 году, были с женщинами-насильниками, что значительно отличается от предыдущих лет, когда большинство выживших мужчин выходили из однополых отношений. Жестокое обращение женщин по отношению к партнерам-мужчинам - не новая концепция, но ее распространение в основных средствах массовой информации является новым.Статистических данных немного и в основном они устарели, и Флинк говорит, что для них она еще настолько нова, что они еще не собрали достаточно данных, чтобы оценить ее влияние на свое сообщество.

Независимо от количества женщин-насильников, Флинк утверждает: «Никто не заслуживает боли; никто не заслуживает жестокого обращения.

«Мы социализировали этих мужчин, чтобы они были сильными, поэтому стыд силен. Мы начинаем это менять - вы достаточно сильны, чтобы уйти. Мы не осуждаем [мужчин] ни в какой части этого. Забота о себе - это сильный ход, а не слабый.”

.

Могут ли обидчики измениться?

Это горячо обсуждаемая тема, на которую непросто ответить. Могут ли люди измениться? Конечно, все мы меняемся по мере взросления и взросления. И мы даже меняем свои нездоровые пристрастия, такие как чрезмерное употребление алкоголя или употребление наркотиков. Но когда дело доходит до насильников, вопрос кажется более серьезным. Даже если он говорит, что может измениться , изменится, изменится, хочет, чтобы изменилось - можете ли вы снова ему доверять?

По словам автора Кэтрин Робинсон в блоге Национальной горячей линии по борьбе с насилием в семье: «Хотя люди действительно обладают способностью меняться, им нужно глубоко хотеть и быть приверженными всем аспектам перемен, чтобы начать это делать.«Даже тогда, - говорит она, - легче сказать, чем сделать. Злоумышленники часто совершают насилие из-за усвоенного отношения и чувства права и привилегий, которые бывает трудно обратить вспять. Чтобы начать процесс восстановления, обидчик должен немедленно найти сертифицированную программу вмешательства для обидчиков.

«Потому что одного желания остановиться недостаточно» - гласит девиз Emerge, первой программы консультирования и обучения, направленной на прекращение домашнего насилия в США. Основанная в 1977 году психологом Дэвидом Адамсом и некоторыми другими, Emerge предлагает ресурсы, образование и ин- формацию. человек, консультирующий в своих офисах в Кембридже, штат Массачусетс., который помогает исправить проблемы с гневом. Образование предназначено не только для тех, кто оскорблял других; это для всех, кто испытывает гнев, который они не могут контролировать, кто может оскорблять не только физически (словесно, эмоционально), но также для отцов, которые хотят улучшить свои родительские навыки.

Подпишитесь на рассылку

Получайте новые и полезные статьи еженедельно. Подпишите здесь.

Но даже Emerge не может однозначно сказать, можно ли исправить нарушителей на 100 процентов.«Этот вопрос часто задают, но на него нет простого ответа», - говорится на сайте. Дело в том, что обширных исследований и статистических данных по теме реформы насильников еще не существует. «Тот, кто действительно хочет остановиться… будет работать над этим. Тот, кто не воспринимает такие услуги всерьез, подвергается большему риску повторного совершения преступления », - говорится на сайте.

Ланди Бэнкрофт, автор книги Почему он это делает? «В сознании разгневанных и контролирующих мужчин» предлагает список изменений, которые могут указывать на то, что обидчик добивается прогресса в своем выздоровлении, и это место, с которого можно начать измерять изменения.

Признаки того, что обидчик может измениться

  • Полностью признать то, что он / она сделал
  • Прекратить оправдываться
  • Исправить ситуацию
  • Принять ответственность и признать, что жестокое обращение - это выбор
  • Не объявлять себя «излеченным», но скорее признать, что преодоление жестокого обращения - это десятилетия -длительный процесс
  • Демонстрация уважительного, доброго и поддерживающего поведения
  • Не обвинять своего партнера или детей в последствиях своих действий
  • Изменение того, как они реагируют на гнев и недовольство своего партнера или бывшего партнера
  • Не требуя признания за улучшения, которые они ' ve сделал

Вы имеете дело с нарциссом? Узнайте, почему они никогда не изменятся, в «Нарциссическом насильнике никогда не изменится»

.

13 мифов о жестоком обращении, жертвах и насильниках, которые необходимо развенчать как можно скорее

Мы думаем, что знаем, как выглядит домашнее насилие, но более чем вероятно то, что многие из нас на самом деле знают, является стереотипным взглядом на насилие, созданным СМИ. Этот стереотип увековечивает множество мифов о жестоких отношениях, жертвах и насильниках, которые необходимо развенчать. Потому что, когда мы не принимаем прямого подхода к разговору о домашнем насилии или борьбе с ним, мы можем упустить признаки, когда это происходит в наших кругах, и принести больше вреда, чем пользы, когда пытаемся помочь.

Люди сложные и сложные. Злоупотребления сложны и сложны. А жестокие отношения могут выглядеть по-настоящему счастливыми. Жертвы насилия могут быть умными и сильными. Злоумышленники могут выглядеть как герои сообщества. Никакие оскорбительные отношения не похожи на другие. Я знаю это точно, так как в свое время я работал с множеством пар в качестве защитника жертв домашнего насилия и сертифицированного ответственного сексуального педагога по планированию отцовства. На самом деле, возможно, самое важное, что я узнал из своего обучения и опыта, - это то, что большая часть публичных разговоров о домашнем насилии и нездоровых отношениях является неправильной, односторонней или предвзятой.Вот некоторые из истин, которые я узнал, работая непосредственно с жертвами, и будучи самой жертвой.

1. Насильники - всегда монстры

Есть несколько настоящих монстров. Но даже всеми любимый «хороший парень» (или девушка) может быть обидчиком. Иногда обидчики действительно милые и забавные (пока это не так). Иногда они ваши лучшие друзья или любовь всей вашей жизни. Иногда они действительно чувствительные, заботливые люди, которые время от времени теряют контроль. Я не защищаю обидчиков и не оправдываюсь; это просто факт.Придерживаясь широко распространенной идеи, что насильники - это монстры, легче не замечать тех людей, которые находятся в опасных отношениях с обычными людьми. Кроме того, людям, находящимся в агрессивных отношениях, сложнее признать, что они действительно с насильниками, потому что это труднее проглотить, когда ваш партнер не является постоянно разъяренным медведем. Люди сложные и сложные, но они редко бывают плохими, все время. Кто угодно может быть в оскорбительных отношениях с любым человеком в любое время.

2. Оскорбительные отношения не лишены любви

Оскорбительные отношения не лишены любви. На самом деле они часто наполнены действительно сильной любовью. Вместо этого они лишены здоровых любви. Есть огромная разница. В моих жестоких отношениях я был уверен, что я был с любовью всей моей жизни, у которой просто были проблемы и вспыльчивость. Конечно, я был неправ, но в то время мне так не казалось. Нельзя преуменьшать значение или стыдить людей, которые любят своих обидчиков или скучают по ним, когда они уходят.Если кто-то из ваших знакомых скажет: «Но я любил их и скучаю по ним», правильный ответ будет неверным: «Ты идиот?» Это что-то вроде: «Да, мы можем любить и скучать по людям, которые не подходят нам и которые не могут быть в нашей жизни. Это отстой, но со временем становится лучше».

3. Злоумышленники действительно сожалеют и хотят измениться

Злоумышленники часто извиняются , много , покупают подарки и широко извиняются и обещают

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *